WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     || 2 |

«АКТУАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПТОВ VERSTAND И VERNUNFT НА МАТЕРИАЛЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ПУБЛИЦИСТИКИ ...»

-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Беляков, Артем Александрович

Актуализация концептов VERSTAND и VERNUNFT

на материале художественной литературы и

публицистики

Москва

Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2007

Беляков, Артем Александрович.

   Актуализация концептов VERSTAND и VERNUNFT на

материале художественной литературы и публицистики [Электронный ресурс] : дис. ... канд. филол. наук

 : 10.02.04.

­ Барнаул: РГБ, 2007. ­ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки).

Германские языки Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/07/0164/070164021.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Беляков, Артем Александрович Актуализация концептов VERSTAND и VERNUNFT на материале художественной литературы и публицистики Барнаул  Российская государственная библиотека, 2007 (электронный текст) 61:07-10/

ГОУ ВПО

«КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи

БЕЛЯКОВ Артем Александрович

АКТУАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПТОВ VERSTAND И VERNUNFT

НА МАТЕРИАЛЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И

ПУБЛИЦИСТИКИ

10.02.04 - германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Е.А. Пименов Барнаул -

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава I. Современное состояние концептуальных исследований и методика 1.2. Когнитивная лингвистика, лингвокультурология и этнолингвистика - основа методологии исследования концепта 1.5. Кошитивная модель и концептуальная метафора как способы описания 1.6. Понятие «дискурс» в социокультурном контексте 1.7. Характеристика понятия Verstand на основе словарных дефиниций 1.8. Характеристика понятия Vemunft на основе словарных дефиниций 1.9. Методика описания концептов VERSTAND и VERNUNFT Глава П. Актуализация субко1н;ептов «VERSTAND и VERNUNFT как 2.4.1. Анималистические и орнитологические признаки 2.7.2. Признак ландщафта концепта VERSTAND 2.7.3. Признак «дом» концепта VERSTAND 2.7.4. Признак «путь / дорога» ко1щепта VERSTAND Список электронных ресурсов сети Интернет Список источников примеров и их сокращений

ВВЕДЕНИЕ

Современные лингвистические исследования отличает повышенный интерес к изучению концептов в языковом выражении. За последние десятилетия эти исследования развились в научные направления, получившие свои наименования: когаитивная лингвистика (копштивистика) и концептуальная лингвистика (концептология), концептуальная метафорология. В настоящий момент в России существует уже несколько школ концептологии: Волгоградская, Воронежская, Екатеринбургская, Кемеровская, Краснодарская, Северодвинская, Тамбовская, активно занимаются исследованием концептов в Москве.

Создан центр изучения проблем когнитивистики и концептологии при Российской Академии наук, работает Российская ассоциация лингвистовкопштологов, отделения которой представлены во многих городах РФ.

Настоящая работа посвящена описанию особенностей актуализации концептов VERSTAND и VERNUNFT на материале немецкой художественной литературы и публицистики. В истории культуры человечества язык, проблемы языка и мышления занимают особое место, которые «определяют народный менталитет и при этом влияют на формирование как индивидуальнонеповторимых, так и некоторых общих с другими народами черт» (Н.Б. Мечковская 1998:352).

Актуальность исследования заключается в том, что оно выполнено в одном из направлений реализации новой парадигмы изучения языка, а именно концептологии, на примере концептов VERSTAND и VERNUNFT. Концепты VERSTAND и VERNUNFT являются универсальными и до сих пор мало исследованными. Целесообразно также рассмотреть характеристики данных универсальных концептов в конкретной этнокультуре.

Изучение концептов в рамках когнитивной лингвистики и лингвокультурологии позволяет объяснить специфику человеческого освоения мира посредством естестве^шых языков.

Объектом исследования являются все случаи актуализации концептов VERSTAND и VERNUNFT посредством базовых номинаций Verstand и Vernunft.

В данной работе под «концептом» понимается многомерная к>'льтурнозначимая социо-психическая дискретная единица в коллективном сознании, которая отражает предмет реального или идеального мира и хранится в национальной памяти носителей языка в вербапьно обозначенном виде.

Цель исследования - выделить структуру немецких концептов VERSTAND и VERNUNFT, определить характер и особенности их языкового выражения в публицистическом и художественном дискурсах.

В соответствии с поставленной целью решаются следующие задачи:

1) определить элементы в деятельности человеческого сознания, вербализованных в современном немецком языке лексемами Verstand, Vemunft;

2) на основе анализа существующих достижений других гуманитарных наук разработать и описать авторскую точку зрения в отношении объекта и предмета исследования;

3) представить внешнюю и внутреннюю структуры соответствующих концептов VERSTAND и VERNUNFT;



4) выявить субконцепты как элементы внещней структуры концепта и 1Щ охарактеризовать их;

5) описать внутреннюю структуру концептов, классифицировать признаки, ее составляющих.

Методологической базой исследования послужили основные положения работ представителей концептуального направления в лингвистике (Г.И. Берестнев, А. Вежбицка, С.Г. Воркачев, А.А. Залевская, В.В. Колесов, Е.С. Кубрякова, В.И. Карасик, Н.А. Красавский, О.И. Лагута, Д.С. Лихачев, С.Х. Ляпин, Е.А. Пименов, М.В. Пименова, З.Д. Попова, Е.В. Рахилина, Ю.С.

Степанов, И.А. Стернин, P.M. Фрумкина, и др.), теории метафоры (Н.Д. Арутюнова, А.Н. Баранов, Дж. Лакофф, М.В. Никитин, В.Н. Телия). Особую значимость для нашего исследования представляют работы М.В. Пименовой, выполненные в русле концептуальной метафорологни на материале различных языков.

Для реализации поставленных задач в диссертационной работе используются следующие методы исследования: метод концептуального анализа, метод семного анализа, метод анализа словарных дефиниций, сравнительный метод.

Материалом для исследования послужили около 3150 примеров, отобранных из печатных и электронных текстов массовой информации, а тагже немецкой художеетвен1юй литературы.

В качестве дополнительных источников использовались данные толковых и этимологических словарей (см. список использованных словарей, стр.).

Научиая иовизиа данного исследования заключается в выделении особенностей концептов ментального характера в классификации средств и способов их языкового выражения.

Теоретическая значимость работы детерминирована обращением в рамках концептуальных исследований к фундаментальным проблемным сферам «соотношение языка и культуры» и «соотношение языка и сознания» и заключается в применении в описании анализа концептов VERSTAND и VERNUNFT комплексного подхода, обусловленного применением методологаческой триады: концептуальной лингвистики - лингвокультурологии этнолингвистики - с фрагментарным использованием методики интерпретации текста. Данная работа вносит вклад в исследование языковой картины мира носителей немецкого языка.

Практическая ценность работы заключается в возможности использования результатов исследования в теоретических курсах по лексикологии немецкого языка, лексической семантике, лингвокультурологии, в спецкурсах по когнитивной, концептуальной лингвистике, а также на практических занятиях по немецкому языку, аналитическому и домашнему чтению.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Концепты VERSTAND и VERNUNFT в публицистическом и художественно-литературном дискурсах представлены особой структурой, которая делится на внешнюю и внутреннюю структуры. Внешняя структура концептов VERSTAND и VERNUNFT состоит из субконцептов: VERSTAND - Wahmehmung, VERNUNFT - Wahmehmung, Vemunft - Handeln, Vemunft - geistige Tatigkeit. Общими субконцептами являются VERSTAND - Wahmehmung, VERNUNFT- Wahmehmung.

2. Основанием для выделения субконцептов, составляющих внешнюю структуру концептов VERSTAND и VERNUNFT, является комплекс сем, характеризующих понятия, являющиеся ядром концептуальной сферы.

3. Внутреннюю структуру ко1щепта VERSTAND характеризуют следующие основные группы признаков: антропоморфные, витальные, пространственные, предметные. Периферийными признаками являются следующие признаки: вегетативные, зооморфные, признаки стихий и времени.

4. Внутренняя структура концепта VERNUNFT характеризуется следующими основными признаками: антропоморфными, пространственными, витальными. Периферийеыми признаками являются следующие: зооморфные, предметные, признаки стихий и времени.

5. Различия в структуре концептов VERSTAND и VERNUNFT обнаружены на уровне таких подпризнаков как: вегетативные, анималистические, национальные, эмоциональные.

Апробация работы. Основные положения работы отражены в 8 публикациях и апробированы в докладах на I научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых (г. Прокопьевск, 2004 г.), на II Международной научной конференции (г. Кемерово, 2006 г.), на I (XXXIII) Международной научно-практической конференции в Кемеровском госуниверситете (2006 г.), а так-же были опубликованы в Вестнике Хакасского государственного университета им Н.Ф. Катанова, (г. Абакан, 2005 г.).

Структура работы: работа, состоит из Введения, двух глав (теоретической и одной практической). Заключения, Списка использованной литературы (264 наименования, из них 58 на иностранных языках), Списка электронных ресурсов сети Интернет (4 наиме1ювания). Списка использованных словарей (16 наименований). Списка источников примеров (67 наиме1юваний) и их сокращений. В работе содержится 17 Таблиц и два Приложения.

Во введении обосновывается выбор темы исследования, актуальность поставленной проблемы, определяются цели и задачи исследования, дается характеристика объекта, предмета, материала и методов анализа, раскрывается новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, описывается структура и содержание исследования.

В первой главе «Современное состояние концептуальных исследований и методика описания концептов VERSTAND и VERNUNFT» представлено описание теоретической базы концептуальных исследований: рассматривается антропоцентрическая парадигма, раскрывается сущность таких понятий как «внутренний мир» «картина мира», «концептуальная метафора», «когнитивная модель», «концепт», «дискурс» и представляется методика описания концептов VERSTAND и VERNUNFT, а также характеристика понятий «Verstand» и «Vemunft» на основе их семного инвеьггаря, выделенного из словарных дефиниций.

Во второй главе «Актуализация субконцептов «VERSTAND и VERNUNFT как Wahmehmung»» в немецкой картине мира выявляются и описываются признаки концептов VERSTAND и VERNUNFT, составляющие внутреннюю структуру концептов, определяется соотношение признаков концептов VERSTAND и VERNUNFT в публицистическом и художественно-литературном дискурсе.

В заключении обобщаются результаты проведённого в работе исследования, определяется характеристика концептов VERSTAND и VERNUNFT и значимость актуализованных признаков в структуре концептов VERSTAND и VERNUNFT, намечаются перспективы для дальнейшего изуэтой проблемы.

ГЛАВА 1. «СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И МЕТОДИКА

ОПИСАНИЯ КОНЦЕПТОВ VERSTAND И VERNUNFT»

Современная лингвиситика переживает сегодня процесс смены научноисследовательских парадигм. В истории языкознания выделяются три научные парадигмы - сравнительно-историческая, системно-структурная и антропоцентрическая.

Термин «парадигма научного знания» был введен Т. Куном в его работе «Структура научных революций» (1962, русский перевод - 1977). Т. Кун определяет парадигму как «признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений» (Кун 1977: 11). Сравнительно-историческую парадигму называют первой научной парадигмой в лингвистике. Она связана с господством сравнительно-исторического метода в исследовании языка, активно использовавшимся до XIX века. Лингвистика занималась преимуществен1Ю вопросами происхождения языков, реконструкцией праязыка, установлением соотношения между родственными языками и описанием их эволюции, создавались сравнительно-исторические грамматики и словари.

Системно-структурная парадигма характеризуется познанием структуры языка, его организации. Определяющим явился тезис Ф. де Соссюра, декларирующий, что объектом лингвистики должен быть язык «в себе и для себя». Данная парадигма продолжает свое существование и в настоящий момент. В ее рамках продолжают проводиться фундаментальные исследования, вносящие значительный вклад в развитие лингвистической науки, что закономерно, поскольку «в лингвистике (и вообще в гуманитарных науках) парадигмы не сменяют друг друга, но накладываются и сосуществуют в одно и то же время, игнорируя друг друга» (Серио 1993:52).

На смену сравнительно-исторической, системно-структурной парадигмам приходит в современной исследовательской практике антропоцентрическая парадигма. Истоки антропоцентрической парадигмы восходят к идеям В. фон Гумбольдта и Э. Бенвениста, В. фон Гумбольдт впервые указал на фактор определяющего влияния языка на мышление народа.

Основными понятиями, которыми пользовался В. фон Гумбольдт в языковедческих трудах являются «язык», «человек/индивид», «народ/нация», «характер языка/характер народа».

Язык, по В. фон Гумбольдту, характеризует индивида в рамках его национального духа и обусловливая его национальное мышление и мировоззрение.

Учение о языке пронизано интересом учёного к исторической роли языка в развитии человека и человечества, к социальной функции языка. При этом он отмечает: «Отдельный человек всегда связан с целым - с целым своего народа, расы, к которой он принадлежит, всего человеческого рода.

Жизнь индивида, с какой стороны её ни рассматривать, обязательно привязана к общению» (Гумбольдт 1984: 63). Особую значимость имело гумбольдсткое понимание языка как «мира, лежащего между миром внешних явлений и внутренним миром человека», как средства, «за;юженного в самой природе человека и необходимого для развития его духовных сил и формирования мировоззрения» (Гумбольдт 1984: 314). Именно В. фон Гумбольдт впервые отметил, что «человек становится человеком только через язык, в котором действуют творческие первосилы человека, его глубинные возможности.

Язык есть единая духовная энергия народа» (Гумбольдт 1984:314) В XX веке последователь В. фон Гумбольдта Л. Вайсгербер предложил теорию языкового поля для доказательства идеи о том, что язык навязывает сознанию народа определенное членение действительности, например, В.

фон Гумбольдт отмечал, «что рамочная синтаксическая конструкция в немецком языке обусловливает особый синтетический способ мышления немцев» (Попова, Стернин 2002:67).

Э. Бенвенист одну из частей «Общей лингвистики» так и назвал «Человек в языке» (1974). В своем труде он развивает мысль о том, что в мире существует только человек с языком, человек, говорящий с другим человеком, и язык, таким образом, принадлежит самому определению человека (Бенвенист 1974: 298). В отечествен1юй лингвистике об антропоцентризме, как основном принципе современной лингвистики, Ю.С. Степанов, анализируя концепцию Э. Бенвениста, выделил: «Язык создан по мерке человека, и этот масщтаб запечатлен в самой организации языка; в соответствии с ним и язык должен изучаться. Поэтому в своем главном стволе лингвистика всегда будет наукой о языке в человеке и о человеке в языке»» (Степанов 1974: 15).

Антропоцентризм осознается главным принципом современной лингвистики на рубеже XX-XXI веков. Окончательное изменение научной парадигмы происходит, по образному выражению В.Н. Телия, «благодаря смене статического воззрения на мир как на совокупность элементов, частиц и т.п.

sui generis, на рассмотрение мироздания как динамической системы, разворачивающихся вокруг человека "атомарных фактов", то есть событий и явлений, поглотивших элементарные сущности, как предметные переменные, вовнутрь» (Телия 1988:3).

Возникновение антропоцентрической парадигмы в языкознании было предопределено, поскольку сам язык антропоцентричен по своей сути, «человек запечатлел в языке свой физический облик, свои внутренние состояния, свои эмоции, свой интеллект, свое отношение к предметному и непредметному миру, природе..., свои отношения к коллективу людей и другому человеку» (Арутюнова 1999: 3). Взгляд исследователя перемещается с объекта познания на субъект, анализируется человек в языке и язык в человеке. В центре внимания оказывается личность носителя языка. Новый подход учитывает роль человеческого фактора в языке, вместо опоры на форму появляется опора на содержание, не на механизм, лежащий в основе языка, а на его применение.

Сущность антропоцентризма, как основного принципа лингвистических исследований, заключается в том, что «научные объекты изучаются, прежде всего, по их роли для человека, по их назначению в его жизнедеятельности, по их функциям для развития человеческой личности и ее усовершенствования. Человек становится точкой отсчета в анализе тех или иных явлений, он вовлечен в этот анализ, определяя его перспективы и конечные цели. Он знаменует тенденцию поставить человека во главу угла во всех теоретических предпосылках научного исследования и обусловливает его специфический ракурс» (Кубрякова 1995:212).

Исследование актуализации концептов VERSTAND и VERNUNFT является антропоцентрической точкой отсчета, так как понятия «ум» и «разум»

неотрывно связаны с человеком.

С антропоцентризмом тесно связаны другие лингвистические принципы, определяюшие развитие современного языкознания: экспланаторность, экспансионизм, функционшшзм. Данные принципы были сформулированы и обоснованы Е.С. Кубряковой (Кубрякова 1994), а затем получили дальнейшее толкование в работах ряда исследователей (Воркачев 2001; Кравченко 1996; Попова 2002; Чудинов 2001 и др.).

Экепланаторность - стремление не только описывать факты языка, но и находить им объяснение. Объяснительность присутствовала и в предшествуюших лингвистических парадигмах, но только в новой парадигме она выдвигается на первый план, оттесняя формальное описание, то есть в диаде «описание-объяснение» происходит смешение акцентов.

P.M. Фрумкина приводит афористичное описание прогнозируемого будушего лингвистики, высказанное в свое время А.Е. Кибриком, который предсказал переход от «что-лингвистики» (описание структур) к «каклингвистике» (описание процессов), и далее к созданию «почемулингвистики». Тем самым, по мнению P.M. Фрумкиной, «подчеркивается ценность объяснения (хотя оно видится как задача будушего), а не только описания», что соответствовало положению дел в лингвистике предшествующих периодов. Именно «в установке на объяснение и состоит пафос когнитивной лингвистики» (Фрумкина 1999: II). Описание направлено, прежде всего, «на постижение структуры и семантики языковых объектов», объяснение - «на выяснение их функционирования» (Попова 2002: 74-75).

Как отметил В.А. Абаев, чтобы объяснить особенности объекта изучения, в том числе и языка, «надо выйти за его пределы. И это является законом для всех объяснительных наук без исключения. В любой науке переход от описательной стадии к объяснительной неотвратимо связан с вовлечением в свою орбиту данных тех или иных смежных наук» (цит. по: Бижева 1997:

49). Таким образом, принцип экспланаторности неразрывно связан с экспансионизмом.

Экспансионизм. Лингвистическая экспансия заключается в появлении новых объектов исследования, в пересмотре традиционных проблем с новых позиций, создании новых направлений и методик исследования языка. Усиление экспансионистских установок проявляется в возрастающем стремлении расширить область лингвистических исследований, появлении выходов в другие науки и активном использовании сведений других наук - культурологии, биологаи, социологии, антропологии, этнологии, психологии, нейронаук и др.

В лингвистических исследованиях «фокус исследовательского внимания закономерно смещается с изученного центра на проблемную периферию и закрепляется на стыке областей научного знания: возникают этнопсихология, психолингвистика, когнитивная психология, социолингвистика, когнитивная лингвистика, этнолингвистика, внутри которых процесс междисциплинарного синтеза и симбиоза продолжается...» (Воркачев 2001: 64).

Функционализм. Главное требование функционализма - изучать язык в действии, при исполнении им его функций. Для новой научной парадигмы характерна переориентация научных интересов с преимущественного изучения внутренних закономерностей языковой системы на рассмотрение функционирования языка как важнейшего средства общения. Все больше ученых заявляют о том, что должны быть «детально изучены и полностью раскрыты все законы и механизмы функционирования языка в его взаимодействии с познающим мир человеком» (Кравченко 1996: 6).

Таким образом, лингвистический экспансионизм тесно связан с «экспланаторностью как стремлением найти каждому языковому явлению разумное объяснение и антропоцентризмом и функционализмом как тенденциями искать подобные объяснения в роли человеческого фактора в языке и выполнении языком определенных функций» (Кубрякова 1994: 14).

К рассмотренным четырем принципам современного языкознания, по мнению ряда ученых, можно добавить еще два - семантикоцентризм и текстоцентризм.

Семантикоцентризм. Вопрос о доминирующей стороне языка - плане выражения и плане содержания - по-разному решался на разных этапах развития языкознания. На смену господствующему в первой половине XX века формоцентризму во второй его половине приходит семантикоцентризм. В период господства системоцентрического подхода семантика не достигла значительных успехов и «лищь обращение к антропоцентризму на новой, более высокой основе дало возможность продвинуться в ее изучении» (Алпатов 1993:20).

Проблемы семантики оказываются в центре исследовательского внимания современной лингвистики потому, что через этот аспект раскрывается коммуникативная сущность языка, а также потому, что «содержательная сторона языка непосредственно связана с познавательной деятельностью человека и представляет собой поле деятельности многих наук, изучающих процессы формирования и передачи знания в языковой системе» (Кравченко 1998:261).

Семантикоцентрические идеи - идеи о господстве содержательной стороны языка нашли отражение в работах Э. Сепира, А. Вежбицкой, представителей Московской семантической школы. Ю.Д. Апресян, анализируя особенности развития семантических теорий в конце XX века, указывает на расширение объекта семантики, отмечая, что им «являются... любые языковые значения, т.е. значения лексем, граммем, дериватем, синтаксических конструкций и т.п.» (Апресян 1995:36).

Текстоцентризм. Введение принципа текстоцентризма объясняется тем, что наиболее ярко особенности антропоцентрической лингвистики проявляются именно в исследованиях текста. Основной функцией языка является коммуникативная функция, компонентом коммуникации является текст, поэтому «все языковые реалии приобретают истинный смысл только в тексте. Без указания на то, как та или иная языковая единица или категория участвует в создании определенного типа текста, представление о языке будет неполным» (Попова 2002: 73). Текст, безусловно, невозможно изучать вне человека, который является его создателем и его адресантом. Текст, создаваемый человеком, отражает движение человеческой мысли, отражает образ мира, запечатлевает в себе динамику мысли и способы ее представления с помощью языковых средств.

Таким образом, основными принципами сформировавшейся лингвистической парадигмы являются антропоцентризм, экспансионизм, функционализм, экспланаторность, семантикоцентризм и текстоцентризм.

1.1. Понятия «ум» и «разум» в психологии, физиологии и философии Понятия «ум» и «разум» в современной психологии эксплицируется посредством синонимичных понятий, таких как «интеллект» и «сознание».

В своем исследовании Е.И. Рогов под сознанием понимает «высшую интегрирующую форму психики, результат общественно-исторических условий формирования человека в трудовой деятельности при постоянном общении с другими людьми» (Рогов 2003: 45). Одним из важных элементов формирования сознания является общение людей посредством языка. Под языком следует понимать «систему кодов (символов), с помощью которых обозначаются предметы внешнего мира, их действия, качества, отношения между ними» (Рогов 2003: 43). Значение языка для формирования сознания заключается в том, что он фактически проникает во все сферы сознательной деятельности человека, поднимая на новый уровень протекание его психических процессов. Поэтому анализ языка и речи следует рассматривать как фактор построения всей сознательной жизни человека в целом. Таким образом, сознание возможно лишь в условиях существования языка, возникающего одновременно с ним.

А.В. Петровский в структуре сознания выделяет следующие характеристики:

1. Сознание есть совокупность знаний об окружающем мире. Таким образом, в структуру сознания входят все познавательные процессы: ощущение, восприятие, память, мышление, воображение.

2. Закрепление в сознании различий субъекта и объекта. В истории органического мира только человек выделяет и противопоставляет себя окружающему. Он единственный среди живых существ способен к самопознанию, т.е. способен обращать свою психическую деятельность на самого себя.

Таким образом, сознание неотделимо связано с окружающим миром, в котором он противопоставляет себя окружающему. Следует отметить, что обязательным условием формирования и проявления всех специфических качеств сознания является язык (Петровский 1982:213).

Ж. Пиаже трактует понятие «интеллект» как «нечто, обеспечивающее адаптацию человека» (Пиаже 1990: 47).

Английский психолог Дж. Гарднер выделяет в интеллекте пять компонентов:

1. Лингвистический;

2. Логико-математический;

3. Пространственный;

4. Телесно-кинестетический;

5. Личностный (Гарднер 1978: 55).

Французский психолог А.Бине определяет интеллект как «некое общее свойство, проявляющееся во множестве сфер когаитивиой деятельности» (Бине 1980: 132).

В физиологии ум и разум называют процессом нервной деятельности коры головного мозга, благодаря внешним и внутренним раздражителям.

В философии до настоящего времени не выявлено четких определений понятий «ум», «разум». Ближе всего под определения понятий «ум» и «разум» подходит определение сознания в философии: «Сознание - высщая свойственная лишь человеку форма отражения объектив!юй действительности». (ФС 1978:154).

Таким образом, понятия «ум» и «разум» неразрывно связаны с человеком, языком, его внутренним и внешнем миром. Следовательно, чтобы познать истинное значение ума и разума как такового нужно, прежде всего, исследовать человека, физиологические процессы, протекающие в мозгу человека и объяснеющие функнционирование не только ума, но и разума. Для нащего исследования является важным то, что понятия «ум» и «разум» тесно связанны с языком, процессом говорения.

1.2. Когнитивная лингвистика, лингвокультурология и этнолиигвистика - осиова методологии иеследоваиия концепта В рамках названной парадигмы и в соответствии с ее принципами плодотворно развиваются когнитивная лингвистика, лингвокультурология и этнолингвистика, которые являются методологической базой настоящего исследования.

Когнитивная лингвистика является одной из областей когнитивной науки (cognitive science). Ее формирование как самостоятельного направления начинается во второй половине 70-х годов XX века, а окончателыюе оформление относится к последним десятилетиям XX века.

Когнитивная лингвистика, по определению В.З. Демьянкова и Е.С.

Кубряковой, «изучает язык как когаитивный механизм, играющий роль в кодировании и трансформировании информации» (КСКТ 1996: 53-55). Предметом когаитивной лингвистики считаются особенности усвоения и обработки информации с помощью языковых знаков.

Рассуждения о «психологизме в языкознании» встречаются в работах А.А. Потебни, Г. Штейнталя, В. Вундта. Уже А.А. Потебня осознавал роль языка в процессах познания нового, в процессах становления и развития человеческих знаний о мире на основе психологических процессов апперцепции и ассоциации, на основе разных по силе представлений человека о явлениях, имеющих названия в языке. Свидетельством этого являются его рассуждения о понятиях, остающихся вдали и понятиях сильнейших, выдвигаемых вперед, участвующих в образовании новых мыслей (Потебня 1993: 83).

Предпосылки для формулирования объекта когнитивной науки присутствуют и у И.А. Бодуэна де Куртене, писавшего, что «из языкового мышления можно выявить целое своеобразное знание всех областей бытия и небытия, всех проявлений мира, как материального, так и индивидуальнопсихологического и социального (общественного)» (Бодуэн де Куртене 1963:

312).

В качестве основных источников когнитивной лингвистики традиционно выделяют целый комплекс научных направлений.

1. Начало изучению проблемы взаимоотнощения языка и сознания было положено психологами, врачами, нейрофизиологами (И.М. Сеченов, И.Л.

Павлов, В.М. Бехтерев). Немаловажное значение имели и работы нейролингвистов (Л.С. Выготский, А.Р. Лурия). Возникшая психолингвистика начинает изучать процессы порождения и восприятия речи, процессы изучения языка как системы знаков, хранящейся в сознании человека, соотношение системы языка и ее использования (американские психолингвисты, А.А. Леонтьев, А.А. Залевская).

2. Лингвистическая семантика. Кошитивную лингвистику именуют «сверхглубинной семантикой». Для когнитивизма «характерно стремление увидеть за категориями языковой семантики (прежде всего грамматической) более общие понятийные категории, которые являются результатом освоения мира человеческим познанием» (Р. Лангакер, Дж. Лакофф - М. Джонсон).

3. Котитивная наука (cognitive science). Предметом когаитивной науки является устройство и функционирование человеческих знаний, а сформировалась она в результате работ по созданию искусственного интеллекта. Складывающаяся на этой основе теория оказалась неспособной объяснить познавательные процессы человека и описать эти механизмы, что вызвало необходимость в междисциплинарном синтезе. Когнитивная наука объединила усилия философов, психологов, нейрофизиологов, лингвистов, специалистов в области искусственного интеллекта. Свою роль в становлении когнитивной лингвистики сыграли также достижения лингвистической типологии и этнолингвистики, позволяющие определить, что в структуре языка универсально, и подталкивающие к поиску внеязыковых причин универсалий и разнообразия.

Зарубежные исследования по когнитивной лингвистике длительное время представляли собой «совокупность индивидуальных исследовательских программ, слабо связанных либо вовсе не связанных между собой»

(Паршин 1996:30). Практически параллельно развивались теория прототипов и категориальная семантика Э. Рощ, теория концептуальной метафоры и структурирования непредметного мира Дж. Лакоффа - М. Джонсона, теория этнокультурной семантики ключевых культурных концептов А.Вежбицкой, теория структурирования пространства и фонообразования Л. Талми, «ролевая» кошитивная грамматика Р. Лангакера, теория фреймов М. Минского и Ч. Филлмора. Тем не менее, все исследования были объединены тем, что в центре внимания находилась «связь знаний, заложенных в языке, с субъектом восприятия, познания, мышления, поведения и практической деятельности; преломление реального мира - его видения, понимания и структурирования - в сознании субъекта и фиксирование его в языке в виде субъектного (и этнически) ориентированных понятий, представлений, образов, концептов и моделей» (Рябцева 2000:2).

К настоящему времени когаитивная лингвистика представлена в России и в мире несколькими мощными направлениями, каждое из которых отличается своими установками, своей областью и особыми процедурами анализа. Обзор существующих тенденций потребовал бы специального труда (фрагменты подобных описаний см. в: Кубрякова 1994; Болдырев 1998; Попова и Стернин 2002).

В рамках когнитивной лингвистики наблюдается активное изучение различных областей языкознания - словообразования, морфологии, синтаксиса - в когнитивном аспекте. Особое внимание уделяется исследованию семантики, разрабатываются ее разные виды - концептуальная, прототипическая, фреймовая (подробнее о тенденциях в развитии когнитивной семантики см.: Ченки 1996; Баранов, Добровольский 1997).

Е.С. Кубрякова детально описывает круг проблем, требующих рассмотрения в когнитивном аспекте. Это проблема «соотношения концептуальных систем с языковыми, научной и обыденной картин мира - с языковой, проблемы соотношения когнитивных или же концептуальных структур нашего сознания с объективирующими их единицами языка, проблемы роли языка в осуществлении процессов познания и осмысления мира, в проведении процессов его концептуализации и категоризации» (Кубрякова 1999: 4Процессы категоризации и концептуализации действительности представляют собой классификационную деятельность, но различаются вместе с тем по конечному результату и/или цели деятельности. В частности, «первый направлен на выделение неких минимальных единиц человеческого опыта в их идеальном содержательном представлении, второй - на объединение единиц, проявляющих в том или ином отнощении сходство или характеризуемых как тождественные, в более крупные разряды» (Кубрякова 1999:6-10).

В настоящем исследовании под процессом концептуализации понимается «определенный способ обобщения человеческого опыта, который говорящий реализует в данном высказывании. Ситуация может быть одна и та же, а говорить о ней человек умеет по-разному, в зависимости от того, как он ее в данный момент представляет - и вот эти представления как раз и называются концептуализацией» (Рахилина 2000: 7). Как отмечает Е.В. Рахилина, данное понятие когнитивной лингвистики не является неожиданным, так как в Московской семантической щколе и в Школе логического анализа языка щироко используется термин «наивная картина мира», которая тоже служит своеобразным посредником между действительностью и смыслом.

А.В. Кравченко также соотносит понятия концептуализации действительности и наивной картины мира. В частности, он отмечает, что система языковых знаний как компонент наивной модели мира только начинает изучаться, и масщтабность подобной задачи состоит в необходимости «переосмыслить многие теоретические положения традиционного языкознания, основываясь на новых данных когнитивной науки о характере механизмов взаимодействия человека с окружающим миром посредством языка. Важную роль при этом играет изучение того, как именно человек воспринимает и концептуализирует действительность, какие факторы объективного и субъективного порядка имеют определяющее значение в формировании картины мира определенным этносом» (Кравченко 1996:16).

Таким образом, процесс концептуализации действительности, механизмы формирования концептуальной картины мира и отдельных концептов, а также их объективация в языке являются одной их основных областей рассмотрения современной когнитивной лингвистики.

Сходные проблемы, правда, рассматриваемые в ином ракурсе, находятся в центре внимания активно развивающейся в конце XX века лингвокультурологии.

Лингвокультурология является еще одним направлением современной лингвистики, складывающимся в рамках антропоцентрической парадигмы.

В.В. Воробьев констатирует, что лиигвокультурологическое исследование «соответствует общей тенденции современной лингвистики - переходу от лингвистики "имманентной", структурной, к лингвистике антропологической, рассматривающей явления языка в тесной связи с человеком, его мышлением, духовно-практической деятельностью» (Воробьев 1996). В.Н.Телия подчеркивает, что «лингвокультурология ориентирована на человеческий, а точнее - на культурный фактор в языке и на языковой фактор в человеке. А это значит, что лингвокультурология - достояние собственно антропологической парадигмы науки о человеке, центром притяжения которой является феномен культуры» (Телия 1996:222).

Лингвокультурология - это отрасль лингвистики, возникающая на стыке лингвистики и культурологии, исследующая проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке (Маслова 2001:9). Как самостоятельное направление в лингвистике лингвокультурология оформляется в 90-ые годы XX века. Термин ((лингвокультурология» появился в связи с работами Московской фразеологической щколы, возглавляемой В.Н. Телия.

В качестве альтернативного для обозначения данного направления используется термин «лингвокультуроведение» (Хроленко 2000).

Все представители лингвокультурологии акцентируют внимание на междисциплинарной природе этого направления (см., например: Воробьев 1997; Маслова 2001). Но если культурология исследует самосознание человека по от1ющению к природе, обществу, истории, искусству и другим сферам его социального и культурного бытия, то лингвистика рассматривает мировоззрение, которое отображается и фиксируется в языке в виде ментальных моделей языковой картины мира. Лингвокультурология имеет своим предметом и язык, и культуру, находящиеся в диалоге, взаимодействии (Телия 1996:

222; Маслова 2001:9).

Язык в лингвокультурологической традиции понимается, прежде всего, как орудие культуры, ее часть, и в то же время - необходимое условие ее существования. Следователыю, лингвокультурология изучает язык как феномен культуры. Культура сама по себе является исторической памятью народа, язык же, «благодаря его кумулятивной функции, хранит ее, обеспечивая диалог поколений, не только из прошлого в настоящее, но и из настоящего в будущее» (Телия 1996:228).

В развитии лингвокультурологии выделяют: первый период - предпосылки развития науки - труды В. фон Гумбольдта, А.А. Потебни, Л. Вайсгербера, Э. Бенвениста, Э.Сепира и др., второй период - оформление лингвокультурологии как самостоятельной области исследования и в данный момент начинает складываться третий период - развитие фундаментальной междисциплинарной науки - лингвокультурологии (Маслова 2001:28).

В настоящий момент формируется тенденция видеть в лингвокультурологии самостоятельную научную и учебную дисциплину. Подобный подход представлен, в частности, в работах В.В Воробьева (1997), В.А. Масловой (2001), С.А. Кощарной (2002). Свою точку зрения В.А. Маслова аргументирует тем, что современная этнолингвистика рассматривает лищь те элементы языка, которые соотносимы с определенными материальными или культурно-историческими комплексами, кроме того, она оперирует преимущественно исторически значимыми данными и стремится в современном материале обнаружить исторические факты того или иного этноса. Лингвокультурология же исследует и исторические, и современные языковые факты сквозь «призму духовной культуры» (Маслова 2001:11), Уточняя основные установки лингвокультурологии, Г.Г. Слыщкин указывает на необходимость проведения лингвокультурологического анализа не только по принципу «от единицы языка к единице речи», но и от «единицы культуры к единицам языка». Главная задача лингвокультурологии видится им «в установлении, во-первых, адекватных языковых средств, выражающих ту или иную культурную единицу в дискурсе, и, во-вторых, основных прагматических функций апелляции к данной культурной единице в различных коммуникативных ситуациях» (Слыщкин 2000: 8).

При всем разнообразии трактовок представителей данного направления объединяет интерес к культурной функции языка, изучению образа мира, закрепленного в языке, и его детерминированности культурным своеобразием определенного этноса. Таким образом, в центре исследовательских интересов лингвокультурологаи находятся национальные формы бытия общества, воспроизводимые в системе языковой коммуникации и основанные на его культурных ценностях, все, что составляет языковую картину мира.

В результате приведенного выше краткого обзора, призванного выявить лишь основные особенности двух основных направлений современной антропоцентрической парадигмы возможно отметить, что, обладая собственной научной спецификой, указанные направления обнаруживают ряд общих черт.

1. И когнитивная лингвистика, и лингвокультурология реализуют интегративный подход к языку. Возникнув в результате междисциплинарного синтеза, в исследовании языка они учитывают как собственно лингвистические данные, так и достижения смежных дисциплин, что позволяет дать более глубокую и многоаспектную характеристику изучаемого феномена.

2. В соответствии с особенностями антропоцентрической парадигмы, оба направления связаны с рассмотрением языка в диаде «язык и человею>, но в каждом из них она приобретает разные формы. В копштивной лингвистике язык изучается, прежде всего, как когаитивный механизм, ифающий роль в кодировании и трансформировании информации, в лингвокультурологии - как феномен культуры, как хранитель культурного кода нации. Иными словами, диада «язык и человек» преобразуется в когнитивной лингвистике в триаду «язык - человек - познание», в лингвокультурологии - в триаду «язык - человек - культура». Когнитивная лингвистика сосредоточена на рассмотрении прежде всего кошитивной функции языка, лингвокультурология культурной.

3. И копштивная лингвистика, и лингвокультурология определяют важность метафорического анализа с точки зрения достижения целей, стоящих перед ними. В рамках когнитивизма теория концептуальной метафоры рассматривается как способная выявить особенности концептуализации человеком действительности. В.Л. Маслова, описывая методологический инструментарий лингвокультурологии, отмечает, что «аппарат анализа метафоры, предложенный Дж. Лакоффом, обладает большой объяснительной силой и позволяет получить результаты, важные для решения проблемы языка и культуры» (Маслова 2001:34).

4. Оба направления уделяют значительное внимание трактовке картины мира и различным ее вариантам. Для когнитологов приоритетным является вопрос о механизмах ее формирования, для лингвокультурологов - ее национально-культурная специфичность.

5. И когнитивная лингвистика, и лингвокультурология оперируют понятием «концепт», но в восприятии каждой из них данное понятие имеет ряд своеобразных черт.

6. Оба направления апеллируют к понятию человеческого сознания. А поскольку «именно в сознании осуществляется взаимодействие языка и культуры,... любое лингвокультурологическое исследование есть одновременно когаитивное исследование» (Карасик, Слышкин 2001: 76).

Данные особенности определяют то обстоятельство, что в последнее время ученые все чаще стремятся интегрировать в своих исследованиях достижения этих двух направлений (см., например, комплексное исследование русской и немецкой концептосфер эмоций, выполненное с лингвокультурологической и когнитивной позиции Н.А. Красавским 2001). Подобный подход соответствует закономерностям антропоцентрической парадигмы, и, думается, детерминирован ее экспансионизмом, тенденцией к объединению усилий смежных дисциплин в достижении единой цели, и представляется весьма продуктивным.

В соответствии со сказанным, методологической базой проводимого исследования является синтез достижения когнитивистики в области ментальных структур, категоризации и концептуализации действительности с достижениями лингвокультурологии, особенно с учетом фактора человеческой культуры в концептуализации действительности.

1.3. Понятия «внутренний мир» и «картина мира» в современных лингвистических исследованиях Понятие «внутренний мир» чаще всего является предметом исследования философии, психологии, физиологии. Отдельные компоненты явления внутреннего мира человека, внутреннего человека описаны в лингвистике (см. работы: Н.Д. Арутюновой, А.А. Камаловой, Н.И. Николаева, М.В. Пименовой, Н. М. Сергеевой, В.И. Убийко, Е.В. Урысон, Т.В. Чумаковой). Термины «внутренний мир человека» и «внутренний человек» являются, по мнению Н.И. Николаева, идентичными и взаимозаменяемыми.

По мнению Н.И. Николаева, «в различных смысловых контекстах «внутренний мир» («внутренний человек») охватывает собой сферу человеческих чувств, страстей, мыслей, разнонаправленных в своем отношении к добру и злу, область нравственных мотивов действий, сферу духовной, религиозно ориентированной жизни человека, в установках своих индифферентной или, более того, агрессивной к повседневности, к плотским ее проявлениям» (Николаев 2002:147).

Используя терминологию исследователей концептов сферы внутреннего мира (Н.Д. Арутюновой, А.А. Камаловой, Н.И. Николаевым, М.В. Пименовой, В.И. Убийко, Е.В. Урысон), следует отметить, что словосочетания внутренний мир человека и внутренний человек структурируются как сложный концепт или концептосфера, содержащая концепты разных областей внутреннего мира (Душа, Дух, Сердце, Ум, Вера).

По мнению В.И. Убийко, «макроконцептами, лежащими в основе концептосферы «Внутренний мир человека», являются концепты Душа и Дух.

Именно они объединяют чувственную сферу внутреннего мира (концепт Чувство), ментальную сферу внутреннего мира (концепт Ум), чувственноментальную сферу (концепт Вера), императивную сферу (концепт Воля) и нравственную сферу (концепты Добро - Зло, Совесть) в единое целое»

(Убийко1998:4).

Внутренний мир моделируется по образу внешнего мира. В Философском словаре отмечено, что «в философии внутренний мир уже почти утратил грань между собой и внешним миром. Ср.: «Внутренний мир — вся сознательная духовная жизнь человека. В новой психологии внутренний мир и внешний мир больше не различаются. Но нельзя встречающееся ставить наряду с внешним миром, а живо представляемое — наряду с внутренним миром. Представления и мысленные объекты, которые формируются во внутреннем мире, противостоят человеку, хотя и особенным образом, как вещи от него независимые, и могут быть отнесены им к объектам его размышлений. С другой стороны, чувства, настроения, симпатии, голод и жажду нельзя представить иначе, как приходящее извне (чувство «Лишает меня обладания, одолевает меня»)» (Огурцов 1989: 93).

Наиболее целостно концепты «внутренний мир человека», «внутренний человек» (в терминологии следуем за В.И. Убийко и М.В. Пименовой) представлены в языке, так как «язык - неотъемлемая часть сознания» (Ченки, 1997:69).

М.В. Пименова отмечает, что «в языке отражено представление о том, что происходит внутри человека, язык представляет человека как сложное образование, что лишь отчасти можно объяснить существующими (и существовавшими ранее) мифологическими и / или религиозными представлениями» (Пименова 1999: 18).

В последнее время выражение «картина мира» получило щирокое употребление в самых различных областях гуманитарных наук культурологии, истории, психологии.

Понятие «картина мира» относится к числу фундаментальных понятий, в центре которого находится человек и его бытие, взаимоотношение человека с миром, важнейшие условия его существования в мире, потому что человек как субъект познания является носителем определенной системы знаний, представлений, мнений об объективной действительности, зафиксированной в языке.

Л. Вайсгербер первым ввел в лингвистику термин «картина мира». Под картиной мира он понимал ту «преобразующую силу», которая через «промежуточный мир» создает у человека представление о материальном, объективном мире, «это система всех возможных содержаний, духовных, определяюищх своеобразие культуры и менталитета данной языковой общьюсти, и языковых, обуславливающих существование и функционирование самого языка» (Шарикова 2004: 55). Это понятие получило широкое распространение в современном научном знании. В философии картина мира - в отличие от мировоззрения - совокупность мировоззренческих знаний о мире, «совокупность предметного содержания, которым обладает человек» (Ясперс; цит. по: ФЭС 1999: 201). По М. Хайдеггеру, «картина мира, сущностно понятая, означает не картину, изображающую мир, а мир, понятый как картина» (Хайдеггер 1986:103).

В монографии «Роль человеческого фактора» под картиной мира (далее - КМ) понимается «исходный глобальный образ мира, лежащий в основе мировидения человека, репрезентирующий сущностные свойства мира в понимании ее носителей и являющийся результатом всей духовной активности человека» (Серебренников 1988: 3-7). КМ как субъективный образ объективной реальности, не переставая быть образом реальности, опредмечивается в знаковых формах, не запечатлеваясь полностью ни в одном из них.

Отмечается, что КМ имеет двойственную природу как неопределенный элемент сознания и жизнедеятельности человека и объективированное в виде опредмеченных образований, «следов», оставляемых человеком в процессе жизнедеятельности. КМ создается в результате двух различных процедур:

1) экспликации, экстрагирования, опредмечивания, объективирования и осмысления образов мира, лежащих в основе жизнедеятельности;

2) созидания, творения, разработки новых образов мира, осуществляемых в ходе специальной рефлексии, носящей систематический характер.

Кроме того, отмечается, что функции КМ вытекают из природы и предназначения в человеческой жизнедеятельности мировидения человека, составной частью которого и является КМ (там же: 24- 25).

М.В. Пименова под КМ понимает «совокупность знаний и мнений субъекта относительно объективной реальной или мыслимой действительности» (Пименова 2002: 182).

КМ изменяется и развивается с течением времени в результате переработки информации о среде и человеке, она многоуровневая и обладает структурой. Она может быть представлена с помощью пространственных, временных, количественных, этических и других параметров. На формирование КМ влияет язык, традиции, воспитание, обучение и прочие социальные факторы.

По мнению Г.В. Колшанского, «язык на одном этапе своего развития не выступает в качестве самостоятельной креативной силы и не создает своей собственной картины мира, он лищь фиксирует концептуальный мир, первоначальным источником которого является реальный мир» (Колщанский 1990:

15). Картина мира -это отражение реального мира в сознании человека.

Картина мира как упорядоченная система знаний о действительности, формируется в индивидуальном и общественном (а также групповом) сознании.

В.А. Пищальникова предлагает определенные характеристики картины мира:

а) интегративное образование на базе отражения (сознания) и информации;

б) модели, изображения, отражения действительности;

в) представления о мире, включающие в себя мировоззрение;

г) системное, схематич!юе образование, упорядочивающее мировоззрение (представление);

д) реальность, структурность, системность, схематичность, динамичность (Пищальникова 2001: 97).

Таким образом, под картиной мира в лингвистике понимается «сетка координат, при посредстве которой люди воспринимают действительность и строят образ мира, существующий в их сознании» (Гуревич 1972: 64).

В лингвистике XX века разработаны понятия: научная, языковая, наивная, концептуальная картины мира.

Так, научную картину мира определяют как «систему знаний, синтезирующую результат исследования конкретных наук сознанием мировоззренческого характера, представляющим собой целостное обобщение совокупного практического и познавательного опыта человечества (Кобозева 2000:

125).

Термин «научная картина мира» употребляется в современной науке в нескольких значениях:

1) это система знаний, полученных в различных науках, это целостный и обобщенный образ мира, включающий представление о природе, обществе и человеке;

2) это система представлений о природе, складывающаяся в результате достижений различных естественнонаучных дисциплин;

3) это вся совокупность и система знаний в отдельной науке, в которой фиксируется целостное видение предмета данной науки, которое формируется на определенном этапе ее истории и меняется с переходом от одного этапа к другому (Пименова 2004:5-6).

Одной из форм КМ является языковая картина мира (далее - ЯКМ).

Ю.Д. Апресян подчеркивает донаучный характер языковой картины мира, называя ее наивной картиной. «Языковая картина мира как бы дополняет объективные знания о реальности, часто искажая их (см. научное значение и языковое толкование таких слов, как атом, точка, свет, тепло и т.д.). Изучая семантику этих слов, можно выявить специфику когнитивных (мыслительных) моделей, определяющих своеобразие наивной картины мира (Апресян 1996:257). «В наивной картине мира отражается вся совокупность духовного и материального опыта людей, говорящих на определенном языке. Наивные представления о мире фиксируются языком и определенно отражают знания и культуру носителей этого языка» (Пименова 1999:11).

ЯКМ как герменевтическое понятие по своему содержанию шире понятия наивной картины мира. Под ЯКМ понимается то, как «в языке отражается видение мира человеком, как особенности концептуализации бытийных сущностей фиксируются в системе языка, в элементах его грамматического строя и лексикона» (Кравченко 2004: 179). В то же время Л.В. Кравченко подчеркивает, что существенной частью ЯКМ является система отношений между первичным, чувственно опосредованным знанием, и вторичным (собственно научным) знанием, синтезированным на основе совокупного эмпирического опыта, то есть соотношение конкретного и обобщенного (там же:

180).

Под ЯКМ М.В. Пименова понимает совокупность знаний о мире, которые отражены в языке, а также способы получения и интерпретации новых знаний. При таком подходе язык - определенная концептуальная система и средство оформления концептуальной системы знаний о мире (Пименова 2004а: 6; 20046:5).

З.Д. Попова и И.А. Стернин под ЯКМ понимают совокупность зафиксированных в единицах языка представлений народа о действительности на определенном этапе развития народа (Попова, Стернин 2003:5).

Наще видение окружающего мира, наше восприятие и членение окружающей действительности предопределяют «блоки» (понятийные, концептуальные), которые, имплицитны и неощутимы, неосознаваемы, как неосознаваем нами воздух, когда его достаточно и он таков, к какому мы привыкли»

(Красных 1998: 166). Следовательно, в ЯКМ содержится информация, значимая для человека.

Г.В. Колшанский в работе «Объективная картина мира в познании и языке» пишет о том, что необходимо говорить не о ЯКМ, а о Языковамыслительной картине мира, потому что есть соотношение «языкомышление-мир», а не «язык-мышление» (Колшанский 1990:37).

Г. Брутян отмечает, что ЯКМ шире концептуальной. ЯКМ - это «информация о внешнем и внутреннем мире, закрепленная средствами живых, разговорных языков» (Брутяи 1973: 108). Концептуальная картина мира (далее - ККМ) - это «не только знание, которое выступает как результат мыслительного отражения действительности, но и итог чувственного познания, в снятом виде содержашийся в логическом познании» (Брутян 1973: 108).

В «Кратком словаре когнитивных терминов» представлено следующее определение ЯКМ: «это отражение в категориях (отчасти в формах) языка представлений данного языкового коллектива о строении, элементах и процессах действительности в её соотношении с человеком» (Кубрякова 1997:

90).

ЯКМ определяет своеобразие менталитета «языковой обшности», её инвариант или народный/национальный тип состоит из множества вариантов вертикальной (временной, диахронной, возрастной) и горизонтальной (территориальной, диалектной, социальной функции) системы координат, отражающей постоянное, но постепенное изменение «промежуточного мира»

языка и, соответственно, металитета языковой общности (Шарикова 2004:

65).

М.В. Пименова проводит параллель между языковой и национальной картинами мира. ЯКМ - сложившаяся давно и сохранившаяся доныне национальная картина мира, дополненная ассимилированными знаниями, отражающая мировоззрение и мировосприятие народа, зафиксированная в языковых формах, ограниченная рамками консервативной национальной культуры этого народа (Пименова 2002:113; 2005: 17).

ЯКМ формирует тип отношения человека к миру. Она задает нормы поведения человека в мире, определяет его отношение к миру.

Д.О. Добровольский в статье «Национально-культурная специфика во фразеологии» говорит о языковой картине мира как о метафоре, т.е. о таких особенностях, которые зафиксированы в национальном языке, которые создают не картину мира, а лишь специфическую окраску этого мира, обусловленную национальной значимостью предметов, явлений, процессов, избирательным отношением к ним, которое порождается спецификой деятельности, образа жизни и национальной культуры данного народа (Добровольский 1997: 154).

Таким образом, языковая картина мира представляет собой совокупность знаний о мире, то есть с помощью языка мы можем отражать мир.

ЯКМ тесным образом связана с ККМ. Концепт - это неотделимая часть картины мира. ККМ представляет собой «совокупность моделей, структурирующих знание о мире» (Каменская 1990:34).

Картина мира создается благодаря познающей деятельности человека и отражающей способности его мышления. Важнейщим свойством КМ считается целостность, а её элементом смысл, который характеризуется «инвариантностью, актуальностью, субъективностью, неполной экспликацией, недоступностью полному восприятию, континуальностью, динамичностью.

Наряду с целостностью, исследователь отмечает такие характеристики картины мира, как космологическая ориентированность (глобальность образа мира), внутренняя безусловная достоверность для субъектов, стабильность и динамичность, наглядность, конкретность облика элементов» (Сулейманова 1989).

Таким образом, ККМ и ЯКМ тесно взаимосвязаны, они несут определенные знания социума о предметах объективной действительности, представляя уровень народного знания о внещнем мире.

Они связаны между собой как первичное и вторичное, как ментальное явление и его внещняя вербализация, как содержание понятия и средство доступа исследователя к этому понятию.

Ь4. Понятие «концепт» в современных лингвистических исследованиях Концепт является одним из наиболее важных понятий когнитивной лингвистики. Концепты изучаются копштивной лингвистикой через их языковую объективацию. При этом структура концепта моделируется на основе анализа значений всех объективирующих его языковых единиц.

В современных исследованиях рассматриваются различные проблемы, связанные с тем, что понимается под термином концепт, как он формируется и какова его структура. В последнее десятилетие в лингвистике появилось множество трактовок термина «концепт», однако во всем многообразии определений достаточно четко выделяются следующие подходы к пониманию природы и сущности концепта: психологический (когнитивный), логический, философский, лингвокультурологический, интегративный.

Од1Н1м из первых в лингвистике психологическое понимание сущности концепта дает русский ученый С.А. Аскольдов (Алексеев) в статье «Концепт и слово», вышедшей в 1926 году. Концепт есть ментальное образование, которое замещает в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода. Однако «не следует, конечно, думать, что концепт есть всегда заместитель реальных предметов. Он может быть заместителем некоторых сторон предмета или реальных действий, как, например, концепт «справедливость». Наконец, он может быть заместителем разного рода хотя бы и весьма точных, но чисто мысленных функций. Таковы, например, математические концепты» (Аскольдов 1997: 269-270). Таким образом, основной функцией концепта является функция заместительства. С.А. Аскольдов пишет: «Чтобы подойти к уяснению природы концептов, необходимо уловить самую существенную их сторону, как познавательных средств. Эту сторону мы видим в функции заместительства» (Аскольдов 1997: 269).

Продолжая рассуждения С.А. Аскольдова, Д.С. Лихачев рассматривает концепт как заместитель понятия в индивидуальном и коллективном сознаНИИ. в отличие от С.А. Аскольдова, Д.С. Лихачев полагает, что «концепт существует не для самого слова, а для каждого основного (словарного) значения слова отдельно». Он считает концепт «алгебраическим» выражением значения, которым носители языка оперируют в устной и письменной речи.

Причем человеческое сознание способно охватить значение во всей его сложности, кроме того, человек зачастую по-своему его интерпретирует, исходя из своего личного опыта. Любой индивид, по мнению Д.С. Лихачева, является своего рода «концептоносителем», который умеет расшифровать концепт в зависимости от сиюминутного контекста, а также культурного опыта. Речевая деятельность индивида определяется концептосферой языка, а также - национальной концептосферой, зависящей от исторического опыта нации. На уровне речи контекст и ситуация позволяют говорящим понять, какое из словарных значений слова замещает собой концепт. Такая заместительная функция концепта позволяет преодолеть при языковом общении несущественные различия в понимании слов, их толкований, позволяет отвлечься от «мелочей»; свою ограничительную функцию Ифает при этом контекст. Подменяя собой значение слова, концепт тем самым снимает разногласия, различия в понимании значения слова и этим облегчает общение; с другой стороны, концепт расщиряет значение, дает возможность домысливания, сотворчества, «дофантазирования», для эмоциональной ауры слова» (Лихачев 1997:33-42).

При этом концепт «является результатом столкновения словарного значения слова с личным и народным опытом человека. Концепт возникает в сознании как «отклик» на языковой опыт человека в целом» (Лихачев 1997:

281-282).

Концепт рассматривается как понятие, существующее в сознании носителей языка. Знание об этом понятии выражено в определенных языковых стереотипах, которыми могут быть как слова, так и словосочетания. При этом концепт «является целостным образованием, способным пополняться, изменяться и отражать человеческий опыт» (Рябцева 1991:74).

Концепты - «комплексные дискретные единицы сознания, при помощи которых осуществляется процесс человеческого мыщления. Концепты выступают как единицы хранения человеческого знания» (Попова, Стернин 2003: 17; 2004: 54; 2005: 7). В одной из последних работ И.А. Стернин уточняет содержание термина «концепт», перед нами «единица концептосферы, то есть упорядоченной совокупности единиц мышления народа. Концепт включает все ментальные признаки того или иного явления, которые отражены сознанием народа на данном этапе его развития. Концепт обеспечивает осмысление действительности» (Стернин 2004:45).

По мнению Р.И. Павилениса, концепт - это смысл, который составляет когнитивно базисные подсистемы мнения и знания (Павиленис 1986:241).

Психологическая трактовка термина «концепт» представлена также в работе А.А. Залевской. Обращаясь к данной терминологии, учёный оговаривает, что концепт является транслитерацией английского соответствия слову «понятие» (Залевская 2001: 37). Кроме того, она разграничивает концепт как достояние индивида и концепт как инвариант, функционирующий в социуме или культуре. То, что существует в голове индивида, по мнению исследователя, и есть концепты, а то, что является продуктом научного исследования конструктами (Залевская 2001:34).

Таким образом, с точки зрения представителей психологического направления, концепт есть заместитель понятия в индивидуальном коллективном сознании носителей языка.

Логический подход к пониманию концепта связан с именем Н.Д. Арутюновой и представлен серией коллективных монографий «Логический анализ языка». Н.Д. Арутюнова понимает концепт как понятие практической (обыденной) философии, являющейся результатом взаимодействия ряда факторов, таких, как национальная традиция, фольклор, религия, идеология, жизненный опыт, образы искусства, ощущения и система ценностей. Концепты образуют «своего рода культурный слой, посредничающий между человеком и миром» (Арутюнова 1999:3).

В рамках данного подхода значительное внимание уделяется контекстуальной связи формирующегося в сознании индивида или коллектива концепта с уже усвоенными глобальными общественными ценностями данного социума. Концепт выступает посредником между словами и экстралингвистической действительностью, и значение слова не может быть сведено исключительно к образующим его ко1щептам.

«Значением слова становится концепт, схваченный знаком» (Кубрякова 1997: 92). Следовательно, концепт предшествует формированию значения слова. В более поздних публикациях Е.С. Кубрякова уточняет свое понимание соотношения значения слова и концепта. В сознании человека возникают новые смыслы, их необходимо именовать, тогда уже существующее значение слова представляет концепт, новое начинает свой путь становления. Сторонники данного аспекта термин «концепт» используют как синоним термину «понятие», которые происходят от латинского слова «conceptus» ~ «понятие», «суждение». В этом случае концепт определяется как мысль, содержащая в обобщенной форме предметы и явления действительности путем фиксации их свойств и отношений. Этот подход перекликается с этнографическим определением феномена культуры, сформулированным Э.Б. Тейлором:

«Культура... слагается в своем целом из знания, верований, искусства, нравственности, законов, обычаев и некоторых других способностей и привычек, усвоенных человеком как членом общества» (Тейлор 1989:48).

Развитие философского подхода связано с именем В.В. Колесова. Концептом считается «идеальная единица национальной ментальности (речемысли), воплощенная в триединстве словесного образа, логического понятия и культурного символа и данная как диалектическое единство вещи и ее идеи» (Колесов 2004: 93). В свою очередь, под ментальностью понимается «миросозерцание в категориях и формах родного языка, в процессе познания соединяющее интеллектуальные, духовные и волевые качества национального характера в типичных его проявлениях» (Колесов 1996:102).

В.В. Колесов особо оговаривает, что под концептом «следует понимать не conceptus (условно передается термином «понятие»), а conceptum зародыш, зернышко» первосмысла, из которого и произрастают в процессе коммуникации все содержательные формы его воплощения в действительности» (Колесов 1999: 81). Концепт образуется и функционирует в силовом поле между значением слова и смыслом понятия. Это «инвариант всех возможных значений» (Колесов 2002: 36-74). Л.В. Савельева под концептом понимает «слово-понятие, которое вместе со своей этимологической предысторией и последующей жизнью в формулах народно-речевой и книжнословесной культуры отразило эстетическую философию народа» (Савельева 2001:44).

Представители лингвокультурологического направления вместо понятия концепт предлагают термин лингвокультурема (В.В. Воробьев), под которой понимается «комплексная межуровневая единица, представляющая собой диалектическое единство лингвистического и экстралингвистического (понятийного и предметного) содержаний» (Воробьев 1997: 44-48). Логоэпистема (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров), по сути, является элементом значения слова и локализуется в языке (Верещагин, Костомаров 1999). В данном случае речь идет о взаимодействии языка и культуры, которое осуществляется в сознании, поэтому любое лингвокультурологическое исследование есть одновременно и когнитивное исследование.

Концепт является основной ячейкой культуры в ментальном мире человека, это «сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт - это то, посредством чего человек... входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее» (Степанов 2001: 43). При этом исследователь подчеркивает, что концепт существует не в виде четких понятий; концепт - это «пучок представлений, понятий, знаний, ассоциаций, переживаний, сопровождающий вербализирующее его слово. Концепты не только мыслятся, они переживаются. При этом концепты могут «парить» над концептуальными областями, выражаясь как в слове, так и в образе или материальном предмете.

Все базовые концепты, существующие в той или иной культуре долгое время, называются константами, подчеркивая их особую значимость для человека и общества в целом.

Концепт формируется в «текстах культуры», и источниками сведений, необходимых для описания концептов, являются прецедентные тексты, в частности, пословицы, поговорки, афоризмы, устойчивые сочетания слов, названия известных произведений духовной культуры, распространенных научных теорий и т.д. (Грузберг 2002: 27).

Г.Г. Слыщкин определяет формирование концепта как «процесс редукции результатов опытного познания действительности до пределов человеческой памяти и соотнесение их с ранее культурно-ценностными доминантами, выраженными в религии, идеологии, искусстве и т.д.» (Слыщкин 2000: 10).

Г.Г. Слыщкин совместно с В.И. Карасиком предлагают термин лингвокультурный концепт, под которым понимают «условную ментальную единицу, направленную на комплексное изучение языка, сознания и культуры» (Карасик, Слышкин 2001: 75).

Лингвокультурный концепт отличается от других ментальных единиц акцентуацией ценностного элемента. Центром концепта, по замечанию В.И.

Карасика, всегда является ценность, поскольку концепт служит исследованию культуры, а в основе культуры лежит именно ценностный принцип (Карасик 1996).

С.Г. Воркачев разделяет термины культурный и лингвокультурный концепт. Культурный концепт (представляет собой «сгустою> этнокультурно опредмеченного смысла) по определению относится к культурологии и не предполагает обратной вербализации, а может находить знаковое воплощение в любых семиотических формах: поведенческих, предметных и др., в то время как лингвокультурный концепт (сложное ментальное образование) связан с языковыми средствами реализации.

Лингвокультурный концепт (лингвоконцепт) - семантическая единица «языка» культуры, «план выражения которой представляет двусторонний языковой знак, линейная протяженность которого, в принципе, ничем не ограничена. Определяющим в понимании лингвоконцепта выступает представление о культуре как о «символической Вселенной», конкретные проявления которой в каком-то «интервале абстракции» (в сопоставлении с инокультурой) обязательно этноспецифичны. Тем самым, ведущим отличительным признаком лингвоконцепта является его этнокультурная отмеченность....

Лингвоконцепт характеризуется гетерогенностью и многопризнаковостью, принимая от понятия дискурсивность представления смысла, от образа - метафоричность и эмотивность этого представления, а от значения - включенность его имени в лексическую систему языка» (Воркачев 2005: 10). По мнению лингвиста, данные концепты совпадают по своей предметной области, отличаются по материи своего овеществления и по своим исследовательским свойствам (Воркачев 2003: 20). Следовательно, «лингвокультурный концепт представляет собой в достаточной мере «фантомное» ментальное образование как в силу своей эвристичности - он принадлежит к инструментарию научного исследования, так и в силу того, что он является своего рода «ментальным артефактом» - рукотворен и функционален, создан усилиями лингвокогнитологов для описания и упорядочения все той же «духовной реальности» (Воркачев 2003:31).

В.Г. Гак в статье «О контрастивной лингвистике» отмечает, что лингвокультурный концепт - качественно разнородное, вариативное и многослойное структурированное семантическое образование, при исследовании которого применим компонентный анализ как наиболее эффективная в сопоставительной семантике микролингвистическая методика (Гак 1989:13).

Структуру концепта составляют признаки, которые являются эталоном сравнения при межъязыковом сопоставлении лингвокультурных концептов.

Следовательно, осмысление концепта с культурологической точки зрения связано с представлением о языке как об орудии культуры.

При таком подходе объектом исследования становится фольклор (Никитина 1991; 1997), традиционные мифологические представления и верования, обряды календарных и семейных циклов, славянские и балканские литературы, древняя история славян (Толстой 1995). Таким образом, концепт это сложное лингвосоциальное явление, С точки зрения интегративного направления (А.П. Бабушкин, С.Х.

Ляпин, Н.Н. Панченко, В.И. Шаховский) концепт является «многомерным культурно-значимым социопсихическим образованием в коллективном сознании, опредмеченным втой или иной языковой форме» (Ляпин 1997: 11).

Продолжая свою мысль, С.Х. Ляпин пишет, «когда человек живет, общается, действует в мире «понятий», «образов», «поведенческих ценностей», «идей» и других феноменологических координат своего существования, одновременно на более глубоком уровне бытия он живет, общается, действует в мире концептов, по отношению к которым традиционно понимаемые понятия, образы, поведенческие стереотипы и т.д. выступают их частными, проективными, редуцированными формами» (Ляпин 1997: 22). Акцент ставится на многомерности концепта, выделении в нем эмоционального и рационального, абстрактного и конкретного компонентов. М.В. Никитин понимает концепты как «дискретные содержательные сущности сознания» (Никитин 1997: 3). А.П. Бабушкин под концептом считает любую дискретную единицу коллективного сознания, которая отражает предмет реального или идеального мира и хранится в национальной памяти носителей языка в вербально обозначенном виде (Бабущкин 1996:55).

Представители всех направлений не только предлагают свои определения термина «концепт», но и рассматривают механизмы возникновения концептов, особенности взаимодействия концептов между собой. Настоящее исследование выполнено в рамках интегративного направления исследования концептов.

1.5. Когнитивная модель и концептуальная метафора как способы Теория когнитивных моделей связана с именами американских лингвистов Дж. Лакоффа, Ч. Филлмора. Процесс категоризации как вид когнитивной деятельности человека, выражающийся в языке, описывается в виде определенных моделей в языке.

Когнитивная модель включается в описание концепта. По мнению Л.О.

Бутаковой, «если оценивать качество моделей, получаемых при любых методиках лингвистической реконструкции, то следует отметить их формализованно-интерпретативный характер. При этом в центр когнитивного моделирования по данным языка неизбежно попадает концепт» (Бутакова 2003:44).

Процесс когнитивного моделирования включает характер функции понимания: т.е. способность соотносить новое знание с уже имеющейся структурой знания по принципу сходства. Ч. Филлмор, рассматривая содержание термина, когнитивная модель применительно к тексту, отмечает ряд существенных характеристик применительно к модели в целом. Исследователь пищет, что «использование знания в понимании текста означает способность соотносить текст с некоторой имеющейся структурой знания, на основе которой и создается модель ситуации. В процессе этого вспоминаются прощлые ситуации, как конкретно-эпизодические, так и обобщенносемантические ситуации. Хранящиеся в памяти ситуации входят в состав пересекающихся структур (или кластеров), образованных по принципу сходства. Считается, что в процессе понимания подобные кластеры отыскиваются и используются в качестве основы для модели новой ситуации» (Филлмор 1983: 177). Вышеизложенные характеристики моделирования могут быть применимы к выявлению когаитивной модели при анализе отдельных концептов. По мнению А.П. Чудинова, внутренняя организация концепта «имеет свойства гещтальта, существующего в индивидуальном или групповом (в том числе национальном) сознании целостного представления с нечеткой внутренней организацией и размытыми границами. При рассмотрении свойств метафорической модели и ее составляющих очень важно учесть ряд принципиальных идей современной когнитивистики» (Чудинов 2001:175).

Когаитивная лингвистика помогает обнаружить явления когнитивного моделирования в языке, которая содержит разные объекты действительности, в том числе и абстрактные. Дж.Л. Миллер в описании термина модель по отношению к художественному тексту отмечает, что модель представляет собой отрывок знания, содержащий конструктивный процесс: «Конструктивный процесс сохраняет задаваемые отрывком критерии для выбора абстрактной модели, состоящей из множества всех потенциальных положений дел, которые могут удовлетворить этим критериям» (Миллер 1990:240).

Модель представляет конструкцию релевантного явления, содержащегося в концепте. Дж.Л. Миллер утверждает, что модель содержит дополнительный компонент, ментальный по своей природе. Когнитивные модели способны реализовывать не только образы памяти, но выражать в языковых знаках определенную систему, построенную на универсальных законах.

М.В. Пименова отмечает, что «такая модель определяет нашу концептуальную организацию опыта, наше к нему отношение, а также то, что мы желаем выразить. Иными словами, значение слова, а также концепт могут быть представлены в виде фрейма - структуры представления знания - связанной схематизации опыта, в которой фиксируются прототипические знания о действительности, содержится основная (типовая) информация о том или ином концепте. Процесс ментальной репрезентации знаний проявляется и закрепляется в виде когаитивной модели (или фрейма)» (Пименова 2002: 103).

Когнитивная модель обладает определенными свойствами. Ю.Д. Апресян определяет основные свойства моделей следующим образом: 1) «от модели требуется только, чтобы ее поведение было похоже на поведение объекта; материал, в котором она реализована, может отличаться (и практически почти всегда отличается) от материала, из которого построен объект»; 2) «модель всегда является некоторой идеализацией объекта. Реальные явления очень сложны.

Чтобы понять эти сложные явления, необходимо начать с изучения самых простых и общих случаев, даже если они никогда не встречаются в чистом виде, и от них продвигаться к более сложным и специальным случаям»;

3) «обычно модель оперирует не понятиями о реальных объектах, а конструктами, т.е. понятиями об идеальных объектах, не выводимыми непосредственно и однозначно из опытных данных, но построенными «свободно» на основании некоторых общих гипотез, подсказанных совокупностью наблюдений и исследовательской интуицией» (Апресян 1966:80-87).

В когнитивной лингвистике выделяется несколько типов моделирования.

Дж. Лакофф выделяет четыре типа когнитивных моделей: пропозиционные, схематические, метафорические, метонимические и дает им следующее описание: «Пропозиционные модели вычленяют элементы, дают их характеристики и указывают связи между ними; схематические модели образов - это специфические схематические представления образов, таких, как траектории, длинные тонкие формы или вместилища; метафорические модели - это модели перехода от пропозициональных моделей или схематических моделей образов одной области к существующей структуре другой области; метонимические модели - это модели од1юго или нескольких описанных выше типов, дополненные указанием функции, выполняемых одним элементом по отношению к другому» (Лакофф 1983:31-32).

«По теории Дж. Лакоффа, - отмечает А.П. Чудинов, - существуют модели прототипические и непрототипические; различные модели объединяют не строгие критерии, а принцип семейного сходства; возможно, выделяются модели базисного, «полубазисного» и небазисного уровней; компоненты модели - это «размытое множество», а не официально утвержденный перечень воинских званий или дворянских титулов, И уж если человек осуществляет категоризацию и концептуализацию мира, то к этому миру относятся и сами метафорические модели» (Чудинов 2001:45).

Наиболее оязыковлениой может считаться метафорическая модель, так как, согласно одной из характеристик моделирования, модель должна быть адекватна объекту или явлению, с которого моделируются. Явления, сравнения и сходства самые распространенные операции мышления, свойственные для человека, и его языковой деятельности.

Суммируя все вышесказанное, в нашем исследовании под когнитивной моделью понимается сложная система, входящая в структуру концепта и эксплицирующая определенные представления о мире.

При изучении и описании, абстрактных сущностей, к которым относятся концепты внутреннего мира человека, раскрывая идеальную сущность данных концептов, невозможно уклониться от упоминания того, каким образом трактовалась и трактуется абстракция как таковая, характеризующая деятельность внутреннего мира человека, в том числе и мыслительная.

«Абстрактное, по мысли Гегеля, есть нераскрывшееся неразвернувшееся, неразвившееся конкретное. Чтобы описать абстрактное, используют метафоры, ведь иной способ осознать вещи отвлеченные, по-видимому, отыскать крайне трудно. Каждое абстрактное понятие прошло долгий путь развития из конкретного» (Голованивская 1997: 15). Результатом является комплексное мышление, в основе которого лежит метафорическое мышление, базирующееся на мифе.

Эта идея была отмечена еще А.А. Потебней, который писал в своих работах по мифологии и этнофафии, что «метафоричность есть единственный первоначальный способ, доступный языку миф объясняет неизвестное посредством совокупности заданных признаков, объединенных словом или образом и поэтому он является таким же актом познания, как и научное мышление» (цит. по: Скляревская 1983: 21). Эту же общность метафоры и мифа подчеркивал немецкий философ Э. Кассирер: «Метафоричность слов это наследие, которое получил язык от мифа» (цит. по: Голованивская 1997:

23).

Миф, метафора - это те явления, на которых базируются абстрактные понятия, экспликация которых обращает внимание на процессы восприятия, сочетающие в себе и интеллектуальные, и эмоциональные, и специфически национальные начала. Механизмы восприятия кроются в подсознании человека, на уровне которого находятся единицы ментального уровня - концепты, репрезентируемые в больщей степени концептуальными (когнитивными) метафорами или, по терминологаи Дж. Лакоффа и М. Джонсона, метафорическим концептом.

Концептуальная метафора позволяет расширить рамки описания явлений абстрактного уровня и более полно понять идеальные сущности внутреннего мира.

«Концептуальная (когнитивная) метафора, по определению Е.С. Кубряковой, - одна из форм концептуализации, когнитивный процесс, который выражает и формирует новые понятия и без которого невозможно получения нового знания. По своему источнику концептуальная метафора отвечает способности человека улавливать и создавать сходство между разными индивидами и классами объектов» (Кубрякова 1997:55).

По мнению З.И. Резановой, в метафоре присутствует предлогический этап: «Предлогическое в метафоре - это преобразованный опыт нашей телесной жизни, ощущений, физической активности, в основе своей доязыковой, первая исходная база логической интерпретации языком, и представлена прежде всего лексикой с конкретно-предметными значениями, создающими базу метафорического переосмысления сферы абстрактного. Смысл метафорической номинации в этом аспекте может быть проинтерпретирован как языковой способ «возвращения» человека к первичности его телесных ощущений, что обуславливается сосуществованием в реализации планов первичного перцептивного образа и вторичного, логического» (Резанова 2002: 80).

З.И. Резанова определяет метафору следующим образом, не обусловливая её тип, но акцентируя её когнитивный компонент: «Метафора - действенный механизм своеобразного возвращения отвлеченных логических понятий к их конкретно-чувственному основанию, механизм возвращения абстракций к конкретно- чувственной, дологической памяти» (Резанова 2002:80).

Е.О. Опарина отмечает, что «основными сферами, в которых метафора выполняет концептуальную функцию, являются научная, общественнополитическая и обиходно-бытовая» (Опарина 1988: 66). Значительное число функционирующих здесь лексических единиц выступают как метафорические по происхождению (ср. goldener Verstand золотой ум). Направленность на формирование концептов обусловливает совмещение в метафорах, обозначавших непредметные сущности в указанных сферах, двух функций: номинативной и концептуальной. Номинативная функция выражается в присвоении имени, основанном на переносе названия с первоначального, вещественного денотата на отвлеченный. Концептуальная функция заключается в том, что концептуальная метафора служит цели вербализации понятий, обозначая то, что не имело до неё словесного выражения.

Как пишет Е.О. Опарина, «концептуальная метафора, как и другие её типы, создается на ассоциативно-образной основе и во время своего возникновения и первоначального функционирования осознается носителями языка как семантически двуплановое образование. В ней присутствует внутренняя форма - экстенсионал прямого значения вспомогательного компонента. При этом создание образа не является главной целью автора метафоры. Кроме того, образна номинация, сохраняющая в своем значении двуплановость, не способствует четкому обозначению понятия и может явиться помехой для функционирования лексической единицы» (Опарина 1988:67).

Таким образом, в основе концептов, определяющих оценочные смыслы в метафорах, лежит ценностная картина мира. Путем анализа метафор можно определить те аспекты картины мира, которые непосредственно проникают в структуру языковых единиц, вводя в них оценочные коннотации.

Ряд ученых рассматривают вопрос о соотношении языка и мышления, исходя из идеи о множественности форм мышления и, соответственно, различного характера связи этих форм с языком человека. Начиная с Лристотеля, наука вплоть до девятнадцатого века неходила нз ндеи о тождестве двух категорий: мыслительных и языковых. Только в настоящее время стало очевидным, что невозможно отождествление концепта и слова. Репрезентация знаний происходит не в одностороннем порядке (только в языке), многое остается невыраженным в языке, что характеризует процесс мышления как достаточно сложный. В. Розанов в статье «О понимании» отмечает: «Не трудно заметить, что в науке, как в совокупности человеческих знаний природа ума человеческого остаётся скрытою, не обнаруженною» (Розанов 2001:

57).

Когнитивные исследования, интегрируя разные виды наук (психология, философия, лингвистика, культурология), определяли основные категории и способы анализа эмпирического материала.

В заключении хотелось бы подчеркнуть, что новый взгляд на метафору привел к разработке теории когнитивной (концептуальной) метафоры. Выяснилось, что метафора играет большую роль в процессе категоризации, показывая как новое знание познается через известное. Такой подход дал мощный импульс к изучению метафоры. Метафора определена как ключ к пониманию форм репрезентации знаний.

Проникновение в концептосферу позволит лучше осмысливать миропонимание и поведение людей.

1.6. Понятие «дискурс» в социокультурном контексте Концепты VERSTAND и VERNUNFT в настоящем исследовании рассматривается в рамках публициситического и художественно-литературного дискурса. «Дискурс, понимаемый как текст, погруженный в ситуацию общения, допускает множество измерений. Лингвокультурное изучение дискурса имеет целью установить специфику общения в рамках определенного этноса, определить формульные модели этикета и речевого поведения в целом, охарактеризовать культ>'рные доминанты соответствующего сообщества в виде концептов как единиц ментальной сферы, выявить способы обращения к прецедентным текстам для данной лингвокультуры. Дискурс как когаитивносемантическое явление изучается в виде фреймов, сценариев, ментальных схем, копшотипов, т.е. различных моделей репрезентации общения в сознании. Социолингвистический подход к исследованию дискурса предполагает анализ участников общения как представителей той или иной социальной группы и анализ обстоятельств общения в щироком социокультурном контексте. Эти подходы не являются взаимоисключающими» (Карасик 2000: 5С позиций социолингвистики можно выделить два основных типа дискурса: персональный (личностно-ориентированный) и институциональный.

Институциональный дискурс представляет собой общение в заданных рамках статусно-ролевых отнощений. Применительно к современному обществу, повидимому, можно выделить следующие виды институционального дискурса:

политический, дипломатический, административный, юридический, военный, педагогический, религиозный, мистический, медицинский, деловой, рекламный, спортивный, научный, сценический и массово-информационный.

Моделируя институциональный дискурс, можно выделить четыре группы признаков: 1) конститутивные признаки дискурса, 2) признаки институциональности, 3) признаки типа институционального дискурса, 4) нейтральные признаки. Конститутивные признаки дискурса получили достаточно полное освещение в работах по социолингвистике и прагмалингвистике (Hymes, 1974; Fishman, 1976; Brown, Fraser, 1979). Эти признаки включают участников, условия, организацию, способы и материал общения, т.е. людей в их статусно-ролевых и ситуационно - коммуникативных амплуа, сферу общения и коммуникативную среду, мотивы, цели, стратегии, канал, режим, тональность, стиль и жанр общения, и, наконец, знаковое тело общения (тексты и/или невербальные знаки).

Признаки институциональности фиксируют ролевые характеристики агентов и клиентов институтов, типичные хронотопы, символические дейстВИЯ, трафаретные жанры и речевые клише. «Институциональное общение это коммуникация в своеобразных масках. Именно трафаретность общения принципиально отличает институциональный дискурс от персонального.

Специфика институционального дискурса раскрывается в его типе, т.е. в типе общественного института, который в коллективном языковом сознании обозначен особым именем, обобщен в ключевом концепте этого института»

(Карасик 2000:5-20).

Дискурс является центральным моментом человеческой жизни в языке, того, что Б.М.Гаспаров называет языковым существованием: «Всякий акт употребления языка - будь то произведение высокой ценности или мимолетная реплика в диалоге - представляет собой частицу непрерывно движущегося потока человеческого опыта. В этом своем качестве он вбирает в себя и отражает в себе уникальное стечение обстоятельств, при которых и для которых он был создан» (Гаспаров, 1996, с. 10).

К этим обстоятельствам относятся 1) коммуникативные намерения автора; 2) взаимоотношения автора и адресатов; 3) всевозможные "обстоятельства", значимые и случайные; 4) общие идеологические черты и стилистический климат эпохи в целом и той конкретной среды и конкретных личностей, которым сообщение прямо или косвенно адресовано, в частности;

5) жанровые и стилевые черты, как самого сообщения, так и той коммуникативной ситуации, в которую оно включается; 6) множество ассоциаций с предыдущим опытом, так или иначе попавших в орбиту данного языкового действия.

Публицистический и художественно-литературный жанры относятся, вероятнее всего, к институциональному дискурсу.

1.7. Характеристика понятия Verstand на основе словарных дефиниций Основными понятиямиУег81ап{1 при рассмотрении словарных статей в разных словарях являются: способность к пониманию, формирование понятий и суждений, духовная способность человека, чувственное восприятие (см.: Приложение 2: 117).

Общеупотребительным является первое значение, которое отмечено во всех словарях. Еще одно понятие выделяется только в некоторых словарях:

«способность делать выводы». Если в словаре издательства «Duden» (GWDS (elektr. Version), 2000, Verstand) дано лишь общее толкование понятия в этом значении, то в словаре братьев Гримм (DWG 1955: 2906) дано несколько вариантов. Сходство 4 вариантов значений слова легко установить на основе выделяемых признаков: 1) ум это духовная способность человека; 2) ум это восприятие окружающего мира; 3) ум способен формировать идеи; 4) создается в ходе жизнедеятельности человека.

При всем этом сходстве следует отметить и различия. Основное заключается в том, что в основе толкований положены разные ключевые слова: способность, возможность, деятельность, поэтому признаки акцентируются в разной степени. В определениях, где основным словом является «способность» и «возможность» подчеркивается то, что при наличии отдельных составляющих элементов существует нечто, что их объединяет, они находятся в неразрывной взаимосвязи и закономерно расположены. При основном слове «деятельность»

внимание акцентируется на том, что эта деятельность связана с человеком. Толковый словарь издательства «Duden» при рассмотрении четвертого значения дает более точную конкретизацию, чем другие словари, указывая на носителя ума - человека - одушевленное существо и обозначены его сущностные составные части: восприятие, переживание, чувство, духовная сфера.

В энциклопедии «Brockhaus» (Brockhaus Em^klopadie 1987: 2617) приводится общее толкование слова Verstand в рамках философии, начиная с Аристотеля. Аристотель понимал под словом ум способность понятийного и делающего вывод мышления. В средневековой философии обьектом ума считалось понятие, суждение и вывод из этого суждения. Следует отметить, что уже в средневековой философии было выявлено следующее: способность мыслить, свойственна только человеку. Под этим следует понимать, что ум это обозначение определенной способности человека к познанию.



Pages:     || 2 |


Похожие работы:

«Мозговой Максим Владимирович Машинный семантический анализ русского языка и его применения Специальность 05.13.11 — математическое и программное обеспечение вычислительных машин, комплексов и компьютерных сетей Диссертация на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Научный руководитель — доктор физико-математических наук, профессор Тузов В.А. Санкт-Петербург – 2006 2 Оглавление ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ О...»

«РОСЛАВЦЕВА Юлия Геннадьевна ОБОСНОВАНИЕ ОБЪЕМОВ ГОРНЫХ РАБОТ ПРИ ПОЭТАПНОЙ РАЗРАБОТКЕ МАЛЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ОТКРЫТЫМ СПОСОБОМ Специальность 25.00.21 – Теоретические основы проектирования горнотехнических систем Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук Научные руководители: Владимир Павлович Федорко доктор технических наук, профессор Федор...»

«Соловьев Анатолий Александрович МЕТОДЫ РАСПОЗНАВАНИЯ АНОМАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ НА ВРЕМЕННЫХ РЯДАХ В АНАЛИЗЕ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ НАБЛЮДЕНИЙ Специальность 25.00.10 Геофизика, геофизические методы поисков полезных ископаемых Диссертация на соискание ученой степени доктора физико-математических наук Научный консультант академик РАН, доктор физикоматематических наук, профессор Гвишиани Алексей...»

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Жуковский, Владимир Ильич 1. Субъект преступления в уголовном праве России 1.1. Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2003 Жуковский, Владимир Ильич Субъект преступления в уголовном праве России [Электронный ресурс]: Дис.. канд. юрид. наук : 12.00.08.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной библиотеки) Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Полный текст:...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Касимов, Николай Гайсович Обоснование основных параметров и режимов работы ротационного рабочего органа для ухода за растениями картофеля Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 Касимов, Николай Гайсович Обоснование основных параметров и режимов работы ротационного рабочего органа для ухода за растениями картофеля : [Электронный ресурс] : Дис. . канд. техн. наук  : 05.20.01. ­ Ижевск: РГБ, 2006 (Из фондов Российской...»

«из ФОНДОВ Р О С С И Й С К О Й Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н О Й Б И Б Л И О Т Е К И Пягай, Лариса Павловна 1. Дифференцированный подход при построении программы физической реабилитации больных хроническими неспецифическими заболеваниями легких 1.1. Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2003 Пярай, Лариса Павловна Дифференцированный подход при построении программы физической реабилитации больных хроническими неспецифическими заболеваниями легких [Электронный ресурс]: Дис.. канд. пед....»

«Белякова Анастасия Александровна Холодноплазменный хирургический метод лечения хронического тонзиллита 14.01.03 — болезни уха, горла и носа Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научный руководитель : член-корр. РАН, доктор медицинских наук, профессор Г.З. Пискунов Москва– СОДЕРЖАНИЕ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ...»

«ГРИГОРИЧЕВ Константин Вадимович ПРИГОРОДНЫЕ СООБЩЕСТВА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН: ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА ПРИГОРОДА 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук Научный консультант : д.истор.н., проф. В.И. Дятлов Иркутск – 2014 2...»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Саликсеа, Лейсян Багдатовна 1. Становление индивидуального опыта младжик жкольников в зависимости от стиля родительского отножения 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru 2003 Саликова, Лейсян Багдатовна Становление индивидуального опыта младшик школьников в зависимости от стиля родительского отношения [Электронный ресурс]: Дис.. канд. псикол. наук : 19.00.07.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки)...»

«Осипов Олег Викторович Церковно-приходские школы Оренбургской епархии (1864-1917 гг.) Специальность 07.00.02. – Отечественная история. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель : доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ А.П. Абрамовский Челябинск – 2002 2 Оглавление Введение..3 Глава 1. Состояние религиозно-нравственного воспитания населения Оренбургской епархии во...»

«СЕРГЕЕВА ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА ПРИМЕНЕНИЕ БАКТЕРИАЛЬНЫХ ЗАКВАСОК ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ МЯСНОГО СЫРЬЯ И УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛУЧАЕМОЙ ПРОДУКЦИИ Специальность 03.01.06 – биотехнология ( в том числе бионанотехнологии) Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук Научный руководитель Доктор биологических наук, профессор Кадималиев Д.А. САРАНСК ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.....»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Алексеев, Роман Андреевич Избирательная система как фактор становления и развития российской демократии Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 Алексеев, Роман Андреевич Избирательная система как фактор становления и развития российской демократии : [Электронный ресурс] : Дис. . канд. полит. наук  : 23.00.02. ­ М.: РГБ, 2006 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Политические институты, этнополитическая...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Туча, Николай Александрович Повышение безопасности труда работников горнодобывающих отраслей на основе профотбора и текущего контроля психофизиологического потенциала организма Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 Туча, Николай Александрович Повышение безопасности труда работников горнодобывающих отраслей на основе профотбора и текущего контроля психофизиологического потенциала...»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Бактина, Наталья Николаевна 1. Псикологические осоБенности профессиональной деятельности инспекторов рыБоокраны 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru 2003 Бактина, Наталья Николаевна Псикологические осоБенности профессиональной деятельности инспекторов рыБоокраны [Электронный ресурс]: Дис.. канд. псикол. наук : 19.00.03.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Псикология — Отраслевая (прикладная)...»

«Выстрчил Михаил Георгиевич ОБОСНОВАНИЕ СПОСОБОВ ВНЕШНЕГО ОРИЕНТИРОВАНИЯ ЦИФРОВЫХ МОДЕЛЕЙ ГОРНЫХ ВЫРАБОТОК, ПОЛУЧАЕМЫХ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ СЪЕМОК ЛАЗЕРНО-СКАНИРУЮЩИМИ СИСТЕМАМИ Специальность 25.00.16 – Горнопромышленная и нефтегазопромысловая геология, геофизика,...»

«АБРОСИМОВА Светлана Борисовна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОВ СЕЛЕКЦИИ КАРТОФЕЛЯ НА УСТОЙЧИВОСТЬ К ЗОЛОТИСТОЙ ЦИСТООБРАЗУЮЩЕЙ НЕМАТОДЕ (GLOBODERA ROSTOCHIENSIS (WOLL.) Специальность: 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата...»

«Ульянова Марина Олеговна УГЛЕВОДОРОДНЫЕ ГАЗЫ В ПОВЕРХНОСТНЫХ ДОННЫХ ОСАДКАХ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ Специальность 25.00.28 – океанология Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук Научный руководитель : кандидат геолого-минералогических наук Сивков Вадим Валерьевич Научный консультант : доктор...»

«Аткарская Агата Сергеевна Изоморфизмы линейных групп над ассоциативными кольцами. 01.01.06 математическая логика, алгебра и теория чисел Диссертация на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Научные руководители: д. ф.-м. н. Бунина Елена Игоревна д. ф.-м. н., профессор Михалв Александр Васильевич е Москва Оглавление Введение 1 Основные понятия 1.1 Основные...»

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Наперов, Владимир Владимирович Обеспечение безопасности и защиты транспортных комплексов и транспортных средств при перевозке легковоспламеняющихся грузов Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 Наперов, Владимир Владимирович.    Обеспечение безопасности и защиты транспортных комплексов и транспортных средств при перевозке легковоспламеняющихся грузов  [Электронный ресурс] : Дис. . канд. техн. наук...»

«vy vy из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Каткова, Татьяна Игоревна 1. Социально-профессиональная адаптация студентов экономического вуза 1.1. Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2003 Каткова, Татьяна Игоревна Социально-профессиональная адаптация студентов экономического вуза[Электронный ресурс]: Дис. канд. пед. наук : 13.00.08.-М.: РГБ, 2003 (Из фондов Российской Государственной библиотеки) Теория и методика профессионального образования Полный текст:...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.