WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     || 2 |

«ЛИЧНОСТЬ И УСТАНОВКА ДЕТЕЙ И НОДРОСТКОВ НА УНОТРЕБЛЕНИЕ АЛКОГОЛЯ ...»

-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Корчагина, Юлия Владимировна

Личность и установка детей и подростков на

употребление алкоголя

Москва

Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2006

Корчагина, Юлия Владимировна

Личность и установка детей и подростков на

употребление алкоголя : [Электронный ресурс] : Дис. ...

канд. психол. наук

 : 19.00.01. ­ М.: РГБ, 2006 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Психология ­­ Социальная психология ­­ Социально­психологические проблемы судебной психологии ­­ Социально­психологические отклонения ­­ Дети Общая психология, психология личности, история психологии Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/06/0243/060243024.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Корчагина, Юлия Владимировна Личность и установка детей и подростков на употребление алкоголя Москва  Российская государственная библиотека, 2006 (электронный текст) 61:06-19/ м о с к о в с к и й ГОСУДАРС ГЬЬнНЫЙ ОТКРЫТЫЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.А. ШОЛОХОВА

На правах рукописи

КОРЧАГИНА ЮЛИЯ ВЛАДИМИРОВНА

ЛИЧНОСТЬ И УСТАНОВКА ДЕТЕЙ И НОДРОСТКОВ

НА УНОТРЕБЛЕНИЕ АЛКОГОЛЯ

Специальность 19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук Глава 1. Личность и установка на унотребление алкоголя:

1.1. Зарубежные и отечественные психологические теории:

1.2. Личность и употребление алкоголя в детском 1.2.1. Развитие личности в детском и подростковом возрасте 1.2.2. Особенности личности детей и подростков 1.3.1. Установка на употребление алкоголя Глава 2. Организация и методические процедуры исследования особенностей личности и установки детей и подростков 2.1. Методы исследования особенностей личности 2.2. Методы исследования установки детей и подростков Глава 3. Результаты исследования особенностей личности и установки детей и подростков на употребление алкоголя.... 3.1. Результаты исследования особенностей личности 3.2. Результаты исследования установки 3.3. Анализ взаимосвязи особенностей личности и установки 3.4. Факторный анализ особенностей личности и установки Введение.

Актуальность нсследовання. Употребление алкоголя детьми и подростками - острая проблема современного общества. Официальные данные свидетельствуют о повышении уровня потребления алкоголя в детскоподростковой среде. У современных подростков более половины проб пива и вина и около трети проб крепких алкогольных напитков произошло в возрасте до 13 лет (Кошкина Е.А., Киржанова В.В., 2003). Число впервые диагностированных подростков, больных алкоголизмом, в 2004 году составило 15, на 100 тыс. подростков. Ранняя алкоголизация пагубно влияет на здоровье и развитие психики детей, нарушает их личностную и социальную адаптацию.

К младшему школьному возрасту у детей уже сформирована первичная (положительная или отрицательная) установка на употребление алкоголя, однако алкоголизация носит характер разовых проб или отсутствует. Очень важно изучать психологические механизмы формирования склонности к различным формам употребления алкоголя именно в этот период, когда некоторые черты личности, предрасполагаюш;ие к употреблению, еще можно скорректировать.

Постановка проблемы исследования. Согласно общепринятому в медицине наркологическому подходу, фактором риска злоупотребления алкоголем детьми и подростками является наличие ранних проб алкоголя и/или систематическая алкоголизация и отягощенная наркологическими заболеваниями наследственность (Пятницкая И.Н., 1988; Игонин А.А., 1989). Однако ряд исследователей отмечает недостаточность указанных критериев и требует учета личностных характеристик (Новиков А.В., Москаленко В.Д. и др., 1993).

Согласно предложенному в исследовании психологическому подходу, фактором риска является позитивная установка детей и подростков на употребление алкоголя, обусловленная некоторыми личностными чертами. Под личностью в настоящей работе понимается, во-первых, структура, ядром которой являются «я» и «сверх-я». Во-вторых, это совокупность черт психики, индивидуально-типологические особенности, отличающие одного человека от другого. Одними из основных личностных черт, имеющих отношение к злоупотреблению алкоголем, являются сила-слабость «я» и «сверх-я». «Я» — это центр сознания, способный к диалогу с самим собой, в ходе которого ставятся цели, намечаются способы и средства её достижения, воспринимаются, переживаются и выражаются эмоции (Курек Н.С., 2001). Сила «я» определяется способностью к выбору и достижению цели, реалистичностью, эмоциональной устойчивостью. «Сверх-я» — инстанция личности, ответственная за формирование идеалов, нравственное поведение. Сила «сверх-я» определяется способностью к соблюдению норм и правил, совестливостью и ответственностью.

В современных отечественных и зарубежных исследованиях установлено большое количество личностных черт, предположительно образующих предиспозицию к алкоголизму и являющихся факторами риска злоупотребления алкоголем (Короленко Ц.П., Завьялов В.Ю., 1987; Бетелева Т.Г., 1990;



Кулаков С.А., 1998; Березин СВ., Лисецкий К.С. и др., 1999; Курек Н.С., 2001; Сирота Н.А., Ялтонский В.М. и др., 2001; Feuerlein W., 1984 и др.). При этом личность влияет на алкоголизацию не прямо, а опосредованно, через установку. Установка на употребление алкоголя — система взглядов на алкоголь, эмоциональное отношение к нему, степень готовности к его употреблению. Позитивная установка на употребление алкоголя является признаком психологической готовности детей и подростков к алкоголизации (Максимова Н.Ю., 2000). Уже в детском возрасте может сформироваться особое отношение к алкоголю как к средству контроля над своими эмоциями, способу получения желательного состояния (Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., 2000;

Гилинский Я., Гурвич И. и др., 2001). Курек Н.С. (2001) считает ожидания позитивных эмоций от употребления психоактивных веществ одним из факторов риска формирования зависимости у подростков; также развитию зависимости способствует свойство психоактивных веществ «снимать напряжение, либо вызывать эйфорию» (Steven М.М., Roger D.W., 1984, с. 221).

Однако установка детей и подростков на употребление алкоголя анализируется лишь в небольшом количестве исследований (Гульдан В.В. и др., 1990, 1991; Романова О.Л., Петракова Т.И., 1992; Курек Н.С, 2001). Не изучена связь между чертами личности и различными компонентами установки на употребление алкоголя; не учитываются различные ситуации алкоголизации (первичное приобщение, групповое и одиночное систематическое употребление алкоголя). Отмечается дефицит методик диагностики установки на алкоголизацию у детей и подростков.

Цель исследования: изучение взаимосвязи особенностей личности и установки на употребление алкоголя у детей и подростков.

Объект исследования: психологические факторы риска употребления алкоголя.

Предмет исследования: особенности личности и установки детей и подростков на употребление алкоголя.

Гинотезы исследования:

1. Особенности личности влияют на различные аспекты установки на употребление алкоголя: слабость «я» связана с установкой на изменение эмоционального состояния с помощью алкоголя; слабость «сверх-я» - с установкой на положительные эмоции от употребления алкоголя. G ранними пробами алкоголя связаны такие черты личности как слабость «я» и слабость «сверх-я».

2. Существуют два основных фактора (два типа личности), повышающие риск различных форм алкоголизации детей и подростков. Дети и подростки, относящиеся к типу личности «Доминантность в общении, слабость «сверх-я» с низким самоконтролем поведения и склонностью к риску»

имеют позитивные установки на употребление алкоголя в ситуации первичного приобщения. Дети и подростки, относящиеся к типу личности «Тревожность, слабость «я», имеют позитивные установки на употребление алкоголя в ситуации одиночного систематического употребления.

В соответствии с целью и гипотезами нами определены задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ зарубежных и отечественных психологических теорий, посвященных личности и установке с целью определения факторов риска употребления алкоголя детьми и подростками; операционализировать понятие позитивной установки на употребление алкоголя и выделить ее составляющие.

2. Разработать комплекс методик для исследования установки на употребление алкоголя, соответствующий возможностям детей 8-12 лет и учитывающий различные ситуации алкоголизации: первичное приобщение к употреблению алкоголя; групповое употребление; одиночное систематическое употребление алкоголя.

3. Провести экспериментальное исследование особенностей личности детей и подростков и их установки на алкоголизацию в ситуациях первичного приобщения, группового и одиночного систематического употребления алкоголя.

4. Проанализировать возрастные и гендерные различия особенностей личности и установки детей и подростков на употребление алкоголя.

5. Установить взаимосвязи особенностей личности и составляющих установки на употребление алкоголя в различных ситуациях алкоголизации и предложить психологическую интерпретацию полученных результатов.

6. Выделить основные типы личности, повышающие риск различных форм алкоголизации детей и подростков.

Методологическая основа исследования:

1. В теоретическую основу работы положен подход к личности как совокупности черт, изменяющихся в процессе развития и позволяющих предсказать действия человека (Личко А.Е., 1979, 1983; Кулаков С.А., 1998; Воетрокнутов В.Н., 2002; Кеттелл Р., 1978; Айзенк Г., 2000 и др.), а также Эгоподход, согласно которому «я» является субъектом активности человека, а нарушения развития «я» и «сверх-я» в детском и подростковом возрасте ведут к предсказуемым отклонениям поведения (Курек Н.С, 2001; Эриксон Э., 1996аб; Тайсон Ф. и Р., 2000; Хартманн X., 2002).

2. Анализ психологических особенностей и закономерностей детского развития основан на взглядах на личность детей и подростков Божович Л.И., 1968, 1979; Выготского Л.С, 1984; Обуховой Л.Ф., 1996; Дубровиной И.В., 1998; Цукерман Г.А., 1998 и др.

3. Анализ факторов риска употребления алкоголя детьми и подростками базировался на психологических теориях, объясняющих причины употребления алкоголя с позиции особенностей личности (Бехтель Э.Е., 1986;

Сидоров П.И., 1986; Личко А.Е., Битенский B.C., 1991; Березин СВ., ЛисецКИЙК.С., 1999).

4. Изучение установок на алкоголизацию базировалось на современных теориях общей и социальной психологии (Асмолов А.Г., Ковальчук М.А., 2003; Шихирев П.Н., 2003; Ядов В.А., 2003; Рокич М., 1972; Майерс Д., 1997), а также трудах отечественных и зарубежных ученых, исследовавших особенности установки на употребление алкоголя, в том числе у детей и подростков (Сурнов К.Г., 1982; Гульдан В.В., Романова О.Л. и др., 1990, 1991;

Романова О.Л., Петракова Т.И., 1992; Максимова Н.Ю., 2000; Курек Н.С, 2001; Cooper M.L., Frone M.R., 1995).

Методы исследования:

• Междисциплинарный теоретический анализ литературы • Для исследования особенностей личности детей и подростков применялись многофакторный личностный опросник Р. Кеттелла (детский вариант) и опросник школьной тревожности Филлипса.

• Для исследования различных аспектов установки детей и подростков на употребление алкоголя применялся комплекс психодиагностических методов:

1) Методика исследования установки, отражающей представления о вреде (безвредности) алкоголя и поведенческую готовность к употреблению (модификация методики Макеевой А.Г., 2000);

2) Методика исследования установки на изменение эмоций с помощью алкоголя в различных ситуациях алкоголизации (авторская диагностическая методика);

3) Методика исследования установки на положительные эмоции от употребления алкоголя в различных ситуациях алкоголизации (модификация методики Курека Н.С., 2001).

• Методы статистической обработки информации: корреляционный анализ с вычислением коэффициента корреляции рангов по Спирмену; определение значимости различий внутри выборок с помощью t-критерия Стьюдента; непараметрический критерий статистической значимости различий для независимых выборок Колмогорова-Смирнова; факторный анализ. Анализ данных проводился с помощью статистической программы Statistica 6.0.

Достоверность и надежность полученных данных обеспечены применением комплекса методов, адекватных задачам исследования; сочетанием количественного и качественного анализа материала; использованием методов математической статистики; внутренней непротиворечивостью результатов исследования и их соответствием теоретическим положениям общей психологии, психологии личности и возрастной психологии.

Научная новизна нсследовання.

1. В работе проведен комплексный анализ личности и установки на употребление алкоголя у детей и подростков. Операционализировано понятие позитивной установки на употребление алкоголя и выделены ее составляющие: поведенческая готовность к употреблению (состоявшиеся пробы и предполагаемое в будущем употребление алкоголя); установка на изменение эмоций с помощью алкоголя; установка на положительные эмоции от употребления алкоголя.

2. Предложен и описан дифференцированный подход к пониманию предрасположенности к употреблению алкоголя: выделены различные ситуации употребления алкоголя (первичное приобщение, групповое употребление и одиночное систематическое употребление алкоголя).

3. Выявлены и описапы два основных фактора (два типа личности), повышающие готовность к употреблению алкоголя в ситуациях первичного приобщения, группового и одиночного систематического употребления. Дети с выраженной доминантностью в общении и слабым «сверх-я» имеют позитивные установки на употребление алкоголя в ситуациях первичного приобщения; дети с тревожным, слабым «я» имеют позитивные установки на употребление алкоголя в ситуации одиночного систематического употребления.

Доминантность в общении и слабость «сверх-я» связаны с установкой на положительные эмоции от употребления алкоголя; тревожность и слабость «я»

- с установкой на изменение эмоций с помощью алкоголя.

Теоретическая значимость исследования. Проанализированы и систематизированы психологические факторы риска употребления и злоупотребления алкоголем. Вклад в Эго-психологию состоит в уточнении роли особенностей «я» и «сверх-я» как центральных инстанций личности в формировании склонности к алкоголизации. Вклад в теорию установки состоит в уточнении роли различных составляющих позитивной установки на употребление алкоголя в формировании склонности детей и подростков к различным формам алкоголизации и в установлении значимых взаимосвязей особенностей личности и установки детей и подростков на употребление алкоголя.

Практическая значимость исследования. Полученные в исследовании данные о взаимосвязи личности и установки на употребление алкоголя позволяют решать практические задачи выделения детей и подростков группы риска алкоголизации и открывают возможность для осуществления дифференцированного личностно-ориентированного подхода в профилактике различных форм употребления алкоголя.

Полученные в исследовании данные о психологических факторах риска алкоголизации могут быть использованы при разработке и чтении лекционных курсов, спецкурсов и проведении практических занятий по психологии личности, общей и возрастной психологии со студентами педагогических ВУЗов. Результаты исследования могут найти применение в решении задач психологического просвещения родителей, педагогов, психологов, медицинских работников и могут быть включены в программы повышения квалификации специалистов, реализующих профилактические программы в учреждениях образования, центрах психологической помощи.

Предложенный комплекс психодиагностических методик для изучения особенностей установки детей и подростков на употребление алкоголя, помимо решения практической задачи выделения детей и подростков группы риска, также может использоваться для проведения дальнейших исследований по проблеме определения склонности к алкоголизации.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Позитивная установка как фактор риска употребления алкоголя включает в себя поведенческую готовность к употреблению (состоявшиеся пробы и предполагаемое употребление алкоголя); установку на изменение эмоций с помощью алкоголя; установку на положительные эмоции от унотребления алкоголя.

2. Существуют возрастные и гендерные различия особенностей личности и установки на употребление алкоголя.

3. Негативные черты личности повышают уровень различных составляющих позитивной установки на употребление алкоголя: слабость «я» связана с установкой на изменение эмоционального состояния с помощью алкоголя; слабость «сверх-я» - с установкой на положительные эмоции от употребления алкоголя. С ранними пробами алкоголя связаны такие черты личности, как слабость «я» и слабость «сверх-я».

4. Существуют два основных фактора (два типа личности), повышающие риск алкоголизации детей и подростков. Для детей и подростков, относящихся к типу личности «Доминантность в общении, слабость «сверх-я» с низким самоконтролем поведения и склонностью к риску», характерна установка на положительные эмоции от употребления алкоголя в ситуации первичного приобщения к употреблению алкоголя. Для детей и подростков, относящихся к типу личности «Тревожность, слабость «я», характерна установка на изменение эмоций с помощью алкоголя в ситуации одиночного систематического употребления алкоголя.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования докладывались и обсуждались на научно-практической конференции МГПУ «МГПУ в реализации городской целевой программы «Модернизация московского образования (Столичное образование - 3)» (2002 г.); на научно-практической конференции «Профессиональное воспитание: актуальность, проблемы, перспективы» МГПИ (2004 г.); на научно-практической конференции «Организация профилактики наркологических заболеваний»

Департамента Здравоохранения г. Москвы (2004); на заседании кафедры специальной психологии МГПУ (2005 г.), на заседании кафедры психологии МГОПУ им. М.А. Шолохова (2005 г.).

Результаты исследования внедрены в практику работы Наркологического диспансера №3 УЗ СЗАО г. Москвы; в практику работы психологических служб образовательных учреждений N^NQ 703, 1155 СЗАО г. Москвы.

Полученные в исследовании результаты использованы при разработке спецкурса «Медико-психолого-педагогический подход к профилактике и коррекции зависимого поведения детей и подростков» для студентов МГПИ.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы из 180 наименований, из них 173 - на русском, 7 - на иностранном языке. Диссертация включает 31 таблицу, 6 рисунков, 4 приложения.

Работа выполнена на страницах.

Глава 1. Личность и установка на употребление алкоголя:

обзор основных теоретических подходов 1.1. Зарубежные и отечественные психологические теории:

Понятие личности в современной психологии крайне многогранно.

Несмотря на теоретические разногласия, многие исследователи нридерживаются единых допущений относительно функционирования личности.

Во-первых, личность - это сложная система психических структур и процессов, организованность которой - результат взаимодействия многих подсистем. В процессе развития личности происходит реструктурирование множества биологических и психических подсистем в границах, установленных природой и обществом. Во-вторых, личность как субъект деятельности и как конструкция развивается и функционирует при постоянном взаимодействии со средой при взаимном влиянии аффективных и когнитивных процессов, и именно «устойчивые стереотипы в эмоциональной, когнитивной, поведенческой сферах... позволяют раскрыть структуру личности как системы» (Капрара Дж., Сервон Д., 2003, с.32). Основным признаком любой теории личности являются структурные концепции, имеющие дело с неизменными характеристиками, которые люди демонстрируют в различных обстоятельствах и в разное время. Один из наиболее популярных примеров структурных концепций - это концепция черт личности. Черта (особенность) личности рассматривается при этом как «устойчивое качество или устойчивая склонность вести себя определенным образом в разнообразных ситуациях»

(цит. по Хьелл Л., Зиглер Д., 2003, с.28). На другом уровне анализа структура личности может быть описана при помощи концепции типа личности как совокупности множества различных черт, образующей самостоятельную категорию с четко очерченными границами.

В современной психологии нет, пожалуй, ни одной теоретической ориентации, достижения которой не были бы применены для объяснения поведения человека, употребляющего алкоголь.

В соответствии с целями исследования далее в данном разделе будут рассмотрены именно те теории алкоголизации, которые объясняют ее с позиций теорий личности.

Психодинамические теории личиости и алкоголизации Родоначальник психодинамического направления Зигмунд Фрейд основой развития личности считал либидо - специфическую сексуальную энергию, а одним из принципов регуляции психической жизни человека - принцип удовольствия, отражающий «цель психической деятельности в целом — избежать неудовольствия и достигнуть удовольствия» (Лапланш Ж., ПонтаЛИСЖ.-Б., 1996).

Ранние психоаналитические интерпретации зависимости были связаны с акцентированием значения именно инстинктивных доставляющих удовольствие аспектов употребления. Например, в «Трех очерках по теории сексуальности» 3. Фрейд установил, что мальчики, у которых в детском возрасте обнаруживался и потом сохранялся конституциональный эротизм губ, «будучи мужчинами, приобретают сильный мотив для пьянства и курения»

(Фрейд 3., 1989, с. 156). ЬСлассическая теория драйвов (психических проявлений инстинктов) постулировала: если ребенок чрезмерно фрустрирован или получает чрезмерное удовлетворение на какой-либо стадии своего психосексуального развития, то он будет фиксирован на данной стадии. В работе «Динамика и лечении хронической алкогольной зависимости» Найт Р. (1937) подразделяет алкоголиков на две группы с различным прогнозом. «У «собственно алкоголиков» преобладают черты орального характера - пассивность, ярко выраженная зависимость. У второго типа — регрессивных алкоголиков — отличительными чертами были упорство и склонность к доминированию.

происходящие от анальной стадии. Эти индивидуумы компульсивны, и их прогноз не отличается от прогноза других компульсивных невротиков, в то время как «собственно алкоголизм» является заболеванием гораздо более тяжелым и с худшим прогнозом» (цит. по Сэбшин Э., 2000, с.23).

Представители более позднего направления в психоанализе - теории объектных отношений - связывают появление психологических проблем с неблагополучием в объектных отношениях (Психоаналитические термины и понятия. — М., 2000, с. 226). «У орального характера весьма серьезные проблемы с одиночеством.... В такие моменты он может проявлять склонность к проблемному поведению - к привыканию к алкоголю, наркотикам или к состояниям зависимости» (Джонсон С. М., 2001, с. 126). Оральные проблемы приводят к сильной зависимости от переходных объектов, «переходный объект... символизирует для ребенка отсутствующую мать» (Винникот Д., цит.

по Старшенбаум Г.В., 2005, с.271) и именно привязанностью к «переходному объекту» объясняется сильная привязанность к использованию алкоголя и наркотиков, так как они помогают чувствовать себя лучше.

Позже предположение о том, что все случаи злоупотребления химическими веществами представляют собой регрессию на оральную стадию психосексуального развития, уступило место иной концепции, согласно которой большинство таких случаев имеет защитную и адаптивную функции. Радо С.

(«Психические эффекты интоксикации, или попытка развить психоаналитическую теорию патологических желаний», 1926) считает, что химические вещества облегчают и предотвращают боль и вызывают чувство наслаждения. Фенихель О. (1931) в «Очерке клинического психоанализа» также предположил, что химическая зависимость направлена против болезненных внутренних и внешних стимулов. Сэввит Р. в работе «Психоаналитическое исследование адцикции: структура Эго и наркотическая зависимость» (1963) повторяет вывод Фенихеля о том, что аддикты действуют так, как если бы любое напряжение грозило им тяжелой травмой. «Любое напряжение воспринимается как предвестник явной угрозы существованию, так же как младенцем воспринимается чувство голода» (цит. по Сэбшин Э., 2000, с.24). Ханзян Э. Дж. отмечает особую уязвимость сферы саморегуляции у аддиктивных больных. «Уязвимость влияет на их способность управлять своими эмоциями, воздействует на самооценку, отношения с окружающими и способность заботиться о себе» (Ханзян Э. Дж., 2000, с.29). Кристал Г. отмечает у химически зависимых неспособность дифференцировать свои чувства, склонность к соматизации аффекта и алекситимию как неспособность словами выражать свои чувства (Кристал Г., 2000). Доддс Л. М. (2000) считает, что аддиктивное поведение преследует ряд целей: попытку удовлетворить потребность в контроле над невыносимым аффективным состоянием, поиск идеализированного объекта, управление карающим Супер-Эго и сохранение контроля как такового. «Алкогольную зависимость следует рассматривать не как заболевание, но как самоубийственную попытку ухода от болезни или подсознательное стремление преодолеть внутренние противоречия, возникшие... на почве внешнего конфликта» (Меннингер К., 2001, с. 177).

Экзистенциально-гуманистические теории личности и алкоголизации Основные принципы гуманистического направления в теориях личности заложены Абрахамом Маслоу (2001), который считал, что основной темой жизни человека является самоусовершенствование. Фрустрация базовых потребностей (блокировка процесса самоактуализации), по Маслоу А., может вызывать индивидуальную фиксацию на потребностях низших уровней, недоразвитие высших потребностей (например, при неблагоприятных социальных условиях). Если в силу ряда причин нормальная самоактуализация через любовь, творчество и духовность невозможна, она может быть подменена самовыражением через девиантное, в том числе зависимое поведение.

В экзистенциальной психологии анализ актуального человеческого существования осуществляется личностью путем исследования проблем жизни и смерти, свободы и выбора, смысла существования, любви и одиночества.

Так, Виктор Франкл считал, что проблемы поведения, так или иначе, связаны с дефицитом перечисленных качеств, т. е. с проявлениями бездуховности.

Состояние внутренней пустоты он называл экзистенциальным вакуумом, который является причиной таких общественных бедствий как депрессия, агрессия, наркомания, алкоголизм. В. Франкл полагал, что люди, имеющие низкие жизненные цели (или не имеющие их), с большей вероятностью будут пробовать найти смысл в алкоголе, наркотиках, или других веществах, изменяющих сознание, чем те люди, которые имеют четко определенные высокие цели в жизни. Оказать помощь человеку с отклоняющимся или зависимым поведением - значит помочь осознать свое духовное «Я» и принять ответственность за свою судьбу (Франки. В., 1990).

Творчество Э. Фромма (гуманистический психоанализ) созвз^но рассматриваемым идеям (несмотря на его формальную принадлежность к «неофрейдизму»). Зависимость, по Фромму Э., может возникать как изначально обреченная на неудачу попытка обрести внутренне единство, она связана с невозможностью для индивида установить подлинную связь с окружающим миром. «Человек может отключить своё сознание, приводя себя в состояние экстаза или транса; это достигается с помощью наркотиков, сексуальных оргий, поста, танца и многих других ритуалов.... Целостность может быть достигнута и другим путем, например, когда человек всю свою энергию направляет на служение одной всепожирающей страсти: к деньгам, к власти, к славе, или к разрушению» (Фромм Э., 1994, с. 308). Не имея возможности разрешить конфликт между стремлением к независимости и чувством собственной незначительности и бессилия и установить связь с миром через любовь и труд, человек может разрушить свою уникальную личность, «отдать себя во власть алкоголя и наркотика» (Фромм Э., 2003, с. 196). Также зависимое поведение, по Фромму, может быть обусловлено развившимся в нашу эпоху культом потребительства (Фромм Э., 2004).

Личность и алкоголизация в социально-когнитивном нанравлении Основной представитель социально-когнитивного направления - Альберт Бандура (2000) считал, что люди учатся человеческому поведению и когнитивным навыкам, наблюдая за моделями. Моделирование способствует обучению наблюдателей навыкам и правилам поведения.

Название «социально-когнитивная теория» отражает признание как влияния социума на мысли и действия людей, так и большой роли когнитивных процессов в формировании мотиваций и эмоций и в совершении действий. Причины функционирования человека нужно понимать в терминах непрерывного взаимодействия поведения, познавательной сферы и окружения.

Внутренними детерминантами поведения являются вера и ожидания, внешними - поощрение и наказание, однако новые формы поведения можно приобрести и в отсутствие внешнего подкрепления.

С точки зрения Бандуры, люди формируют когнитивный образ определенной поведенческой реакции через наблюдение поведения модели, и далее эта закодированная информация (хранящаяся в долговременной памяти) служит ориентиром в их действиях.

Согласно социально-когнитивной теории личности, употребление алкоголя и других психоактивных веществ может существовать в сознании как образец для подражания, как пассивно усвоенная модель на основе социального научения или как непосредственное автоматическое подражание другим. Особенно быстро имитационные модели трансформируются в усвоенные поведенческие паттерны, в привычки и стереотипы, когда имитация (первые эксперименты) получают позитивное подкрепление, например, в виде одобрительных оценок окружающих или чувства удовлетворения собой и физического наслаждения. Имитативно-подражательное поведение особенно свойственно детям, в сознании которых формируются всевозможные модели реакций, поступков и образов жизни по мере того, как они наблюдают жизнь взрослых, смотрят фильмы, телепередачи и т.п.

Современные авторы нрограмм безонасного поведения, направленные на профилактику зависимого поведения (Гузиков Б.М., Эйдемиллер Э.Г., Агеева И.А., 1993; Спрангер Б., 1994), являются, по сути, продолжателями теорий Бандуры, дополняя и адаптируя ее к практической деятельности. Соловов А.В. (1999) считает, что учение А. Бандуры универсально и приемлемо при разработке профилактических программ для любых возрастов.

Личность и алкоголизация в теориях личностиых особениостей Вопрос о личностных особенностях, лежащих в основе алкоголизации, является одним из наиболее актуальных в современной психологии и очень важен не только для понимания механизма возникновения склонности к алкоголизации и алкоголизму, но и для уточнения задач психопрофилактики и психокоррекции.

Рэймондом Кеттеллом была сделана попытка установить, как базисная структура черт личности влияет на наблюдаемые поведенческие реакции индивида, что, безусловно, обогатило психологические теории, объясняющие феномен зависимого поведения.

Личность по Кеттеллу Р. - это совокупность черт, изменяющаяся в процессе развития и позволяющая предсказать действия человека (цит. по Хьелл Л., Зиглер Д., 2003). Главная составляющая концепции личности Р.

Кеттелла заключается в описаниях различных типов выявленных им черт (факторов) как гипотетических психических структур, обнаруживающихся в поведении, которые и обусловливают предрасположенность поступать единообразно в различных ситуациях и с течением времени. Кеттеллом выделены факторы, имеющие непосредственное отношение к личностной патологии.

Например, степень самоконтроля или общая способность к саморегуляции (фактор Q3 по Кеттеллу) имеет отношение к алкоголизации. Feuerlein W., (1984, цит. по Москаленко В.Д., 2002), Wills, DuHamel, Vaccaro (1995, ЦИТ. по фрэнкин р., 2003) и другие авторы также выделяют в своих исследованиях снижение волевого контроля, импульсивность как один из главных факторов, влияющих на вероятность употребления алкоголя. Barnes (1979), Sher, Walitzer, Brent (1991, цит. по Фрэнкин Р., 2003) указывают на тревожность, невротичность, слабость «я» (факторы 0 + и С- по тесту Кеттелла).

Фактор «С», обозначенный как «Сила «я» - слабость «я» (эмоциональная устойчивость - эмоциональная неустойчивость), характеризует способность управлять своими эмоциями и настроением и, что особенно важно, находить им адекватное объяснение и реалистичное выражение, адекватно разряжать свои импульсы в конкретный момент. Низкая оценка по фактору «С» описывается следующим образом: «человек легко расстраивается, тревожен; имеет невротические симптомы; уклоняется от ответственности; невыдержанный, возбудимый, нетерпеливый; неустойчив в интересах; не доводит дело до конца.... Можно ожидать, что личность с низким «С» будет иметь многочисленные трудности в приспособлении к жизни, поэтому фактор «С минус» служит предупреждением для каждого клинициста. Этот фактор является общей составной частью всех психических отклонений: неврозов, психопатий, алкоголизма» (Рукавишникова А.А., Соколова М.В., 1995, с.

22-23).

Важная роль «я» в процессе развития личности отражена в понятии «сила «я». Сила «я» - это способность личности к восприятию реальности, даже когда она чрезвычайно неприятна (без привлечения примитивных защит, подобных отрицанию). Сила «я» проявляется в хорошей толерантности к тревоге, в контроле импульсов и сублимарной деятельности (Кернберг О.Ф., 1998). «Я» - центр сознания, способный к диалогу с самим собой, в ходе которого ставятся цели, намечаются способы их достижения, оцениваются последствия достижения цели. «Я» - носитель и участник потока психической активности - сменяющих друг друга целей, мыслей о средствах их достижения, восприятий эмоциогенных стимулов, внутренних эмоциональных переживаний» (Курек Н.С., 2001, с. 33-34).

Фактор «G», обозначенный как «Сила «сверх-я» - слабость «сверх-я», описывает личность в категориях совестливости, моральной зрелости, ответственности, контроля над желаниями. Низкая оценка по фактору «G» описывается как безответственность, легкомыслие, незрелость, потворствование своим желаниям. Такие люди проявляют слабый интерес к общественным нормам, могут «иметь тенденции к социопатии» (Головей Л.А., Рыбалко Е.Ф., 2002, С.566), также как и с выраженными значениями фактора Е+.

«Оценки Е+ характерны для человека властного, которому нравится доминировать и приказывать.... он живет по собственным соображениям, игнорируя социальные условности и авторитеты...» (Головей Л.А., Рыбалко Е.Ф., 2002, С.565).

«Сверх-я» - инстанция личности, которая выполняет функции цензуры и регуляции «я», «этическое или моральное образование в структуре личности»; представляет собой интернализованную индивидуумом систему социальных норм и стандартов поведения, полученную от родителей посредством поощрения и наказания» (Хьелл Л., Зиглер Д., 2003, с. 156). «Сверх-я» функционирует для поддержания внутрипсихическои и межличностной гармонии и облегчения социальной адаптации. Неструктурированность, незрелость «сверх-я» проявляется в стремлении получить инстинктивное удовлетворение, в затянувшейся зависимости от внешних объектов - средств контроля за инстинктивным и импульсивным поведением и поддержания собственного достоинства.

Функции «я» и «сверх-я» тесно взаимосвязаны. К «я» относятся те функции, которые «служат задаче адаптации к внешней реальности, и в то же время связаны с миром внутренним и с поддержанием психического равповесия. Эти ориентированные внутрь и вовне функции постоянно взаимодействуют друг с другом, и, в процессе развития, Эго обретает навык общения как с миром внутренним, так и с внешним. Эволюционируют защитные механизмы, помогающие контролировать или задерживать инстинктивное удовлетворение или иные импульсивные побуждения.... Используя процессы интернализации и отождествления, Суперэго формирует и затем поддерживает Эго в деле приспособления к требованиям как внутренней, так и внешней реальности» (Тайсоп Ф., Тайсон Р., 2000, с. 321).

1.2.1. Развитие личности в детском и подростковом возрасте На сегодняшний день в психологии существуют различные теории взросления и психического развития ребенка.

Например, в психоаналитической теории Фрейд 3. объяснял развитие личности действием биологических факторов и опытом раннего семейного общения и полагал, что дети проходят пять стадий психосексуального развития. Во время интересующего нас латентного периода ( 6 - 1 2 лет) «формируются те душевные силы, которые впоследствии как задержки (препятствия) на пути сексуального влечения и как плотины сузят его направление (отвращение, чувство стыда, эстетические и моральные требования идеала).

... Благодаря такому отклонению сексуальных сил влечений от сексуальных целей и направлению их на новые цели - процессу, заслуживающему название сублимации, - освобождаются могучие компоненты для всех видов культурной деятельности...» (Фрейд 3., 1989, с. 153).

В начале латентной фазы в функционировании «сверх-я» «имеется тенденция к жестокости, ригидности и легкости экстернализации. Поскольку детская способность сдерживать себя по сравнению с сильным давлением влечений относительно слаба, ребенок часто терпит неудачу, пытаясь поддерживать постоянные стандарты и идеалы «сверх-я».

Латентная фаза несет большую нагрузку, требуя интеграции развивающегося «я», когнитивных функций, функций «сверх-я» и поддержания морального кодекса; расширяющийся в латентном периоде круг общения несет ребенку новые искушения. «Сопровождающаяся ослаблением родительской поддержки борьба с сексуальными и агрессивными влечениями представляет собою испытание для незрелых Эго и Суперэго, обнаруживая в функционировании последнего слабые места. Поведенческие отклонения возникают, если ребенку не удается взять на себя ответственность за собственные поступки, т.е. директивы Супер-эго слабо интернализованы или легко экстернализуются, так что он продолжает наделять авторитетом внешние фигуры. При нехватке самостоятельности Супер-эго ребенок остается зависимым от других, однако оказывает сопротивление их давлению и порядкам.

Его действия продолжают основываться на принципе удовольствия, не совпадая с тем поведением, которого от него ожидают...» (Тайсон Ф., Тайсон Р., 2000, с. 245).

Прежде чем ребенок становится подростком, он вступает в фазу предподросткового возраста. Эта фаза характеризуется беспокойством, регрессией, неустойчивостью настроения и характера; аффекты и поведение становятся более текучими и непредсказуемыми. «Я» в предподростковом возрасте испытывает значительный стресс. Биологическое созревание сопровождается ростом силы сексуальных и агрессивных импульсов, так что ранее сформированные защиты и принятые адаптивные меры могут быть неадекватны; требуется принципиальное изменение психических систем, что обязательно сопровождаются эмоциональным расстройством и стрессом. «По причине относительной силы инстинктивных побуждении и относительной слабости Эго, встреча с ними в раннем подростковом возрасте зачастую сопровождается экспериментированием с наркотиками, алкоголем и сексом, что может порождать многочисленные конфликты, связанные с отношением К этому родителей и собственного Сунерэго» (Тайсон Ф., Тайсон Р., 2000, с.

343).

А. Фрейд нишет: «Существует две крайности, которыми может закончиться конфликт. Либо Оно, ставшее теперь сильным, может одолеть «я», и в этом случае от предшествуюш;его характера индивида не останется и следа, и вхождение во взрослую жизнь будет отмечено разгулом удовлетворения инстинктов. Либо может победить «я», и тогда характер индивида, выработавшийся в латентном периоде, установится раз и навсегда» (1997, с. 73).

Итак, в процессе освобождения от влияния родителей, как в качестве объектов любви, так и авторитетов, претерпевая реорганизацию «сверх-я», подросток сталкивается с новой задачей - необходимостью достижения нового баланса между «я» и «сверх-я». Для нормального функционирования человеку необходимо равновесие сил между психологической, социальной и биологической сущностями личности. «Социальная сущность личности «сверх-я» формируется воспитанием и является дополнительной системой контроля за поведением человека» (Фрейд 3., 1998, с. 478). Процесс подростковой индивидуации длится долго; он может не завершиться вплоть до самого позднего нодросткового или раннего взрослого возраста.

В оптимальном случае благополучное завершение у подростка этих процессов выводит его «я» на новый уровень интегрированности, целостности и доминирования над другими психическими системами. Его функционирование становится относительно свободно от влияния раннего архаичного «сверх-я», доминирует над импульсивностью инстинктивных влечений, а также относительно свободно от влияния окружения, хотя и не безразлично к нему. Как только достигается данный уровень главенства «я», аффекты и их выражение начинают колебаться в приемлемых рамках (Zetsel, 1970). В результате успешного развития «я» достигается и укрепляется гармония между внутренним и внешним, а также во внутреннем мире человека. Появление стабильности настроения свидетельствует о достижении нового уровня психической стабильности и завершении подросткового возраста.

Ниже приведены современные представления отечественных и зарубежных психологов об основных особенностях детей младшего школьного, предподросткового и подросткового возраста.

Младший школьный возраст. Начало младшего школьного возраста определяется моментом поступления ребенка в школу. «Границы младшего школьного возраста, совпадающие с периодом обучения в начальной школе, устанавливаются в настояш,ее время с 6-7 до 9-10 лет» (Дубровина И.В. и др., 1998, с. 200). В этот период происходит дальнейшее физическое и психофизиологическое развитие ребенка, обеспечиваюш;ее возможность систематического обучения в школе.

В концепции идентичности, разработанной Эриксоном Э. на основе психоаналитических представлений, в этом возрасте ребенок испытывает специфический кризис, суть которого составляет конфликт между противоположными состояниями сознания, психики: трудолюбие — чувство неполноценности. «... На протяжении этого периода ребенок пытается завоевать признание и заслужить одобрение, осупдествляя разнообразную продуктивную деятельность.... В результате у него развивается чувство трудолюбия, способность к самовыражению в продуктивной работе». (Берне Р., 2000, с. 236).

Основная задача школьного возраста - развитие прилежания и усердия в постановке личностных целей и их достижения. Если это не удается, у ребенка в других стадиях развития могут доминировать чувства неадекватности, униженности, неполноценности. Для разрешения основного конфликта школьного возраста, необходимо, по мнению Эриксона (1996а), развивать кругозор ребенка в понимании окружаюш;его мира, обучать его базовым умениям, необходимым для достижения успехов в учении, а также продолжать развивать соответствующую ему сексуальную роль. Стадию школьного возраста Эриксон считал наиболее рещающей в социальном отнощении. Успехи в учении позволяют ребенку почувствовать себя успещной личностью и впоследствии идентифицировать себя как успещную личность, рещающую свои проблемы рациональными способами.

Ведущей деятельностью младщего щкольника является учебная деятельность (Эльконин Д.Б., 2004), а основные новообразования возраста - развитие произвольности и формирование словесно-логического мыщления.

Младший школьный возраст является периодом интенсивного развития и качественного преобразования познавательных процессов: они начинают приобретать опосредованный характер и становятся осознанными и произвольными. Ребенок постепенно овладевает своими психическими процессами, учится управлять вниманием, памятью, мышлением. В этот период качественно изменяется способность к произвольной регуляции поведения. Происходящая в этом возрасте «утрата детской непосредственности» (Выготский Л.С., 1984, Т.4, с. 376) характеризует новый уровень развития мотивационнопотребностной сферы, что позволяет ребенку действовать не непосредственно, а руководствоваться сознательными целями, социально выработанными нормами, правилами и способами поведения. На протяжении младщего щкольного возраста начинает складываться новый тип отнощении с окружающими людьми. Безусловный авторитет взрослого постепенно утрачивается, все большее значение для ребенка начинают приобретать сверстники, возрастает роль детского сообщества (Божович Л.И., Славина Л.С, 1979; Кулагина И.Ю., Колюцкий В.Н., 2002; Мухина B.C., 2003).

Переход к систематическому обучению предъявляет высокие требования к умственной работоспособности детей, которая у младших школьников еще неустойчива. С одной стороны, значительно совершенствуется работа головного мозга и нервной системы, и в этот период детский организм представляет собой систему, наиболее устойчивую к стойким необратимым отклонениям. С другой стороны, наиболее важные, специфические отделы головного мозга, отвечающие за программирование, изменение и контроль сложных форм психической деятельности, еще не завершили своего формирования. Именно следствием этого и являются особенности организации деятельности и эмоциональной сферы младших школьников: дети легко отвлекаются, не способны к длительному сосредоточению, эмоциональны; уровень нервно-психического реагирования на различные патогенные воздействия - преимущественно аффективный. «На любую вредность ребенок реагирует с заметным аффективным компонентом — от выраженной аутизации до аффективной возбудимости с явлениями негативизма, агрессии, невротическими реакциями» (Кузнецова Л.В. и др., 2002, с.31). По мнению Дубровиной И.В. (1998), основными проблемами в эмоциональной сфере младших школьников являются агрессивность, эмоциональная расторможенность и тревожность.

растной период 10-11 лет, выделенный Блонским П.П. (1964), имеет свою специфику психогенеза. Развитие ребенка определяется изменившейся социальной ситуацией развития - переходом из начальной школы в среднюю и психофизиологическими изменениями, сопутствующими началу пубертатного кризиса.

Цукерман Г. А. в обзоре «Десяти-двенадцатилетние школьники: «ничья земля» в возрастной психологии», посвященном «предподростковому» или «предпубертатному» возрасту, пишет: «Большинство учеников российских школ в возрасте 10-11 лет покидают начальную школу, что, согласно социальному смыслу термина «младший школьник», означает выход из младшего школьного возраста.... Чрезвычайная непоследовательность наблюдается в определении границы между младшим школьным и подростковым возрастом в трудах отечественных авторов.... Разумеется, граница, разделяющая младший школьный и подростковый возраст, должна быть размытой, недоопределенной, не укладывающейся в точную цифру. Фактически весь интересующий нас возрастной интервал (10-12 лет) лежит на этой границе.... С точки зрения здравого смысла и житейского опыта на границе подросткового возраста, между 10 и 12 годами, сначала девочки, а потом и мальчики становятся неуправляемыми. Однако пресловутая подростковая неуправляемость сочетается с удивительной гибкостью, пластичностью 10-12-летних, их готовностью к переменам и открытостью для сотрудничества.... Этот возраст, стратегически важнейший с воспитательной точки зрения, чрезвычайно чувствителен не только к негативным влияниям социума, но и к культурным ценностям, определяющим в дальнейшем главные жизненные выборы - в области образования, качества личных отношений, социальных ориентации, здоровья» (Цукерман Г.А., 1998, с. 17).

В предпубертатный период усиливается влияние эмоциональноволевой составляющей психики на развитие интеллекта ребенка. Плавность психогенеза нарушается, что в учебной деятельности младшего школьника может проявляться в снижении успеваемости, в изменении вектора интересов с учебной деятельности на межличностное общение, что усугубляется особенностями перехода из начальной школы в среднюю (Краковский А.П., 1966, Юферева Т.И., 1988, Иванников В.А., 1991 - цит по Славутская Е.В., 2000). Это время является определенным рубежом в ведущей деятельности детей и от его более или менее успешного протекания зависит многое в школьной, а часто и в дальнейшей социальной жизни человека.

Младшему подростку свойственна выраженная эмоциональная неустойчивость, конфликтность и агрессивность, застенчивость и максимализм, склонность к риску, самоиспытаниям (Реан А.А., 2003 и др.).

Если действительность резко расходится с возможностями ребенка, то он может выработать ложную извращенную установку по отношению к действительности, у него развивается своеобразная форма мыслительной деятельности. «Сущность этой мыслительной деятельности состоит в ее подчинении эмоциональным интересам. Она совершается главным образом ради непосредственного удовольствия, извлекаемого из этой деятельности. Вызывается целый ряд приятных переживаний, и целый ряд эмоциональных интересов и побуждений получают фиктивное удовлетворение, замещающее реальное. Мышление становится слугой страстей». (Выготский Л.С., 1997, с.

120 -121). Согласно Выготскому Л.С, фантазии ребенка выполняют значимую регуляторную функцию, приносят успокоение, снимают напряженность и устраняют внутренний конфликт. Употребление психоактивных веществ может становиться следзоощим способом удовлетворения самых разнообразных фантазий, за которыми стоит неудовлетворенность потребностей и желаний в реальной жизни (Реан А.А., 2002).

Начало подросткового возраста отечественные ученые традиционно относили к 12-ти годам (Люблинская А.А., 1971), современные источники (Дубровина И.В., 1998; Прихожан A.M., Толстых Н.Н., 1990; Фельдштейн Д.И., 1995; Цукерман Г.А., 1998 и др.) - к десяти, т.е. в настоящее время отмечается тенденция к его «омоложению». Драгунова Т.В. подчеркивает, что «границы подросткового возраста примерно совпадают с обучением детей в 5 - 8 классах современной школы» (Д. Б. Эльконин, Т. В. Драгунова, 1967, с.

98), что соответствует возрастному периоду от 10 - 11 до 14 - 15 лет.

Подавляющее большинство психологов, характеризуя данный возрастной период, отмечают наличие резких изменений, затрагивающих практически все сферы жизни подростка, ведущих к перестройке всей системы отношений с окружающими.

Подростковый возраст — ключевой этап в процессе становления эмоционально-волевой регуляции ребенка. Переживания подростка становятся более глубокими, круг явлений социальной действительности, вызывающих интерес у подростка, расширяется. Более стойкими становятся чувства и эмоциональные отношения к целому ряду явлений жизни. Пе смотря на то, что для детей в подростковом возрасте характерна легкая возбудимость и резкая смена настроений и переживаний, они лучше, чем младшие школьники могут управлять выражением своих чувств. Но при определенных обстоятельствах, например в ситуации конфликта, подросток способен на большую импульсивность в поведении (Якобсон П.М., 1976).

Выготский Л.С. (1984) сутью подросткового возраста считал несовпадение трех точек созревания: полового, общеорганического и социального:

половое созревание начинается и завершается раньше, чем наступает окончание общеорганического развития подростка, и раньше, чем подросток достигает окончательной ступени своего социально-культурного формирования.

Центральным и специфическим новообразованием, по мнению ученого, является возникновение у подростка представления о том, что он уже не ребенок (чувство взрослости); внешняя сторона этого представления проявляется в стремлении быть и считаться взрослым. Как отечественные, так и зарубежные исследователи считают подростковый возраст периодом противоречий, притязаний на взрослость и признание, углубления самоанализа, развития самосознания, становления «Я-концепции», стремления к социальному и личностному самоопределению (Божович Л.И., Выготский Л.С, Драгунова Т.В., Кон И.С, Прихожан A.M., Толстых А.В., Фельдшейн Д.И., Эльконин Д.Б., Дольто Ф., Ремшмидт X., Эриксон Э. и др.).

Божович Л.И. (1979) подчеркивает, что стремление к новому, взрослому положению, выход за пределы дозволенного дают подростку возможность дальнейшего развития. Подростковый протест, негативизм, искаженные формы самоутверждения могут возникнуть, если взрослые продолжают относиться к подростку как к ребенку. Это возраст социализации (врастания в мир человеческой культуры и общественных ценностей) и индивидуализации, т.е. открытия и утверждения своего уникального и неповторимого «Я».

В концепции Эльконина Д. Б. подростковый возраст, как всякий новый период, связан с новообразованиями, которые возникают из ведущей деятельности предшествующего периода. Учебная деятельность производит «поворот» от направленности на мир к направленности на самого себя. Как подчеркивает Эльконин Д.Б., самоизменение возникает и начинает осознаваться сначала психологически в результате развития учебной деятельности и лишь подкрепляется физическими изменениями. «Центральное новообразование этого возраста - возникновение представления о себе как не о ребенке; подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится быть и считаться взрослым, он отвергает свою принадлежность к детям, но у него еще нет ощущения подлинной, полноценной взрослости, но зато есть огромная потребность в признании его взрослости окружающими» (Обухова Л.Ф., 1996, с. 308). Виды взрослости выделены и изучены Драгуновой Т.В. (цит. по Обухова Л.Ф., 1996, с. 308). Это подражание внешним признакам взрослости - курение, игра в карты, употребление вина, особый лексикон, стремление к взрослой моде в одежде и прическе, косметика, украшения, приемы кокетства, способы отдыха, развлечений, ухаживания; равнение подростков-мальчиков на качества «настоящего мужчины» - сила, смелость, мужество, выносливость, воля, верность в дружбе и т.п.; социальная зрелость - возникает в условиях сотрудничества ребенка и взрослого в разных видах деятельности, где подросток занимает место помощника взрослого; интеллектуальная взрослость - выражается в стремлении подростка что-то знать и уметь по-настоящему.

Личко А. Е. обращает внимание на особые поведенческие модели специфически подростковые поведенческие реакции па воздействия среды (Личко А.Е., 1979., с. 19-25). Им выделены и описаны типичные подростковые реакции.

Реакция эмансипации - стремление высвободиться от навязчивой опеки, руководства, контроля, покровительства взрослых.

Реакция увлечения - хобби-реакция. В зависимости от целевой установки Личко А. Е. выделяет следующие виды подростковых увлечений: интеллектуально-эстетические увлечения; телесно-мануальные увлечения; лидерские увлечения; накопительские увлечения; эгоцентрические увлечения ;

азартные увлечения; информативно-коммуникативные.

Реакция группирования со сверстниками характеризуется инстинктивным тяготением подростков к сплочению, объединению со сверстниками.

Реакция отказа, более характерная для детей, но встречаюш;аяся и у подростков, возникает при резкой перемене ситуации и проявляется в отказе от контактов, игр, другой какой-нибудь деятельности.

Реакция оппозиции возникает как активный протест против чрезмерных требований, предъявляемых к подростку, а также как следствие резкого уменьшения привычного внимания со стороны взрослых, родителей или близких лиц. Эта реакция может проявляться весьма разнообразно - от прогулов в школе и побегов из дома до кражи и попыток самоубийства.

Реакция имитации проявляется в подражании определенному лицу или образу. Отрицательная реакция имитации выражается в том, что все поведение строится как противоположное определенному образцу модели.

Реакция компенсации проявляется в том, что свою слабость и неудачи в одной области подросток стремится восполнить успехами в другой.

Реакция гиперкомпенсации выражается в упорном стремлении подростка добиться успехов и признания именно в той области, где он неуспешен.

Таким образом, неуспешность в решении задач взросления, в разрешении специфических возрастных кризисов повышает вероятность возникновения эмоциональных и поведенческих проблем и увеличивает риск употребления различных психоактивных веществ, в том числе алкоголя.

и подростков как фактор риска употребления алкоголя В психологических теориях, объясняющих причины употребления алкоголя с точки зрения личностных особенностей предполагается, что одни типы личности более склонны к алкоголизации и/или заболеванию алкоголизмом, чем другие (Бехтель Э.Е., 1986; Копыт Н.Я., Сидоров П.И., 1986;

Короленко Ц.П., Завьялов В.Ю., 1987; Москаленко В.Д., Ванюков М.М,, 1988; Лисицын Ю.П., Сидоров П.И., 1990; Личко А. В., Битенский В. С, 1991; Кулаков С.А., 1998; Березин СВ., Лисецкий К.С, 1999; Сирота Н.А., Ялтонский В.М., 2001; Курек Н.С, 2001; Вострокнутов В.Н., 2002).

В различных исследованиях роль личности в возникновении алкоголизации и алкоголизма оценивается учеными по-разному. Так, по мнению Копыта Н.Я., Сидорова П.И. (1986), Пятницкой И.Н. (1988), сами по себе личностные особенности не ведут напрямую к формированию алкоголизма, а лишь снижают порог социальной адаптации человека, повышая его чувствительность к патогенным влияниям биологического и социального порядка, условиям воспитания. Борохов А.Д., Исаев Д.Н. (1989), напротив, считают, что характерологические особенности преобладают над средовыми факторами в генезе алкогольного поведения у подростков. Москаленко В.Д. (2002) отмечает сложность выделения отдельных характеристик преалкогольной личности, считая, что «речь может идти о континууме, ряде типов личностей, не отграниченных четко один от другого» (Москаленко В.Д., 2002, с. 186), причем число их вариаций может оказаться достаточно большим.

В качестве преморбидных особенностей часто указываются нарушения волевого контроля (Москаленко В.Д., Ванюков М.М., 1988; Кулаков С.А., 1998; Собчик Л.Н., 2001 и др.), стремление к лидерству и доминированию над другими в сочетании с импульсивностью (Амирова В.Р., Богданчиков С.А., Иванов Л.Н., 1999). По данным Пятницкой И.Н. (1988), Орешниковой И.Б., Березина СВ., Лисецкого К.С (1999), Исаева Д.Н (2004), среди больных алкоголизмом большой процент составляют лица, проявлявшие в детстве черты гиперактивности и нарушения внимания, при этом тяжесть заболевания алкоголизмом коррелирует с выраженностью симтомов ГА-ММД в детстве. «Особую значимость эти формы патологии приобретают в младшем школьном и подростковом возрасте, когда формируются различные симптомы школьной, а затем и социально-трудовой дезадаптации. Спектр их весьма широк: от гипо- либо гипердинамических вариантов поведения до девиантных форм» (Халецкая О.В., Трошин В.М., 1985, с.6). Пятницкая И.Н. (1988) отмечает, что у гиперактивных детей с возрастом не только обнаруживаются разнообразные личностные расстройства, но и алкоголизмом они страдают в два раза чаще, чем их в прошлом здоровые сверстники.

На большой процент нервно-психической отягощенности преморбидной личности больных алкоголизмом указывали Копыт Н.Я., Сидоров П.И.

(1986), Игонин А.Л. (1989), Иванец Н.Н., 2000. Высокую частоту органического поражения ЦНС в преморбиде подростков со сформировавшимся алкоголизмом отмечали Личко А.Е., Битенский B.C. (1991), Дмитриева Е.Д.

(1990), на задержки психического развития указывали Братусь Б.С. (1988), Сидоров П.И. (1984), Кулаков С.А. (1989). Высокую частоту психопатий (от 10% до 50% по данным разных исследователей) отмечали Портнов А.А., Пятницкая И.Н. (1973), Прокудина В.М. (1974), Сидоров П.И. (1981), Пятов М.Д., Шумский Н.Г. (1982) (цит. по Исаев Д.Н., 2004).

Изучение лиц (Москаленко В.Д., Ванюков М.М., 1988), которые позднее стали «проблемно пьющими», показало, что им свойственны неконтролируемая импульсивность, экстравертированность, подчеркивание своей мужественности, низкая продуктивность. Юноши характеризовались как неспокойные, повышенно чувствительные и легко подверженные социальным влияниям. Эти данные также согласуются с неоднократно отмеченным фактом наличия синдрома детской гиперактивности с плохой способностью к концентрации внимания, импульсивностью и возбудимостью, отвлекаемостью и низкой толерантностью к фрустрации как в анамнезе больных алкоголизмом, так и у детей больных алкоголизмом родителей. Также, по Москаленко В.Д. (2002), отличительными особенностями лиц из группы высокого риска являются следующие: преобладание черт импульсивности, агрессивности, бунтарства, склонности к риску, т.е. черт, ведущих к плохо контролируемому поведению. У детей 7-12 лет отмечено преобладание внешнего локуса контроля, но на взрослых это не подтвердилось.

Далее, в качестве факторов риска развития алкоголизма исследователи называют низкий уровень толерантности к фрустрациям, повышенную чувствительность, невротические признаки с проявлением страха, депрессии, истерии и склонности к ипохондрии (Бехтель Э.Е., 1986; Короленко Ц.П.; Завьялов В.Ю., 1987; Лисицын Ю.П., Сидоров П.И., 1990; Радченко А.Ф. 1990;

Ананьев В.А., 1996; Бараненко А. В., 1998; Березин СВ., Лисецкий К.С., 1999; Сирота Н.А., Ялтонский В.М. и др., 2001, Жмуров В.А., 2002). В качестве эмоционально-личностных факторов риска развития зависимости называют: избыточную длительность аффективных реакций (Морозов Г. В., 1974), состояния эмоционального напряжения (Шварцман Л. Я., 1975), эмоциональную лабильность (Билибин Д. П., Дворников В. Б., 1991), склонность к депрессиям (Иванец Н. Н., 2000).

По мнению многих исследователей, роль пускового фактора может играть эмоциональный стресс, который, в свою очередь, способствует развитию алкогольной мотивации: «неспецифическая совокупность внешних экстремальных условий, вызывает реакцию стресса и способна увеличить потребление алкоголя» (Пятницкая И. П., 1988). Также в качестве весомого фактора развития алкоголизма выделяется наличие психотравмирующей ситуации. Лонгитюдное исследование подростков с 15 до 18 лет выявило связь между потребностью в саморегуляции внутреннего состояния и уровнем потребления психоактивных веш;еств (Бетелева Т.Г., 1990).

Менделевич В.Д. (2001) выделяет следующие значимые личностные характеристики: инфантильность, внушаемость и подражательность, прогностическая некомпетентность, ригидность. Па внушаемость и инфантилизм указывает в своем исследовании также Золотова И.А. (2003). Гузиков Б.М., Эйдемиллер Э.Г., Агеева И.А. (1993) показали, что психический инфантилизм обусловливает бедность поведенческого репертуара, ограничение навыков социальных контактов, что зачастую приводит к затруднениям психической адаптации, одним из проявлений которой является и ранняя алкоголизация.

Кулаков С.А. (1998) отмечает, что риск возникновения алкоголизма существенен при следующих особенностях личности и поведения подростков: несформированность «я» со слабостью внутреннего контроля, внешней импульсивностью поведения; низкий порог эмоционального реагирования с внутренним напряжением, тревогой, облегченным включением конфликтных психологических переживаний; ограниченный и стереотипный набор реакций на любую фрустрацию или конфликт; облегченное развитие поведенческих нарушений, например, протестно-вызывающее, демонстративное аутоагрессивное поведение.

Курек Н.С. (2001) считает важным разделение личностных особенностей - факторов риска начала употребления и риска развития зависимости. На основании анализа теоретического материала и практических исследований, в том числе собственных, Курек Н.С. делает вывод, что главным для формирования зависимости являются не социально-психологические особенности подросткового возраста и кризисное развитие психики в этот период, а отклонения от нормы, которые наблюдаются лишь у небольшого числа подростков. «Так, гипердинамичность, гипертимность, характерные для большинства подростков, могут стать причиной скуки и чувства пресыщения в ситуациях, требующих однообразной, монотонной, стереотипной и рутинной деятельности. Отсюда может возникнуть желание попробовать наркотики, чтобы испытать новые ощущения, получить удовольствия. А вот такие нарушения, как адинамия, ригидность, устойчивое снижение настроения... могут способствовать систематическому употреблению психоактивных веществ, сделать патологическим влечение к ним» (2001, с.29-30).

Вострокнутов В.Н. (2002) также отдельно рассматривает личностные факторы риска начала алкоголизации, приобщения к употреблению (в отличие от риска алкоголизма), не считая их связанными с выраженными и стойкими психическими расстройствами или нарушениями психического развития (психический дизонтогенез). По его мнению, они обусловлены преимущественно биологическими, микросоциальными (семейными, школьными, коммуникативными), а также нсихологическими (личностными) факторами риска. Риск начала употребления возможен, как считает Вострокнутов В.Н., у подростков с отдаленными последствиями ранних резидуальноорганических поражений головного мозга без психических расстройств; при акцентуациях характера; проявлениях «подросткового психологического комплекса», признаках нервно-психической неустойчивости, связанных с хроническими соматическими заболеваниями. К возрастным особенностям подростковой психики он традиционно относит такие черты как противоречивость чувств и побуждений, завышенную самооценку и неуверенность в себе, отказ от общепринятых норм поведения и подчинение своих выборов и отношений стилю жизни «кумиров», сочетание упрямства с внушаемостью.

Риск формирования алкоголизма как зависимости Вострокнутов Н.В. (2002) связывает с психическими расстройствами и нарушениями возрастного психического развития и выделяет следующие симптомокомплексы: синдром дефицита внимания с гиперактивным поведением; эмоциональные нарушения с аффективными тоскливо-раздражительными состояниями, реже субдепрессивными или гипоманиакальными расстройствами; органическое эмоционально лабильное (астеническое) расстройство, в том числе и органические расстройства, включающие различную степень выраженности когнитивного дефицита и органических личностных нарушений; патологически протекающий пубертатный криз с пограничными психическими расстройствами. В особую группу риска Вострокнутов Н.В. выделяет детей и подростков, у которых личностные особенности усилены педагогической и социальной запущенностью.

Значительная роль в формировании отклоняющегося поведения несовершеннолетних, в том числе раннего начала алкоголизации, по мнению многих исследователей (Буторина Н.Е. и др., 1971; Личко А.Е., Александров А. А., Вдовиченко А. А. и др., 1977; Назарова Н.В., Янусов Р.К., Беленкова С.Н., 1989; Игонин А.Л., 1989; Личко А.Е., Битенский СВ., 1991; Лакосина Н.Д., Милушева Д.А.,1992; Еникеева Д. Д., 1998; Кулаков С.А., 1998;

Великанова Л.П., 1999; Дереча В.А., 2001; Худяков В.А, 2002) принадлежит типу акцентуации характера. Игонин А.Л. (1989), Личко А.Е., Битенский СВ. (1991), Кулаков С А. (1998) и др. отмечают особую частоту гипертимных и циклотимных психопатий, гипертимных, неустойчивых, эпилептоидных, истероидных и циклоидных акцентуаций характера.

По мнению Личко А.Е. и Битенского B.C. (1991), гипертимные подростки отличаются слабой устойчивостью к влиянию компаний в отношении соблазна злоупотребления алкоголем, который вызывает у них выраженную эйфорию. «Алкоголизация представляет для гипертимов серьезную опасность с подросткового возраста. Выпивают они всегда в компании с приятелями. Предпочитают неглубокие эйфорические степени опьянения, но легко становятся на путь частых и даже регулярных выпивок» (Личко А.Е., 1983, с.

124). При гипертимной акцентуации побудительными мотивами нередко становятся безделье, невозможность дать выход кипяш,ей энергии, а также бравада перед сверстниками. Склонность гипертимных подростков к употреблению психоактивных веществ при первых пробах обусловлена также их любопытством, активностью, стремлением испытать все новое, незнакомое.

Личко А.Е. и Битенский В.С(1991) отмечают, что для подростков этого типа характерной является возможность длительного злоупотребления без развития индивидуальной зависимости, возможно, из-за присущего им высокого биологического тонуса, постоянного стремления к деятельности и живому интересу к происходящему, однако, гипертимы склонны к формированию групповой психологической зависимости от вещества.

У подростков неустойчивого типа рано обнаруживается повышенная тяга к развлечениям, удовольствиям, праздности, безделью и «патологическая слабость воли» (Сибиль СИ., Подмазин Е.И., 1996). Провоцирующим фактором для таких нодростков является педагогическая и социальная запущенность. «Еще в младшем школьном возрасте в компаниях они приобщаются к алкоголю и нередко к другим дурманящим средствам» (Личко А.Е., Битенский B.C., 1991, с. 64). При неустойчивом типе мотивом служит поиск легких развлечений, удовольствия, поэтому предпочитаются неглубокие эйфоризирующие степени опьянения, преимущественно от слабоалкогольных напитков. «Неустойчивый подросток часто употребляет ПАВ под давлением среды (субмиссивный мотив), боясь показаться «белой вороной» в значимой для него группе сверстников. Он не умеет, а часто и не хочет, отказаться от предложения употребления ПАВ, которые позволяют ему преодолеть скуку, возникающую из-за неумения организовать свой досуг, а также компенсировать ощущение своей неполноценности (детензивный мотив). Нередко они наниваются сознательно до выраженного опьянения, чтобы снять эмоциональное напряжение, которое у них легко возникает на фоне простых житейских трудностей. Не обладая достаточной энергией для альтернативных способов самоутверждения, они выбирают самый простой и доступный - алкогольное оньянение.... По этим причинам им гораздо труднее, чем гипертимам, отказаться от продолжения употребления, что в конечном итоге приводит их к формированию зависимости» (Худяков В.А., 2002).

Личко А.Е. и Битенский B.C. пишут: «Отмечаемые многими авторами отдельные черты личности подростков, по их мнению, предрасполагающие к аддиктивному поведению, по сути дела, отражают отдельные характеристики неустойчивого типа. Среди них упоминается «слабое Эго» (Donovan J, 1986), «низкий интерес к социальной жизни» (Cekiera, С, 1985), «стремление избегать трудности» (Okumenski D., 1985), «отсутствие установки на труд и учеРОССИЙСКАЯ бу, отсутствие самоконтроля», «подверженность сторонним влияниям» (Буторина Н.Е. и др., 1985)» (1991, с.59).

Циклоидные подростки характеризуются склонностью к перепадам и колебаниям настроения. «Циклоиды в период подъема в отношении к алкоголю ведут себя так же, как гипертимы, но в субдепрессивной фазе обычно избегают выпивок» (Личко А.Е., 1991, с.83). В субдепрессивных фазах алкоголь обычно не повышает настроения, чаще даже опьянения протекают по депрессивному типу, и поэтому прием алкоголя такими подростками для купирования депрессий не типичен.

Лабильные подростки характеризуются крайне изменчивым настроением, смена его может происходить даже по очень незначительным поводам.

Длительная неблагоприятная обстановка в сочетании с недоброжелательным вниманием со стороны окружения, эмоциональным отвержением со стороны близких может толкнуть такого подростка на поиски эмоциональных контактов в асоциальных компаниях, где могут приобщаться к алкоголю. Важным мотивом первых выпивок обычно служит поиск эмоциональных контактов в компании сверстников, жажда благожелательного теплого отношения, «понимания» своих переживаний приятелями. По мере повторения выпивок более отчетливо выступает желание поднять настроение, отрешиться от неприятностей, повеселиться, в силу этого довольно высоким становиться риск психической зависимости.

Астено-невротический тип характеризуется повышенной мнительностью и капризностью, утомляемостью и раздражительностью. По мнению Личко А.Е. и Битенского B.C. (1991) в обычных условиях этот тип не предрасполагает к алкоголизации.

Сензитивные (чувствительные, стеснительные) и психоастенические (мнительные, склонные к размышлениям, самоанализу) подростки, «отличаются даже повышенной устойчивостью в отношении соблазна алкоголизации, наркотизации и употребления иных токсических средств» (Личко А.Е., Битенский B.C., 1991, с.61).

Для шизоидных подростков (замкнутых, эмоционально холодных, склонных к «уходу в себя» и фантазированию), алкоголь может играть роль «коммуникативного допинга» - способа облегчения контактов со сверстниками, особенно неформальных, эмоциональных, для устранения чувства неловкости и робости. Небольшие дозы алкоголя шизоидами могут употребляется в одиночку, перед ситуацией, когда требуется проявить общительность;

опьянение обычно не вызывает выраженной эйфории.

Эпгшептоидный тип характеризуется склонностью к периодам злобнотоскливого настроения с накинающим раздражением и аффективными вспышками, агрессией. Личко А.Е. и Битенский B.C. отмечают следующие особенности алкоголизации эпилептоидов: «Эпилептоиды вообще тянутся к тому, что «сильно бьет по мозгам». Спиртные напитки предпочитают крепкие и в больших дозах. Любят напиваться... до состояния, о котором потом ничего вспомнить не могут.... Если эпилептоидный подросток начинает чемто злоупотреблять, то влечение к данному веществу, будь то алкоголь или наркотик, пробуждается быстро и отличается значительной силой» (1991, с.

63). «После первых опьянений может возникнуть потребность «пить до отключения.... Алкоголь способен также провоцировать дисфорические состояния с яростными аффективными разрядами - алкогольное опьянение проявляется тогда диким возбуждением со стремлением все бить и крушить»

(Личко А.Е., 1983, с. 91).

Личко А.Е. подчеркивал, что сформировавшийся хронический алкоголизм в подростковом возрасте встречается относительно редко. Существующее мнение об ускоренном формировании алкоголизма в подростковом возрасте, он считает справедливым лишь для неустойчивого и эпилептоидного типов.

При истероидной акцентуации ее главные черты оказываются ведущим мотивом алкоголизации - претенциозность, жажда внимания к себе со стороны сверстников, желание выделиться в «своей» группе. По мере повторения выпивок все более важным становиться мотив релаксации - «забыть» о неприятностях, потешить себя мечтами об исполнении несбыточных желаний. Истероиды в опьянении начинают ярко проявлять свою демонстративность, «склонны преувеличивать свою алкоголизацию («всех перепивал») или изображать себя своего рода алкогольными «эстетами», уверяя, например, что пьют только коньяк или шампанское или вино хороших марок и т. п.

Однако в пьющих компаниях истероидные подростки могут пасть жертвой собственных притязаний на исключительность. Доказывая, что им «все нипочем» и они всех могут «перепить», они постепенно действительно пристращаются к алкоголю» (Личко А.Е., 1983, с. 83). Худяков В.А. (2002) отмечает, что этот тип личности характеризуется многоаспектной мотивацией употребления, к основным ее видам относятся: протестно-демонстративная, субмиссивная, гедонистическая и детензивная.

У конформных подростков, по мнению Личко А.Е., «нет ни изначальной склонности к употреблению спиртных напитков, ни твердой отрицательной установки. Их судьба, как в отнощении всех сторон поведения, определяется тем окружением, в которое они попадают» (1983, с. 85); легко усваиваются алкогольные стереотипы ближайшего окружения.

По мнению Личко А.Е., актуальным для подросткового возраста является не алкоголизм, а склонность к алкоголизации, с целью выявления которой к разработанному им «Патохарактерологическому диагностическому опроснику для подростков» — ПДО (1976) для определения типов психопатий и акцентуаций характера у подростков была добавлена шкала психологической склонности к алкоголизации (Личко А. Е. Александров А. А., Вдовиченко А. А. и др., 1977; Иванов П. Я., Личко А. Е., 1981, 1992). «Эта шкала предназначена для выявления не столько тех, кто злоупотребляет алкоголем.

сколько тех, кто еще не пьет, но не имеет достаточно твердых установок, препятствующих алкоголизации, и в силу этого, оказавшись в пьющей компании, легко может поддаться пагубному примеру, начав выпивать. С помощью этой шкалы были обнаружены выраженные различия в психологической склонности к алкоголизации у подростков с разными типами психопатий и акцентуаций характера» (Личко А.Е., 1983, с. 84).

Многие авторы указывают на взаимосвязь тревожности (в том числе школьной) и алкоголизации (Короленко Ц.П,, Завьялов В.Ю., 1987; Березин СВ., Лисецкий К.С, 1999; Шайдукова Л.К., 2000; Захаров А.И., 1997; Вострокнутов Н.В., 2002 и др.). Результаты, полученные Прихожан A.M. (2001) в ходе длительного эмпирического изучения природы тревожности у детей и подростков свидетельствуют о том, что возникновение и закрепление тревожности связано с неудовлетворением ведущих возрастных потребностей.

«Тревога... оказывает в основном отрицательное, дезорганизующее влияние на результаты деятельности детей дошкольного, младшего школьного и подросткового возрастов» (Прихожан A.M., 1998, с. 12). Пеудовлетворенность ученика вызывает негативное отношение к учебе, учителю, ровесникам, школе и отрицательно влияет на развитие его личности, вызывает состояние дезадаптации (Беличева С.А., 1994). Появляется «синдром тревожного ожидания» (Пстронг Д., 1990, цит. по Реан А.А., 2003, с. 160), часто называемой школьной фобией (школьная тревожность по Филлипсу). В поведении ребенка начинает наблюдаться чрезмерное волнение, повышенное беспокойство в учебных ситуациях, ожидание плохого отношения к себе, отрицательной оценки со стороны педагогов и сверстников (Дубровина И.В. и др., 1998).

Длительное нахождение в условиях тревожного ожидания формирует у ребенка определенные элементы психологической защиты, цель которых - не преодоление сложившейся ситуации и изменение ее в позитивную сторону, а устранение или сведение до минимума чувства тревоги, доставляющего эмоциональный дискомфорт ученику. Выделены следующие факторы, определяющие возникновение школьной тревожности: общий страх перед школой (боязнь любых включений в жизнь школы); страх самовыражения (постоянные негативные эмоциональные переживания ситуаций, связанных с самораскрытием, предъявлением себя другим, демонстрацией своих возможностей); страх ситуации проверки знаний (устойчивые переживания тревоги при проверках, особенно публичных, знаний, достижений, возможностей);

боязнь обид и унижений (негативные эмоциональные переживания на фоне социальных контактов со сверстниками); фрустрация потребности в достижениях (неблагоприятный психологический фон, не позволяющий ребенку развивать свои потребности в успехе, достижениях высокого результата и т.д.); страх не соответствовать ожиданиям окружающих (ориентация на значимых других в оценке своих результатов, поступков и мыслей, постоянная тревога по поводу оценок, даваемых окружающими, ожидание негативных оценок); страх в отношениях с учителями (общий негативный эмоциональных фон отношений со взрослыми в школе, отрицательное отношение учителей к ребенку); избегание ситуации школьной неуспеваемости (переключение на способы поведения, доставляющие удовольствие) (Реан А.А. и др., 2003, С.162). Алмазов Б.Н. (1986) выделяет три стадии развития школьной фобии (тревожности): компенсаторно-уступчивая (снижение эмоционального напряжения за счет дезактуализации учения, переориентация на другие ценности); конфликтно-демонстративная (критическая переоценка нравственных и ценностных установок, попытка выйти из-под их влияния); внутренняя средовая изоляция (самоустранение, самоизоляция от любых педагогических воздействий из чувства самосохранения).

По мнению Копыта Н.Я. и Сидорова П.И., ранняя утрата интереса к учебе приводит к угасанию социально-значимых установок, к неустойчивости интересов, отсутствию увлечений и духовных запросов, уходу от ответственных ситуаций и решений. «Формировалась такая направленность личности, в основе которой лежала неспособность подростков к сложной деятельности, с упрощением и перестройкой иерархии мотивов поведения в плане готовности к злоупотреблению алкоголем. Происходило уплощение, деформация личности. Складывалась «алкогольная личность» до болезни, слепо и некритично воспринимающая все взгляды и нормы алкогольной группы. Серьезные срывы адаптации возникали уже в младшем школьном возрасте, происходили неудачи в осуществлении ведущей для младших школьников учебной деятельности, в результате чего страдали самооценка, самоуважение, ребята отделялись и выпадали из школьного коллектива, миновала их и внешкольная воспитательная работа, поэтому при наступлении подросткового кризиса они легко и без особых раздумий в качестве подходящего предмета новых возрастных потребностей выбирали «уличную» компанию, в которой обязательным, существенным, а затем и стержневым моментом групповой жизни становились регулярные выпивки со всеми вытекающими последствиями, вплоть до возникновения алкогольной болезни»

(1986, с. 79).

Итак, существует большой перечень личностных черт, предположительно образующих предиспозицию к алкоголизму. Однако во многом пока остается открытым вопрос о том, являются ли обнаруженные черты личности изначально присущими индивиду, или они обусловлены изменениями, связанными с алкоголизацией, так как в большинстве случаев исследуемым контингентом являлись подростки и взрослые, имеющие сформированную алкогольную зависимость. Исследования, касающиеся именно детского и подросткового возраста, могут позволить уточнить роль личностных особенностей в приобщении к алкоголю.

Понятие «установки» было введено в отечественную психологию Узнадзе Д.Н. (1966) и понималось как целостное динамическое состояние субъекта, состояние готовности к определенной активности, поведению, направленному на удовлетворение потребности. В контексте концепции Узнадзе Д.Н. понятие «установки» раскрывает механизм реализации простейших физиологических потребностей человека.

Сложность определения понятия «установка» заключается в многозначности этого термина; существует необходимость соотнесения термина установки в общей и социальной психологии.

Большой психологический словарь (2005) не дает определения установки, отсылая к термину «аттитюд» (синоним «социальной установки»): «В традиционной психологии личности аттитюд рассматривался как некая внутренняя аффективная ориентация (преднастройка), зависящая, прежде всего, от прошлого опыта, которая могла бы объяснять поведение личности» (с. 46).

Иногда аттитюд понимается как устойчивое эмоционально насыщенное представление (мнение) о чем-либо, что близко к пониманию комплекса, которое предложил К. Юнг (2003). Также отмечается близость понятия «социальной установки» (или «аттитюда») понятиям «направленности личности»

(Божович Л.И., 1995), рассматриваемой преимущественно как эмоциональный феномен; «отношения» В.Н. Мясищева (2004), не имеющего, однако, побудительной силы, свойственной установке; «личностного смысла» (Леонтьев А.Н., 2004), подчеркивающего когнитивный аспект поведения.

Проблема социальной установки является важной в силу того, что призвана объяснить, чем регулируется и предопределяется поведение и деятельность человека (Ратанова Т.А., Дымнова Т.Н., 2003).

В социальной психологии понятие «социальная установка» получила различные толкования: «социально-психологическое понятие, обозначающее предрасположение индивида или группы определенным образом реагировать на те или иные явления социальной действительности» (Психологический словарь, С.382 - 383); «психологическое переживание индивидом ценности, значения, смысла социального объекта» (Андреева Г.М., 2000, с. 292);

«предрасположенность, склонность субъекта к совершению определенного социального поведения» (Большой психологический словарь, с.45). С одной стороны, склонность (disposition) понимается как любое положительное, внутренне мотивированное отношение (влечение, интерес) к какому-либо занятию. В другом смысле (susceptibility) - предрасположенность к чемунибудь, наличие условий для чего-нибудь, подверженность чему-нибудь.

Майерс Д. (1997) определяет социальную установку как «благоприятную или неблагоприятную оценочная реакция на что-либо, которая выражается в мнениях, чувствах, и целенаправленном поведении» (с. 154).

Асмолов А.Г. и Ковальчук М.А. (2003) отмечают несовпадение между выявляемыми традиционным способом (т.е. на основании вербальных реакций) установками и реальным поведением и делают вывод о недостаточности определения социальной установки как готовности к определенному способу реагирования. «Нам кажется более точным говорить о социальной установке как лишь о предрасположенности. Если согласиться, что фиксируемые при наблюдении или в эксперименте установки являются именно такими предрасположенностями (предиспозициями), то понятно, что, взаимодействуя в реальности с другими детерминантами поведения, они могут дать в результате поведение, не совсем согласующееся с выявленной установкой» (с.

392).

Ядов В.А., рассматривая эволюцию взглядов не природу и содержание установки, отмечает «необъятное море разнообразных и часто не согласующихся между собой подходов и мини-теорий» (2003, с. 419).

Неоднократно предпринимались попытки синтеза теорий установки.

Так, например, Д. Кац, предложив изучать установку с точки зрения потребностей, которые она удовлетворяет, выделил четыре ее функции, соответствующие основным потребностям личности. Утилитарная функция - направляет внимание на объекты и облегчает путь к цели; экономическая функция — упрощает поведение в новой ситуации, организовывает познание действительности; экспрессивная функция - служит для самоутверждения, выражения ценностей; функция защиты «я» - помогает решить внутренние конфликты (Шихирев П.Н., 2003; Wilson С. D., 1988). Кац заявил, что первая функция заимствована из бихевиоризма и теорий научения; вторая - из гештальтпсихологии, третья - из психологии личности, четвертая - у Фрейда и его последователей; предложенная модель была оценена лишь как композиция из предыдущих теоретических подходов.

Обобщая вышесказанное, отметим, что наиболее целостным и содержательным является, на наш взгляд, определение М. Рокича: «установка - относительно устойчивая система взглядов, представлений об объекте или событии и совокупность связанных с ними эмоциональных состояний, предрасполагающих к определенным действиям» (цит. по Шихирев П.Н., 2003, с.

364). В современной психологии установка рассматривается одновременно как элемент социальной структуры и как элемент психологической структуры личности, при этом большую роль в формировании и изменении установок играют индивидуально-типологические особенности субъекта (Надирашвили Ш.А., 1974, 1978; Норакидзе В.Г., 1966, 1983; Ядов, 2003, с. 432).

Социальная установка включает в себя эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты (Иосебадзе Т.Т., Иосебадзе Т.Ш., 1978; Андреева Г.М., 2000; Шихирев П.Н., 2003). Когнитивный компонент включает в себя суждения оценочного характера, мнения об объектах. На основе этих мнений объектам приписываются, например, качества полезности-вредности, желательности-нежелательности и т. д. Когнитивный компонент опирается на процесс установления познавательных отношений, сопоставление и соизмерение признаков объекта с целями человека (Сарджвеладзе Н.И., 1989), выражается обычно в убеждении или мнении (словарь). Эмоциональный компонент включает в себя чувства относительно объекта: удовольствие — неудовольствие; симпатия — антипатия и т. д. Поведенческий компонент выражает потенциальную готовность личности реализовать определенное поведение по отношению к объекту. Наиболее четко компоненты структуры компоненты структуры определил в 1960 г. Д. Кац: «Установка есть предрасположенность индивида к оценке какого-либо объекта, его символа или аспекта мира индивида как положительного или отрицательного. Мнение является невербальным выражением установки, но установки могут выражаться и в невербальном поведении. Установки включают как аффективный (чувства симпатии или антипатии), так и когнитивный (знания) элементы, которые отражают объект установки, его характеристики, его связи с другими объектами» (цит. по Шихирев П.Н., 2003, с. 366).

Исследователи аттитюдов сталкиваются с большой трудностью, пытаясь выяснить взаимосвязи когнитивных, эмоциональных и поведенческих компонентов. «На протяжении жизни у человека накапливается огромный запас знаний, который можно представить в виде своего рода «информационного поля».... При актуализации данного диспозиционного образования из этого «поля» извлекаются сведения, связанные с данной ситуацией и потребностями» (Ядов В.А., 2003, с. 429). Далее происходит образование когнитивно-эмоциональных связок. Результаты некоторых социальнопсихологических исследований (Epstein, 1983; Gazzaniga, 1989; Izard, 1984;

Tomkins, 1962) свидетельствуют о том, что аффективная и когнитивная системы выполняют разные функции и могут функционировать до некоторой степени независимо друг от друга (цит. по Изард К., 2002).

«Какая из двух составляющих когнитивно-эмоциональной «связки»

окажется ведущей, зависит от многих факторов. В частности, должны сказаться качественные особенности самих знаний и соответствующих эмоций.

... Определенно следует ожидать существенного воздействия на выделение ведущей стороны при образовании таких когнитивно-эмоциональных связок индивидуально-психологических особенностей субъекта, психического типа личности» (Ядов В.А., 2003, с.429).

В отечественных нсихологических и наркологических исследованиях понятие установки на употребление психоактивных веществ стало использоваться сравнительно недавно, преимущественно для анализа и прогноза поведения (Бехтель Ю.Е., 1984аб; Гульдан В.В. и др., 1990; Гульдан В.В. и др., 1991; Романова О.Л., Петракова Т.И., 1992; Керими Н.Б., Непесова А.А., Мухаммедов В.А., 1993; Курек Н.С, 2001).

Установку на употребление алкоголя можно определить как систему взглядов на алкоголь, эмоциональное отношение к нему, повышающие готовность к его употреблению. В большинстве наркологических исследований социальная установка нредстает как некая общая интегральная характеристика, о содержании которой судят по реакции индивида на некоторый раздражитель или на активное воздействие. В случае анкетирования роль активного воздействия выполняет отдельный вопрос анкеты, а реакция субъекта выражается ответом на него.

Важной составной частью установки является ожидание - одно из центральных понятий в психологических теориях, объясняющих употребление алкоголя и других психоактивных веществ. «Ожидания - эмоциональные предчувствия и рациональные предположения о вероятности того или иного события (Курек Н.С, 2001, с.112) Это «предвосхищение «я» событий в представлениях, фантазиях и чувствах, связанное с предметом стремлений»

(Schmidt Н., Simon R., 1988, S. 505-507; Schmidtbauer W., 1991, S.68-69).

Ожидания базируются на предыдущих впечатлениях от эффектов каких-либо применявшихся психоактивных веществ. Эти впечатления могут быть прямыми (если человек сам употреблял препарат) или косвенными (если человек узнал о действии вещества и его эффектах из инструкции, от пробовавших друзей, по телевизору, из рекламы, книги).

А. Marlatt (цит. по Гурвич И.Н., 2003) разработал наилучшую процедуру определения непосредственного психологического действия алкоголя (теория ожидаемого действия алкоголя). Результатом стал вывод о зависимости поведения от психологических установок и ожиданий - «пьяное» поведение было характерно тех, кому независимо от употребляемого напитка была дана установка, что они унотребляют алкоголь. По мнению Палея А.И.

(1993), алкоголь продуцирует возникновение сомато-психического диссонанса, т.е. в случае употребления алкоголя ситуация субъективно домысливается. «Продуцируя на невросоматическом уровне определенный фон, характерный для состояния общей релаксации и/или эйфории, алкоголь обусловливает тенденцию опредметить этот фон» (1993, с.8О). Фрэнкин Р. (2003) считает, что особенности новедения людей после принятия алкоголя также зависят, в частности, от того, на какие эффекты они рассчитывают. Вынившие вместо алкогольного напитка плацебо нередко демонстрируют как преднамеренные действия, которые они готовы и способны контролировать, так и непреднамеренные. Обнаруженная закономерность позволяет предположить, что к потере контроля приводит не действие самого алкоголя, а представления людей о его эффектах (Соломзес Дж. А., Чебурсон В., Соколовский Г., 1998).

По мнению Березина СВ., Лисецкого К.С., Орешниковой И.Б. (1999), привлекательность алкогольного опьянения также заключается в той психологической мотивации обращения к алкоголю, в тех желаниях и потребностях, которые человек пытается удовлетворить с его помощью. «Последующее принятие алкоголя, изменяя состояние организма и нервной системы, создает особый, необычный психофизиологический фон, на который мощно проецируются психологические ожидания, вся предшествующая психологическая подготовка к данному событию. Для самого же человека этот механизм остается неосознанным, скрытым, что и порождает общепринятое представление об особых свойствах алкоголя» (Братусь Б.С., Сидоров П.И. 1984, С.26).



Pages:     || 2 |


Похожие работы:

«ПОПОВ АНАТОЛИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ ФАУНА И ЭКОЛОГИЯ ТАМНО – И ДЕНДРОБИОНТНЫХ ПИЛИЛЬЩИКОВ (HYMENOPTERA, SYMPHYTA) ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЯКУТИИ 03.02.05 – энтомология Диссертация на соискание учёной степени кандидата биологических наук Научный руководитель : доктор биологических наук Н.Н. Винокуров Якутск – ОГЛАВЛЕНИЕ Введение. Глава 1. История исследований пилильщиков...»

«Раскин Михаил Александрович Сверхслова, меры на них и их полупрямые произведения 01.01.06 – математическая логика, алгебра и теория чисел диссертация на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Научный руководитель д. ф.-м. н., профессор Николай Константинович Верещагин Москва – 2014 2 Содержание Введение...........................»

«СОРОКИН АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ ВЛИЯНИЕ ОМЕГА-3 ПОЛИНЕНАСЫЩЕННЫХ ЖИРНЫХ КИСЛОТ И АЦЕТИЛСАЛИЦИЛОВОЙ КИСЛОТЫ НА ПОКАЗАТЕЛИ ВОСПАЛЕНИЯ И АТЕРОГЕНЕЗ (ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-КЛИНИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ) 14.01.05 – кардиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные...»

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Жуковский, Владимир Ильич 1. Субъект преступления в уголовном праве России 1.1. Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2003 Жуковский, Владимир Ильич Субъект преступления в уголовном праве России [Электронный ресурс]: Дис.. канд. юрид. наук : 12.00.08.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной библиотеки) Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Полный текст:...»

«ТЮТРИНА Лариса Николаевна АНАЛИЗ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ИМПУЛЬСНЫХ РЫЧАЖНОРЕЕЧНЫХ МЕХАНИЗМОВ ДЛЯ МУСКУЛЬНЫХ ПРИВОДОВ Специальность 05.02.02. - Машиноведение, системы приводов и детали машин Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель кандидат...»

«Соловьев Анатолий Александрович МЕТОДЫ РАСПОЗНАВАНИЯ АНОМАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ НА ВРЕМЕННЫХ РЯДАХ В АНАЛИЗЕ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ НАБЛЮДЕНИЙ Специальность 25.00.10 Геофизика, геофизические методы поисков полезных ископаемых Диссертация на соискание ученой степени доктора физико-математических наук Научный консультант академик РАН, доктор физикоматематических наук, профессор Гвишиани Алексей...»

«Когут Екатерина Викторовна ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИН В ПАЛЕОЛОГОВСКОЙ ВИЗАНТИИ Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (Средние века) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель Бибиков Михаил Вадимович, доктор исторических наук, профессор Москва — Оглавление Введение 1...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Ларина, Елена Викторовна Признание доказательств недопустимыми в российском уголовном судопроизводстве Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 Ларина, Елена Викторовна Признание доказательств недопустимыми в российском уголовном судопроизводстве : [Электронный ресурс] : В стадии предварительного расследования : Дис. . канд. юрид. наук  : 12.00.09. ­ М.: РГБ, 2005 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)...»

«УДК 612.821.6; 612.825 НОВИКОВА Маргарита Робертовна РОЛЬ ОРБИТО-ФРОНТАЛЬНОЙ КОРЫ И ГИППОКАМПА В АДАПТИВНО-КОМПЕНСАТОРНЫХ ПРОЦЕССАХ ПРИ ПОРАЖЕНИИ СТВОЛА МОЗГА КРЫС Специальность 03.00.13 Физиология Биологические наук и Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научные руководители: Д.б.н., проф. В.П.Подачин Д.б.н. Е.В.Шарова Москва – СОДЕРЖАНИЕ: Стр. ОГЛАВЛЕНИЕ.. ВВЕДЕНИЕ.. ГЛАВА 1....»

«по специальности 12.00.03 Гражданское право; предпринимательское...»

«МАКАРЕВИЧ Ольга Владимировна ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ ТЕКСТОВ В ТВОРЧЕСТВЕ Н.С. ЛЕСКОВА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 1870-х – 1890-х гг.: ВОПРОСЫ ПРОБЛЕМАТИКИ И ПОЭТИКИ Специальность 10.01.01 – Русская литература Диссертация на соискание ученой степени кандидата...»

«Аль-саккаф Халед Саед Таха УДК 622.23 РАЦИОНАЛЬНЫЕ ПАРАМЕТРЫ НАВЕСНОГО ОБОРУДОВАНИЯ ДЛЯ УДАРНОГО РАЗРУШЕНИЯ НЕГАБАРИТОВ ГОРНЫХ ПОРОД Специальность 05.05.06 – Горные машины Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель – д-р техн. наук, проф. В.Г. ЗЕДГЕНИЗОВ ИРКУТСК - 2014 Стр. ВВЕДЕНИЕ.. 1. СОСТОЯНИЕ ВОПРОСА. ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЙ 1.1 Существующие способы дробления...»

«Гурр Ирина Эргардовна СТРАТЕГИЧЕСКИЙ УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ ВОДНОГО ТРАНСПОРТА Специальность 08.00.12 – Бухгалтерский учет, статистика Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук Научный руководитель Доктор экономических наук, профессор Абрамов Александр Алексеевич Нижний Новгород - 2014...»

«Юзефович Наталья Григорьевна АДАПТАЦИЯ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА В МЕЖКУЛЬТУРНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ РОССИЯ – ЗАПАД Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Специальность: 10.02.04 – германские языки Научный консультант доктор филологических наук, профессор...»

«Мошкина Елена Васильевна Организационно-педагогическое сопровождение процесса подготовки студентов заочной формы в условиях электронного обучения 13.00.08 – Теория и методика профессионального образования ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Научный руководитель : доктор педагогических наук, профессор,...»

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Быков, Сергей Владимирович 1. Групповые нормы как фактор регуляции трудовой дисциплины в производственных группах 1.1. Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2003 Быков, Сергей Владимирович Групповые нормы как фактор регуляции трудовой дисциплины в производственных группах[Электронный ресурс]: Дис. канд. психол. наук : 19.00.05.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной библиотеки) Социальная психология Полный текст:...»

«КИРИЛЛОВА Альбина Александровна ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ МЕТОДИКИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОБ УБИЙСТВАХ (ч. 1 ст. 105 УК РФ) Специальность 12.00.12 – криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель : доктор юридических наук, профессор Ю.П. Гармаев Улан-Удэ – Оглавление Введение Глава 1....»

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Шейгал^ Елена Иосифовна 1. Семиотика политического дискурса 1.1. Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2005 Шейгал^ Елена Иосифовна Семиотика политического дискурса [Электронный ресурс]: Дис.. д-ра филол. наук: 10.02.01 10.02.19 - М.: РГБ, 2005 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Русский язык; Общее языкознание, социолингвистика, психолингвистика Полный текст: http://diss.rsl.ru/diss/02/0004/020004014.pdf Текст...»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Бикеев, Игорь Измаилович 1. Ответственность за незаконный оборот огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств 1.1. Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2002 Бикеев, Игорь Измаилович Ответственность за незаконный оборот огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств [Электронный ресурс]: Дис.. канд. юрид. наук : 12.00.08 - М.: РГБ, 2002 (Из фондов Российской Государственной...»

«Потехин Денис Владимирович ОПТИМИЗАЦИЯ ТЕХНОЛОГИИ МНОГОВАРИАНТНОГО ТРЕХМЕРНОГО ГЕОЛОГИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ ЗАЛЕЖЕЙ НЕФТИ И ГАЗА 25.00.12 - Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научный руководитель : Заслуженный...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.