WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Развитие сельского хозяйства Ленинградской области в условиях трансформационной экономики ******************************************* AGRICULTURAL DEVELOPMENT IN LENINGRAD OBLAST UNDER CONDITIONS OF TRANSITION ...»

-- [ Страница 1 ] --

Baltic Sea Program in Leningrad Oblast

«Agriculture, Environment and Ecosystem Health»

Программа Балтийского моря для Ленинградской области

«Сельское хозяйство, окружающая среда и устойчивая

экосистема»

Развитие сельского хозяйства

Ленинградской области в условиях

трансформационной экономики

*******************************************

AGRICULTURAL DEVELOPMENT IN LENINGRAD

OBLAST UNDER CONDITIONS OF TRANSITION

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ/Saint Petersburg 2009 ISBN 978-91-86197-29-2 Baltic Sea Program in Leningrad Oblast «Agriculture, Environment and Ecosystem Health»

Программа Балтийского моря для Ленинградской области «Сельское хозяйство, окружающая среда и устойчивая экосистема»

Развитие сельского хозяйства Ленинградской области в условиях трансформационной экономики *******************************************

AGRICULTURAL DEVELOPMENT IN LENINGRAD

OBLAST UNDER CONDITIONS OF TRANSITION

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ/Saint Petersburg ISBN 978-91-86197-29- Уважаемые читатели, Российско-шведские партнеры вели сотрудничество в рамках программы «Сельское хозяйство, окружающая среда и устойчивая экосистема Ленинградской области» в период с января 2006 года по июнь 2009 года.

Целью сотрудничества являлось содействие развитию экологически рационального сельского хозяйства, особенно в отношении улучшения экологии Балтийского моря, поскольку сельское хозяйство в значительной мере способствует эвтрофикации и перенасыщению моря.

Однако было тяжело найти факты и информацию относительно сельского хозяйства и окружающей среды Северо-Запада России, поэтому российские партнеры решили собрать материал в серию, состоящую из четырех документов. Целью этих публикаций является улучшение понимания того, как изменяется и развивается сельское хозяйство СевероЗапада России с точки зрения экономики, политики и экологии.

Ответственность за содержание данных документов несут их авторы.

Названия этих документов:

Сельскохозяйственное производство Ленинградской области. Состояние и перспективы развития Состояние и тенденции развития малых форм хозяйствования в Ленинградской области Реформирование и развитие российского АПК – федеральный и региональный уровни Развитие сельского хозяйства Ленинградской области в условиях трансформационной экономики Страны Балтии разделяют интерес в отношении Балтийского моря, что подтверждено Планом Действий ХЕЛКОМ по Балтийскому морю. Наша программа по сотрудничеству нацелена на поддержку при выполнении данного плана и его сегмента, касающегося эвтрофикации. Комитет Агропромышленного комплекса и рыбного хозяйства и Комитет по природным ресурсам и защите окружающей среды Ленинградской области, Шведский Университет сельскохозяйственных наук (SLU) и Шведское Агентство Международного Развития в январе 2006 года подписали соглашение о начале действий в рамках общей программы «Сельское хозяйство, Окружающая среда и Устойчивая Экосистема». SLU ценит предоставленную возможность принимать активное участие в координировании программы и одобряет представленные здесь документы.

Наконец, от лица партнеров по программе, я хочу поблагодарить всех авторов за ценный вклад и пожелать Вам интересного чтения. Вы также можете посетить веб-сайт, посвященный данной программе, http://www.eagri.org/, или связаться с авторами.

Уппсала, июнь 2009 г.

Staffan Lund Координатор программы Шведский Университет Сельскохозяйственных наук (SLU) Российская академия сельскохозяйственных наук Северо-Западный научно-исследовательский институт экономики и организации сельского хозяйства Шведский университет сельскохозяйственных наук Программа Балтийского моря для Ленинградской области «Сельское хозяйство, окружающая среда и Развитие сельского хозяйства Ленинградской области в условиях трансформационной экономики трансформационной экономики. В.Н. Суровцев, Ю.В. Никулина, М.А. Пономарев, Е.Н.

Частикова, П.М. Лукичев, А.В. Беляков. Научное издание. - Уппсала: SLU, 2009. - 200 c.

ISBN 978-91-86197-29- Настоящее издание подготовлено в результате сотрудничества Северо-Западного НИИ экономики и организации сельского хозяйства Российской академии сельскохозяйственных наук и Шведского университета сельскохозяйственных наук в рамках Программы Балтийского моря для Ленинградской области «Сельское хозяйство, окружающая среда и устойчивая экосистема», реализуемой при финансовой поддержке Шведского Агентства международного развития и сотрудничества (Sida).

В работе анализируются проблемы перехода от плановой к рыночной экономике в сельском хозяйстве России, «выживания» и развития сельскохозяйственных производителей в переходный период, приводятся территориальное расположение и структура сельскохозяйственного производства Ленинградской области. Оцениваются рыночные аспекты производства сельскохозяйственной продукции, тенденции импорта сельскохозяйственных товаров и самообеспеченность области продовольствием. Рассматриваются вопросы государственной поддержки сельского хозяйства и воздействие внешней среды на решение проблем экологической безопасности сельскохозяйственного производства в Ленинградской области. Наиболее подробно отражены проблемы, возникшие в последнее время в связи с развивающимися процессами концентрации и интенсификации производства в молочном животноводстве.



Книга адресована руководителям и специалистам аграрного производства, научным сотрудникам, преподавателям, аспирантам и студентам высших учебных заведений.

Авторский коллектив: Суровцев В.Н., (введение, гл. 2-6, заключение), Никулина Ю.Н.

(гл.3-4, пп. 2.1, 2.3,), Пономарев М.А. (гл. 3,4, п.п.2.1, 6.2.), Частикова Е.Н. (гл. 5, 6) (отдел экономических и организационных проблем развития отраслей сельского хозяйства НИИ экономики и организации сельского хозяйства), Лукичев П.М., Беляков А.В. (СанктПетербургский государственный аграрный университет, глава 1).

Рецензенты: с российской стороны - академик Россельхозакадемии, д-р экон. наук, проф.

А.И. Костяев, член.-кор. Россельхозакадемии, д-р экон. наук, проф. Г.Н. Никонова; со шведской стороны - Ингемар Нильссон, Стаффан Лунд.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Особенности перехода от плановой к рыночной экономике в сельском Проблемы выживания и развития сельскохозяйственных Общее состояние сельскохозяйственного производства Отрасли животноводства Растениеводство Интенсификация отраслей сельского хозяйства на инновационной основе 2. (на примере молочного животноводства и кормопроизводства) Территориальное расположение и структура сельскохозяйственного Анализ эффективности производства растениеводческой и 3. Территории повышенного риска и благоприятные для расширения 3. Рыночные аспекты производства сельскохозяйственной продукции, тенденции импорта сельскохозяйственных товаров и Государственная поддержка сельского хозяйства Динамика Государственной поддержки Реализация приоритетного национального проекта «Развитие АПК» и 5. Государственной программы поддержки сельского хозяйства и регулирования агропродовольственных рынков на 2008–2012 гг. Воздействие внешней среды на решение проблем экологической Правовое поле Технологическая среда Экономический механизм освоения экологически безопасных технологий Переход к рыночным отношениям в экономике России привел к ряду негативных последствий и в сельскохозяйственном производстве, которое с начала 1990-х годов оказалось в системном кризисе, обусловленном как объективными, так и субъективными причинами:

инфляцией, монополизмом поставщиков ресурсов и переработчиков продукции, разрушением хозяйственных связей, неразвитостью инфраструктуры и инструментов рынка.

Вместе с тем, на глубину кризисных явлений и скорость их преодоления оказывают влияние и субъективные причины. Это ярко подтверждается различиями в темпах развития отраслей сельского хозяйства в регионах России в настоящее время.

Сельское хозяйство Ленинградской области столкнулось на начальном этапе перехода к рыночным отношениям с особыми трудностями поддержания конкурентоспособности, так как испытало наибольшее давления глобального рынка в связи с близостью границ, наличием портов в регионе, большими объемами гуманитарной продовольственной помощи жителям мегаполиса. В результате рост цен на сельскохозяйственную продукцию значительно отставал от роста цен на все виды ресурсов. «Диспаритет цен», нарушение хозяйственных связей в наибольшей степени оказали отрицательное влияние на предприятия с высоким уровнем специализации, концентрации и интенсификации производства, привел к серьезным финансовым трудностям у большинства сельскохозяйственных организаций Ленинградской области и резкому уменьшению объемов производства аграрной продукции в регионе. Кроме того, в Ленинградской области в 90-х гг.

государственная поддержка при незначительных размерах в основном направлялась на модернизацию производства, т.е. создание «точек роста».

Давление рынка при отсутствии государственной поддержки «слабых» производителей привело к жесткому конкурентному отбору. Убыточные и низкорентабельные сельскохозяйственные предприятия были вынуждены либо прекратить существование, либо менять стратегию развития, заниматься поиском инвесторов или других источников финансирования. Мотивация к повышению эффективности сельскохозяйственного производства на основе интенсификации и освоения инноваций обеспечила формирование «векторов развития»

целых отраслей. Молочное животноводство, птицеводство, овощеводство Ленинградской области являются в настоящее время признанными лидерами в АПК Российской Федерации.

В настоящее время большинство ленинградских сельхозпроизводителей являются конкурентоспособными как по издержкам, так и по качеству производимой продукции. Вместе с тем, интенсификация и концентрация привели к возникновению проблем обеспечения экологической безопасности сельскохозяйственного производства, которые требуют решения, а ситуация на продовольственном рынке в целом - экономического анализа проблем «выживания»

и развития сельского хозяйства в условиях переходного периода.

1. Особенности перехода от плановой к рыночной экономике в сельском хозяйстве России Возрождение экономики России - как показывает опыт её дореволюционного развития и опыт всех развитых стран - может быть успешным только тогда, когда оно опирается на развитое сельское хозяйство.

Аграрный кризис, сопутствующий экономике страны многие десятилетия, особенно обострился в последние годы. Выход из кризиса видится не столько в решительных действиях, сколько в реализации продуманной аграрной реформы, опиравшейся как на опыт сельского хозяйства России в начале века, так и на практику поддержки и регулирования аграрных рынков в развитых странах.

Цель этой главы: показать эволюцию фактических преобразований сельского хозяйства и взаимосвязанных с ним отраслей за период существования Российской Федерации.

Изучение состояния российских рынков сельскохозяйственной продукции в 1990-е и 2000-е годы, изменений в экономическом положении коллективных и фермерских хозяйств, динамики перемен в аграрной сфере России в целом целесообразно, по нашему мнению, разделить на три временных этапа.

Первый – 1992-1994 г.г. – когда после обвальной либерализации цен в России и сельскохозяйственные производители, и российские потребители продовольствия находились в шоковом состоянии (мгновенный и краткосрочный периоды) и меры по приспособлению экономических субъектов к неблагоприятной внешней среде были поверхностными, а многие экономические трудности носили, казалось, временный характер.

Второй этап – 1995-1999 г.г. – характерен резким сокращением реальной государственной поддержки сельскому хозяйству России; значительным расширением импорта продовольствия, особенно – мясной и молочной продукции; углублением дифференциации хозяйств по уровню платёжеспособности; возрастанием приспособляемости коллективных и фермерских хозяйств к рыночным изменениям; нарастанием процесса регионализации в проведении аграрной реформы в России.

Третий этап – 2000-2009 г.г. – характеризуется постепенным усилением государственной поддержки сельскому хозяйству страны, ростом реальных доходов россиян, что вызвало повышение спроса как на отечественную, так и на импортную продовольственную продукцию, возобновление активного экспорта зерновых на мировой рынок.

Анализ состояния российских рынков сельскохозяйственной продукции на первом этапе позволяет сделать вывод о наличии следующих их основных особенностей:

аморфное состояние российских рынков сельскохозяйственной продукции, неразвитость или отсутствие многих рыночных институтов в аграрной сфере;

ненасыщенность российских рынков по значительному ряду продовольственных товаров и, как следствие, дефицитность большого круга продовольственных продуктов;

монополизация сельскохозяйственных рынков России;

тенденция к распаду единого национального рынка России и к регионализации рынков сельскохозяйственной продукции;

осуществление перехода от плановой к рыночной системе координат в аграрном секторе в условиях фактической гиперинфляции;

катастрофическое несоответствие мировых цен на продовольствие к которым в 1992 году существенно приблизились (а в ряде случаев, как с сахаром, превзошли их) внутренние цены, с одной стороны, и уровнем доходов россиян, с другой;

отсутствие эффективных институциональных реформ, которые имеют равноценную важность с либерализацией цен и достижением макроэкономической стабильности;

организации (по Д. Норту), то есть хозяйства и предприятия аграрной сферы, оказались искусственно «задержанными» государственной политикой на старте рыночных преобразований.

Все перечисленные процессы характеризуют специфический фон проведения преобразований на российских рынках сельскохозяйственной продукции в девяностых годах.

Конкретизируем их. Неразвитость российских рынков сельскохозяйственной продукции проявлялась через действие всех отмеченных процессов, но наиболее зримо в том, что и через год после "либерализации цен" сохранялась дефицитность многих видов продовольственной продукции, а так же в том что, несмотря на более чем стократное повышение цен на продовольственные продукты, их предложение в основном сокращалось.

В самом деле, в сентябре 1992 г. мяса не было в 23-29 городах из 76 обследуемых, в половине городов отсутствовало растительное масло, сахара не было в продаже в каждом третьем городе. По данным Центра экономической конъюнктуры и прогнозирования при Минэкономики России, в ноябре 1992 года не было хлеба пшеничного в каждом четвертом городе, хлеба ржаного-пшеничного – почти в каждом втором, творога жирного – в 55% городов, нежирного – в 63%. В декабре 1992 г. участились перебои в продаже молочных продуктов, животного масла, некоторых видов хлеба, овощей, консервов; практически во всех городах, за которыми ведется наблюдение, не было в свободной продаже макаронных и крупяных изделий; в январе 1993 года те же тенденции сохранялись [7, 11, 12].

Следует также заметить, что насыщенность рынков зависит как от ассортимента, так и от качества предлагаемых продовольственных продуктов. На протяжении 1992 года их уровень качества, как минимум, не повысился.

Практически повсеместно на рынках сельскохозяйственной продукции продолжали сохраняться основные черты дефицитной экономики: как и в застойные годы, наблюдалось "вымывание товаров дешевого ассортимента". Это приводило к сохранению неудовлетворенного платежеспособного спроса населения России на продовольствие и провоцировало колоссальный рост наличных денег на руках у населения. Так только за первые 8 месяцев 1992 года они увеличились в 5 раз. За этот период времени предложение продовольственных товаров сократилось на 22%, мяса – на 29%, молока – на 24% [64]. Причем заметим, – предложение сократилось значительно больше, чем производство сельскохозяйственной продукции. Так же обратим внимание на громадный временной лаг – свыше года – между началом либерализации цен в России и тем, что продовольственные рынки не насыщены. Таким образом, действия российских потребителей по выбору продовольственной продукции не являются добровольными, и это доказывает сохранение рынка продавца. Во многом такое состояние российских рынков продовольственной продукции объясняется фактическим сохранением монополистических тенденций. При этом, в наибольшей мере, в российском АПК ощущают действие монополизма на себе сельскохозяйственные производители. Действительно, они (особенно колхозы и совхозы) находились под двойным монопольным прессом.

С одной стороны, они сталкивались с тем, что практически все средства производства реализовывались им предприятиями-монополистами. С другой стороны, продавая свою продукцию, они сталкивались с различными монополистическими ограничениями. Так, несмотря на объявленные либерализацию цен и рыночные реформы, именно по отношению к ценам на сельскохозяйственную продукцию российское правительство занимало жестко ограничительную позицию, создавая, как например с зерном, ситуацию монопсонии. Монополистические ограничения носили здесь двойственный характер. Во-первых, хозяйства обязаны продать государству треть от всего объема производства. Но, поскольку товарное зерно даже в урожайные годы, не превышает 40%, то для рыночной реализации у хозяйств практически ничего не остается.

Во-вторых, используя ситуацию монопсонии, государство насильно навязывает хозяйствам свою цену на зерно. Так, в ноябре 1992 года наблюдалась следующая ситуация: правительство подтверждало, что будет покупать зерно урожая 1992 года по цене 11000 рублей за тонну, в то время как на совместных биржевых торгах зерном в Саратове цены достигали 17 - 18 тысяч рублей за тонну [8].

Такой административный диктат правительства с ценами на сельскохозяйственную продукцию в то время имел целый ряд долговременных негативных последствий. Среди них:

стремление правительства к установлению относительно дешевых цен на хлеб за счет сельскохозяйственных производителей подрывало у последних в долгосрочном периоде желание заниматься выращиванием зерна в таких же или больших размерах;

поскольку исторически сложилось так, что цены на зерно не только компенсировали хозяйствам издержки на его производство, но и давали прибыль, необходимую для развития других, не столь рентабельных сельскохозяйственных отраслей (прежде всего отраслей животноводства), то данная ситуация просто губительно сказалась на объёмах производства молока и мяса не только в текущем году, но и во всем последующем десятилетии;

установление государственных закупочных цен на уровне значительно более низком, чем рыночные цены не создавало у хозяйств экономических стимулов к выполнению государственных заготовок, подталкивало колхозы и совхозы к нарушениям договорных обязательств. Между тем именно соблюдение договорных отношений является основным показателем развитости того или иного рынка;

намерение российского правительства изъять у хозяйств практически все товарное зерно по заниженным ценам не позволяло колхозам и совхозам осуществлять расширенное, а в ряде случаев и простое воспроизводство, что, в свою очередь, уменьшало платёжеспособный спрос на сельскохозяйственную технику и другие средства производства для села. Это резко сокращало объёмы производства и занятости на предприятиях аграрной сферы.

Кроме монопольного пресса со стороны государства российские сельскохозяйственные производители – как крупные формы (колхозы и совхозы), так и фермерские хозяйства – подвергались монопольному давлению со стороны предприятий третьей сферы АПК: переработки, хранения, реализации. Число последних относительно невелико и они легко могли диктовать свои требования производителям. Реальная практика постоянно подтверждает это положение.

Фактором, резко усиливающим монополистический пресс переработчиков (и др.) являлось то, что совхозы, колхозы, фермерские хозяйства почти не имели собственных мощностей по хранению и переработке и, следовательно, возможности для их экономического маневра были резко ограничены. Именно отсюда, в частности, вытекает принципиальное различие в реакции на рыночные цены фермеров на Западе и российских колхозов и фермеров. Если первые – при неблагоприятно складывающейся конъюнктуре – хранят продукцию в собственных (или принадлежащих фермерскому кооперативу) хранилищах и холодильниках, или же сами перерабатывают ее, дожидаясь более выгодных условий реализации, то вторые вынуждены, как правило, соглашаться на все условия заготовителей и переработчиков. В результате в проигрыше постоянно оказываются как сельскохозяйственные производители, так и отечественные потребители.

Проблема монополизма на российских рынках имеет еще один специфический аспект:

сохранение господства продавца над потребителем. Казалось бы: "либерализация цен";

приватизация множества магазинов, кафе, столовых, во многом сломавшая монополизм вертикальных административных систем в сфере реализации. Это реально привело к тому, что за первые 9 месяцев 1992 г.: доля поставок в розничную торговлю через оптовое звено сократилась с 68% в прошедшем году до 54%; но, при этом, – возросла по прямым связям с предприятиями – с 18% до 21%, на основе самостоятельных закупок – с 9% до 17%, через биржи – с 4% до 7%. И, тем не менее, на первоначальном периоде – явное сохранение "рынка продавца" и отсутствие активной конкуренции.

По мнению авторов, данное явление во многом объясняется тем, что в дореформенный период число предприятий сферы реализации продовольствия – магазинов, универсамов, кафе, столовых – было значительно меньше, чем потребность в них (а значит и платежеспособный спрос) населения. Так, в Санкт-Петербурге в 1992 году кафе, столовых, закусочных было в 5 раз меньше, чем надо по европейским стандартам [42]. Поэтому каждый продовольственный магазин, кафе, столовая – своего рода монополист, реализующий свою продукцию по ценам, устойчиво отличающимся от других. Следовательно, без открытия значительного числа новых продовольственных магазинов, кафе, столовых (к какой бы форме собственности они не относились) достаточно развитой конкурентной среды не будет.

В целом, худшее положение предприятий аграрной сферы России (по сравнению с фир мами др угих о тр аслей) пр о явило сь на перво м этапе в то м, что на их деятельно сть накладывались ограничения, затрудняющие адаптацию к либерализации цен. Так, цены на факторы производства для аграрной сферы увеличились, но возможности сельскохозяйственных предприятий по увеличению цен на свою продукцию ограничивались не только рынком, но и контролем государства на основные сельскохозяйственные продукты.

Вспомним, что хозяйства и предприятия аграрной сферы вынуждены были (как и фирмы др уих о р слей) приспо абливаться к цено в й либерализации в неопределенности относительно ценности рубля; 2) высококонцентрированной экономики; 3) слабой рыночной инфраструктуры; 4) ограничений возможностей получения информации; 5) затруднений с получением кредитов; 6) ограниченных транспортных возможностей. Все это вместе крайне затруднило деятельность российских сельскохозяйственных предприятий и привело к резкому снижению эффективности их работы.

Кроме того, отметим, что решение российского руководства осуществить массированные закупки зерна за рубежом в условиях хорошего урожая 1991 года привело к катастрофическим последствиям для «атмосферы» в сельскохозяйственном производстве. И фермерское движение, и руководители крупных хозяйств, и все крестьяне поняли, что их проблемы никак не волнуют новое руководство страны. С одной стороны, произошло фактическое обнуление какой-либо государственной поддержки АПК. Такие зарубежные показатели как PSE показывают, что для России 1992-1994 годов он был минус 48 процентов. С другой стороны, в условиях гиперинфляции и взрывного роста цен на все ресурсы для сельского хозяйства аграрные производители из-за массированных государственных закупок зерна и роста субсидированного импорта продовольственных товаров не могли значительно повысить цены на свою продукцию.

В целом в 1990-е годы смена плановой координации экономики в АПК на рыночную координацию привела к ложному (идеологизированному) противопоставлению: или рынок, или государственное регулирование в сельском хозяйстве. Поскольку господствовавшая тогда (в 1992гг.) доктрина идеализировала рынок, то и государственная поддержка села свелась фактически к нулю, а, учитывая «диспаритет цен», дала отрицательный эффект – «отток дохода»

из сельского хозяйства.

Специально отметим характерный для начала девяностых годов процесс монополизации региональных рынков. По мере распада СССР и усиления аналогичных тенденций в России возводились региональные барьеры, и происходил распад единого национального рынка.

Конкретным выражением этого процесса в начале была практика запретов и ограничение на вывоз сельскохозяйственной продукции из той или иной республики или области, затем это стало проявляться в переносе центра тяжести регулирования розничных цен на продовольствие с общенационального на региональный уровень. Для потребителей же это проявлялось в возросшей дифференциации цен на продовольственную продукцию в различных регионах России и в увеличении разницы между минимальной и максимальной стоимостью набора основных продуктов питания в регионах России.

В итоге, на рубеже 1992-1993 годов наблюдались следующие довольно устойчивые различия: рост цен на продовольствие за ноябрь составил в Северо-Западном районе – 48%, в Центрально-Нечернозёмном – 17%, а в Северо-Кавказком – 29% [10]; диапазон между минимальной и максимальной стоимостью набора основных продуктов питания в данных регионах колебался в ноябре-январе: 4.0 - 3.5 - 4.0 раз [7, 9, 12].

Эту же тенденцию подтверждает и сохранение значительных различий между ценами городских рынков и розничной торговли. Общераспространенным фактом являлось то, что цены городского рынка на основные продукты питания значительно превышали цены розничной торговли. Так, в сентябре 1992 года в России на говядину, свинину, молоко, сметану, растительное масло они были выше в 1,5 – 2,5 раза [64]. Это верный признак дробности продовольственных рынков России. Напомним, что в странах с развитой рыночной экономикой цены на городских рынках дешевле, чем в магазинах и супермаркетах.

Рассмотренные особенности сельскохозяйственных рынков России 1990-х годов характеризуют неразвитость их форм. Далее проанализируем как либерализация цен повлияла на эти неразвитые формы и к каким это привело последствиям.

Обратимся в начале к характеристике взаимосвязи между динамикой роста цен на продовольствие и платёжеспособным спросом населения.

Уточним, что достоверность как приведённых ранее, так и особенно приводимых далее статистических данных вызывает достаточно серьёзные сомнения (особенно из-за политизированности проблемы), но за отсутствием более обоснованных данных приходится использовать эти.

Так, по мнению правительства России, цены с января по август 1992 года выросли в 4 раза, доходы населения за этот период – в 2.5 раза и, следовательно, либерализация цен не оказала сколько-нибудь заметного влияния на ухудшение положения дел в народном хозяйстве.

Правительственный Рабочий центр экономических реформ рассчитал, что реальная зарплата (в октябре 1992 года) упала всего на 20% к уровню 1985 года, а потребление мяса и мясопродуктов по цифрам первого полугодия 1992 года даже чуть превосходит уровень 1970 г. [63, 6]. Обратим внимание на казуистику тогдашнего правительства России, сопоставляющего текущие данные не с предшествующим годом, а с периодом двадцатилетней давности.

Если же постараться объективнее посмотреть на факты, то в Санкт-Петербурге за первое полугодие 1992 года потребление горожан составило (уровень далеко не сытого 1991г. принят за 100%): мяса – 67%, молока – 77%, сахара – 69%, фруктов – 52% [64, 41].

Таким образом, предложение сельскохозяйственной продукции в России сокращалось, но гораздо медленнее, чем спрос населения и этот процесс имел разные последствия – краткосрочные и долгосрочные – для растениеводства и животноводства. В частности, сокращение спроса на продукцию животноводства и бурный рост цен на покупные корма приводили к сокращению производства животноводческой продукции, а затем, неизбежно, и к сокращению поголовья скота.

Ухудшились не только количественные, но, что гораздо тревожнее, и все качественные показатели отраслей животноводства. Так, за первые 9 месяцев 1992 года продуктивность молочного стада снизилась на12 %, яйценоскость кур-несушек - на 4%, суточные привесы скота на откорме – на - 15%, настриг шерсти с овец - на 9% [64, 41].

Это означает, что в долгосрочном периоде даже при благоприятном изменении ситуации выстраивалась следующая кризисная зависимость: сокращенье поголовья – меньшее предложение – рост цен на животноводческую продукцию. Чтобы разорвать эту цепь потребуется несколько лет (а если падение поголовья скота продолжится, то может быть и десятилетий) и колоссальные капиталовложения.

Можно по-разному относиться к предшествующему руководству страны, однако, необходимо отметить, что превышения смертности над рождаемостью не было, и в середине восьмидесятых уровень потребления продовольствия соответствовал, по данным экспертов FAO, уровню потребления в странах ЕС [67].

Проанализируем, в связи с этим, как реагировали основные производители сельскохозяйственной продукции на "либерализацию цен" и вызванное им сокращение платежеспособного спроса. Все предприятия в России тратили большой объем наличных денег в основном на зарплату, чтобы удержать у себя один из видов ресурсов – труд, ничего практически не тратя не только на расширенное, но и на простое воспроизводство. Это реагирование на инфляцию, выражающееся в "защите" сиюминутных интересов и полном игнорировании долговременных целей. Но такое переходное состояние аграрных рынков не могло продолжаться долго, так как через определенные промежутки времени развитие АПК стало упираться в неразрешенные долговременные проблемы, что требовало миллиардных государственных вливаний, а это, в свою очередь, усиливало гиперинфляцию и дефицитность государственного бюджета.

Более того, происходило становление своеобразного порочного круга бедности (как в развивающихся странах): низкие сбережения хозяйств (или иногда их полное отсутствие) позволяют им делать низкие (незначительные) капитальные вложения, что не позволяет поднять производительность, а низкая производительность порождает низкие доходы хозяйств, которые в свою очередь позволяют делать только низкие сбережения. Эта ситуация, особенно острая в сельском хозяйстве, была характерна для всех отраслей АПК. Так, за первые 9 месяцев 1992 года за счет всех источников финансирования использовано капиталовложений на 2/3 меньше, чем за тот же период прошлого года. Не было построено не одного комбикормового предприятия.

Значительно сократилось строительство емкостей для хранения сельскохозяйственной продукции [64].

Но поскольку именно изношенность оборудования на предприятиях АПК, нехватка хранилищ и холодильников, плохие дороги являлись основной причиной ежегодных потерь 20 произведенной сельскохозяйственной продукции в России, то нерешаемость долговременных проблем вызывала дальнейшее обострение продовольственного кризиса в стране и удорожание последующего выхода из него.

Далее. Сближение внутренних цен на продовольствие с ценами мирового рынка имело очень неоднозначные последствия как в краткосрочном, так и в долгосрочном периоде. К положительным последствиям следует отнести процесс преодоления монополизации российских рынков сельскохозяйственной продукции, создание на них более конкурентной среды, улучшение ассортимента продовольственных товаров.

Вместе с тем переход к уровню мировых цен на продовольствие породил целый ряд трудно разрешаемых проблем. С точки зрения потребителей в российских условиях это было равнозначно резкому повышению цен на продовольствие и соответствующему падению реальных доходов.

В самом деле, установление курса рубля на основе биржевых закупок не отражало реальных стоимостных и продуктовых соотношений в России. Так, 6 октября 1992 года стоимость набора из 19 основных продуктов питания, составлявших минимум потребления пищи для мужчины трудоспособного возраста в среднем по России составила, по данным Центра экономической конъюнктуры и прогнозирования при Минэкономики России, 2234 рубля - в расчёте на месяц.

Стоимость тех же 19 продуктов питания в США составила бы чуть больше 86 долларов в расчёте на месяц. Если пересчитать эту сумму по курсу Центрального Банка России на 6 октября, то такая корзина обошлась бы покупателю в 30195 рублей [5]. Это же положение можно подтвердить и с другой стороны. По тому же курсу средние доходы россиян составляют от 5 - 7 до 30 долларов.

Прожить на 20 долларов в США задача совершенно фантастическая, у нас же так жило большинство населения России.

Таким образом, существовала пропасть между уровнем цен на продовольствие на мировом рынке и уровнем доходов россиян. Поэтому быстрое сближение внутренних и мировых цен на продовольственные продукты имело катастрофические последствия для России.

Другой аспект этой проблемы касается производителей сельскохозяйственной продукции.

Мировые цены не являются абстрактными – они отражают природно-климатические условия и уровень экономического развития конкретных стран и сообществ. Поэтому в США 0.6 - 0.8 тонны нефти были равны стоимости тонны пшеницы. В Западной Европе соотношение обратное: нефть дешевле пшеницы. В России после сентября 1992г. происходил переход к соотношению: тонна нефти равняется тонне зерна [65, 4, 40]. В дальнейшем эта проблема лишь обострялась. Так, в году крестьянин для того, чтобы купить тонну дизельного топлива должен был продать 3,1 т зерна, а в 2005 г. – уже 5,6 тонн [23].

Проблема заключается лишь в том: соответствует ли это ценовое соотношение условиям именно российской экономики? Если мы переходим к мировым ценам на продовольствие, то неизбежен вопрос и о примерно среднемировых доходах россиян, что в ближайшие годы выглядит явно нереальным.

Цены на зерно - цены на продукцию животноводства. Именно в этой связке ориентация на мировой уровень цен выглядит наиболее зловещей. Дело в том, что одним из способов сравнения экономических систем является определение цены покупки различных товаров в минутах рабочего времени, необходимого для того, чтобы заработать сумму, требуемую на покупку.

Сравним с помощью данных NFIB Foundation (1987г. – предреформенный период) возможности работающего населения России приобрести животноводческую продукцию при переходе к мировым ценам. Возможности приобрести: цыплят (свежих или мороженых) уменьшались в 6 раз, молоко (свежее) - в 2,5 - 5 раз, сыр (свежий) - 2 - 3 раза, молоко - в 3 - 5 раз, яйца - в 3 - раз [31]. Кроме того, следует учесть, что если по мировым ценам одна тонна говядины равна тоннам зерна, то у нас это соотношение было 1:15 [65]. Как мы видим, данные соотношения жестко и наглядно характеризуют уровень неразвитости нашего аграрного сектора и потенциальное уменьшение объёмов производства при переходе к мировым ценам на продовольствие.

Но есть, пожалуй, и более весомое возражение против рассматриваемого подхода. Дело в том, что мировые цены на сельскохозяйственную продукцию и, соответственно, объём экспортаимпорта определяются не только соотношениями спроса и предложения, но и размерами государственной поддержки производителей сельскохозяйственных продуктов, масштабами субсидирования экспорта продовольствия, величиной протекционистских барьеров, то есть всего того, что определяется термином государственного регулирования рынков сельскохозяйственной продукции. Сейчас нет практически ни одного сельскохозяйственного продукта, по которому бы цены мирового рынка определялись только спросом и предложением.

Намеренная политизация в разрешении земельного вопроса в России исполнительной властью, сознательное сохранение в агросфере состояния «ни мира, ни войны» фактически выглядит попыткой снять с себя ответственность за отсутствие действенного государственного регулирования сельского хозяйства, – ведь доля федеральных инвестиций в АПК упала в году до уровня 2% к уровню 1991 года [60]. Производители сельскохозяйственной продукции (как крупные хозяйства, так и фермеры) являлись в течение 1990-х годов заложниками этой ситуации – отсутствие в стране легального рынка земли, правовой беспредел, процветание теневой экономики, – что блокировало привлечение инвестиций в аграрный сектор. Во многом конфронтация здесь основывалась на опасениях, что слабая государственная власть (это наглядно продемонстрировало проведение приватизации) не в силах рыночными методами регулировать земельные отношения в России и отрицательные последствия этого превысят несомненные плюсы.

Максимального размера государственная поддержка национального сельскохозяйственного производства (как в абсолютном, так и в относительном плане) достигла в последние годы существования Советского Союза. Абсолютная величина ценовых субсидий сельскому хозяйству в 1988-1991 гг. намного превышала расходы РСФСР на образование и здравоохранение, вместе взятые. К 1990 г. удельный вес расходов на сельскохозяйственные и продовольственные ценовые Рассчитано по: "What's the difference?", NFIB Foundation, 1987. - в кн.: Прикладная экономика. - М., Просвещение, 1992, с.177.

субсидии в общем объёме государственных расходов СССР достиг 20%. В частности, в 1989 г.

субсидии составляли 74% розничной цены говядины, 60% - свинины, 79% - баранины, 61% цельного молока, 72% - масла, и даже цена хлеба субсидировалась на 20% [32].

Для объективной характеристики этих данных необходимо учесть фактор времени (краткосрочный и долгосрочный периоды) в развитии аграрной сферы России. Для этого, по нашему мнению, необходимо ввести показатель «накопленный уровень государственной поддержки сельского хозяйства». Он представляет собой произведение реального объёма полученной аграрным сектором государственной поддержки на анализируемый ряд лет (3, 5, 10, 20…). Или в виде формулы: A = Gagr x T, где: A – накопленный уровень государственной поддержки сельского хозяйства, Gagr – реальный объём, полученный аграрным сектором за каждый год анализируемого ряда лет, T– анализируемый период (3, 5, 10, 20 лет).

В идеале государственная поддержка любой отрасли национальной экономики, в том числе сельского хозяйства, должна обеспечивать безубыточное производство (минимально) или прибыльное производство (максимально). Тем самым хозяйства, получая рыночные сигналы, скорректированные государством, будут стремиться выращивать те культуры, которые необходимы национальным потребителям. С этих позиций проанализируем историческую цепочку «издержки – цены – субсидии» на сельскохозяйственную продукцию.

Все годы существования Советского Союза после НЭПа прошли в условиях, когда издержки выращивания сельскохозяйственной продукции были выше государственных закупочных цен.

Даже в более благоприятный для сельского хозяйства постсталинский период продолжала функционировать сложившаяся система неэквивалентного межотраслевого обмена через занижение государственных закупочных цен, которые неизменно оказывались ниже себестоимости. Например, в 1960-1961 г.г. государственные закупочные цены не покрывали 35% издержек по выращиванию на убой крупного рогатого скота. К 1980 г. этот разрыв сократился до 19,5%, к 1985 – до 7,5%, к 1986-1987 гг. – 3%. И лишь в последние годы Советской власти закупочные цены превышали себестоимость произведенной продукции [32]. Таким образом, получается, что сельское хозяйство страны в течение 70 лет функционировало как бесприбыльное производство (прямо – мечта канонистов!). Значит, в течение всего Советского периода цены для сельскохозяйственных производителей не подавали им правильные рыночные сигналы. Могли ли в этих условиях три года (1988-1991гг.) компенсировать сельскому хозяйству недостатки предшествующих 70 лет (дефицит накопленного уровня государственной поддержки сельского хозяйства)?

Почему происходило именно так? Причиной этого была, по мнению Пешехонова В.А., сама аграрная политика Советского Союза, которая по степени жёсткости и по ограничению свободы сельхозпроизводителей не имела аналогов в мире. Кроме того, начиная с первых лет Советской власти и заканчивая «благополучными» 1960 - 1980-ми годами, баланс обмена ресурсами практически постоянно был не в пользу сельского хозяйства [29].

Таким образом, специфика российских рынков сельскохозяйственной продукции - и более всего, изменение внешнего «бизнес-окружения» - требовали изменений в институтах, понимаемых в широком смысле как установление эффективных правил и соглашений для поведения организаций. Поскольку это не было сделано государственным регулированием, то по мере осуществления экономических преобразований возникли новые и незапланированные «действующие институты» (термин введен S.R.Johnson [66]), такие как бартер, мафия, тенденция к вертикальной интеграции, неопределенность относительно прав собственности на предприятия и владение землей.

В России все 1990-е годы объем сельскохозяйственного производства постоянно сокращался и большинство аграрных предприятий стали убыточными. В 1997 году, несмотря на «чрезвычайный» урожай, почти 80% сельскохозяйственных предприятий стали убыточными (в 1996г.- 86%), по объему производства мяса Россия в 1997 году «достигла» уровня 1962 года, молока – 1958-1960 годов [19].

Более подробная и чуть отличающаяся картина финансового состояния сельхозпредприятий России в 1990-е годы приведена в таблице 1. Таким образом, определяющей чертой второй половины 1990-х годов стала регионализация аграрной реформы в России.

Как следствие регионализации аграрной реформы в России, сейчас стремятся проводить и дифференцированное - в региональном аспекте - регулирование агросферы. В территориальном плане эта политика должна иметь существенные отличия не только по российским регионам, но и внутри них: по линии пригород – периферия. Целью экономической реформы в аграрной сфере является создание хозяйствам наилучших возможностей для эффективного производства и реализации продукции.

Таблица 1. Финансовое состояние сельскохозяйственных предприятий [48] Доля убыточных хозяйств в общей Чистый результат (прибыль, убыток), млрд.

Валовой доход, млрд. неденоминированных Сумма дотаций и компенсаций затрат из Уровень рентабельности (убыточности) по Уровень рентабельности (убыточности) В том числе:

Следствием нерешаемости проблем аграрной сферы в России является резкое расширение роли населения в производстве сельскохозяйственной продукции. Стремление россиян к повышению степени самообеспечения продовольствием привело к увеличению доли личных подсобных и фермерских хозяйств в среднегодовом производстве валовой продукции сельского хозяйства. Эта доля выросла с 23% в 1986 -1990 г.г. до 34% в 1991-1994г.г., а в 2007г. – до 49,6%.

Повысило ли это эффективность производства в агросфере России? Выгодно ли такое положение для страны в целом?

Объективный ответ может быть получен из сопоставления прироста факторов производства у населения и прироста произведенной им продукции. С 1985 г. по 1993 г. количество земель в личном пользовании выросло в 2,5 раза, доля поголовья КРС и свиней в собственности населения увеличились с 1/5 в 1991 году до 1/3 в 1995 году, овец и коз - до половины [56]. Между тем прирост произведенной на личных подворьях сельскохозяйственной продукции измеряется лишь процентами. Таким образом, можно сделать вывод, что данная тенденция привела к неэффективному распределению факторов производства в аграрной сфере, к падению товарности сельскохозяйственного производства.

Следует особо подчеркнуть различия между part-time farmers в развитых странах (то есть фермерами, производящими сельскохозяйственную продукцию, но получающими свой основной доход от занятости в несельскохозяйственных отраслях) и владельцами личных подсобных хозяйств.

Во-первых, вся производимая part-time farmers продукция предназначена для продажи, то есть является товарной сельскохозяйственной продукцией, в то время как продукция, производимая в личных подсобных хозяйствах, предназначена, в основном, для собственного потребления и лишь частично – для продажи.

Во-вторых, возможность дополнительной работы в отдаленных сельских районах. Для американских фермеров она определяется длительно проводимыми государственными программами по развитию сельских районов и, в частности, по развитию современной инфраструктуры (в том числе – дорог). Для владельцев же ЛПХ в современной России отсутствие хо р о ш до ро г пр епятствует во змо жно стям по лучения р або ты в близлежащих городах, а отсутствие государственной поддержки блокирует создание рабочих мест в несельскохозяйственных отраслях в сельской местности. Поэтому личное подсобное хозяйство для их владельцев зачастую вынужденно превращается в единственно возможный источник существования.

На наш взгляд, это вызвано внешними по отношению к сельскому хозяйству обстоятельствами, резко искажающими нормальные экономические взаимосвязи в аграрной сфере. Прежде всего: расстройство денежного обращения, постоянные задержки заработных плат и пенсий, кризис неплатежей в России. Россияне стремятся пережить период кризиса и каждое домашнее хозяйство, особенно расположенное в сельском местности, не надеясь на успех аграрной реформы, пытается полностью или частично решить проблему самообеспечения продовольствием. В личных подсобных хозяйствах россиян, включая садовые участки, к концу 90-х годов производилось, по данным Минсельхозпрода, до 90% всего картофеля, 76% овощей, 55% мяса и 47% молока [13].

Подводя итоги раннее изложенному, отметим главные, на наш взгляд, выводы.

1. Сельское хозяйство является стратегически важной отраслью для России. Отсутствие реальных сельскохозяйственных реформ является барьером для развития всей российской экономики. В 1998 году производительность в хозяйствах России составляла лишь четверть от производительности труда китайских крестьян, работающих в идентичных условиях [68]. Как результат, Россия имела дефицит продовольствия в 22 из 89 регионов страны, и должна была импортировать более 40% пищевых продуктов [69]. В 2000-е годы производительность в сельскохозяйственном производстве РФ возросла несущественно.

2. За 1990-е и 2000-е годы происходил процесс деградации в использовании в сельском хозяйстве России факторов производства и, более всего, - земли. Большое количество заброшенных сельскохозяйственных угодий (в том числе пашни), снижение почвенного плодородия ещё обрабатываемых земель – яркое тому подтверждение.

3. В условиях кризиса всего народного хозяйства России выживаемость предприятий аграрной сферы обусловлена сокращением ими трансакционных издержек за счёт: создания объединений предприятий на новой основе; передачи социальной инфраструктуры хозяйств местным властям; перевода тех фаз агропромышленного производства, которые являются наиболее прибыльными - переработка и реализация - в сферу деятельности хозяйств. Особенно интенсивно этот процесс - как в негативную, так и в позитивную сторону - связан с фазой реализации.

4. Фактическая регионализация государственного регулирования является губительной для всей аграрной сферы России и противоречит мировой тенденции перевода государственного регулирования агросферы с регионального на национальный и даже - на наднациональный уровни.

5. За 1990-е годы в России произошло как резкое сокращение размеров государственной поддержки сельского хозяйства, так и её качественное ухудшение. Последнее проявилось в:

• запаздывании во времени выделяемых средств;

• том, что за последние годы большая часть субсидий из федерального бюджета выделялась не в денежной, а в натуральной форме (взаимозачёты, зерно, топливо, • снижений доступности кредитных ресурсов.

6. В 2000-е годы происходило постепенное усиление государственной поддержки села, которое вместе с тем не смогло ни существенно повысить результативность сельскохозяйственного производства, ни уровень доходов крестьян, который был наименьшим по сравнению со всеми другими отраслями экономики.

7. Эффективность экономической реформы определяется, в конечном счёте не суммой денег, выделенных или реально полученных аграрной сферой, а тем помогает ли государственное регулирование коллективным хозяйствам и фермерам сокращать свои издержки или нет. Тем самым, государство регулированием агросферы должно не замещать деятельность коллективных и фермерских хозяйств, а - создавать им равно конкурентные условия по сравнению с мировым рынком.

8. Поскольку цены на продовольственную продукцию производны и от издержек производства сельскохозяйственной продукции, и от размеров государственных субсидий (как текущих, так и уже накопленных фермерами за предшествующие годы субсидирования), то в России - для создания равно конкурентных возможностей российским сельхозпроизводителям по сравнению с фермерами развитых стран - необходим "переходный период" в государственном регулировании агросферы примерно на столько же лет, сколько существует ЕС.

2. Проблемы выживания и развития сельскохозяйственных производителей в переходный период 2.1. Общее состояние сельскохозяйственного производства Ленинградская область — субъект Российской Федерации, расположенный на северо-западе европейской части страны. Входит в состав Северо-Западного федерального округа и Северозападного экономического района. Территория — 85 300 км что составляет 0,5 % площади России. По этому показателю область занимает 39-е место в стране. С запада на восток область протянулась на 450 км, а наибольшая протяжённость с севера на юг составляет 320 км.

Численность населения — 1 633 350 человек (2008 год).

Рисунок 1. Районные центры Ленинградской области Климат области атлантико-континентальный. Морские воздушные массы обусловливают сравнительно мягкую зиму с частыми оттепелями и умеренно-тёплое, иногда прохладное лето.

Средняя температура января 8...11 °C, июля +16...+18 °C. Абсолютный максимум температуры +36 °C, абсолютный минимум 52°C. Наиболее холодными являются восточные районы, наиболее тёплыми — юго-западные.

Количество осадков за год 600—700 мм. Наибольшее количество осадков выпадает на возвышенностях, максимум — на Лемболовской. Минимальное количество осадков выпадает на прибрежных низменностях. Наибольшее количество осадков выпадает летом и осенью.

В зимний период осадки выпадают в основном в виде снега. Постоянный снежный покров появляется во второй половине ноября — первой половине декабря. Сходит снег во второй половине апреля.

Территория области, за исключением небольшой крайне юго-восточной части, относится к бассейну Балтийского моря и имеет густую, хорошо развитую речную сеть. Общая протяжённость всех рек в Ленинградской области около 50 тыс. км. Также в области расположено 1800 озёр, в том числе Ладожское — крупнейшее в Европе. Значительная часть области заболочена.

Основным типом почв в области являются подзолистые, бедные перегноем и отличающиеся значительной кислотностью. При этом на суглинках, в низких местах с повышенным накоплением влаги, главным образом в еловых лесах, образуются сильноподзолистые почвы с мощным верхним слоем. В более высоких местах, менее благоприятных для накопления влаги, образуются среднеподзолистые почвы. На супесях и песках, плохо удерживающих влагу, в сосняках встречаются слабоподзолистые почвы. Там, где преобладает травяная растительность, — на лесных вырубках, в редких смешанных или лиственных лесах — образовались дерновоподзолистые почвы.

На территории Ижорской возвышенности, на породах, содержащих известь, которая нейтрализует кислотность и предохраняет верхний слой почвы от вымывания, сформировались дерново-карбонатные почвы. Это лучшие среди почв области: они богаче других перегноем и минеральными веществами, имеют хорошо выраженную комковатую структуру. Их также называют «северными чернозёмами».

В низинах и на плоских участках местности, при слабом стоке (плохом дренаже) атмосферных вод, вызывающем их застой на поверхности, а иногда при высоком уровне стояния грунтовых вод образуются торфянистые и болотистые почвы. Они распространены в центральной части области, на востоке Карельского перешейка, на побережье Финского залива, в Приладожье.

В некоторых местах на луговых террасах (по рекам Волхову, Луге и другим), заливаемых водой в половодье, из речных наносов образуются богатые перегноем аллювиальные почвы. Их площадь невелика.

Основными почвообразующими породами являются глины, суглинки, пески и торф.

Сельскохозяйственное использование почв области требует их искусственного улучшения.

Территория области расположена в зоне тайги, а именно, в её средней и южной подзонах.

Отмечается переход от хвойных лесов к смешанным на юге области. Леса занимают 55,5 % территории области. Лесные ресурсы сильно истощены. Коренные сосновые и, особенно, еловые леса сохранились местами на северо-западе и востоке области, но, в основном, они замещены малоценными и малопродуктивными производными мелколиственными лесами и мелколесьями (берёза, осина, ольха серая). Территории, прилегающие к Санкт-Петербургу, заняты под сельское хозяйство (пашни, луга, кустарники).

Сельское хозяйство области имеет ярко выраженную пригородную специализацию, ведущие отрасли — молочно-мясное животноводство, овощеводство и картофелеводство. При этом продукция животноводства заметно преобладает над растениеводством.

Значительную часть урожая картофеля и овощей дают личные подсобные хозяйства населения. Главные овощные культуры — капуста, морковь, огурцы, лук, свёкла. Также в области выращивают зерновые культуры: ячмень, рожь, овёс, в основном на корм скоту и птицам.

Кроме того, в области развивается звероводство: разводят норку, ондатру, голубого и чёрносеребристого песца и других животных.

На начало 2007 года на территории области зарегистрировано 261 сельскохозяйственное предприятие (отчитывавшихся пред органами статистики и Комитетом по агропромышленному и рыбохозяйственному комплексу Ленинградской области - 145); 5905 крестьянских (фермерских) хозяйств; 170 тыс. личных подсобных хозяйств; 137 предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности, 145 предприятий рыбохозяйственного комплекса, 6 комбикормовых заводов, 13 ветеринарных учреждений, а также предприятия агросервисного обслуживания [35].

Сельское хозяйство, пищевая и рыбоперерабатывающая промышленность являются важным источником обеспечения населения Ленинградской области и Санкт-Петербурга высококачественными продуктами питания.

На долю агропромышленного комплекса области приходится около 20% валового регионального продукта, из которых 10 % - на сельскохозяйственное производство.

Ленинградская область является ведущей областью в Российской Федерации по разведению племенного скота в молочном животноводстве (по надою молока на одну корову) и птицеводстве (по производству мяса птицы и яйца).

В дальнейшем основные экономические и производственные показатели будут рассматриваться в разрезе районов Ленинградской области. Районные значения определены по наиболее крупным хозяйствам, оказывающим реальное влияние на существующую ситуацию.

Количество хозяйств приведено в таблице 23.

Сельское хозяйство региона вносит значительный вклад в социально-экономическое развитие области, в т.ч. и за счет налоговых поступлений в региональный бюджет.

Сельскохозяйственное производство региона развивается на собственной ресурсносырьевой базе.

В целом экономическое состояние сельскохозяйственных предприятий за период с 2000 по 2007 годы оставалось стабильным, кроме 2003 года, в котором показатели оказались ниже уровня 2000 года (табл. 2).

Таблица 2. Оценка эффективности развития сельскохозяйственных предприятий Ленинградской области [25] Чистая прибыль, млн. руб. 234,8 648,2 520,7 188,5 865,6 2853,2 1770,4 Количество прибыльных предприятий, ед.

предприятий, ед.

предприятий, % поддержки, млн. руб.

в процентах к объему бюджет) Основные результаты развития сельскохозяйственных предприятий области за период с 2000 по 2007 годы в целом позитивны. Однако наметилась неблагоприятная тенденция, связанная со снижением уровня рентабельности производства картофеля, овощей, молока, яиц и высоким уровнем убыточности мяса (говядины). Наиболее рентабельными видами продукции сельского хозяйства области остаются молоко, яйцо и мясо птицы, овощи и зерно.

В Ленинградской области к концу 1980-х годов сформировался индустриальный тип сельского хозяйства, основной задачей которого являлось обеспечение Санкт-Петербурга такими видами продовольствия как молоко, охлажденное мясо всех видов, овощи, картофель, яйцо.

Сложностью для сельхозпроизводителей при переходе к рынку было поддержание конкурентоспособности собственной продукции на фоне давления глобального рынка, больших объемов импортного продовольствия в связи с близостью границ и наличием портов в регионе.

Такое давление было усилено в начале 90-х годов потоком гуманитарной продовольственной помощи. В результате рост цен на продукцию сельского хозяйства значительно отставал от роста цен на все виды ресурсов. Усилился так называемый «диспаритет цен».

В Ленинградской области в 90-х государственное вмешательство в деятельность сельскохозяйственных производителей было минимальным, размеры поддержки – незначительными, причем она была направлена на развитие и модернизацию производства, расширение племенного ядра стада, а не на сохранение объемов производства путем поддержания слабых хозяйств «любой ценой». Убыточные и низкорентабельные сельскохозяйственные предприятия были вынуждены либо прекратить существование, либо формировать стратегию развития, заниматься поиском инвесторов или других источников финансирования для осуществления интенсификации производства и освоения инноваций (табл. 3). Жесткий отбор и давление рынка усилили мотивацию сельскохозяйственных организаций к повышению эффективности сельскохозяйственного производства [17].

В результате молочное животноводство, птицеводство, овощеводство Ленинградской области к 2005 году стали признанными лидерами в Российской Федерации. Однако, жесткий экономический отбор вызвал отрицательные социальные последствия: рост безработицы, снижение доходов население в сельской местности, возникновение депрессивных районов и территорий.

Таблица 3. Удельный вес убыточных организаций в общем их числе, % В рыночных условиях устойчиво развиваться может только производство конкурентоспособное по издержкам, цене, безопасности производства, в том числе экологической.

Важнейшими предпосылками повышения конкурентоспособности в современных экономических условиях являются процессы интенсификации, концентрации производства, освоение инновационных технологий, обеспечивающих повышение производительности и результативности труда, снижение ресурсоемкости производства, реализацию сравнительных и формирование конкурентных преимуществ [50].

В Ленинградской области, как и в Российской Федерации в целом, 90-е годы характеризуются спадом производства, ухудшением финансово-экономических показателей сельскохозяйственных предприятий. Пик негативных последствий переходного периода практически во всех отраслях сельского хозяйства пришелся на середину 90-х годов (рис. 2).

Рисунок 2. Производство сельскохозяйственной продукции в РФ и Ленинградской области в % к уровню 1990 года Спад объемов валовой продукции к 1996 году в Ленинградской области связан с резким сокращением или полной остановкой производственной деятельности в убыточных сельхозорганизациях, уменьшением поголовья, снижением урожайности и продуктивности животных в большинстве хозяйств. К концу 90-х гг. активизировался процесс интенсификации, концентрации производства, освоения инновационных технологий, что обеспечило существенное повышение конкурентоспособности производства сельхозпродукции к настоящему времени.

Опыт выживания и развития сельхозорганизаций Ленинградской области в полной мере отражает трудности перехода сельхозпроизводителей от централизованного государственного планирования и распределения к рыночной экономике с децентрализованным планированием на уровне сельхозпроизводителей и конкурентному распределению продукции и ресурсов.

Максимальная самостоятельность сельскохозяйственных производителей при принятии всех видов решений с одной стороны привела к глубокому кризису в аграрной сфере в середине 90-х г., с другой - обеспечила высокие темпы развития всех отраслей с конца 90-х г.

ФО – федеральный округ 2.2. Отрасли животноводства Молочное животноводство Ленинградской области занимает лидирующие позиции в Российской Федерации за счет целенаправленной реализации сравнительных и формирования конкурентных преимуществ. На 1 октября 2008 года в Ленинградской области функционировало 126 организаций, занимающихся производством молока, из них 32 племенных завода и племенных репродукторов. Во всех сельскохозяйственных организациях внедрена система искусственного осеменения маточного поголовья, в племенных хозяйствах ежегодно осуществляется отбор и индивидуальный подбор быков производителей отечественной и зарубежной селекции.

Несмотря на сокращение поголовья коров в Ленинградской области, производство молока стабилизировалось за счет роста продуктивности животных, который основан на повышении генетического потенциала, интенсификации кормления и содержания животных (табл. 4, рис. 3).

Таблица 4. Основные показатели производства молока Поголовье коров в хозяйствах всех категорий на конец года, тыс. гол.:

Тенденция сокращения поголовья коров в России, при росте их продуктивности, соответствует общемировой практике. Однако в развитых странах при этом не допускается снижения валового производства молока. Так в Европе при сокращении молочных коров на 19% в начале первого десятилетия двухтысячных годов, продуктивность повысилась на 22%, валовое производство молока увеличилось на 7%.

Производители молока испытывают давление глобальной конкуренции не столько по сырому молоку, сколько по продукции его переработки (сыр, масло сливочное), заменителям цельного молока и сухому молоку.

Рисунок 3. Показателей производства молока в % к уровню 1990 г.

Целенаправленная селекционно-племенная работа, проводимая в Ленинградской области, обеспечила высокий продуктивный генетический потенциал молочного стада, который составляет свыше 10 тыс. кг молока от коровы в год. Реализованный ежегодный прирост продуктивного генетического потенциала составляет 70-80 кг (в отдельных племенных заводах - 80-100 кг), что создает хорошие предпосылки дальнейшего увеличения продуктивности коров [50] (рис. 4).

кг в год Рисунок 4. Удой на 1 корову в РФ и Ленинградской области в 1990, 1996, 2003-2007 гг., В Ленинградской области стабилизировались объемы производства молока в сельскохозяйственных организациях, при сокращении производства молока в ЛПХ. Доля сельскохозяйственных организаций в общем объеме производства достигла в 2008 году процента и приблизилась к уровню 1990 года (рис. 5).

Доля производства молока сельскохозяйственных организаций и хозяйств населения в РФ и Ленинградской области различна (рис. 6). В Ленинградской области на организации приходится более 90% валового производства. Это объясняется тем, что крупные сельхозпроизводители имеют значительно большие возможности повышения конкурентоспособности продукции на основе интенсификации и концентрации, в то время как личные подсобные хозяйства - в основном за счет дешевого труда (самоэксплуатации) [62].

Увеличение доли в объемах производства молока сельскохозяйственными организациями вызвано несколькими объективными причинами. Во-первых, расширяются возможности инвестиций в высокопроизводительные технологии, в том числе за счет кредитов, снижаются издержки за счет роста «масштабов производства». Во-вторых, быстрый рост экономики в регионе приводит к постоянному росту стоимости рабочей силы, расширению возможностей альтернативной занятости на селе, что при ухудшении социально-демографической ситуации ведет к снижению поголовья коров на личных подворьях. В-третьих, подготовка к вступлению России в ВТО потребовала гармонизации стандартов по безопасности производимой продукции с мировыми требованиями. Так, в «Техническом регламенте на молоко и молочную продукцию»

[59] требования к таким показателям безопасности молока как бактериальная обсемененность и содержание соматических клеток ужесточены более чем в два раза по сравнению с ранее действующим стандартом.

тыс. гол.

Рисунок 6. Поголовье коров в Ленинградской области в 1990-2007 годах Мелкотоварным производителям обеспечить требования Регламента к молоку высшего сорта - содержание КМАФАнМ 2 менее 100 000 и соматических клеток до 200 000 в 1 см3 практически невозможно.

Процесс интенсификации производства молока на инновационной основе характеризуется тем, что:

1. Растет фондооснащенность и фондовооруженность (замена труда капиталом), что обеспечивает повышение производительности труда.

2. Осваиваются более капиталоемкие ресурсосберегающие технологии - возрастает роль основного капитала, растет фондоемкость (капиталоемкость) производства, с целью обеспечения ресурсосбережения, т.е. происходит относительное сокращение расходования оборотных средств (на единицу продукции, но не на 1 га или 1 голову животных).

3. Растет доля неовеществленного капитала (увеличиваются вложения в «знания»).

Увеличиваются затраты на ноу-хау, ИТ (программное обеспечение, связь, сбор, хранение и обработку информации), обучение персонала, в т.ч. за рубежом, освоение передового опыта («бенчмаркинг»), консультации и т.п. [51].

В молочном животноводстве производство концентрируется в сельскохозяйственных организациях с высоким уровнем продуктивности коров (рис. 7 и 8).

Рисунок 7. Доля сельскохозяйственных Рисунок 8. Доля сельскохозяйственных организаций с различной продуктивностью организаций с различной продуктивностью КМАФАнМ - количество мезофильных аэробных микроорганизмов и факультативно-анаэробных микроорганизмов коров в общем поголовье коров на 1 января коров в валовом производстве молока в В молочном животноводстве Ленинградской области процесс интенсификации производства молока сопровождается ростом концентрации поголовья животных в рамках одного предприятия (табл. 5).

Таблица 5. Доля хозяйств с различным среднегодовым поголовьем коров, % Достаточный уровень концентрации является необходимым условием снижения постоянных издержек. Только в этом случае реализуемые объемы молока обеспечивают окупаемость капиталоемких инновационных технологий, сокращают текущие затраты (табл. 6).

Таблица 6. Производственные и экономические показатели хозяйств с различным среднегодовым поголовьем коров в 2007 году Достижение положительного эффекта масштаба подтверждается тем, что «сильные»

предприятия молочной отрасли становятся «все сильнее», занимают все большую долю рынка; а «слабые – слабее», уходят с рынка. Так с 2003 г. по 2007 г. доля предприятий с низким уровнем концентрации поголовья (до 400 гол.) сократилась на 9,9 п.п., поскольку размеры предприятий в этом случае неэффективно малы, т.к. не позволяют внедрять высокопроизводительные современные технологии содержания и доения коров.

Хозяйства со среднегодовым поголовьем коров 400-800 гол. ведут производство, занимая стабильную долю и в численности коров, и в валовом надое молока. Незначительное расширение происходит за счет занятия ими ниши хозяйств с поголовьем до 400 гол. Рентабельность производства молока во 2-ой группе незначительно выше (на 0,9 п.п.), но рентабельность молочной отрасли в целом и ее рост по отношению к 2003 г. – ниже, чем в хозяйствах с поголовьем более 800 гол. Предприятия с высоким уровнем концентрации производят более половины валового надоя молока. Рентабельность молочной отрасли (с учетом затрат на воспроизводство стада) в этой группе самая высокая в 2007 году – 5,3%.

Помимо концентрации в рамках одного предприятия происходит концентрация поголовья на одном животноводческом объекте, ферме (рис. 9, 10). Данные представлены по племенным хозяйствам Ленинградской области, на которых содержится 45 тыс. коров, что составляет более 60 % общего поголовья.

В настоящее время все большее распространение получает практика строительства (реконструкции) сверхкрупных животноводческих комплексов (1000 и более гол.). В рамках предприятий переход от территориально рассредоточенных животноводческих ферм к крупным комплексам беспривязного, бесподстилочного содержания с концентрацией на них всего п.п. – процентный пункт поголовья скота обеспечивает повышение эффективности управления отраслью, снижение текущих затрат на обслуживание животных, в т.ч. затрат труда в 2,5 - 3 раза до 0,8 - 1 чел. час., улучшение конверсии корма до 0,8 ц к.ед. на 1 ц. молока, повышение безопасности и качества производимого молока. За счет компактного расположения производств упрощается функция управления и контроля, повышается их эффективность. Таким образом, концентрация поголовья позволяет повышать конкурентоспособность производства молока по издержкам, цене и безопасности продукции [52].

Рисунок 9. Доля племзаводов и репродукторов Ленинградской области с различным количеством ферм от общего их числа на 01.01.2009, % Рисунок 10. Доля поголовья племзаводов и репродукторов Ленинградской области, размещенного по различному количеству ферм, % Дальнейшему увеличению концентрации поголовья препятствуют проблемы, связанные с обеспечением экологической безопасности производства. Территориальная концентрация молочного скота при переходе на беспривязное, бесподстилочное содержание и доение в доильных залах увеличивает влажность навозной массы, что приводит к возрастанию его объема в несколько раз. Интенсификация кормления приводит к повышению экологического загрязнения по двум причинам. Во-первых, животные с высоким генетическим продуктивным потенциалом продуцируют больше не только молока, но и навоза. Во-вторых, при росте удоя коров увеличивается содержание питательных веществ в сухом веществе навоза, что влечет за собой проблему эфтрофикации близлежащих водоемов. Возникают трудности по хранению и внесению навоза, так как имеющиеся в хозяйствах техника и технологии рассчитаны на меньшие объемы и влажность навоза.

Кроме концентрации поголовья происходит и концентрация капитала через развитие агрохолдингов, способных вести рентабельное производство молока (табл. 7).

* Подходы к решению данной проблемы рассмотрены в шестой главе Таблица 7. Доля хозяйств с различной рентабельностью реализации молока, % Рентабельность реализации молока в хозяйствах группы, % Такие коммерческие структуры расширяются за счет приобретения сельскохозяйственных предприятий. В условиях финансового кризиса подобная тактика достаточно эффективна, так как обеспечивает минимизацию издержек на логистику, снижает риски разрыва производственнохозяйственных цепочек, кроме того, расширяются возможности покупки новых объектов из-за финансовых проблем у последних.

Доля хозяйств, не способных обеспечить положительную рентабельность, сокращается высокими темпами, как и доля их в общем поголовье коров и в валовом производстве молока (табл. 8). Это связано с неспособностью поддерживать высокий уровень интенсивности производства и внедрять инновации, обеспечивающие конкурентоспособность продукции.

Таблица 8. Производственные показатели хозяйств с различной рентабельностью реализации молока в 2007 году Часть убыточных хозяйств приобретается агрохолдингами с дальнейшим перевооружением отрасли на инновационной основе, как правило, с концентрацией всего поголовья на мега-фермах.

Производство говядины. В структуре производства мяса в РФ говядина составляет более. Большая часть скота в России относится к молочному и молочно-мясному направлению продуктивности. Падение объемов производства молока и повышение продуктивности коров ведет к уменьшению поголовья коров, а соответственно и всего стада.

Поголовье крупного рогатого скота с 1990 по 2007 год сократилось: в РФ более чем в 2, раза, в СЗ ФО – в 4 раза, в Ленинградской области – в 3 раза (табл. 9). В 2007 г. в РФ потребление мяса на душу населения составило 61 кг, но даже такой низкий уровень потребления в России не обеспечен собственным производством (самообеспеченность составляет 65,6%) [47].

Таблица 9. Динамика численности крупного рогатого скота в хозяйствах всех категорий на конец года, тыс. гол Численность КРС в хозяйствах всех категорий на конец года, тыс. гол.:

Северо-Западный федеральный округ Согласно «Концепции аграрной политики Российской Федерации» для обеспечения населения страны молоком достаточно 10 млн. коров, но это поголовье не может дать необходимого объема производства мяса. Опыт развитых стран показал, что при интенсификации молочного скотоводства для стабильного производства говядины необходимо развитие специализированной отрасли - мясного скотоводства.

В РФ в отличие от стран Европы и Америки в 2005 г. специализированный мясной скот составляет незначительную долю - 400 тыс. гол. скота мясных пород или 1,9% от общего поголовья КРС, в т.ч. 150 тыс. коров (1,6% поголовья коров).

В СЗФО молочный скот составляет 98% от поголовья КРС, производство мяса является сопряженной продукцией, поэтому основным поставщиком говядины в Ленинградской области является молочное скотоводство. Продолжающееся сокращение поголовья коров ведет к быстрому уменьшению поголовья КРС, которое за период 2003-2007 гг. сократилось на 11,5% (с 208 до 184 тыс. гол), снижению объемов производства мяса КРС (табл. 10).

Из-за сильного сокращения поголовья коров в сельскохозяйственных организациях (с тыс. гол. в 1990 г. до 85 тыс. гол. в 2007 г. или на 68,3%), прекращения откорма бычков в большинстве специализированных откормочных хозяйств (сохранилось только одно хозяйство с поголовьем 6000 голов) резко снизились объемы производства говядины. Производство мяса КРС в живой массе за 2007 г. составило – 26 тыс. т, против 80 тыс. т в 1990 г., что составляет 29,5% уровня 1990 года и 86,5% 2003 года (табл. 10). Некоторый рост объемов производства мяса КРС в 2001-2003 гг. был связан с сокращением поголовья и выбраковкой молочных коров в сельскохозяйственных предприятиях.

Таблица 10. Поголовье крупного рогатого скота и производство говядины в Ленинградской области в 1990, 1991-1995, 2001-2007 гг.

2007 г. в % к 2007 г. в % к Технологические показатели производства говядины в области указывают на значительные нерешенные проблемы: перерасход кормов в расчете на 1 ц прироста, низкая живая масса реализованного скота на мясо, большой процент реализации некондиционных животных, так как значительную долю в реализации составляют выбракованные (больные и старые) коровы и бычки молочного возраста [54].

Несмотря на некоторое увеличение среднесуточных приростов скота на откорме, их уровень значительно ниже, чем позволяет генетический потенциал молочных пород (табл. 11). Низкие технологические показатели обусловливают крайне низкую экономическую эффективность.

предприятиях Ленинградской области, 2001-2007 гг.

Ср. сут. прирост КРС на выращивании и откорме, г Расход кормов на 1 ц прироста, всего, ц к.ед.

Рентабельность (без учета субсидий), Основным направление увеличения производства говядины является развитие специализированных мясных пород.

В настоящее время в Ленинградской области тремя хозяйствами завозится из-за рубежа мясной скот таких пород как лимузины, абердин ангуссы, герефорды. Но их поголовье не превышает несколько тыс. голов.

Свиноводство. До 90-х годов в Ленинградской области (как и в РФ) свиноводство было динамично развивающейся отраслью за счет производства на сверхкрупных свинокомплексах индустриального типа (108-216 тыс. гол.) и в пригородных хозяйствах, организующих откорм поросят на пищевых отходах Санкт-Петербурга. До 20% свинины производилось в личных подсобных хозяйствах, приобретающих поросят для откорма в сельскохозяйственных организациях.

С начала 90-х годов отрасль оказалась в глубоком кризисе. Численность свиней в России сократилась на 58,2%. Темп падения замедлился только в 1999 г. В 2007 г. поголовье свиней составило 41,8% от уровня 1990 г. (табл. 12). Доля России в общемировом производстве свинины упала с 5,1% в 1990 г. до 1,5% в 2005 г. [45].

Таблица 12. Показатели свиноводства во всех категориях хозяйств в 1990, 1996, 2003гг., тыс. гол.

Сложившаяся в 90-х годах конъюнктура рынка мяса была крайне неблагоприятной для российских производителей свинины (низкий спрос на данный вид мяса, отставание роста цен на конечную продукцию от цен на ресурсы, диктат перерабатывающих предприятий, высокие объемы импортных поставок мяса). Это вызвало длительную убыточность отрасли и сокращение объемов производства.

В 90-х годах попытка сельскохозяйственных предприятий снизить затраты путем сокращения расхода материальных ресурсов привела к снижению технологической эффективности. В России сложилась ситуация, когда на смену крупным специализированным предприятиям пришло мелкотоварное производство свинины, основанное на малопроизводительном, ручном труде.

Многие комплексы в РФ прекратили существование, часть находится на консервации (29% общей численности), другие используют менее 50% производственного потенциала (таких 26%), на полную мощность работает только 30% предприятий. Стандартная технология, заложенная при строительстве комплексов, не позволяет значительно изменять объемы производства. Высокие постоянные издержки на содержание помещений приводят к резкому росту себестоимости продукции при недостаточном использовании мощностей.

К 1995 году значительно ухудшились показатели технологической эффективности: в 1,5 раза снизился среднесуточный прирост, увеличился расход кормов на 1 ц прироста. Повышение технологической эффективности в сельскохозяйственных предприятиях РФ началось с 2000 г.

Хотя по большинству параметров (ср. суточный прирост, выход поросят на 1 свиноматку, расход кормов на 1 ц продукции и т.п.) российские производители отстают от зарубежных конкурентов, но отечественный уровень 1990 г. уже достигнут (табл. 13).

Таблица 13. Основные технологические показатели производства продукции свиноводства в сельскохозяйственных предприятиях РФ Выход поросят на 1 основ. свиноматку, гол. 13,7 9,7 11,5 14,12 16,95 18,24 17,54 128, Конкурентоспособность отечественных производителей свинины поддерживается квотами на импорт мяса и заградительными пошлинами. В случае их отмены многие российские производители, показатели производственной эффективности которых значительно уступают зарубежным, могут вновь оказаться неконкурентоспособными, не только по издержкам, но и по качеству, т.к. реализуемая ими продукция не соответствует потребностям (стандартам) перерабатывающих предприятий.

Повышение конкурентоспособности свиноводческих предприятий напрямую зависит от имеющихся возможностей и темпов технического перевооружения отрасли [46]. В 2008 году производство свинины в Ленинградской области увеличилось в 2,3 раза и составило 14,0 тыс.

тонн. Это связано с вводом в эксплуатацию построенных и реконструированных современных сверхкрупных свинокомплексов в рамках реализации мероприятий по Приоритетному национальному проекту "Развитие АПК" и Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008 - 2012 годы. В Ленинградской области планируется в ближайшие годы увеличить поголовье свиней до 500 тыс. гол., что значительно повысит самообеспеченность региона свининой, улучшит структуру потребления мяса.

Птицеводство. Производство яйца и мяса бройлеров в Ленинградской области к 1990 году было сосредоточено на сверхкрупных полностью механизированных и частично автоматизированных птицеводческих фабриках. Птицеводство – наиболее технологичная отрасль сельского хозяйства. Четкое соблюдение технологии позволяет минимизировать годичные колебания, вести производство на заданном уровне объемов. Высокий уровень технологического развития яичного птицеводства в регионе обеспечил его стабильность в течение переходного периода. Показатели производства яиц в 1990, 1996, 2003-2007 гг. представлены в табл. 14.

Таблица 14. Основные показатели производства яиц в 1990, 1996, 2003-2007 гг.

Средняя годовая яйценоскость одной курицы-несушки в сельскохозяйственных организациях, шт.

Численность кур-несушек к 1996 г. по сравнению с 1990 г. сократилась менее чем на 20 %; к 2007 выросла до 7,5 млн., что составляет 92 % к уровню 1990г. Поголовье кур-несушек за последние 5 лет остается практически неизменным и в РФ. Производство яйца увеличивается в основном за счет интенсификации использования птицы.

Бройлерное птицеводство в середине 90-х испытывало серьезный кризис в связи с масштабным импортом мяса птицы из США и стран ЕС, выйти из которого помогло полное перевооружение птицефабрик и девальвация рубля в конце 1998 г.

Производство продукции птицеводства в Ленинградской области отличается высоким уровнем концентрации. Девять яичных и семь бройлерных птицефабрик области в 2008 г.

произвели 2,3 млрд. яиц и 165 тыс. т мяса птицы. Все птицефабрики перешли на современные кроссы птицы и технологии производства, включая переработку яиц в меланж.

Рост производства мяса всех видов в области был обеспечен исключительно за счет производства мяса птицы, объемы которого с 2000 года возросли более чем в два раза. Темпы прироста в среднем за этот период составили около 26 % (рис. 11).

Рисунок 11. Динамика производства мяса птицы по категориям хозяйств в Эффективность различных направлений птицеводства по показателю рентабельность производства представлена в табл. 15.

Таблица 15. Уровень рентабельности производства продукции птицеводства в Ленинградской области в 2001-2008 г.г., % Виды продукции Высокие показатели экономической эффективности обеспечиваются высокими показателями эффективности производственной. Яйценоскость кур-несушек на птицефабриках Ленинградская область достигла в 2008 г. 306 яиц в год, среднесуточный прирост бройлеров превысил 50 г. Срок их выращивания до кондиционной массы сократился до 38-40 суток при расходе кормов менее 2 кг корма на 1 кг прироста. Рентабельность реализации яйца на протяжении всего рассмотренного периода была положительной. Рентабельность мяса птицы, в большей степени, чем яйца, зависит от мировой рыночной конъюнктуры. Несмотря на отрицательные показатели в отдельные годы, благодаря высокой технологичности производства она существенно выше, чем рентабельность производства и говядины, и свинины. За семь лет она выросла на 14,6 п.п., в то время как рентабельность реализации яйца – на 4,0 п.п.

2.3. Растениеводство К 1990 г. сельскохозяйственные организации Ленинградской области в основном обеспечивали население региона картофелем и овощами, но применявшиеся технологии требовали больших затрат ручного труда. В качестве «дешевой» рабочей силы активно привлекались студенты, сотрудники и рабочие организаций и предприятий мегаполиса. После перехода к рыночным отношениям привлечение «дешевой» рабочей силы оказалось невозможным, что привело к резкому уменьшению объемов производства к середине 90-х.

В последние годы в Ленинградской области продолжается сокращение посевных площадей под товарными сельскохозяйственными культурами. К концу 2007 года посевные площади в хозяйствах всех категорий составили 294,1 тыс. га, в том числе в сельскохозяйственных организациях – 243,1 тыс. га, т.е. 67,3 % и 58,3 % от аналогичных показателей 1990 года (табл. 16).

Уменьшение площадей под овощами связано как с усилением конкуренции со стороны их производителей из других регионов России, ЕС, так и тем, что основной объем овощей традиционно производили пригородные хозяйства, у которых в последние годы были отчуждены значительные сельскохозяйственные угодья для строительства дорог, жилых комплексов, объектов инфраструктуры.

Ленинградской области (тыс. га) Категория - все категории хозяйств - с/х организации доля с/х - все категории хозяйств - с/х предприятия доля с/х - все категории хозяйств - с/х предприятия доля с/х - все категории хозяйств - с/х предприятия доля с/х - все категории хозяйств - с/х предприятия доля с/х Сокращение посевных площадей в сельскохозяйственных организациях под картофелем, вызвано низкими закупочными ценами в результате активизации конкурентов из-за рубежа, в том числе из Белоруссии, а также других регионов России с более благоприятными природноклиматическими условиями. Вместе с тем, существенно выросла доля картофеля производимого в хозяйствах населения, т.к. традиционно данная культура рассматривается в России как «второй хлеб».

По оценкам специалистов, в настоящее время сельхозпредприятиям для производства конкурентоспособной продукции и обеспечения кормами существующего поголовья КРС необходимо около 300 тыс. га пашни.

В Ленинградской области преобладают кормовые культуры, составляющие 72,2 % от посевных площадей, в том числе в сельскохозяйственных организациях 84,6 %, причем подавляющее большинство площадей кормовых культур занято многолетними травами.

Валовой сбор картофеля увеличился за счет производства населением. Выращивание картофеля сельскохозяйственными организациями сократилось в 3 раза, это объясняется тем, что с учетом низкой товарности его реальная рентабельность снизилась с -1,5% в 1999 г. до -33,1 в 2005 г. (табл. 17).

Таблица 17. Динамика основных производственных показателей растениеводства Ленинградской области во всех категориях хозяйств Зерновые культуры Картофель Вернуться к показателям производства зерна 1990 года в 2007 году позволило применение инноваций при выращивании фуражного зерна (уборка и плющение зерна повышенной влажности с последующей консервацией химическими и биологическими препаратами).

Одной из основных причин, сдерживающих развитие земледелия, является неподготовленность сельскохозяйственных угодий к применению современных эффективных технологий. В первую очередь это касается неудовлетворительного мелиоративного состояния полей, что крайне актуально для территории избыточного увлажнения.

Согласно данным мелиоративного мониторинга, в настоящее время около 50% всех мелиорированных земель Ленинградской области требуют реконструкции и капитального ремонта. Вследствие сокращения, а во многих случаях и полного прекращения работ по уходу за мелиоративной сетью, состояние этих земель в последние годы значительно ухудшилось. По сравнению с 1990 г. площадь сельскохозяйственных угодий, нуждающихся в мелиоративных воздействиях, увеличилась в 6 раз. Темпы деградации мелиорированных земель постоянно растут.

В настоящее время по различным оценкам 50 тыс. га сельскохозяйственных земель в Ленинградской области не используется.

2.4. Интенсификация отраслей сельского хозяйства на инновационной основе (на примере молочного животноводства и кормопроизводства) В АПК области с середины 90-х годов осваиваются инновации, позволяющие нейтрализовать избирательные конкурентные недостатки (природно-климатические, по месторасположению и т.п.), трансформировать их в дополнительные конкурентные преимущества.

Участниками инновационного процесса в молочном животноводстве Ленинградской области является региональный орган управления АПК - Комитет по агропромышленному и рыбохозяйственному комплексу, агросервисные и обслуживающие организации, комбикормовые заводы, ассоциации, научные и образовательные учреждения, отечественные и зарубежные фирмы-поставщики техники и оборудования, консультационные структуры. Но главную роль в освоении инноваций играют руководители и специалисты сельскохозяйственных организаций [51].

Хозяйства, пытавшиеся занять позицию «выжидания» и «выживания» в Ленинградской области практически прекратили свое существование, подтвердив тезис П. Друкера: «Мы не вправе заниматься деятельностью, которая поглощает, а не образует капитал, тем более, если она в принципе может приносить прибыль».

Реализация с 2006 года Приоритетного национального проекта "Развитие АПК" по направлению «Ускоренное развитие животноводства» и «Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008 - 2012 годы» позволили значительно ускорить инновационный процесс в сельскохозяйственных организациях Ленинградской области.

В 2006-2007 гг. 55 областных хозяйств заключили инвестиционные кредитные договоры на сумму 5,5 млрд. руб. За два года введено в эксплуатацию 85 коровников, на 18,6 тыс. скотомест, из них 16,2 тыс. с беспривязным содержанием. Оборудовано 11 доильных залов. В 2007 г.

хозяйствами на погашение кредитной ставки по Приоритетному национальному проекту "Развитие АПК" получено 179 млн. руб. субсидий из федерального бюджета, 90 млн. руб. - из областного. Большая доля средств поддержки АПК из областного бюджета направляется на содействие переходу сельского хозяйства Ленинградской области на инновационный путь развития через субсидирование процентной ставки по привлекаемым кредитам.

Большинство производственных инноваций в молочном животноводстве в регионе внедряются с середины (конца) 90-х годов, что позволило накопить достаточный опыт их освоения, полнее учесть региональную специфику, снизить инновационные риски при их широком распространении (табл. 18).

Пользуясь терминологией зарубежных специалистов по стратегическому развитию можно констатировать, что в молочном животноводстве большинство сельскохозяйственных организаций Ленинградской области реализуют стратегию «догоняющих» - принципы «бенчмаркинга».

Организации-участники инновационного процесса можно подразделить на две основные группы. Хозяйства первой группы, составляющие 10-15% общего числа, рассматривают в качестве «лидеров» наиболее конкурентоспособных производителей молока в странах ЕС, США, Канаде, Израиле. Руководители и специалисты таких хозяйств с середины 90-х годов неоднократно выезжали в ознакомительные поездки за рубеж, активно участвуют в международных проектах, выставках-ярмарках и специализированных семинарах в России и за рубежом, где представлены новейшие разработки и технологии в молочном животноводстве. Это помогает им осваивать те или иные новые технологии первыми не только в Ленинградской области, но и в России.

Предприятия второй группы, в которую входит подавляющее большинство хозяйств, в своей инновационной деятельности ориентируются в основном не на зарубежных конкурентов, а на опыт других хозяйств. Инновационные риски естественно выше у хозяйств первой группы.

Однако, никакой дополнительной государственной поддержки ни на федеральном, ни на областном уровне для них не предусмотрено.

В молочном животноводстве Ленинградской области несколько различных инноваций, направленных на повышение операционной эффективности реализуемых одновременно, обеспечили высокий синергетический эффект (эффект «инновационной интерференции»). В результате появилась возможность занять гораздо более выгодную конкурентную позицию, трансформировав «избирательные конкурентные недостатки» (т.е. именно то, в результате чего данная отрасль в регионе проигрывала конкурентам), в дополнительные конкурентные преимущества [55].

Например, при заготовке силоса одновременно внедрялось несколько инноваций: 1) современная высокопроизводительная кормозаготовительная техника, позволяющая существенно сократить сроки заготовки кормов; 2) биологические препараты при силосовании, улучшающие сохранность корма; 3) прогрессивные технологии силосования (укрывные материалы, мощная трамбовочная техника, технологии закладки корма в пленочные рукава или малые объемы) [53].

Каждая отдельная инновация повышает операционную эффективность: растет производительность, снижаются издержки. Их одновременное освоение создало возможность существенно изменить структуру кормозаготовки.

Таблица 18. Инновационные технологии в молочном животноводстве в сельскохозяйственных организациях Ленинградской области Голштинизация черно-пестрого скота, искусственное осеменение, доение в Середина 80-х молокопровод, первый опыт перехода на беспривязное содержание с доением в Применение современной техники и технологии при заготовке сенажа (силос из Лабораторный контроль качества кормов дважды в год – после заготовки и перед Середина 90-х гг. Повышение качества комбикормов (переход от ориентации на ГОСТы на потребности Нормированное кормление животных с учетом физиологического состояния (фазам лактации), авансированное кормление в период раздоя, «шведская лесенка», кратная Компьютеризация селекционно-племенной работы (программа СЕЛЭКС) Вторая половина Выравнивание объемов производства молока по сезонам года за счет обеспечения 90-х гг.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |


Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УДК 32 Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский государственный агроинженерный университет имени В.П. Горячкина Рецензент: Доцент кафедры политологии, истории и права Московского государственного университета природообустройства ЕМ. Кирюшин Составители: Васильев В.П., Пичужкин Н.А., Стрелецкий A.M. Под редакцией доктора исторических наук, профессора Минаева В.П. Основы...»

«ФИЗИКА ПЛАЗМЫ В СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЕ При поддержке ПРОГРАММА ПОНЕДЕЛЬНИК, 10 ФЕВРАЛЯ 2014 г. 09.00-20.00 09.00- Регистрация. Фойе конференц-зала ИКИ РАН. 09.20-09.30 Открытие конференции. Конференц-зал ИКИ РАН. СЕКЦИЯ СОЛНЦЕ. Конференц-зал ИКИ РАН Председатель: Обридко В.Н. 09.30 – 09.45 Соколов Д.Д., Пипин В.В., Мосс Д.Л. Обращения магнитного диполя в свете наблюдательных данных и моделей динамо. 09.45 – 10.00 Беневоленская Е.Е., Понявин Ю.Д. Изменение полярного магнитного поля солнца в солнечном...»

«Частное учреждение образования Минский институт управления УТВЕРЖДАЮ Ректор Минского института управления _Н.В. Суша 2009 г. Регистрационный № УД- _/р. Основы идеологии белорусского государства Учебная программа для специальности Факультет экономики Кафедра гуманитарных дисциплин Курс Семестры Лекции Экзамен Семинарские занятия Зачет Лабораторные занятия Курсовой проект (работа) Всего аудиторных часов по дисциплине Всего часов по дисциплине Форма получения высшего образования Составила Гребень...»

«1 Частное учреждение образования МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ УТВЕРЖДАЮ Ректор Минского института управления Н.В.Суша 2010 г. Регистрационный № УД – /р. ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ УЧЕНИЙ Учебная программа для специальности 1 – 24 01 02 “Правоведение” Факультет правоведения Кафедра гражданского и государственного права Курс – 3, 4 Семестр – 6, Лекции – 12 ч Практические (семинарские) занятия – 8 ч Зачёт – нет Лабораторные занятия – нет Экзамен – 7 семестр Всего аудиторных часов по дисциплине...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ (РПУД) Организационные основы системы образования: нормативноправовые основы деятельности преподавателя в вузе (для ДОП Преподаватель высшей школы) Начало титульного листа Правительство Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный университет Факультет психологии РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ СД-03 Организационные основы системы образования: нормативно-правовые основы деятельности преподавателя в вузе по дополнительной образовательной...»

«Рабочая программа дисциплины разработана в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандартом (ФГОС) высшего профессионального образования по направлению подготовки специальности 060105 Медико– профилактическое дело, с учётом рекомендаций примерной основной образовательной программы высшего профессионального образования по направлению подготовки специальности 060105 Медико–профилактическое дело и примерной (типовой) учебной программы дисциплины (2011 г.). 1. Цель и задачи...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА ВЕРХНЕУФАЛЕЙСКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА (МУК ЦБС) 456800 Челябинская область, город Верхний Уфалей, ул. Бабикова, 66, тел.: 2-31-67 ИНН/КПП 7402005925/740201001 ОГРН 1037400543245 ЕСТЬ ТОЛЬКО ОДНО СРЕДСТВО СТАТЬ КУЛЬТУРНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ – ЧТЕНИЕ. А. Моруа ТВОРЧЕСКИЙ ПЛАН Муниципального казенного учреждения культуры ВЕРХНЕУФАЛЕЙСКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА на 2014 год Согласовано: Утверждаю:...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.