WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

"РОССИЙСКИЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ:

НОВАЯ ПЕРСПЕКТИВА"

Цели и задачи Программы

Благотворительная программа "Российские общественные науки:

новая перспектива" существует с 1993 года. Эта программа ставит своей

целью поддержку и стимулирование общественных наук в России и других

странах СНГ. Она осуществляется Московским отделением Российского

научного фонда при содействии Фонда Форда (США). Основными задачами Программы являются поощрение научных исследований, особо значимых для понимания современных общественных процессов в России, помощь молодым талантливым ученым, улучшение условий для научной деятельности в нестоличных вузах и исследовательских центрах, содействие появлению новых парадигм в российских общественных науках, укрепление взаимосвязей между различными научными центрами и учебными заведениями; расширение возможностей для участия молодых ученых в международных научных проектах.

Особое внимание обращается на поддержку молодого поколения ученых, женщин-исследователей и научных работников из региональных центров, так как именно эти категории оказались в настоящий момент в наиболее сложном финансовом положении. Программа не имеет политической направленности и не ставит своей целью поощрение исследований какой-то одной политической ориентации; она должна внести вклад в повышение уровня общественных наук в Российской Федерации, в сохранение и развитие российских научных традиций.

МО РНФ не несет ответственности за содержание публикуемых докладов, достоверность использованных в них материалов, а также выводы, обобщения, прогнозы и т.д., предлагаемые авторами.

Оригинальные тексты докладов были подвергнуты незначительным сокращениям и редакторско-корректорской обработке в соответствии с заключениями Международного экспертного комитета.

МОСКОВСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО НАУЧНОГО ФОНДА

СОВРЕМЕННЫЙ

СОЦИО - АНАЛИЗ

Сборник работ авторов, получивших гранты Московского отделения Российского научного фонда и Фонда Форда МОСКВА 1996 г.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЭКСПЕРТНЫЙ КОМИТЕТ ПРОГРАММЫ В 1994-95 гг.

История академик Б.В.АНАНЬИЧ Санкт-Петербургский филиал Института российской истории РАН профессор А. ДАЛЛИН Стэнфордский университет (США) д.и.н А.П. КОРЕЛИН Институт российской истории РАН Политология профессор Т.КОЛТОН Гарвардский университет (США) к.и.н. А.В.КОРТУНОВ Директор МО РНФ профессор М.МАКОЛИ Оксфордский университет (Великобритания) Социология доктор С.БАКЛИ Техасский университет (США) к.ф.н В.Ф.КУЗНЕЦОВА Уральский государственный экономический университет профессор В.А.ЯДОВ Институт социологии РАН Экономика профессор Г.ЛЕВИН Пенсильванский университет (США) д.э.н В.В.ПОПОВ Академия народного хозяйства профессор О.А.ТРЕТЬЯК Санкт-Петербургский государственный университет

СОДЕРЖАНИЕ

Леонтьев Д.А Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции …………………………………………………………. Согомонов А.Ю.

Жизненный мир Успеха-и-Неудач Речевые практики и риторические рационализации достижительского успеха в повседневном дискурсе постсоветских профессионалов ……………………………………………………… Ценность как междисциплинарное понятие:

И философ, и социолог, и психолог, и совсем недалекий от науки человек согласятся с утверждением, что проблемы, связанные с человеческими ценностями, относятся к числу важнейших для любой из наук, занимающихся человеком и обществом. Важнейших прежде всего в силу того, что ценности выступают интегративной основой как для отдельно взятого индивида, так и для любой малой или большой социальной группы культуры, нации, наконец, для человечества в целом.

Такой глубокий и проницательный мыслитель как Питирим Сорокин усматривал в наличии целостной и устойчивой системы ценностей и их согласованности важнейшее условие как внутреннего социального мира, так и мира международного. "Когда их единство, усвоение и гармония ослабевают... увеличиваются шансы между народной или гражданской войны" (Сорокин, 1944/1994, с.491). Разрушение ценностной основы неминуемо ведет к кризису - это относится как к личности, так и к обществу в целом, выход из которого возможен только на пути обретения новых ценностей. Нет нужды много говорить о том, насколько это тесно связано с сегодняшней ситуацией в российском обществе, расколотом на группы и группки и лишенном единой объединяющей платформы. Этот раскол есть прямое порождение ценностного кризиса, разразившегося вслед за крушением тоталитарной идеологии, подразумевавшей наличие у всего населения единообразной системы ценностей и довольно успешно формировавшей эти ценности через общегосударственную систему идейного воспитания и пропаганды. Разрушение этих ценностных ориентиров не сопровождалось появлением сколько-нибудь равноценных новых. Отсюда достаточно очевидным образом берут начало многие социальные проблемы, с которыми мы сегодня сталкиваемся во всей их неприглядной красе: кризис нравственности и правосознания, социальная нестабильность, политическая дезориентация и деморализация населения, падение ценности человеческой жизни и многое другое.

Налицо ценностный нигилизм, цинизм, метание от одних ценностей к другим, экзистенциальный вакуум (Франкл, 1990) и многие другие симптомы социальной патологии, возникшей на почве перелома ценностной основы, смыслового голодания и вывиха мировоззрения.



Что же касается понятийного уровня, то здесь отсутствует четкое представление о том, к чему относится само слово "ценность". Оно используется разными авторами в совершенно разных, взаимоисключающих и несопоставимых смыслах, спектр которых будет в какой-то мере представлен ниже. Авторы, претендующие на обобщение разных точек зрения, в лучшем случае классифицируют разные подходы, лаже не пытаясь привести их к какому-то общему знаменателю, как, например, Л.Н.Столович /1994/, или же констатируют наличие у ценности разных аспектов или сторон, например субъективной и объективной или предметной /Дробницкий, 1989/. В силу этого работы разных авторов, обращающихся к ценностной проблематике, не образуют единого проблемного поля. Вновь вступающий в эту область исследователь может выбрать один из подходов, наиболее близкий его личному представлению о ценности, и развивать дальше именно его, отвергнув все остальные; задача же совмещения разных перспектив обычно ставит в тупик. Именно поэтому исследования по философии, социологии и психологии ценностей не слишком привлекают исследователей и имеют низкий кпд, ибо степень взаимного использования разных подходов очень невелика.

В свете изложенного выше основную проблему междисциплинарного подхода к ценностям мы усматриваем в выработке общего, единого определения и контекста употребления этого понятия, в котором нашли бы свое место разные его трактовки. Без этого работа в этой области хоть и возможна, но, как мы уже отметили, обречена на низкий кпд по причине концептуальной изоляции различных направлений исследований друг от друга.

Как это возможно и возможно ли вообще? Мы намерены применить здесь димензиональный метод, которым пользуется Виктор Франкл при демонстрации отношений между разными гранями или аспектами человеческого бытия /напр. Frankl, 1985/. Представим себе, говорит Франкл, учебник, на страницах которого изложены разные, несопоставимые между собой теории, допустим, личности. Символически это можно изобразить в виде раскрытой книги, на одной странице которой нарисован квадрат, а на другой - круг. Между ними трудно найти связь -ведь задача на квадратуру круга, как известно, нерешаема. Но возьмем эту книгу, продолжает Франкл, и разместим эти страницы под прямым углом друг к другу, чтобы они лежали на двух перпендикулярных плоскостях, пересекающихся в районе корешка книги. Тогда можно без труда вообразить трехмерную фигуру, проекция которой на одну плоскость (страницу) образует круг, а проекция на другую, ей перпендикулярную, образует квадрат. Этой фигурой будет цилиндр с высотой, равной диаметру основания. Задача, таким образом, решается, если построить общее пространство разных определений и увидеть за разными взглядами частные проекции сложного многомерного объекта каким ценность, вне всякого сомнения, является - на разные плоскости его рассмотрения.

Первая из требующих рассмотрения оппозиций порождена языковой двойственностью слова "ценность". Один полюс - это понимание ценности как атрибута, как ценности всегда чего-то - без этого уточнения само понятие лишается смысла. На другом полюсе оппозиции понятие ценности не требует такого уточнения.

Это объект или предмет, нечто ценное само по себе. Эту же оппозицию можно переформулировать так: объекты имеют ценность или объекты являются ценностями.

Так, рефлектируя подобную двойственность словоупотребления, существующую и в английском языке. Д. Ли начинает свое рассмотрение функционирования ценностей в разных культурах с различения конкретной ценности (a value) или ценностей (system of values) конкретной культуры, служащих основной для индивидуального выбора и ценностных суждений, и ценность вообще (value) как некоторое ощущение значимости или осмысленности ситуации и собственных действий, влекущее к тем или иным поступкам без их рационального обоснования /Lee, 1986, р.5/. Последнее понимание близко также позиции Карла Роджерса /Rogers, 1964/, который призывает рассматривать ценность прежде всего как процесс "ценения" (valuing), основанный на мудрости организма. Усвоенные же извне социальные ценности выступают исключительно как негативный фактор в личностном развитии.

Понимание ценности как атрибута ценного характерно, если не считать античной философии, для работ прежде всего психологов (Д.Н.Узнадзе, С.Л.Рубинштейн, Г.Олпорт, К.Роджерс и другие). В такой интерпретации слово "ценность" оказывается синонимом таких понятий как смысл и значимость. На это же понимание опирается и анализ ценностей в контексте так называемых ценностных суждений /см. Дюркгейм, 1911/1991; Schloeder, 1993/. Понятно, что суждения о ценности каких-либо объектов как их атрибуте, в отвлечении от субъекта оценочного суждения могли быть объектом философского дискурса в античные времена и даже во времена Дюркгейма, но сегодня это было бы некорректным. Проблематика ценностных суждений в этике сегодня опирается на понятие оценки, не претендующее, в отличие от ценности, на объективность. В психологии же за последние десятилетия в достаточной мере разработан понятийный аппарат, опирающийся на понятие смысла. Таким образом, сегодня пониманию ценности как атрибута ценного уже не найдется места в нашей объемной реконструкции этого понятия.

Принимая отнесение понятия ценности к объектам или предметам (в самом широком смысле этого слова), мы автоматически попадаем в пространство второй оппозиции, а именно: считать ли ценностями конкретные значимые для субъекта и/или удовлетворяющие его потребности предметы, его окружающие, или же закрепить это понятие за особыми абстрактными сущностями.

Чисто интуитивно, если отталкиваться от обыденного словоупотребления, предпочтение следует отдать второму пониманию - ведь мы признаем статус ценности отнюдь не за всем, что имеет какую-либо значимость. Тем не менее первая, расширительная трактовка ценностей в философии и социологии распространена отнюдь не меньше, если не больше. Возможно, главная причина этого - чисто языковая:

ведь в английском и немецком языках понятие "ценность" выражается тем же словом, что и экономическое понятие "стоимость", относящееся к конкретным объектам par excellence. Поэтому не удивительно, что на философско-психологическое понятие ценности автоматически переносятся многие смысловые оттенки и нюансы словоупотребления, присущие понятию стоимости. Так, например, утилитаристский подход к ценностям в западной философии, представленный работами Дж.Дьюи, Р.Б.Перри и некоторых других авторов, называет ценностями все то, что служит реализации потребностей и интересов /см. Киссель, 1983;

Столович, 1994/. Из этого же понимания исходит классическое определение социальной ценности в социологическом контексте У.Томаса и Ф.Знанецкого /1918/1994/: "... любой факт, имеющий доступные членам некой социальной группы эмпирическое содержание и значение, исходя из которых он есть или может стать объектом деятельности" /с.343/. В социологии, основное внимание которой привлекают как раз эмпирические факты, такое позитивистское понимание довольно распространено /Щепаньский, 1969; Ручка, 1976; Магун, 1983/.

Расширительная трактовка ценностей подразумевает их вторичность. При таком понимании понятие ценности лишается самостоятельного концептуального наполнения. Сущность ценностей, понимаемых таким образом, заключена не в них самих, а в потребностях и интересах, являющихся источником этих "предметных ценностей". Соответственно, содержательно понятие ценности в этом случае не содержит ничего нового по сравнению с понятиями потребности и интереса, лишь раскрывая одну из граней функционирования последних. Очевидно, что такое понимание никак не соотносится и с социальной проблематикой ценностных кризисов, упомянутой нами выше.

Большинство философских подходов к проблеме ценностей, значительная часть психологических и некоторые социологические исходят из противоположной установки - понятие ценности описывает особую реальность, невыводимую из потребностей. Ценность не вторична, она обладает особым статусом среди множества других окружающих человека предметов. "Наделяя тот или иной объект статусом ценности, - отмечает В.А.Малахов, -... человек как бы субъективирует этот объект, признает за ним право на собственный "голос" /1984, с.41/. Еще в "Определениях" платоновской школы говорилось: "Благо - то, что существует ради него самого" /Платон, 1986, с.430/. Спектр конкретных определений ценности в рамках этой общей установки достаточно широк - от любой личностно осмысленной социальной нормы /Иванова, 1980/ до осознанного и принятого смысла жизни /Братусь, 1985/. Очевидно, что только при таком подходе понятие ценности может обнаружить и реализовать свой эвристический потенциал.

Перейдем теперь к следующей оппозиции, связанной с понятием ценности. Это оппозиция "индивидуальное - надындивидуальное". Понимание ценности как сугубо индивидуальной реальности, значимой только для переживающего ее субъекта, возможно в рамках как атрибутивно-расширительного их понимания, отождествляющего ценность с субъективной значимостью /Рубинштейн, 1973/, так и признания за ними особого статуса, который, однако, задается исключительно индивидуальным творящим сознанием субъекта, его ответственным личностным выбором/Ницше, 1994; Камю, 1990; Сартр, 1994/.

Противоположная точка зрения предполагает, что ценность исходно является надындивидуальной реальностью. При этом возможны варианты: либо речь идет о социологической категории, адекватной для описания культур или социальных систем /Парсонс: 1951/1994; 1966/1994/, либо об объективной трансцендентальной сущности /Шпрангер, 1914/1980; Шелер, 1913/1994; Hartmann. 1926/1962/. Постулирование надындивидуальных ценностей не исключает и даже предполагает существование их субъективнопсихологических коррелятов, которые описываются такими понятиями как мотив, потребность, интерес, ценностная ориентация или субъективная ценность, однако они рассматриваются как вторичные по отношению к объективной надындивидуальной ценности. "Эмпирическое Я находит себя уже включенным в надындивидуальные духовные ценностные образования, которые в своем существовании отделены от переживающего Я" /Шпрангер, 1914/1980, с.298/. С этой формулировкой можно сопоставить умеренные варианты индивидуалистской интерпретации ценностей, не отрицающие реальность общих ценностей, но рассматривающие их как вторичные по отношению к индивидуальным, как продукт конвенционального согласия входящих в эту общность индивидов /Rokeach, I979/ или как смыслы, разделяемые независимо друг от друга разными людьми /Франка, 1990/. Это сопоставление дает убедительные основания говорить о существовании ценностей и как индивидуальных, и как надындивидуальных образований; истинной же проблемой выступает соотношение между ними. Более подробно мы будем рассматривать это соотношение ниже, а пока перейдем к четвертой концептуальной оппозиции в пространстве определений понятия "ценность", Эта оппозиция непосредственно связана с предыдущей и задается развилкой, которую мы уже упомянули: социологизация или онтологизация природы надындивидуальных ценностей.

Онтологизация ценностей, постулирование их как сущностей особого рода, бытие которых подчинено особым законам, отличным от законов бытия материального мира, исходит из эмпирической очевидности их надындивидуального существования, более или менее универсального характера и исходящего от них императива долженствования, не укладывающегося в естественно-природный детерминизм материального мира. Если понимать этот императив как абсолютный, то из этого логически закономерно вытекает известный вывод Витгенштейна: "Если есть некая ценность, действительно обладающая ценностью, она должна находиться вне всего происходящего и так-бытия, ибо все происходящее и так-бытие случайны" /1921/1994, с.70/. В другом месте он обосновывает невозможность науки об абсолютных ценностях, суждения же об относительных ценностях можно представить на языке фактов /Витгенштейн, 1929/1989/. Это принципиальное разведение абсолютных и относительных ценностей если не перечеркивает, то существенно корректирует пафос Дюркгейма /1911/1991/, призывающего социологию стать наукой об идеалах. По сути, ту же позицию, что и Витгенштейн, занимает Питирим Сорокин /1913/1994/, доказывающий, что в той мере, в какой этика нормативна, она не может быть наукой, а в той мере, в какой она наука, она не может быть нормативной. "Теоретически никакой идеал недоказуем в качестве общезначимого идеала" /с.246/. Близкую позицию мы находим и у Макса Вебера /1904/1990/.

Таким образом, онтологизация и абсолютизация надындивидуальных ценностей, примером которой являются упоминавшиеся аксиологические и этические теории Э.Шпрангера, М.Шелера и Н.Гартмана, выводит понятие ценности за пределы научного, в том числе философского анализа, Очевидно, что единственно продуктивной в научном плане альтернативой будет выступать социологическая интерпретация надындивидуального характера ценностей. При этом они теряют свой абсолютный характер. "Общечеловеческий характер ряда оценок не означает их абсолютной объективности. Общечеловеческое и объективное - разные понятия. Общечеловеческое может выступать в качестве объективного лишь в плане противопоставления общества и личности, т.е. в том случае, когда за субъект принимается отдельный человек, а не человечество в целом. В полном же смысле слова объективным может быть лишь то, что не зависит пи от человека, ни от человечества. От того, что та или иная оценка разделяется всеми людьми, она не перестает быть оценкой и не становится объективным отражением свойства вещи как такового /Шердаков, 1974, с.69/.

Подобная трактовка опирается, в частности, па разрабатывавшееся в последние десятилетия параллельно в разных дисциплинах и разных проблемных контекстах представление о коллективном, групповом или совокупном субъекте. "Изначальным и подлинным субъектом всех форм деятельности (особенно предметно-практической) является коллективный субъект, и, лишь включаясь во все многообразие коллективных форм деятельности, индивид приобретает форму субъектности, форму активного и сознательного начала своей индивидуальной деятельности" /Давыдов, 1982, с.85; см. также Андреева, 1977; Донцов, 1977; Донцов, 1979;

Лекторский, 1980 и мн.др./. Наряду с понятием общественного сознания, довольно плодотворно разрабатывавшимся в марксистской традиции, появились и другие понятия, описывающие психологическую реальность социальных общностей как совокупных субъектов (ее не следует путать с давно изучавшимися феноменами толпы): социальный характер и социальное бессознательное /Фромм, 1992/, коллективные представления /Московичи, 1992/, социетальная психика /Донченко, 1994/. К этому же ряду может быть с полным правом отнесено и понятие ценности.

Социальные ценности выступают в этой логике как характеризующие социальные общности разного масштаба, включая человечество в целом.

Будучи порождением жизнедеятельности конкретного социума, социальные ценности отражают в себе основные черты этой жизнедеятельности в снятом виде.

Самостоятельным субъектом ценностного отношения может выступать любая социальная общность. Социальные ценности трансцендентны индивидуальному сознанию и деятельности и, безусловно, первичны по отношению к индивидуальнопсихологическим ценностным образованиям. Вместе с тем они не абсолютны и не объективны в строгом смысле слова, и современные сравнительно-культурные исследования превосходно демонстрируют относительность даже высших и неколебимых ценностей любой культуры. В таком же ключе можно рассматривать и общечеловеческие ценности, обобщающие конкретно-исторический опыт совокупной жизнедеятельности человечества, хотя осознание человечеством своего единства и формирование мирового сообщества, вырабатывающего, в частности, общие ценностные ориентиры - процесс исторически весьма недавний, насчитывающий не больше столетия. Тем не менее об общечеловеческих ценностях говорить можно. Они отражают некоторые общие черты, присущие жизнедеятельности людей различных исторических эпох, социальноэкономических укладов, классовой, национальной, этнической и культурной принадлежности. Существуют ценности, характеризующие историческую эпоху, социально-экономический уклад, нацию и т.д., а также специфические ценности профессиональных и демографических групп (например, пенсионеров, молодежи) и других объединений людей, в том числе групп с асоциальной направленностью.

Неоднородность социальной структуры общества приводит к сосуществованию в нем в любой исторический отрезок времени различных, иногда даже противоречивых ценностей. Как отмечает Л.А.Арутюнян /1979/, подобная многоуровневость присуща не только системе ценностей общества как такового, но и ценностям большинства других социальных групп и общностей разного ранга.

Система ценностей исторически конкретной социальной общности представляет собой предметное воплощение системы деятельностей и общественных отношений, выражающих сущность жизнедеятельности данной общности, ее конкретноисторическою образа жизни. А.С.Богомолов /1975/ характеризует ценность как элемент опредмеченных в форме социальных институтов общественных отношений. Так же как предметную форму существования общественных отношений рассматривает ценность О.Г.Дробницкий /1966/, но он анализирует прежде всего бытие ценности не в неосязаемой ткани структур общественного сознания, а в "теле" конкретных предметов, функционирующих в жизнедеятельности людей.

На этом разделении мы подробнее остановимся ниже, а пока, зафиксировав эвристичность социологической интерпретации надындивидуального характера ценностей, перейдем к очередной, пятой оппозиции, которая затрагивает в первую очередь статус вторичных по отношению к ним индивидуальных или субъективных ценностей. Речь идет о том, являются ли эти индивидуальные корреляты ценностей их отображением в сознании, влияющим на индивидуальную деятельность лишь через посредством механизмов сознательною контроля, или же они интегрированы в структуру личности и мотивации индивидуальной деятельности и определяют ее направленность вне зависимости от того, насколько они осознаются как таковые. В литературе достаточно распространены взгляды, представляющие как первую позицию /Чамокова, Чеснокова, 1975; Бакиров, 1988; Rokeach, 1973/, так и вторую /Соколов, 1972; Жуков, 1976; Дилигемский, 1977; Додонов, 1978; Самарчян, 1979; Шерковин, 1982; Василюк, 1984; Maslow, 1970/. О.И.Генисаретский /1985/, приводя мысль А.Н.Леонтьева о существовании своеобразных "узлов", соединяющих различные виды деятельности и целостные личностные структуры, указывает, что "...эти "узлы", формирующиеся благодаря включению человека в систему общественных отношений, и есть те ценностные образования, которые в практике жизнедеятельности выступают как ее сущностные силы. Взятые вместе, они образуют "ядро" личности, ее "основу", обеспечивающую целостность и преемственность индивидуального развития, личную самотождественность" /с.5/.

Первая позиция фиксирует традиционное понимание социальной регуляции как внешнего по отношению к индивиду социального контроля, ограничивающего внутренние "эгоцентрические" побуждения индивида. Предельно заостренной экспликацией такого представления является известная модель структуры личности З.Фрейда, в центре которой находятся постоянно конфликтующие Оно и Сверх-Я /Фрейд. 1989/. В этой трактовке внешние социальные требования, более или менее рефлексируемые индивидом, противостоят собственно индивидуальной мотивации, если последняя вообще принимается в расчет. Такое понимание социальной регуляции претерпело, однако, существенные изменения за последние полстолетия. Во-первых, социальные влияния перестают рассматриваться как неизбежно конфликтующие с внутренними побуждениями индивида и ограничивающие его свободу. Напротив, подчеркивается структурирующая и организующая роль этих влияний. Так, Д.Ли констатирует, что то, что внешнему наблюдателю может казаться социальными ограничениями, феноменологически предстает не как ограничения, а как основа для структурирования активности индивида, не только не противоречащая его свободе и автономии, но выступающая их необходимым условием /Lee, 1986, р.65-68/. Второе радикальное изменение представления о социальной регуляции состоит в том, что она стала пониматься не как внешняя, а как имманентная структуре личности и мотивации социализированного индивида. Исследования культурно-исторических механизмов формирования психики человека в фило- и онтогенезе /Выготский, 1984; Леонтьев, 1972/, основанные на теории интериоризации изначально внешних по отношению к индивидуальному субъекту социальных регуляторов, превращения их в ходе социализации в неотъемлемые элементы психической организации и структуры личности индивидов позволяют по-новому увидеть место ценностей в структуре индивидуальной мотивации, что и было осуществлено названными выше и другими авторами, разделяющими эту позицию.

Признание ценностей реально действующими имманентными регуляторами деятельности индивидов, оказывающими влияние на поведение вне зависимости от их отражения в сознании, не отрицает, разумеется, существования сознательных убеждений или представлений субъекта о ценном для него, что адекватно выражается понятием ценностных ориентаций /Здравомыслов, Ядов, 1966; Ручка, 1976; Самарчян, 1979 и др./. Признание психологической реальности как интегрированных в его мотивационную структуру ценностей, так и ценностных ориентаций сознания ставит проблему соотношения между ними. В социологии и социальной психологии эта проблема фиксируется как проблема расхождения между декларируемыми и реальными ценностями, на которую стали обращать внимание как в теоретическом /Донцов, 1974; Зотова, Бобнева, 1975; Брожик, 1982; Бакирова, 1988/, так и в методическом контексте /Кунявский и др., 1985; Погосян, 1985/. Е.Е.Насиновской /1988/ удалось с помощью оригинальной лабораторной методики косвенного постгипнотического внушения экспериментально продемонстрировать расхождение декларируемой значимости и реальной побудительной силы разных ценностей.

Расхождения между декларируемыми ценностными ориентациями сознания и реально побуждающими деятельность человека ценностями могут объясняться целым рядом факторов. Во-первых, в силу недостаточно устоявшейся и структурированной системы личностных ценностей и/или недостаточно развитой рефлексии человек может плохо отдавать отчет в реальной роли и значимости тех или иных ценностей в его жизни. Во-вторых, значимость тех или иных ценностей может субъективно преувеличиваться или преуменьшаться благодаря действию механизмов стабилизации самооценки и психологической защиты. В-третьих, источником рассогласований может выступать то, что в сознании любого человека присутствуют ценностные представления самого разного рода. Наряду с ценностными ориентациями, более или менее адекватно отражающими собственные личностные ценности субъекта, в его сознании отражаются ценности других людей, ценности разных больших и малых социальных групп, а также ценностные стереотипы и ценностные идеалы, отражающие ценность для человека самих ценностей в отвлечении от образа своего Я. Разнородные ценностные представления в индивидуальном сознании смешиваются, что затрудняет адекватную рефлексию собственных ценностей.

Шестая и последняя оппозиция относится в первую очередь к функции ценностей как в их надындивидуальной, так и в индивидуально-психологической ипостаси и лучше всего может быть описана через противопоставление "эталон идеал". "Эталон стоит на месте, и мы к нему движемся, а идеал уходит от нас за горизонт" /Анчаров, 1983, с.22/. Речь идет о том, понимаются ли под ценностями некие четко описанные нормы или стандарты, которые требуется соблюдать /напр. Иванова, 1980; Оссовский, 1985; Schloeder, 1993/, или же жизненные цели, смыслы и идеалы, не сводимые к однозначным предписаниям и задающие только общую направленность деятельности, но не ее конкретные параметры. Функциональные различия между нормами и собственно ценностями как регулирующими инстанциями наиболее полно, на наш взгляд, проанализированы Л.И.Иванько /1981/, из текста которого мы позволим себе привести пространную цитату: "Ценности в большей степени соотносятся с целеполагающими сторонами человеческой деятельности, тогда как нормы тяготеют преимущественно к средствам и способам ее осуществления. Нормативная система более жестко детерминирует деятельность, чем ценностная, ибо, во-первых, норма не имеет градаций: ей либо следуют, либо нет. Ценности же различаются по "интенсивности", характеризуются большей или меньшей степенью настоятельности.

Во-первых, конкретная система норм основывается на внутренней монолитности:

человек в своей деятельности следует ей всецело и полностью, одномоментно;

неприятие какого-либо из элементов этой системы означает неустойчивость, противоречивость его личностной структуры отношений. Что же касается системы ценностей, то она, как правило, строится по принципу иерархии: человек способен "жертвовать" одними ценностями ради других, варьировать порядок их реализации.

Наконец, эти механизмы выполняют, как правило, различную ролевую функцию в формировании личностно-мотивационной структуры деятельности. Ценности, выступая определенными целевыми ориентирами, определяют верхнюю границу уровня социальных притязаний личности; нормы же - это тот средний "оптимум", перешагнув границы которого личность рискует оказаться "под обстрелом" неформальных санкций" /с.150-151/. Только понимание ценности как идеала, выходящего и выводящего за пределы наличной данности, позволяет понять не просто надындивидуальность, но также надличностность ценностей, обладание ими своим "голосом", своей энергией, позволяющее им выполнять функцию высшего критерия для ориентации в мире и опоры для личностного самоопределения. На эту роль и функцию ценностей в индивидуальной жизнедеятельности неоднократно указывали различные экзистенциально ориентированные ученые /Малахов, 1984; Василюк, 1984;

Бахтин, 1986; Maslow, 1970; Popielski, 1994/. "С психологической точки зрения...

ценностью для человека становится то, что влечет, обогащает, направляет индивида и творит его бытие во всех его измерениях, проявлениях и устремлениях" /Popielski, 1994, s. 147/. По мнению В.Крауса /1994/, идеалы - это ценности, увиденные в их совершенстве, сублимированные в образ совершенства, к которому можно только приближаться; попытка же буквально воплотить их в земном бытии может привести только к краху этих идеалов.

На этом мы завершаем рассмотрение категории ценности в пространстве ее возможных и фактически имеющихся определений. Известные на сегодняшний день подходы были сведены к шести базовым оппозициям. Анализ этих оппозиций позволил в рамках некоторых из них обосновать предпочтение одного из двух полярных решений, основываясь на критериях логической непротиворечивости и эвристической ценности понятия, а в рамках других зафиксировать реально существующую двойственность, точнее множественность аспектов бытия ценности, из которой вытекает проблема соотношения или связи разных аспектов между собой.

Проделанный нами предварительный анализ позволяет теперь перейти к позитивному конструированию междисциплинарного понятия "ценность", характеризующегося множественностью (но отнюдь не безграничной) граней, аспектов и форм существования.

Как было подробно обосновано выше, исходная, первичная, основная форма существования ценностей - в виде общественных идеалов, то есть выработанных общественным сознанием и присутствующих в нем обобщенных представлений о совершенстве в различных сферах общественной жизни. В этой своей ипостаси ценности относятся к категории "социальных представлений". Вместе с тем они не сводятся к конвенционализированным субъективным представлениям, продукту некоего общественного договора. Напротив, они укоренены в первую очередь в объективном укладе общественного бытия данного конкретного социума и отражают практический опыт ею жизнедеятельности. Следует различать реальные ценности социума и идеалы, формулируемые в виде идеологических конструкций.

Последние могут успешно выполнять функцию консолидации и ориентации социальной общности лишь в том случае, если они адекватно отражают в себе мотивацию ее коллективной жизнедеятельности. "Только "ценность", а именно в значении "чего-то, что хотели быть иметь все", делает идею идеалом" /Краус, 1994, с.

135/. Эта закономерность имеет прямое отношение к существующему на сегодняшний день в России вакууму национальной идеологии, во многом связанному с неспособностью находящихся у власти политиков учитывать психологию людей при планировании политической стратегии.

Как уже отмечалось выше, любая социальная общность - от семьи до человечества в целом - может выступать субъектом системы специфических ценностей этой общности. Ценностное единство является основой для возникновения институционализированных групп и общностей (семья, спортивная команда, предприятие, нация) его наличие является залогом и мерой сплоченности и успешного функционирования группы, что было экспериментально продемонстрировано для малых групп /Петровский, Шпалинский, 1979/. Наиболее важным нам представляется то обстоятельство, что любой индивид одновременно включен в значительное число социальных общностей разного масштаба: он является членом семьи (а иногда и двух семейных групп - родительской и супружеской), рабочего подразделения или учебной группы, возрастно-половой группы, этнической группы, городской или районной общности, нации, культуры, языковой общности, человечества, групп по интересам, по политическим пристрастиям и т.д. и т.п. Ценностные системы всех этих групп не совпадают. Они могут и не противоречить друг другу в главных, наиболее существенных ориентациях. Тем не менее нередко такие противоречия имеют место, трансформируясь во внутриличностный ценностный конфликт. Вероятность его возникновения и пути разрешения зависят прежде всего от социальной идентичности индивида - членом какой или каких общностей он себя в первую очередь ощущает. В зависимости от этого для него будут значимы в первую очередь или общечеловеческие, "вечные" ценности (истина, красота, справедливость), или конкретно-исторические ценности больших социальных групп (равенство, демократия, державность), или ценности малых референтных групп (успех, богатство, мастерство, самосовершенствование) и т.д.

Социальные ценностные представления (идеалы), при всей своей значимости, не могут быть познаны непосредственно. Как отмечалось выше, идеологические конструкции могут отражать их с разной степенью адекватности. Более прямым и адекватным выражением ценностных идеалов служат их зафиксированные в культуре предметные воплощения. Ценностные идеалы - и в этом состоит их основная функция императивно взывают к своей реализации, воплощению в действительность, в бытие. Ценностные идеалы реализуются лишь посредством человеческой деятельности, причем воплощением их может выступать либо сам процесс деятельности - деяние, - либо объективированный продукт деятельности произведение. Совокупностью таких произведений - объективированных форм существования ценностей - выступает материальная и духовная культура человечества.

Культура есть именно реализованная, осуществленная, воплощенная ценность, а не сама ценность как таковая или "факт+ценность". Она есть не "сущее+должное", а такое сущее, которое таково, каким оно должно быть" /Чавчавадзе, 1984, с. 103/. Это же определение - "сущее, которое таково, каким оно должно быть" - применимо, на наш взгляд, и к человеческим деяниям, в которых осязаемо воплощаются многие нравственные, политические и другие ценностные идеалы.

Ни один предмет материальной и духовной культуры, воплощающий общественный ценностный идеал, сам по себе ценностью не является. Его "ценностная предметность" является системным качеством, проявляющимся лишь в процессе функционирования этого предмета в системе общественных отношений. "Хотя это качество объекта с самого начала имеется в виду его создателем, объект не может приобрести его ни посредством акта своего возникновения, пи каким-либо иным путем, поскольку ценностная предметность есть результат всего процесса общественной практики и воспроизводится только этим процессом" /Брожик, 1982, с.47; см. также Дробницкий, 1966/. Ценность тем самым оказывается не закрепленной за произведением или деянием, в котором она нашла свою реализацию; относительный характер воплощенных ценностей проистекает из конкретно-исторического характера тех общественных отношений, отражением которых выступают и ценностные идеалы и предметно-воплощенные ценности. С изменением общественных отношений происходит и переоценка ценностей: многое из того, что считалось абсолютным и непреложным, обесценивается, и наоборот, новые ростки общественного бытия порождают новые ценностные идеалы. В соответствии с изменившимися ценностными идеалами переоцениваются и предметно воплощенные ценности: вспомним звучавшие в послереволюционные годы левацкие призывы "сбросить с корабля современности" Пушкина, Толстого, лирическую поэзию, реалистическую станковую живопись и т.п., порожденные абсолютизацией момента изменения общественных отношений и ценностных идеалов общества и отрицанием какой бы то ни было преемственности ценностей в эпоху революционных преобразований.

Бытие ценностей в структуре личности индивидов является не только эмпирической очевидностью и теоретически признанным общим местом, но и логическим условием существования предметно воплощенных ценностей - ведь предметное воплощение осуществляется только посредством целенаправленной деятельности людей, ориентированной на эти ценности. Мотивация этой деятельности исходит не от абстрактных социальных ценностей, а от личностных ценностей индивидов; лишь приняв форму личностной ценности, ценностный идеал может найти путь к предметному воплощению. Поэтому нельзя не согласиться с тем, что "всякая общезначимая ценность становится действительно значимой только в индивидуальном контексте" /Бахтин, 1986, с.108-109/. М.М.Бахтин справедливо отмечает, что то, что историческое человечество признает ценностью, для индивида, не причастного к этой ценности своей жизнью - пустой звук. "Но я единственный должен стать в определенное эмоционально-волевое отношение к историческому человечеству, я должен утвердить его как действительно ценное для меня, этим самым станет для меня ценным и все для него ценное" /там же, с.117/.

При такой постановке вопроса специальной проблемой выступает соотношение между личностными ценностями, составляющими "мотива-ционный остов человеческого поведения" /Соколов, 1972, с.91/ с одной стороны, и потребностями и мотивами, с другой. Это соотношение заслуживает отдельного рассмотрения, которое выходит за пределы данной статьи. Здесь мы ограничимся лишь отдельными замечаниями, достаточными, чтобы продемонстрировать их различие. Потребности представляют в структуре мотивации актуальный жизненный мир субъекта, они динамичны, их иерархия постоянно перестраивается в зависимости от текущего состояния жизненных отношений субъекта /Леонтьев, 1992/. Личностные же ценности, напротив, представляют внутренний мир личности, являясь выразителем стабильного, абсолютного, неизменного. Формируясь, как и потребности, в индивидуальном опыте субъекта, личностные ценности отражают, однако, не столько динамические аспекты самого индивидуального опыта, сколько инвариантные аспекты социального и общечеловеческого опыта, присваиваемого индивидом. Можно, тем самым, согласиться с пониманием ценности как "аспекта мотивации, соотносящегося с личными или культурными стандартами, не связанными исключительно с актуальным напряжением или сиюминутной ситуацией" /Kluckhohn, 1951, р.425/. Что же касается мотива, то это понятие, на наш взгляд, следует относить не к устойчивым источникам побуждений, а к складывающимся ad hoc на их основе динамичным образованиям в структуре конкретного акта деятельности, обеспечивающим его динамизм и направленность /Леонтьев, 1993/.

Личностные ценности, как и ценности социальные, существуют в форме идеалов, т.е. моделей должного. "Идеал - это мысленный образец совершенства, норма, к которой следует стремиться как к конечной цели деятельности" /Яценко, 1977, с.153/.

При этом, в отличие от социальных ценностей, которые осознаются субъектом как общественные идеалы, которые могут и не оказывать никакого влияния на его деятельность, личностные ценности - это идеалы, задающие конечные ориентиры индивидуальной деятельности данного конкретного субъекта. Хотя они, как правило, отличаются сравнительно высокой осознанностью, эта осознанность не является необходимым признаком личностной ценности. "Сам человек может вообще не осознавать, осуществляет ли он ценностное отношение к действительности, и если да, то какое. Действенная же сила ценностного отношения от этого не потеряется" /Донцов, 1974, с.69; см.

также Брожик, 1982; Kluckhohn, 1951/. Поэтому наиболее точным было бы вместо слова "идеал" воспользоваться для характеристики формы существования личностных ценностей понятием "модель потребного будущего". Это понятие было введено Н.А.Бернштейном /1966/ для обозначения того факта, что человеческий мозг отражает не только события настоящего и прошлого, но и ситуацию предстоящего, причем последнюю в двух различных формах - вероятностного прогноза и программирования потребного будущего /с.281, 308/. Н.А.Бернштейном была показана физиологическая реальность "моделей потребного будущего", что позволяет нам опереться на это понятие при рассмотрении формы существования ценностей в структуре личности. Мы, однако, предпочитаем говорить о "моделях должного", подчеркивая тем самым, что задаваемая личностной ценностью направленность преобразования действительности выступает как ценная в более широком социальном контексте, нежели контекст индивидуальных потребностей. Так, К.Клакхон отмечает, что ценность является характеристикой не любого желаемого или предпочитаемого объекта или способа поведения, а такого, который является желательным, то есть желание или предпочтение которого является обоснованным с точки зрения определенных стандартов или критериев - личных или общественных. Критерии желательности желаемого определяются при этом его совместимостью со стратегическими целями и направленностью развития как личности, так и социальных групп и социокультурных систем. Функциональная роль ценностей связана для К.Клакхона с самим фактом жизни человека в обществе. На вопрос "Почему существуют ценности?" он отвечает:

"Потому что без них жизнь общества была бы невозможна; функционирование социальной системы не могло бы сохранять направленность на достижение групповых целей; индивиды не могли бы получить от других то, что им нужно в плане личных и эмоциональных отношений; они бы также не чувствовали в себе необходимую меру порядка и общности целей" /Kluckhohn, 1951, р.400/.

Итак, мы рассмотрели три формы существования ценностей в их соотношении между собой и взаимопереходах: социальные идеалы, предметно воплощенные ценности и личностные ценности. Ценностные ориентиры сознания мы не включаем в этот ряд, не рассматривая их как формы бытия ценностей. Ведь если три рассмотренные формы (личностная ценность индивида - значимая ценность одной из социальных общностей или групп, с которой он себя отождествляет - ценность, предметно воплощенная в продукте его деятельности) связаны между собой необходимо и однозначно, то ценностные ориентации его сознания в силу причин, называвшихся выше, связаны с ними не необходимыми и неоднозначными отношениями. Объем статьи не позволяет нам здесь остановиться подробнее на многих собственно психологических аспектах соотношения личностных ценностей и ценностных ориентаций.

Подводя итоги предпринятой нами многомерной реконструкции междисциплинарного понятия ценности, результатом которой явилось представление о трех формах ее существования, мы может сделать вывод о продуктивности использованного нами подхода. Итоговое представление непротиворечиво согласуется со многими из существующих на сегодня работ в этой области, а также с обыденными и интуитивно-мировоззренческими представлениями о ценностях. Тем самым создается предпосылка для преодоления разрыва между ценностной проблематикой, обсуждаемой в контексте практического решения социальных проблем российского общества и той же проблематикой, представленной в философских трудах (соответственно, эндоксальном и парадоксальном дискурсе, в терминах Р.Барта), и, тем самым, более активного включения философских наук в ответ на социальные (в самом широком смысле слова) запросы. Тогда и обретет плоть и смысл представляющееся сегодня большинству наивным идеализмом утверждение Нобелевского лауреата Иосифа Бродского:

Не в том суть жизни, что в ней есть, Но в вере в то, что в ней должно быть.

Андреева Г.М. К построению теоретической схемы исследования социальной перцепции // Вопросы психологии. 1977, N 2, с.3-14.

Анчаров М. Дорога через хаос. М.: Молодая гвардия, Арутюнян Л.А. Ценности в системе социалистического образа жизни // Образ жизни и ценностные ориентации личности /отв. ред. Л.А.Арутюнян. Ереван: Изд-во АН Арм.ССР, 1979, с.9-32.

Бакиров B.C. Ценностное сознание и активизация человеческого фактора.

Харьков: Выща школа, 1988.

Бахтин М.М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. Ежегодник 1984-1985. М.: Наука, 1986, с.80-160.

Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. М.:

Медицина, 1966.

Богомолов АС. Опредмечивание, ценности и социологическое познание // Социол. исслед., 1975, N 2, с.54-61.

Братусь Б.С. Нравственное сознание личности: психологическое исследование.

М.: Знание, 1985.

Брожик В. Марксистская теория оценки. М.: Прогресс, 1982.

Василюк Ф.Е. Психология переживания. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984.

Вебер М. "Объективность" социально-научного и социально-политического познания (1904) // Вебер М. Избранные произведения.М.: Прогресс, 1990, с.345-415.

Витгенштейн Л. Логико-философский трактат (1921) // Витгенштейн Л.

Философские работы. Часть 1. М.: Гнозис, 1994, с.1-73.

Витгенштейн Л. Лекция об этике (192930) // Историко-философский ежегодник'89. М.: Наука, 1989, с.238-245.

Выготский Л.С. История развития высших психических функций// Собр. соч. в тт. М.: Педагогика, т.3, 1983, с.5-328.

Генисаретский О.И. Художественные ценности в структуре образа жизни и окружающей среды. М.: ГБЛ, 1985 (Общие проблемы искусства. Обзорная информация. Вып.1).

Давыдов В.В. Значение творчества Л.С.Выготского для современной психологии // Сов. педагогика, 1982, N 6, с.84-87.

Дилигенский Г.Г. Проблемы теории человеческих потребностей: статья вторая // Вопр. филос, 1977, N 2, с.111-123.

Додонов Б.И. Эмоция как ценность. М.: Политиздат, 1978.

Донцов А.И. О ценностных отношениях личности // Сов. педагогика, 1974, N 5, с.67-76.

Донцов А.И. К проблеме целостности субъекта коллективной деятельности // Вопросы психологии. 1979, N 3, с.25-34.

Донченко Е.А. Социетальная психика. Киев: Наукова думка, 1994.

Дробницкий О Г. Некоторые аспекты проблемы ценностей // Проблема ценности в философии /под ред. А.Г.Харчева и др. М.; Л.; Наука, 1966, с.25-40.

Дробницкий О.Г. Ценность // Философский энциклопедический словарь. М.:

Сов. энциклопедия. 1989, с 732- Дюркгейм Э. Ценностные и "реальные" суждения (1911) // Социол.

исследования, 1991, N 2, с.106-114.

Жуков Ю.М. Ценности как детерминанты принятия решения. Социальнопсихологический подход к проблеме. // Психологические проблемы социальной регуляции поведения /отв.ред. Е.В.Шорохова, М.И.Бобнева. М: Наука, 1976, с.254-277.

Здравомыслов А.Г., Ядов В.А. Отношение к труду и ценностные ориентации личности // Социология в СССР. М.: Мысль, 1966, т.2, с. 187-207.

Зотова О.И., Бобнева М.И. Ценностные ориентации и механизмы социальной регуляции поведения // Методологические проблемы социальной психологии /отв.ред.

Е.В.Шорохова. М.: Наука, 1975, с.241-254.

Иванова Е.Л. Культурные механизмы формирования личности // Проблемы теории культуры /отв.ред. Н.С.Злобин. М.: НИИК, 1980 (Труды НИИК, вып.91).

Иванько Л.И. Ценностно-нормативные механизмы регуляции // Культурная деятельность: опыт социологического исследования /отв. ред. Л.Н.Коган. М.: Наука, 1981, с.149-187.

Камю А. Бунтующий человек. М.: Политиздат, 1990.

Киссель М.А. Ценностей теория // Философский энциклопедический словарь.

М.: Сов. энциклопедия, 1983, с.763-764.

Краус В. Нигилизм и идеалы. М.: Радуга, 1994.

Кунявский М.Б., Моин В.Б., Попова И.М. Сознание и трудовая деятельность:

ценностные аспекты сознания, вербального и фактического поведения в сфере труда.

Киев; Одесса: Выща школа, 1985.

Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М: Наука. 1980.

Леонтьев АН. Проблемы развития психики. - #-е изд. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972.

Леонтьев Д.А. Жизненный мир человека и проблема потребностей// Психологический журнал, 1992, т. 12, N 2, с. 107-117.

Леонтьев Д.А. Системно-смысловая природа и функции мотива // Вестник Моск.

ун-та. Сер.14. Психология. 1993, N 2, с.73-82.

Магун B.C. Потребности и психология социальной деятельности личности. Л.:

Наука, 1983.

Малахов В.А. Культура и человеческая целостность. Киев: Наукова думка, 1984.

Московичи С. От коллективных представлений к социальным // Вопросы социологии, 1992. т. 1, N 2, с.83-95.

Насиновская Е.Е. Методы изучения мотивации личности. М.: Изд-во Моск. унта, 1988.

Ницше Ф. Воля к власти: опыт переоценки всех ценностей. М.: REFL-book, 1994.

Оссовский В.Л. Формирование трудовых ориентаций молодежи. Киев: Наукова думка, 1985.

Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия:

культура, личность и место социальных систем (1951) // Американская социологическая мысль: тексты /под ред. В.И.Добренькова. М.: Изд.

МГУ, 1994, с.448-463.

Парсонс Т. Функциональная теория изменения (1966) // Там же, с.464-480.

Петровский А.В., Шпалинский В.В. Групповая сплоченность как ценностноориентационное единство // Психологическая теория коллектива /под ред.

А.В.Петровского. М.: Педагогика, 1979, с.43-65.

Платон. Диалоги. М.: Мысль, 1986.

Погосян Г.А. Метод интервью и достоверность социологической информации.

Ереван: Изд. АН Арм.ССР, 1985.

Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973.

Ручка А.А. Социальные ценности и нормы. Киев: Наукова думка, 1976.

Самарчян А.А. Некоторые социально-психологические аспекты деятельности личности // Образ жизни и ценностные ориентации личности /отв. ред. Л.А.Арутюнян.

Ереван: Изд-во АН Арм.ССР, 1979, с.76-95.

Сартр Ж.-П. Тошнота: избранные произведения. М.: Республика, 1994.

Соколов Э.В. Культура и личность. Л.: Наука, 1972.

Сорокин П.А. Нормативная ли наука этика и может ли она ею быть? (1913) // Сорокин П.А. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет. М.: Наука, 1994, с.229-247.

Сорокин П.А. Причины войны и условия мира (1944) // Там же, с.491-501.

Столович Л.Н. Красота. Добро. Истина: Очерк истории эстетической аксиологии. М.: Республика, 1994.

Томас У., Знанецкий Ф. Методологические заметки (1918) // Американская социологическая мысль: тексты /под ред. В.И.Добренькова. М.: Изд.МГУ, 1994, с.335Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.

Фрейд 3. Психология бессознательного. М.: Просвещение, 1989.

Фромм Э. Душа человека. М.: Республика, 1992.

Чавчавадзе Н.З. Культура и ценности. Тбилиси: Мецниереба, 1984.

Чамокова Э.А., Чеснокова В.Ф. К операционализации понятий "нормы" и "ценности" // Социология культуры, вып.2. М.: НИИК, 1975, с.167-179 (Труды НИИК, вып.29).

Шелер М. Формализм в этике и материальная этика ценностей (1913)// Шелер М. Избранные произведения. М.: Гнозис, 1994, с.259-337.

Шердаков В.Н. Социально-психологический анализ христианской морали. Л.:

Гос.музей истории религии и атеизма МК РСФСР, 1974.

информационные процессы // Психологич. журнал, 1982, т.3, N 5, с. 135-145.

Шпрангер Э. Два вила психологии (1914) // Хрестоматия по истории психологии. Период открытого кризиса. М.: Изд. Моск.ун-та. 1980, с.286-300.

Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М.: Прогресс, 1969.

Яценко А.И. Целеполагание и идеалы. Киев: Наукова думка, 1977.

Frankl V.E. Logos, Paradox, and the Search for Meaning //Cognition and Psychotherapy / ed. by M.J.Mahoney, A.Freeman. NY: Plenum, 1985, p.259-275.

Hartmann N. Ethik (1926). Berlin: deGruyter, 1962.

Kluckhohn С Values and Value Orientations in the Theory of Action // Towars a General Theory of Action / Ed. by T.Parsons, E.Shils/ Cambridge: Harvard UP, 1951, p.388Lee D. Valuing the Self. What we can learn from other Cultures. Prospect Heights, II.:

Waveland Press, 1986.

Maslow A. Religions, Values, and Peak-Experiences. N.Y.: Viking Press, 1970.

Popielski K. Noertyczny wymiar osobowosci. Lublin: KUL, 1994.

Rogers C.R. Toward a modern approach to Values: the valuing Process in the mature Person //J. Abn. Soc. Psycho!., 1964, v.68, N 2, p.160-167.

Rokeach M. The Nature of Human Values. N.Y.: The Free Press, 1973.

Rokeach M. (ed.) Understanding Human Values: Individual and Societal. N.Y.: The Free Press, 1979.

Schloeder B. Soziale Werte und Werthaltungen. Opladen: Leske+Budrich, 1993.





Похожие работы:

«1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ СТУДЕНЧЕСКАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 18 апреля 2012 года ПРОГРАММА КОНФЕРЕНЦИИ Мурманск 2012 2 Программа студенческой научно-технической конференции (СНТК-2012), (Мурманск, 18 апреля 2012 г.). – Мурманск: МГТУ, 2012. – 211С. - (Федеральное агентство по рыболовству. ФГБОУ ВПО Мурманский...»

«ИННОВАЦИОННАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА УГТУ-УПИ КАФЕДРА ДЕТАЛИ МАШИН ПРЕЗЕНТАЦИЯ К КОНСПЕКТУ ЛЕКЦИЙ ПО КУРСУ ДЕТАЛИ МАШИН Раздел Цилиндрические зубчатые передачи Профессор Г.Л. Баранов ЛЕКЦИЯ 4 Допускаемые напряжения при действии переменных нагрузок Кривая усталости Кривая усталости (кривая Велера) - основа для расчета допускаемых напряжений при действии переменных нагрузок. Она устанавливает связь между максимальным напряжением, при котором испытывается образец, и числом циклов нагружения N...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой Декан факультета _ /Морозов А.А./ _ /Ларионов С.В./ _ _ 20 г. _ _20 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) БИОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Дисциплина ПИЩЕВЫХ СИСТЕМ 260200.62 – Продукты питания животного Направление подготовки...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Рабочая программа составлена на основании: 1. Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки дипломированного специалиста 150200 (190601.65) Автомобили и автомобильное хозяйство 31.10.2001г., (регистрационный номер 529 ТЕХ/ДС). 2. Примерной программы дисциплины Политология, утвержденной 3 июля 2000 г. 3. Рабочего учебного плана утвержденного ученым советом университета от...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова Математический факультет УТВЕРЖДАЮ Проректор по развитию образования Е.В.Сапир _2012 г. Рабочая программа дисциплины послевузовского профессионального образования (аспирантура) Методы и системы защиты информации, информационная безопасность по специальности научных работников 05.13.19 Методы и системы защиты информации, информационная безопасность Ярославль 1. Цели освоения...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОДЕЗИИ И КАРТОГРАФИИ (МИИГАиК) ПОЛОЖЕНИЕ О ВЫПУСКНЫХ КВАЛИФИКАЦИОННЫХ РАБОТАХ БАКАЛАВРА, СПЕЦИАЛИСТА, МАГИСТРА В СИСТЕМЕ МНОГОУРОВНЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ...»

«МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА И КОММУНИКАЦИЙ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Учреждение образования Минский государственный высший авиационный колледж ПРОГРАММА ПРОВЕДЕНИЯ IV МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ г. Минск 2014 год ПРОГРАММА ПРОВЕДЕНИЯ IV Международной научно-практической конференции Авиация: история, современность, перспективы развития Цели конференции: Обсуждение проблематики научных исследований и разработок, относящихся к истории, современности, перспективам развития государственной и...»

«0 ИСПОЛНИТЕЛЬНО-РАСПОРЯДИТЕЛЬНЫЙ ОРГАН ГОРОДА МОНЧЕГОРСКА Администрация муниципального образования город Мончегорск с подведомственной территорией (АДМИНИСТРАЦИЯ города МОНЧЕГОРСКА) ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 1301 10.10.2012 Мончегорск О внесении изменений в постановление администрации города Мончегорска от 14.10.2011 № 999 Об утверждении муниципальной целевой программы Охрана окружающей среды города Мончегорска на 2012-2016 годы В соответствии с Федеральным законом от 06.10.2003 № 131-ФЗ Об общих...»

«THE EMBASSY OF THE REPUBLIC OF UZBEKISTAN TO THE REPUBLIC OF LATVIA Address: 11-11, Elizabetes Str., Tel.: + 371 67322424, + 371 67322346 Riga, LV-1010, Fax: + 371 67322306 Republic of Latvia Website: www.uzbekistan.lv E-mail: posoluz@apollo.lv РЕЗОЛЮЦИЯ ТАШКЕНТСКОГО МЕЖДУНАРОДНОГО СИМПОЗИУМА НАЦИОНАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ МАТЕРИ И РЕБЕНКА В УЗБЕКИСТАНЕ: ЗДОРОВАЯ МАТЬ - ЗДОРОВЫЙ РЕБЕНОК г.Ташкент, 25-26 ноября 2011г. 25-26 ноября 2011 года в г.Ташкенте прошел Международный симпозиум,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный минерально-сырьевой университет Горный УТВЕРЖДАЮ Ректор профессор В.С. Литвиненко ПРОГРАММА вступительных испытаний по обществознанию на направления подготовки высшего образования САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ МИНИМУМ СОДЕРЖАНИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ Раздел 1. Человек как творец и творение культуры Человек как результат...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учебно-методическое объединение по естественнонаучному образованию УТВЕРЖДАЮ Первый заместитель Министра образования Республики Беларусь А.И.Жук _ 2010 г. Регистрационный № ТД-/тип. Техника защиты окружающей среды Типовая учебная программа для высших учебных заведений по специальности: 1-31 05 01 Химия (по направлениям) Направления специальности: 1-31 05 01-04 Химия (охрана окружающей среды) 1-31 05 01-05 Химия (радиационная, химическая и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ имени МАЙМОНИДА ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ПРОГРАММА МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПАСТОРАЛЬ ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА 20.10.2013 (воскресенье). Большой зал Государственной классической академии имени Маймонида. Садовническая улица, 52/45 (м. Новокузнецкая) 10.00–10.50 — регистрация участников 11.00–14.00 — Торжественное открытие конференции и секционное заседание 1. Татьяна Викторовна САСЬКОВА, доктор...»

«Полное наименование учебного предмета: ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА XI класс А -0ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Статус документа Рабочая программа литературе для XI класса создана на основе программы Зарубежная литература: Программа для образовательных учреждений гуманитарного профиля: 5-11 классы / автор Н.П. Михальская. – М.: Дрофа, 2008. Структура документа Рабочая программа по зарубежной литературе представляет собой целостный документ, включающий пять разделов: пояснительную записку; основное содержание с...»

«ВВЕДЕНИЕ Проводимые в России социально-экономические преобразования в значительной степени затронули проблему распределения и использования земельных ресурсов страны. Земельные ресурсы, являясь основой национального богатства страны, в силу своих природных и экономических качеств представляют особый объект социально-экономических и общественно-политических отношений, что, в свою очередь, диктует необходимость создания принципиально иной системы управления этими ресурсами, отличающейся от...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. АСТАФЬЕВА Кафедра Информационных технологий обучения и математики МАТЕМАТИКА И ИНФОРМАТИКА УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ КРАСНОЯРСК 2007 Пояснительная Записка Организационные документы – документы, содержащие информацию о структуре, содержании, ресурсном обеспечении, порядке изучения дисциплины. Выписка...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УЛЬЯНОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ФАКУЛЬТЕТ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ Кафедра микробиологии, вирусологии, эпизоотологии и ветеринарно-санитарной экспертизы УТВЕРЖДАЮ Декана биотехнологического Проректор по учебной работе факультета доцент М.В. Постнова профессор А.В. Бушов 20 г. _20 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПО ДИСЦИПЛИНЕ Ветеринарно-санитарная экспертиза Для студентов биотехнологического факультета...»

«ЧЕТВЕРГ • №55 (1468) 12 июля 2012 • Рекомендованная цена 20 руб • 41 54 Наши земляки В Новокузнецке побывали на прошел грандиозном традиционный байк-шоу в Барнауле Парад невест • Объявления • События • Реклама • ТВ-программа• Прием бесплатных объявлений ФРАНТ ОБЪЯВЛЕНИЯ Другие новости 2 На сайте www.frantob.ru. По тел. 8 (3843) 390-000, 790-790. №55 12 июля 2012 г. МЕСТНЫЕ СОБЫТИЯ АУКЦИОНЫ И ДЕНЬГИ БАРДЫ В КАБЫРЗЕ НАШЕСТВИЕ В ТВЕРСКОЙ ПРОДАМ ДУШУ более 100 исполнителей со все- На аукционе...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БРАТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УТВЕРЖДАЮ: учебной работе Л.А. Мамаев 200^ 1 СКВОЗНАЯ ПРОГРАММА ПРАКТИК ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ 08030Г65 (351300) КОММЕРЦИИ (ТОРГОВОЕ ДЕЛО) Программа составлена в соответствии с Государственным образовательным стандартом № 202 эк/сп от 23. 03.2000г. высшего профессионального образования по направлению подготовки 351300 Коммерция и учебным планом...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ х Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой Декан факультета /Карпунина Л.В./ _ /Молчанов А.В./ _ _2013 г. _ 2013 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ БИОТЕХНОЛОГИЯ ПРОДУКТОВ ИЗ СЫРЬЯ Дисциплина ЖИВОТНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ Направление 240700.62 Биотехнология подготовки Профиль...»

«ПЕРВОЕ ВЫСШЕЕ ТЕХНИЧЕСКОЕ УЧЕБНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ РОССИИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования НАЦИОНАЛЬНЫЙ МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ УНИВЕРСИТЕТ ГОРНЫЙ Согласовано Утверждаю Руководитель ООП по Зав. кафедрой направлению 270100 СГПиПС профессор Протосеня А.Г. профессор Протосеня А.Г. ПРОГРАММА ИТОГОВОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭКЗАМЕНА Направление подготовки: 270100 Архитектура Квалификация...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.