WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА ББК 65.02 Р24 Р е ц е н з е н т ы: д-р экон. наук, проф. С. В. Лукин (Белорус. гос. ун-т), д-р экон. наук, доц. М. А. Румянцев (С.-Петерб. гос. ун-т) Печатается по решению ...»

-- [ Страница 4 ] --

отказ от расточительства и  необдуманных трат приводили к  более низкой предельной склонности к потреблению275. одновременно низкая склонность к потреблению способствовала быстрому накоплению капиталов, необходимых для инвестиций в  новые отрасли промышленности, в  развитие торговых сетей. ограничение спроса со стороны относительно небольшой группы потребителей не сказывалось на макроэкономических показателях и  не приводило к  недостаточному спросу. Бережливость группы староверов ставила ее в  экономически более выгодное положение по сравнению остальными агентами рынка. В  качестве яркой иллюстрации этого тезиса достаточно вспомнить стиль жизни крупных предпринимателей, родоначальников семейного дела. образ Петра Егоровича Бугрова (1792–1857) увековечен художественной литературой. фактически он явился прототипом заволжского тысячника Потапа максимовича чапурина — героя романов мельникова-Печерского «В лесах» и  «На горах». занимаясь казенными подрядами и  хлебною торговлею, Бугров сумел быстро стать миллионером, но  это никак не сказалось на характере его потребления. мельников в «отчете о современном положении раскола»

так описывал эту типичную черту староверов: «Совершенно чуждый образу жизни нового поколения… Бугров живет так, как жил он прежде, будучи не капиталистом, как теперь, а рядовым мужиком деревни Поповой… Имея несколько больших каменных домов в  Нижнем Новгороде, большую водяную мельницу в  Семеновском уезде и  кредит чрезвычайно обширный, ворочая сотнями тысяч, этот старик живет хуже всякого мещанина средней руки и делает это не от скупости, не из  ханжества и  вообще не по каким-либо расчетам, а  по привычВот что писал И. П. липранди, изучавший раскол для формирования правительственной политики: «Православный завидует довольствию, в  котором живет сосед его раскольник. он не рассуждает, что раскольник не отнесет и гроша в кабак, куда этот последний заглядывает часто. Раскольник всегда трезв, всякий день на работе… У раскольника жена не требует украшений, когда едет в  город, а  православный должен рядить ее, чем только может, как во время поездки в  город, так и в  гости к  соседям, на свадьбу, на крестины, в церковь, жене раскольника этого ничего не нужно…» (Липранди И. П. Краткое обозрение существующих в России расколов, ересей и сект. СПб., 1893. С. 69).

СтаРооБРяДчЕСтВо: КаРтИНа мИРа И хозяйСтВЕННый СтИль ке к простому быту»276. Бугров держал себя просто и с работниками, и с  губернатором, «разъезжая по своим делам, он на пароходах брал место в третьем классе, возил с собою каравай с огурцами или луком и довольствовался подобною пищею, не прибегая к услугам пароходного буфета. И  его одежда, порядочно поношенная, соответствовала такому образу жизни»277. Суровость образа жизни и  непритязательность отличала родоначальников купеческих династий Рябушинских, морозовых и др. 4. Взаимное доверие и  дух общины. Для старообрядцев было характерно осознание собственной избранности, что предполагало бльшую степень доверия к своим единоверцам и меньшую — к остальному миру. Сплоченность однородной группы поддерживалась единым мировоззрением, единой исторической судьбой во время гонений. Купецстарообрядец отождествлял себя с общиной, интересами которой он жил. В общине он мог получить беспроцентный кредит, наладить связи с другими регионами. Примечательно, что к самим старообрядцам было больше доверия и со стороны остального населения.

5. Императивы социального служения, а  также спасения и  укрепления общины. Богатство не рассматривалось как самоцель, а лишь как средство для сохранения и  укрепления общины, для социального служения. Эта норма проявлялась в  распределении заработанных благ в  среде старообрядцев. Нередки были случаи пожертвований, завещаний целого капитала в пользу общины, меценатства. типичен пример московского купца тимофея Ефремовича Соколова, прихожанина Преображенского кладбища федосеевцев, который в 1845 г. пожертвовал в своем завещании в пользу общины колоссальную по тем временам сумму в 3 млн рублей, а тысяче человек повелел выдать по тулупу279. Причем благотворительность и  меценатство не ограничиУсов П. Павел Иванович мельников, его жизнь и  литературная деятельность // мельников П. И. Полное собрание сочинений. т. 1. СПб. м., 1897.

С. 153–154.

В этом контексте необходимо отметить, что третье поколение на рубеже 1870–1880-х годов уже меняет русский кафтан на европейский костюм, постепенно приобретает потребительские привычки купеческого и дворянского сословий.

Титов А. А. Дневные записи правительственного дозора о  московских раскольниках // чтения в Императорском обществе истории и древностей Российских. 1885. Кн. 4 (7 декабря 1885 г.) С. 83.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа вались рамками общины. Купцы-старообрядцы пополняли коллекции музеев, строили богадельни и больницы, даже поддерживали театральное искусство (С. т. морозов). К  примеру, Румянцевскому музею Кузьма терентьевич Солдатенков, коммерции советник, завещал библиотеку и собрание картин, а Григорий матвеевич Прянишников, балахнинский купец 2-й гильдии, пожертвовал собрание книг и икон.

Уникальные собрания древних рукописей и  старопечатных книг оставили после себя Иван Никитич царский, купец, попечитель Рогожского кладбища, и тихон федорович Большаков, московский 2-й гильдии купец, соревнователь московского Императорского общества истории и древностей российских, корреспондент Публичной библиотеки280.

таким образом, хозяйственный стиль купцов-старообрядцев проявлялся как в производстве (трудолюбие), так и в потреблении (бережливость) и распределении (служение общине). Картина мира староверов создает предпосылки для более рационального ведения хозяйства. Под воздействием внешних обстоятельств их хозяйственная этика становится более лояльной по отношению к торговле и  предпринимательству, если эта деятельность служит коллективным интересам. аскетизм в  потреблении, методичность в  дисциплинированность в  труде, внимательное отношение к  мелочам, способность разбираться в  сложных проблемах, взаимопомощь  — все это способствует более быстрой адаптации старообрядцев к новым хозяйственным условиям. В  то же время у  староверов сохраняется традиционное мышление, в рамках которого экономический порядок всегда подчинен моральным и религиозным нормам.



См. Старообрядчество: лица, события, предметы и символы. м., 1996.

тоРГоВля И хозяйСтВЕННая ЭтИКа РаННЕГо СтаРооБРяДчЕСтВа В Новое время экономика во многом освобождается от нормативного влияния религии, что и делает возможным и необходимым осмысление хозяйственной этики. Прежде всего это касается хозяйственной этики христианства, в результате развития и преодоления которой и  появился современный экономический порядок. теперь хозяйственная этика как достояние истории и  памяти становится предметом научного исследования. Для экономической истории России одним из ее образцов и, соответственно, предметов исследования является этика старообрядческого предпринимательства.

Данный раздел ставит своей задачей проследить и с т о к и старообрядческого предпринимательства на самых ранних этапах истории с конца XVII в. Именно к этому времени относятся как первые документальные сведения о торговых предприятиях приверженцев старой веры, так и уникальные письменные источники, в которых духовные лидеры новообразованной общины поморцев обосновывают хозяйственную этику староверов. Нас будут интересовать следующие вопросы: что известно о первых торговых предприятиях староверов? Какие схемы и принципы были ими использованы?

Какие внешние обстоятельства содействовали развитию торговли?

Каков был комплекс ценностных представлений о торговле, традиционно осуждаемой христианской этикой?

Первые упоминания о торговле у староверов, объединенных общиной, относятся к В ы г о в с к о й п о м о р с к о й п у с т ы н и. Ее история подробно описана самими староверами, а  также известна по официальным документам: указам, донесениям, тяжбам и разбирательствам281. основание пустыни как «внештатного монастыря»

История Выговской пустыни хорошо документирована. Первоисточники, тексты и документы: Есипов Г. В. Раскольничьи дела XVIII столетия, извлеченные из дел Преображенского приказа и тайной розыскных дел канцелярии.

СПб., 1861. т. 1; Филиппов  И. История Выговской старообрядческой пустыни. СПб., 1862; Выго-лексинский летописец //  Выговская поморская пустынь и ее значение в истории России. Сб. научных статей и материалов. СПб., 2003.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа относится к 1694 г., ко времени, когда на р. Выг в Поморье, относящемся тогда к олонецкой губернии, окончательно поселяются Даниил Викулин и андрей Денисов. Суровая необходимость и желание сохранить веру отцов в условиях гонений заставляют староверов, не признающих реформы Никона, бежать в непроходимые леса северного края. Как известно, алексей михайлович и Софья алексеевна сурово преследуют староверов282. Созданию общежительства и росту его духовной значимости способствует также относительная близость Соловецкого монастыря, выходцы из которого после падения осады в 1676 г. проповедуют в Поморье283.

Выговская поморская пустынь стала известна благодаря уникальному книжному собранию, созданию особой литературной школы, богатому художественному наследию (медное литье, иконы, шитье, роспись), а также ввиду ее огромного религиозно-нравственного влияния не только на Поморский край, но и на старообрядцев всей России284. Наряду с этим пустынь обращает на себя внимание С. 309–322; Писания выговцев: Сочинения поморских старообрядцев в Древлехранилище Пушкинского Дома. Каталог-инципитарий / сост. Г. В. маркелов. СПб.

«Дмитрий Буланин». 2004; Выгорецкий чиновник: в 2 т. т. 2. Маркелов Г. В. Выгорецкий чиновник: тексты и  исследование. СПб.: «Дмитрий Буланин», 2008;

Юхименко  Е. М. литературное наследие Выговского старообрядческого общежительства: в  2  т. т. I. м.: «языки славянских культур», 2008. Исследования:

Любомиров П. Г. Выговское общежительство. м.; Саратов, 1924; Crummey R. The Old Believers and the World of Antichrist. The Vyg community and the Russian state.

1694–1855. London, 1970; Керов В. В. формирование старообрядческой концепции «труда благого» в  конце XVII  — XVIII  в. (к вопросу о  конфессиональноэтических факторах старообрядческого предпринимательства) // Старообрядчество: история, культура, современность. м., 1996. Вып. 5. С. 36–44; Юхименко Е. М. Выговская старообрядческая пустынь: Духовная жизнь и литература.

т. I–II. м.: языки славянской культуры, 2002.

Важную роль в  организации Выговского общежительства сыграли Игнатий и  Герман Соловецкие, Иосиф Сухой, Геннадий Качалов. См.: Юхименко Е. М., Понырко Н. В. «История об отцах и страдальцах соловецких» Семена Денисова в духовной жизни русского старообрядчества XVIII–XX вв // Денисов С. История об отцах и страдальцах Соловецких. м., 2002. С. 15–16.

Дружинин В. Г. Словесные науки в Выговской поморской пустыни. СПб., 1911; Винокурова Э. П. о художественном наследии Выго-лексинской старообтоРГоВля И хозяйСтВЕННая ЭтИКа РаННЕГо СтаРооБРяДчЕСтВа оригинальностью своего устройства и  жизни, своим обширным хозяйством, требующим большой энергии и  большого количества рабочей силы, своими богатствами и  торговыми предприятиями.

Именно здесь, на р. Выг, мы находим первый опыт и корни активного участия старообрядцев в торговой деятельности, и прежде всего в торговле хлебом, здесь формируется и обосновывается новое отношение к труду и торговле.

Долгое время считалось, что впервые торговать хлебом выговцы стали в неурожайные 1705–1712 гг. Благодаря архивным разысканиям проясняется и  более ранний период истории Выговской старообрядческой пустыни285. можно утверждать, что старообрядцы поселились на Выге еще до основания общежительства. Из  «Дела об олонецком раскольнике терешке артемьеве», речь в  котором идет о 1692 г., ясно, что выговские поселения с самого начала стали не локальным северным центром, но центром всероссийского значения, куда стекались люди из  олонецкой губернии, Поволжья, москвы.

Были основаны два поселения: скитское — инока Корнилия, и более мирское — «Данилкино пристанище». Из «расспросных речей» становится понятно, что это быстрорастущий, развивающийся центр.

о сподвижниках Данилы Викулина говорится, что они «непрестанно, де, множатся»286. В  самом же пристанище есть «келья великая, и в  ней устроены окна, откуды от присыльных людей боронитца;

а ружья, де, у них … три пушки, длиною сажени по две, медные… да пищалей, де, и бердышей, и колей, и пороху много; а покупают, де, ружье оне и припасы, выезжая по ярманцам; а хлеб, де, оне пашут рядческой пустыни (состояние вопроса). Старообрядчество в  России (XVII– XVIII вв.): сб. научных трудов. м., 1994. С. 139–163.

Демкова Н. С. Вновь найденный подлинник «дела об олонецком раскольнике терешке артемьеве» 1695 г // Старообрядчество в России (XVII–XVIII вв.):

сб. научных трудов. м., 1994. С. 176–189; Юхименко  Е. М. Изветные челобитные на выговских старообрядцев 1699 г. // Старообрядчество в России (XVII– XVIII вв.). м., 1994. С. 190–206.

Демкова Н. С. Указ. соч. С. 183.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа на лошадех, а лошадей у них в том пристанище з десяток, и хлеба, де, у  них напахано про свой обиход есть; а  рыбу, де, ловят на диких озерах и в Выгу-реке около своих пристанищ…»287. Потребность в ярмарочной торговле была вызвана необходимостью приобретать хлебные и  съестные припасы, а  также оружие, пушки, порох для охоты и самообороны в случае возможного столкновения с властями. таким образом, с  самого начала жители выговских поселений ведут не только натуральное хозяйство (трудятся на пашне и занимаются рыболовством), но и осуществляют торговлю.

Еще более ценные сведения о  хозяйственном развитии Выговской пустыни в первые годы ее существования содержатся в недавно опубликованной челобитной крестьянина толвуйского уезда мартемьяна Никифорова сына Ивантеева (1699)288. Из  его показаний следует, что экономическое обустройство к  1698  г. уже приобрело некоторый размах: построены часовня с трапезной и четырнадцать келий, где размещаются до двух тысяч человек, сооружены две мельницы, подготовлены пашни, разводится скот — более 100 лошадей и 150 коров, сохраняется рыбный и звериный промыслы. Уже в это время строятся складские помещения для хлеба, который выговцы сначала покупают для своих собственных нужд. На пристани Пигматка возле онежского озера «…у них, расколников, построена келья и  анбар болшей, а в  том амбаре они, расколники, ставят хлеб, когда, покупая, привозят из  низовых городов через Вытегорский погост»289. Далее мартемьян Никифоров отмечает, что старообрядцы «ездят со всякими торгами к городу архангелскому и в Весь Ехонскую и к москве и в иные городы, а называютца чюжими имянами и становятся в городцах и в волостях у своих знакомцов…»290.

Видно, что уже в этот ранний период торговые связи старообрядцы налаживали с  хлебородными районами  — с  Нижним Поволжьем, а  дела вели преимущественно через своих и  под вымышленными именами, властям же выдавали себя за приказчиков иноземцев. Поражает доносчика и  «новомодность», шик, с  которым устроились Юхименко Е. М. Изветные челобитные… тоРГоВля И хозяйСтВЕННая ЭтИКа РаННЕГо СтаРооБРяДчЕСтВа «началники» общежительства — Даниил Викулин, Петр Прокопьев, андрей и Семен Денисовы — для которых «построены особые белые кельи на жилых подклетах, подобны светлицам, и печи… и в тех же их кельях держат часы стенные. И живут они, расколники, в покое, платье носят… по вся дни шелковое. а  против их… стану учинен у них… через Выг реку мост болшей, по обе сторонам с перилами».

Интересны эти небольшие детали — шелковое платье, мост с перилами, и, наконец, настенные часы — атрибут торговли и рационального, светского времени291.

Наиболее полные сведения об организации торговли выговцами нашли свое отражение в затяжном деле старосты Выгозерского погоста олонецкого уезда крестьянина Ивана Круглого, который по обвинению в разбое и грабеже в 1737 г. был задержан и неожиданно сообщил множество деталей о «раскольниках»292. Самая сложная схема ведения бизнеса была (в переложении) примерно следующей293.

торговля с Санкт-Петербургом осуществлялась через своих же поморцев, в  основном через купца алексея Семенова Копнина, отец и брат которого жили в Выговской пустыни, а он сам — в Петербурге, в доме на большой Никольской улице294. Первая упомянутая по очередности операция — перевозка собственного товара, а именно Как известно, точное измерение времени с помощью механических, а не солнечных часов или клепсидры, с помощью башенных часов, а не колокольного звона становится атрибутом торговли, в  меньшей степени, чем иные виды хозяйственной деятельности, подчиненной природе и высшим силам. Важность точного измерения времени для торговли, для купца убедительно описывает известный знаток средневековья Ж. ле Гофф (Ле Гофф Ж. Средневековье: время церкви и время купца // Другое Средневековье: Время, труд и культура запада.

Екатеринбург. 2000. С. 41).

Донос Круглого был опубликован в книге: Есипов Г. В. Раскольничьи дела XVIII столетия. т. 1. 1861. С. 355–553. Сами староверы были очень обеспокоены и  внимательно следили за этим процессом, что нашло отражение в  «Повести о злоключении на Выговскую пустынь по злодейству диавола через злого безчинника Ивана Круглого» (Филиппов И. История Выговской старообрядческой пустыни. С. 367–479).

Есипов Г. В. Раскольничьи дела… С. 446–447.

Копнины происходили из  крестьян Спасской слободы Богоявленского авраамиева монастыря Ростовского уезда. В 1715 г. алексей приехал в Петербург «для своего пропитания и купеческаго промыслу», первые девять месяцев Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа «сукна анбурского» на тысячу рублей из  Санкт-Петербурга в  Вязники; само сукно до этого было «выменено» на лен. Сукно в Вязниках сложили в амбар к старообрядцу Ивану Григорьеву. Брат федор Семенов сукно принял, с тем чтобы затем поехать с ним в Казань295.

Другой старообрядец, Круглый, с  вырученными деньгами скупал хлеб вверх по оке, по мокше, далее путь лежал в Нижний Новгород, потом до Рыбной слободы, а затем после прохождения внутренней таможни в г. тихвине он привозил пшеничную муку на мытный каменный двор на адмиралтейской стороне в  Санкт-Петербурге.

товар зачастую был выписан на третьих лиц, реально не участвовавших в сделках296. Нередко мука отдавалась «маркитантам» в долг.

Для новой закупки товара капиталы складывались: часть давала община, часть поступала от купцов297. В показаниях алексея Копнина указывается, что по мере поступления денег от продажи средства с помощью в е к с е л е й пересылались приказчику Никите филимонову в Нижний Новгород и на Вытегру для дальнейшей закупки хлеба298. такова была общая схема торговой компании поморцев.

торговая деятельность Выговской пустыни не ограничивалась закупками хлеба в  Поволжье и  дальнейшей перевозкой и  продажей в Петербурге. занимались и более традиционной торговлей от рыбного и звериного промысла. Рыбой торговали даже в москве299.

был приказчиком у купца Петра алферьева Рудакова, и, по-видимому, в 1726 г.

записывается в петербургское купечество. там же. С. 502–507.

Е. я. зотовой и Е. м. юхименко был обнаружен и описан редкий позолоченный четырехстворчатый складень 1718 г. Расшифровка надписи на обороте показала, что он принадлежал тому самому феодору Симеонову Копнину. В указанной ниже статье содержатся также подробные сведения о семье Копниных и ее связях с Выговской поморской пустынью. См.: Зотова Е. Я., Юхименко Е. М.

Уникальный владельческий меднолитой складень 1718  г. //  Старообрядчество в России (XVII–XX вв.): сб. научн. трудов. Вып. 3 / отв. ред. и сост. Е. м. юхименко. м., 2004. С. 259–273.

В частности, в показаниях об одной из торговых операций указывается, что товар был выписан на «имя ладожанина, посадского человека Кирила Рубцова» (Есипов Г. В. Раскольничьи дела… С. 429).

К примеру, сообщается, что Перфилий морозов из Вязников переселился на Выг, а деньги передал «в торг» (там же. С. 480).

тоРГоВля И хозяйСтВЕННая ЭтИКа РаННЕГо СтаРооБРяДчЕСтВа Круглый упоминает о  том, что приезжал в  Петербург с  икрою «и оная икра лежала на мытном дворе, на бильярде» у  купца матвея осипова, который жил в  непосредственной близости от алексея Копнина в малой Никольской улице300. обращает на себя внимание тот факт, что все купцы, которые поручились за алексея Семенова Копнина, также жили на одной из  двух близлежащих улиц  — малой и Большой Никольской. а поручились за него купцы Григорий алексеев Солодовников, Василий Данилов зиновьев, михайло Кузьмин Кокушкин, Стефан михайлов окунков, Емельян Климушин, алексей хлебосолов, Василий ахматов301. обмен не всегда был эквивалентным и не всегда носил денежную форму. В отношениях с единоверцами, благодетелями общины, шло скорее снабжение книгами, иконами, складнями, туесками и всем тем, что было необходимо для верующего беспоповца, в обмен на уже оказанные или ожидаемые в будущем благодеяния. Для защиты общины от преследований значительные средства и силы шли на подкуп и оказание услуг сильным мира сего. так, упомянутый уже федор Копнин «привозил в дом ее Императорского Величия разных зверей и  прочие курьезные морские вещи»302. Известно, что в 1722 г. поморцы собирались «приискать сто оленей для Двора», а в 1729 г. по приказу тайного Совета пригнали восемьдесят одного оленя303.

На основании сведений о  торговле, которые известны из  дела Ивана Круглого, можно сделать следующие выводы. торговлей была охвачена достаточно большая территория — Северо-запад и центр России. Экономическая основа торговли — наличие арбитража, т. е.

региональной разницы в цене на один и тот же вид продукции и отличие цены закупок у  мелких производителей и  перекупщиков от оптовых цен, которые были значительно выше первых. Стоит обратить внимание на то, что в сделках принимают участие исключительно старообрядцы, скрепляемые единой верой, образуя прочную торговую цепь, «компанию», корпорацию. часто старообрядцы являются местными жителями, а следовательно, лучше знают конъюнтам же. С. 470.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа ктуру рынка, место и время для лучших закупок и продаж. Доверие позволяет не тратить дополнительных ресурсов на страхование от возможных потерь в случае невыполнения соглашения, что снижает издержки и позволяет использовать более широкий спектр вариантов сотрудничества: устные соглашения, торговля в кредит, бартер, при котором гарантируется эквивалентность обмена. Сплоченность торговой корпорации поддерживалась, с одной стороны, внешним давлением (угроза государственного преследования), которое приводило к необходимости вести фактически конспиративную работу, с другой — особой хозяйственной этикой староверов, отразившейся в уложениях и посланиях киновиархов для братии и для торговых людей. Как будет показано ниже, этика укрепляла дисциплину, иерархически сплачивала, требовала тщательности и точности во всех делах. Прежде чем перейти к разбору хозяйственной этики, рассмотрим более детально внешние обстоятельства, заставившие поморцев обратиться к чистой торговле, в которой купленные и проданные товары не были изготовлены, выращены или добыты самими староверами.

В чем заключались изменившиеся внешние обстоятельства, которые поставили общину перед необходимостью поиска новых институтов, способных обеспечить ее благополучное развитие? Для развития торговли были важны три внешних фактора: во-первых, природноклиматические условия хозяйствования в Поморье, на Севере России;

во-вторых, увеличившийся разброс в  ценах на продукты питания между южными и  северными районами страны и  исключительная дороговизна продовольствия в Петербурге; в-третьих, особый статус Выговского общежительства во взаимоотношениях с властями.

Географические и  климатические условия, в  которых оказались основатели новой пустыни, оказались нелегкими для выживания.

Это 63-я параллель, у края умеренного пояса, довольно близко к Северному полярному кругу. здесь очень тонок слой слабой почвы, дикая местность, бездорожье. Природа вынуждала экспериментировать, чтобы выжить в  северном регионе, где случались «зябетоРГоВля И хозяйСтВЕННая ЭтИКа РаННЕГо СтаРооБРяДчЕСтВа ли» — весенние и летние заморозки. Первым наладили экстенсивное подсечное земледелие. Выжженный лес по весне засевали рожью и  ячменем, да еще сеяли единственный вид произраставших здесь овощей — репу. Наряду с земледелием разводили скот, а впоследствии занялись рыбной ловлей в  Выгозере, Водлозере, онежском озере, ездили на мурманский берег ледовитого океана, отправлялись для лова морского зверя на остров шпицберген. Вокруг Данилова монастыря, в  Каргопольском и  Повенецком уездах, прокладывали дороги, устраивали мосты. Но не удавалось монастырю с помощью замкнутого домашнего хозяйства и промыслов прокормить себя, жили они «вельми скудно», в  большой бедности, часто случалось голодать из-за низких урожаев и недостатка запасенного хлеба. Пришлось думать, как войти в контакт с греховным внешним миром для выживания и  защиты веры. Развитие хозяйственных связей с «никонианами» представляло собой тот компромисс, с помощью которого община получала возможность обезопасить себя от капризов суровой северной природы.

Второе внешнее обстоятельство связано с  развитием торговли в начале XVIII в., с появлением большого разброса в ценах на продукты питания в зависимости от географического положения. Внутренний рынок страны набирает силу304. Наблюдается рост торговли на Севере — в Петербурге и Новгороде, увеличиваются обороты макарьевской и  Важской Благовещенской ярмарок, складывается всероссийский рынок с центром в москве, повышается товарность хозяйства. С появлением в первой четверти XVIII в. более 400 крупных предприятий, которые главным образом обеспечивали нужды армии в  двадцатилетней войне со швецией, и с  возросшей специализацией регионов усиливается разделение труда. Наконец, в  непосредственной близости от поморцев вырастает новая столица государства Российского  — Санкт-Петербург, который снабжается исключительно привозными продуктами питания.

Снабжение Петербурга в это время было очень выгодным делом.

По данным м. я. Волкова, в  район столицы в  отличие от хлебного рынка москвы, куда поставляли в основном зерно, везли преимущеСм. Кафенгауз Б. Б. очерки внутреннего рынка России первой половины XVIII в. (на материалах внутренних таможен). м., 1958.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа ственно муку (особенно ржаную) и на 80–90% это осуществлялось купцами305. можно также полагать, что цены в москве и Петербурге на четверть ржи различались в три раза: в москве в начале 1720-х годов они были около 1 руб., в Петербурге же составляли 3 руб. — 3 руб. 20 коп. третий фактор связан с  тем обстоятельством, что Выговской киновии удалось получить поддержку со стороны правительства.

Петр I был заинтересован в обеспечении железорудных Повенецких заводов рабочими. Взамен выговцы, поступавшие в ведомство Повенецких заводов, получали свободу веры и богослужения, а также возможность официально иметь самоуправление. Покровительствовал староверам и князь а. Д. меньшиков, защищая их от излишних притеснений.

Нужда, суровая необходимость заставили выговцев искать выход из  сложившейся ситуации. В  неурожайные годы из-за «хлебной скудности» приходилось есть толченую солому, сосновую кору и траву. Братья андрей и Семен Денисовы — главные лица общежительства — убедили братию заняться торговлей хлебом. Как пишет Иван филиппов, кредит они брали у «добрых людей», которые давали «на торг ис половины денег»307. Как уже было показано, фактически с духовной санкции и при непосредственном участии киновиархов обители выговцы стали посылать своих людей «в низовые городы хлеба покупати и в Санкт Питербурх ставити, и видеши люди такую их нужду, а в торгу правду, начаша им давати денег в торг … и от того торгу начаша братству некое споможение чинити»308.

К 1720-м годам выговцы взяли в свои руки часть торгового посредничества между хлебородным югом, и  особенно Поволжьем, и  нуждавшемся в  хлебе районом Петербурга, Прибалтийскими Волков М. Я. Привоз хлеба в район Петербурга в 20-е годы XVIII в // Вопросы социально-экономической истории и источниковедения периода феодализма в России. м., 1961. С. 122.

Павленко В. Н. Ведомости XVIII  в. о  хлебных ценах как исторический источник //  Вопросы социально-экономической истории и  источниковедения периода феодализма в России. м., 1961. С. 302–303.

Филиппов И. История Выговской старообрядческой пустыни. С. 140.

тоРГоВля И хозяйСтВЕННая ЭтИКа РаННЕГо СтаРооБРяДчЕСтВа и  приозерными местами. торговля начала братству «споможение чинити» и принимать широкие размеры. Вскоре на Вытегре выстроили специальную пристань Пигматку, где закладывали «новоманерные» суда. Доверие «христолюбцев», расширение связей помогли поморцам быстро наладить торговую сеть. особо хотелось бы подчеркнуть, что Выг обладал и большим духовным авторитетом и тем самым служил для остальных старообрядческих центров примером участия в торговых делах.

«И вошел Иисус и выгнал всех продающих и покупающих в храме…» (мф. 21.12) — такое отношение к торговле долгое время было доминирующим в христианстве. основная задача торговца — купить дешевле и продать дороже — в обыденном и церковном представлении связывалась с  неизбежностью греха. христианские идеалы  — любовь к ближнему, общение имуществ — противоречили торговле как таковой. В защиту такой позиции средневековые авторы часто приводили цитаты из Книги Премудрости Иисуса Сына Сирахова:

«Купец едва может избежать погрешности, а корчемник не спасется от греха» (Сир. 26.27) или «Посреди скреплений камней вбивается гвоздь; так посреди продажи и купли вторгается грех» (Сир. 27.2).

однако в позднем средневековье западными теологами постепенно утверждается мысль, что не всякая торговля греховна. Напротив, все зависит от намерений купца, риск же торговых предприятий и  затраченные усилия могут служить оправданием для получения законной прибыли309. Подобное смещение акцентов и авторитетное оправдание торговой деятельности постепенно происходит и в Выговской поморской пустыни, о чем свидетельствуют различные сочинения уставного, исторического и религиозно-нравственного характера, созданные в киновии.

Соотношение идеалов допетровских монастырей с новыми условиями, в  которые было поставлено староверие, проявилось в  ценностном отношении к  торговой деятельности. С  самого начала Wood D. Medieval Economic Thought. Cambridge, 2002. P. 110–132.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа складывается разделение полномочий между двумя избираемыми наставниками пустыни. один был духовным отцом, другой ведал всеми хозяйственными вопросами и общением с внешним миром.

Даниил Викулин занимался духовными делами, а андрей Денисов был избран настоятелем (киновиархом) общежительства в  1702  г.

и вплоть до своей кончины (1730) занимался решением мирских задач, которые стояли перед пустынью310. В послании-поучении Никите филимонову с «прочими» трудниками, посланными по торговым делам, андрей Денисов вразумляет и поясняет, как должным образом относиться к  торговле: «купечествовати, а  ничего не стяжати, торговати, а  прибытков не собирати, много о  куплях подвизатися, а сокровища себе не ожидати… на земли торговати, а весь прибыток на небесех стяжати… несколько время на братство богорадное торговати, а в  нескончаемое время всебогатными и  всесладостными прибытками наслаждатися»311. Подобно средневековым проповедникам, андрей Денисов заботится о  духовном здоровье своей паствы, напоминает, что корысть и  мотив личного обогащения не могут являться целью торговли для христианина. обращается к духовному авторитету св. Ефрема Сирина и св. Василия Великого, чтобы обосновать, что «благопослушная» торговля помогает «напитать алчущего», одеть и накормить нищего. Само наличие послания андрея Денисова дает понять, что требуется особая духовная санкция на ведение торговли. Ведение торговли для общежительства — это «подвиг», «жертва» со стороны тех, кто взялся ее вести. торговля для братии, а  не для себя  — богоугодна. На торговлю распространяется принцип общинности и корпоративности ведения дела. он свойствен всем делам и свершениям общины, проецируется он и на торговлю, она не становится особым делом со своими правилами.

По общему уставу общежительства братии не дозволялось иметь своих денег, лишней одежды и еды, «но все в казне обще имети» и с  «тщанием» и  «усердным радением» исполнять все возложенные обязанности312. торгует не индивид, а братство или индивид во имя Юхименко Е. М. Выговская старообрядческая пустынь. т. 1. С. 289–293.

РГБ Собр. Егорова. № 425. л. 170.

оР РНБ Q1, 1065, «Сборник правил для Выговских общежительств».

л. 38, 70. См. также опубликованный устав: Уложение братьев Денисовых // ПатоРГоВля И хозяйСтВЕННая ЭтИКа РаННЕГо СтаРооБРяДчЕСтВа братства, тем самым смещается и вопрос личной ответственности.

человек не только перед Богом отвечает за свои решения, но перед общиной, которая санкционирует торговлю и выбирает среди своих единоверцев наиболее способных и предприимчивых людей для ведения торговли в интересах общины. торговля становится богоугодным делом не благодаря личному обогащению, но исключительно благодаря служению общине313.

Разбирая смысл послания андрея Денисова, необходимо сказать несколько слов об особой стилистике большинства сочинений выговской литературной школы314. В  отличие от аввакума, ориентировавшегося на простую, народную речь, а красноречие считавшего пагубой и грехом, андрей Денисов и его ученики большое значение придавали «благоукрашению» речи, специально изучали и переводили учебники по риторике, грамматике, диалектике, составляли правила и примеры слов и поучений, в которых существенная роль отводилась риторическим фигурам. Выработанный таким образом витиеватый стиль призван был лучше убеждать читателя в правоте старой веры и в  тоже время являлся безусловным новшеством по отношению к идеалам и образцам допетровской Руси.

Принцип принятия решений в  организации торговли Выговской пустыни также, по мысли ее настоятелей, должен был совпадать с тем, который принят в общежительстве. Всякое дело должно благословляться. «Без благословения творимое грех есть». Без благословения в  киновии нельзя было не только иметь личные вещи, но  и  учиться грамоте, плести туески. Без совета старейших и  намятная книжка олонецкой губернии за 1868–1869 год. Петрозаводск, 1869.

ч. III. С. 85–116., а также постатейную роспись рукописи: Понырко Н. В., Бударагин  В. П. автографы выговских писателей //  Древнерусская книжность: по материалам Пушкинского Дома. л., 1985. С. 174–200.

Внутренние этические установки старообрядчества вступали в противоречие с законодательством, согласно которому только купец, а не община мог быть официальным собственником товара и  ответственным по сделкам, что приводило к еще большей важности осознания купцами своей миссии по служению общине.

Подробнее см.: Понырко Н. В. Эстетические позиции писателей Выговской литературной школы // Книжные центры древней Руси. XVII. СПб.: Наука, С. 104–112.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа чальствующих не разрешалось выполнять никакое дело. К примеру, трудникам, занимающимся рыбной ловлей, под угрозой наказания предписывалось ничего не совершать без благословения («без благословения же оного ничто же да соврешают дерзающии же запрещению подпада»)315.

Самое полное и детальное представление об отношении выговцев к торговле содержится в наставлении мануила Петрова братии, занятой в  торговом промысле, относящемся к  1740-м  годам 316 По каждому вопросу надо держать совет, принимать коллективное решение. В первой же статье сказано, что при каждой закупке старейший должен определять двоих ответственных человек, причем один из них должен быть подчинен другому и вести дело должны они до конца. При этом и «…начальный дабы без совета другова ничтоже творил собою и во всем бы ведома творил товарыща, как в приеме денег, так и в расходе…»317. Наставник тем самым предписывает эффективный метод контроля агентов, которые ведут торговлю. Самоконтроль усиливается контролем со стороны «товарища». Принцип коллективного ведения дел не устранял персональную ответственность, каждый должен был вести записи и иметь все сведения о торговых сделках, но  главные решения принимались общим советом.

В этом проявляется осторожное отношение старообрядцев к рискованным проектам. запрет на самовольные решения уменьшает риск в  торговых сделках, которые практически все были растянуты во времени и пространстве. Стремлением застраховаться от рискованных финансовых операций продиктована и 11-я статья наставления мануила Петрова: «В долги как отдавати, так и самим брати, кроме полезныя и  потребныя нужды, подобает брещися… чтобы вместо пользы тщетная не пострадати», т. е. торговцам советуют не давать и не брать в долг318.

мануил Петров был учеником андрея Денисова, в 1744–1759 гг. возглавлял Выговскую пустынь. См. подробнее: Юхименко Е. М. К биографии Выговского писателя мануила Петрова //  Русское общество и  литература позднего феодализма. Новосибирск, 1996. С. 53–67.

оР РНБ. Собр. Вяземского. Q2. л. 34 об.

оР РНБ. Собр. Вяземского. Q2. л. 36 об.–37.

тоРГоВля И хозяйСтВЕННая ЭтИКа РаННЕГо СтаРооБРяДчЕСтВа торговля воспринимается как дело, которое требует точности, жесткой финансовой дисциплины, строгого учета всех, даже мельчайших и  ничтожных расходов и  доходов, почти внутренней бухгалтерской отчетности для нужд общины. Этим требованием проникнуто все послание мануила Петрова, это его главная, много раз повторяемая идея. Неслучайно само «Наставление братии, занятой в  торговом промысле» позднее хранителем текста было названо «Инструкцией об отчетности по торговле хлебом». торговцам предписывалось каждый день вести обстоятельные записи с указанием цены и  описанием товара, места, где была произведена покупка, всех сопутствующих накладных расходов. также аккуратно предписывалось фиксировать тех лиц, которым товар отпускался в долг.

В  соответствии с  инструкцией сами записи необходимо было сохранять и «никуда их не изводить до времени», а затем передавать старейшему319. точность в ведении дела нужна была не для видимой, фиктивной добродетели, которая делает человека или организацию более кредитоспособной в глазах других, но для лучшего служения делу общины. Нужна она была и для лучшего контроля со стороны общины, которая, в  свою очередь, вынуждена отчитываться перед кредиторами и  благодетелями, сделавшими эту торговлю возможной. Само отношение к  торговле как к  области, требующей более внимательного и методичного отношения ко всем, казалось бы, мелким, незначительным явлениям жизни и тратам, также составляет особенность старообрядческого ведения дела.

торговля хлебом требовала многих перемещений по стране в течение всего года, делала необходимыми покупку или аренду судов, помещений для хранения, многочисленные контакты при закупке и  продаже, что приводило к  вынужденному общению с  внешним миром. При этом важное обстоятельство состояло в том, что старообрядцы, отчасти вынужденно, отчасти по убеждениям, стремились действовать все-таки через своих людей, которые составляли часть местного населения этой территории, а  следовательно, лучше разбирались в местных условиях и снабжали информацией об урожае, о  лучшем времени для закупок. Наличие разветвленной сети собоР РНБ. Собр. Вяземского. Q2. л. 34.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа ственных агентов существенно помогало в ведении торговли. В конечном счете она строилась на личных связях, на связях общины, а не на безличном обмене. Этот принцип ведения торговли обладал своими неоспоримыми преимуществами на данной стадии ее развития.

таким образом, видно, что уже на ранних этапах развития торговли отношение староверов к ней становится более терпимым: торговля на благо общины трактуется как богоугодное занятие («честные гири угодны Богу»). Настоятели сами принимают непосредственное участие в  торговых делах и  формулируют ряд общих принципов ведения бизнеса: принимать решения по согласованию с  общиной и  по совету старейшин, правильно и  тщательно производить учет по «торговому вдению». В хозяйственной этике старообрядчества по отношению к  торговле причудливо сочетаются элементы нового и старого, традиций и новаций. торговля во имя братства, совет старейшин восходят к традициям православных монастырей и патриархальной старине; риторическое же восхваление купечества, требование методичного и рационального учета, безусловно, являются атрибутами Нового времени. Изучение первого опыта крупной оптовой торговли раннего старообрядчества, а также текстов выговских писателей делает более понятными успехи купцов-староверов XIX в. и в то же время открывает новые горизонты для дальнейшего исследования как типологической связи торговли Выговской пустыни с ведением дел в Соловецком, Кирилло-Белозерском и других монастырях, так и общего и особенного в хозяйственной этике старообрядчества и западного христианства.

дискУссии О ПРОценте У стаРОвеРОв В хозяйственной этике христианства вопрос о  взимании процентов в  кредитных взаимоотношениях  — один из  самых острых и обсуждаемых. Идеалом с нравственной точки зрения и с учетом заповеди любви к ближнему, призыва помогать, не ожидая ничего взамен, стал беспроцентный и даже безвозвратный кредит. РостовДИСКУССИИ о ПРоцЕНтЕ У СтаРоВЕРоВ щичество как извлечение чрезмерно высокого процента осуждалось, поскольку зачастую ставило в  затруднение должника вплоть до разорения и  кабалы. В  средневековой Европе на богословском уровне обосновывалось запрещение взимания процентов. тем не менее запреты не помогали, поскольку они касались только христиан, а также обходились с помощью различных правовых ухищрений и деловых уловок. В данном разделе основное внимание будет уделено обсуждению практики помещения капиталов под процент в рамках московской общины федосеевцев320.

В христианстве с самого начала возникли точки небывалого напряжения и  конфликта между привычной экономической практикой и  христианскими заповедями. Стяжанию земному, где «червь и тля тлит, и идеже татие подкопывают и крадут» (мф 6: 19), противопоставлялось стяжание сокровищ на небесах. Вопрос ставился остро, полярно: «Не можете Богу работати и мамоне» (мф 6: 24).

В святоотеческой традиции отношение к стяжанию и проценту было резко отрицательным и не предполагало двойного толкования. Иоанн златоуст называл накопление земных благ «признаком крайнего безумия», поскольку накапливать то, чем не можешь воспользоваться, — безумие. забота о богатстве может удалить от Бога и поработить: «Не в состоянии будешь помыслить о горнем, а только о деньгах, о процентах, о долгах, о прибытках и гнусных корчемствах»321.

лихоимание, т. е. взимание процентов, и корыстолюбие однозначно осуждались.

В тексте Священного Писания есть немало мест, где прямо указывается на осуждение процента, роста, или по-старославянски федосеевцы — одно из наиболее радикальных согласий староверов-беспоповцев. Название получило по имени основателя  — феодосия Васильева (1661–1711). Учение федосеевцев отличает отказ от института брака, эсхатологические ожидания и ряд регламентирующих положений. В XIX в. федосеевцы являлись одним из самых многочисленных согласий староверов.

Св. Иоанн Златоуст. Полное собрание творений в  двенадцати томах.

т. 7. Кн. 1: толкование на Святаго матфея евангелиста. м., 2000. С. 290.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа «лхвы». Уже в  Ветхом завете даются прямые указания, что праведный человек не может давать в  рост и  брать лихвы (Иез  18:  8).

Ростовщичество всегда приводило к  обеднению народа, которому приходилось закладывать дома, виноградники и  даже продаваться в рабство (Неем 5: 7). В псалме Давида встречаются прямые указания не взимать процента: «сребра своего не даде в лихву» (Пс 14: 5).

однако по сравнению с Новым заветом, были и некоторые послабления. Не воспрещалось давать в  рост иноземцу, т. е. допускался «двойной стандарт» (Вт 23: 20); считалось, что богатство, приумноженное ростовщичеством, может впоследствии пойти на благотворительные цели (Прем 28: 8). Новый завет делает вопрос о взимании процентов однозначным, поскольку заповедь любви к  ближнему требует никогда не отказывать в просьбе не только нуждающемуся, не только брату, но  и  любому обратившемуся: «Просящему у  тебе дай и хотящаго от тебе заяти не отврати» (мф 5: 42). Стяжать благодать можно, давая и не требуя ничего взамен: «благотворите, и взаим дайте, ничесоже чающе» (лк 6: 34–35), т. е. благословляется даже не беспроцентный кредит, а  дар. И  грешник грешнику может дать взаймы, христианин же дает, не ожидая ничего взамен. В  святоотеческой традиции, в решениях соборов запрет взимать проценты стал нормой322. Вокруг экономической жизни изначально возникает напряжение. Утверждается полярность земного и небесного, экономического и духовного.

В русской православной традиции к  проценту относились не столь категорично323. Если в  средневековом католическом учении обоснование запрещения процента в духе аристотеля — через торговлю временем, которое принадлежит только Богу, либо «продажу того, чего нет», стало одним из центральных экономических вопроСм.: Зейпель И. хозяйственно-этические взгляды отцов церкви. м., 1913.

С. 171–201 (глава «Ссуда денег под проценты»).

Богослов и  экономист В. В. Симонов, исследовавший православное понимание хозяйственных процессов, указывает лишь cвт. тихона задонского (1724–1783) в числе тех, кто решительно осуждал взимание процента как явный грех: Симонов В. В. (игумен филипп) церковь–общество–хозяйство. м.: Наука, 2005. С. 288–289.

сов, то в православии таким вопросом скорее являлся вопрос о церковном землевладении324.

Экономика без кредита существовать не могла. В кредитах нуждались торговцы, которые не имели возможности сразу расплатиться за товар, землевладельцы, крестьяне, наконец, сами князья. Ссудными операциями активно занимались монастыри. По наблюдению И. м. Кулишера, редко какой землевладелец был свободен от долгов и мог написать в духовном завещании: «а не виноват никому ничем, разве Богу душою»325. Регулирование этих отношений начинается еще в  «Русской правде», продолжается в  Судебниках. «Как истина с  ростом сравняется в  пять лет, и  рост имать на пять лет, а  затем сверх пяти лет росту не иметь» — установлено в Судебнике 1625 г.

мирской закон устанавливал ограничения на взимание процента.

«Указной рост» не мог превышать 20%, а общий долг был ограничен двукратным возрастанием начальной суммы долга, отсюда и второе ограничение в  пять лет. Гарантией по кредиту выступали поручители. В случае несостоятельности должника подвергали процедуре, известной как «правеж» (истязаниям на площади перед приказом).

Если в течение «указного месяца» это не помогало, то наступала личная ответственность, т. е. кабала — работа на кредитора.

Неслучайно, что законодательно процент запрещается в Уложении 1649 г.: «а правити заемные денги по кабалам и по духовным на заимщиках исцом истину, а росту на те заемныя денги не правити потому, что по правилом Святых апостол и Святых отец росту на заемныя денги имати не велено»326. Исследователь истории кредитных отношений С. я. Боровой полагает: «Этот запрет не имел большого отдельный вопрос для исследования может представлять смена полюсов хозяйственной этики, когда жесткость запрещений и осуждения сменяется оправданием и  терпимостью. так, в  рамках католической традиции после политики Aggiornamento ссудный процент стал оправдываться, поскольку «выполняет важную народнохозяйственную функцию» и необходим для индустриальной экономики. См.: Хёффнер Й. христианское социальное учение. м.: Духовная библиотека, 2001. С. 220.

Кулишер И. М. История русского народного хозяйства. м.: Наука, 2004.

С. 625.

Соборное уложение 1649 года. Изд. м. Н. тихомирова и П. П. Епифанова.

м.: Изд-во моск. ун-та, 1961. (Гл. XX. Ст. 255). С. 154.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа практического значения, хотя и осложнял деятельность ростовщиков. Наиболее распространенной формой обхода этого запрета была выписка кабалы на сумму долга, к которой заранее приписывались проценты»327. Именно в  данный период тема социального христианства становится более актуальной, совпадая по времени с общей попыткой очищения православия: борьба за единогласие в церкви, противодействие таким проявлениям язычества, как скоморошество. Приведение мирской жизни к апостольским и святоотеческим правилам отличало указанный период, в  котором в  движении боголюбцев совместно участвовали будущие реформаторы и  защитники «древлего благочестия». В XVIII в. процент по кредиту не запрещался, но ограничивался «указным процентом». С учреждением в 1754 г. Дворянского и Купеческого банков предельно допустимая ставка процента устанавливается на уровне 6% годовых328. К началу XIX в. сложилась такая ситуация, что формальное запрещение процента повышало риск этих операций и приводило к дополнительному росту ставки по кредитам. На государственном уровне предпринимаются меры по удешевлению кредита, растут преимущества тех, кто может пользоваться неофициальным кредитом. К началу XIX в.

относится и  дискуссия о  проценте, которая развернулась в  среде староверов-федосеевцев.

В очерченном проблемном поле мы предлагаем рассмотреть такой важный аспект хозяйственной этики старообрядчества, как отношение к взиманию процента и стяжательству. В среде староверов дискуссия по вопросу о проценте и поиск правил денежных отноБоровой С. Я. Кредит и банки России (середина XVII в. — 1861 г.). м.: Госфиниздат, 1958. С. 18.

Экономисты-историки вычисляют реальную ставку процента исходя из  того, что в  заемной записи проставлялась сумма уже с  учетом процента, а также, что в кредит давались в основном круглые суммы. См.: Голикова Н. Б.

Ростовщичество в России начала XVIII в. и его некоторые особенности // Проблемы генезиса капитализма. м., 1970. С. 265–267; Захаров  В. Н. западноевропейские купцы в российской торговле XVIII в. м.: Наука, 2005. С. 469–471. Иностранцы предоставляли дисконт под 12% годовых, а краткосрочные внутренние кредиты могли достигать даже 1% в день.

шений, соответствующих христианским идеалам, стали значимыми для устройства общинной жизни. Денежные отношения возникали как внутри общины, так и с  внешним миром. основным поводом к исследованию этого вопроса стала дискуссия XIX в. в рамках Преображенской общины беспоповцев-федосеевцев. Наиболее важными первоисточниками здесь оказались правила внутреннего устройства московской Преображенской общины федосеевцев, которые были приняты и получили «Высочайшее» одобрение александра I, письмо-протест начетчика и духовного лидера федосеевцев Сергея Семеновича Гнусина «об отдаче общинных денег под проценты» и, наконец, текст письма и выписок «о процентной добыче и лихоимании», сделанных а. С. тарутинским и обращенных к видному деятелю Стародубской и Преображенской общин Ефиму Степановичу Суворову. отношение староверов к  практике размещения капиталов в банках и под проценты буквально разделило общину в 1808 г.

при подготовке проекта ее устава. Первоначальный устав, отражающий интересы наиболее обеспеченных членов общины, подвергся критике со стороны начетчиков и простых прихожан. В результате более развернутые «Правила» прописали лишь беспроцентный, а зачастую и безвозмездный кредит. Есть основания полагать, что большую роль в этом сыграл С. С. Гнусин. В дальнейшем споры не утихали, о  чем свидетельствует письмо а. С. тарутинского, относящееся ко второй половине XIX в., в котором автор призывает прекратить помещение капиталов Преображенского кладбища в москве в банк под проценты, а, используя выписки, обосновывает справедливость этого призыва авторитетом душеспасительных книг. В связи с этим задачи настоящего раздела состоят в  том, чтобы показать значимость обсуждения практики взимания процента в  хозяйственной этике староверия, провести сравнительный анализ и  интерпретацию текстов писем С. С. Гнусина, а. С. тарутинского и проектов устава общины федосеевцев, а также поставить более широкий вопрос о последствиях противоречивого отношения к мирским практикам в рамках религиозного братства.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа Процент в хозяйственной этике староверов хозяйственная этика старообрядчества, с  одной стороны, опиралась на средневековые православные представления, а с другой — в борьбе за выживание, за сохранение своей веры вынужденно приспосабливалась к внешним обстоятельствам. Уже в начале XVIII в.

настоятели Выговской пустыни обосновали новое отношение к участию старообрядцев в торговле. мера вынужденная, но симптоматичная для будущего развития торговых предприятий. «Благопослушная» торговля не для личного обогащения, а  для выживания и процветания общины получает духовную санкцию329. любая торговля растянута во времени и использует разницу в ценах между регионами. Для ведения торговых операций Выговская община была вынуждена занимать деньги у добродетелей330. Решения по вопросу займа принимались коллективно, а не индивидуально (см. подробнее Прил. 1.)331.

Каково же было отношение к  проценту, к  возможности получения прибыли? запрет на взимание процентов у  староверов был ослаблен тем, что допускались исключения ради благой цели  — для пользы общины и  общего дела. Купцы и  попечители, которые жили в крупных городах и были активно вовлечены во «внешнюю»

жизнь, к подобным запрещениям относились менее ревностно, чем следовавшие более строгим правилам начетчики и простые миряне, жившие в селах, деревнях и скитах, удаленных от соблазнов цивилизации и мирской жизни. Проблема эта не из тех, что могла быть решена раз и навсегда. Каждое новое поколение заново задавалось вопросом: а соответствует ли практика размещения капиталов в банке Священному Писанию, святоотеческой традиции? Не будет ли от таких послаблений пагуба душе, пагуба для будущего общинного центра? Справедлива ли такая практика? Степень уступок внешнему миру, степень «обмирщения» всегда подвергались ревизии и часто Подробнее см. раздел: «торговля и хозяйственная этика раннего старообрядчества: из истории Выговской поморской пустыни» (с. 147–162).

Филиппов И. История Выговской старообрядческой пустыни. СПб., 1862.

С. 140.

РНБ. Собр. Вяземского. Q 2. л. 36 об.–37.

служили источником внутреннего напряжения в жизни общин, поводом для активных дискуссий.

Эта проблема не могла быть не замеченной историками старообрядческого предпринимательства. так, В. В. Керов указывает, что новые положения «во многом снимали нравственный конфликт при ведении предпринимательской деятельности, но  освящение собственности и капиталов, даже использовавшихся на благо веры и общества, не было простым и бесповоротным»332. осуждение сребролюбия, требование отказа от лихоимания интерпретируются автором как «латентное стремление сохранить материальное обеспечение монастырей» и «максимизировать возврат средств общине и  единоверцам»333. от внимания исследователя не ускользают часто возникавшие конфликты между начетчиками и  наставниками, с  одной стороны, и  купцами и  попечителями  — с  другой, а  также предпринимавшиеся в  общинах попытки одновременно ослаблять нравственный конфликт и максимально ограничивать личную собственность, личное обогащение.

Во многих официальных документах, регулирующих внутреннюю жизнь общин и их взаимодействие с внешним миром, специально оговаривалась возможность размещать капиталы под проценты. К примеру, в плане учреждения Преображенского Богаделенного дома, который 15 мая 1809 года подписал александр I, 14-й параграф был специально посвящен вопросу управления капиталами. «Когда за расходами составится из  доходов в  наличности капитал, то не оставляя его без обороту дозволить попечителям весь или часть оного, по их рассмотрению, обратить в торговую коммерцию… могут они вверять сумму и в посторонние руки, но не иначе, как известным капиталистам и  достойным вероятия людям, со взятием от них законных письменных актов и сверх того для вящей предосторожности верных поручителей или благонадежных залогов»334.

В этом документе, подписанном в декабре 1808 г. более чем сотней купцов и  мещан, четко определяется особая роль попечителей во Керов В. В. «Се человек и дело его…»: Конфессионально-этические факторы старообрядческого предпринимательства в России. м., 2004. С. 442.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа внутренней жизни общины. Попечители, как правило, были купцами, которые занимались торговлей и промышленностью. Например, Илья алексеевич Ковылин, главный руководитель Преображенской общины того времени, владел суконной фабрикой, кирпичными и  гончарными заводами, недвижимостью, которые по завещанию передал общине «в вечность». Крупные московские купцы хорошо представляли, как надо управлять и  распоряжаться капиталами, понимали, что деньги не должны просто храниться «без обороту», но работать на пользу общине.

Беспроцентный кредит и правила федосеевцев С самого начала в  Преображенской общине не было единства по вопросу кредита. Уже П. Г. Рындзюнский обратил внимание на то, что существует, по крайней мере, две редакции устава общины:

пространная, подписанная 900 староверами («Пункты»), и более известная краткая редакция со 100 подписями («План»)335. Последняя, по мнению историка, отражала интересы зажиточной верхушки, первая (пространная)  — демократического большинства. Доступные автору архивные документы двух уставов являются копиями, поэтому не все вопросы удалось снять. План внутреннего распорядка краткой редакции от 23  декабря 1808  года включает 16  правил.

Расширенный вариант состоит из 88 пунктов и подписан почти на два месяца позже: 17 февраля 1809 года.

«План» предусматривал возможность предоставления в  кредит свободных средств посторонним лицам не из числа староверов, которые заслуживали доверия. Внесение в документ, без того краткий, таких подробностей, как составление письменных актов, ходатайство поручителей, оформление залогов, говорит об искушенности составителей правил относительно деловой практики того времени.

14-е правило, цитата из которого приводилась в предыдущем параграфе, было полностью посвящено вопросу управления капиталаРындзюнский П. Г. Городское гражданство дореформенной России. м., 1958. С. 463. Сокращенный план опубликован: чоИДР. 1869, кн. 2, отд. V. С. 131– 139, пространные «Пункты»: РНБ. ф. Бумаги титова. № 2347. л. 127–136.

ми: Согласно этому правилу разрешалось отдавать наличные средства под проценты.

Но не все разделяли позицию наиболее влиятельных попечителей, мнение которых, выражал Илья алексеевич Ковылин, от чьего лица и было подано прошение. Исследования П. Г. Рындзюнского показали, что устав 1808–1809  гг. активно обсуждался. Как писал ученый, «С. Гнусин протестовал против намерения богачей ввести практику отдачи в кредит под проценты частным лицам собранных в общине капиталов и закрепить эту практику в уставе»336.

В письме Сергею яковлевичу337 от 22  октября 1808  года Сергей Семенович Гнусин (1756–1839), начитанный учитель федосеевской общины, в связи с подачей прошения Государю «с горестью душевной» пишет о недопустимости «в проценты давать желающим деньги и тем обители святыя и сирот довольствовать»338. По всей видимости, автор был лишен возможности участвовать в  составлении «Плана» и получил информацию о его содержании в тайне. он высказывает аргументы как против того, чтобы больница при кладбище именовалась александровской и переходила в государственное ведение, так и наиболее решительно против того, чтобы отдавать капиталы под проценты, а из них содержать обитель и приют. Главная задача этого письма — показать, что взимание процента на благие цели губительно для общины. По мнению автора, сама обитель ни при каких условиях не должна участвовать в процентных операциях: «самую главу и  самое святое место… всея российския земли… таким неправедным добытием окаляемо», «все Святое Писание на то зельне вопиет»; призывает «процентов сборы впредь для пресечения неполезных мнений исключить, да мир и  благополучие тем наградит…»339. Начетчик опирается на Кормчую, Стоглав, зонар, альфу и омегу, Иоанна златоуста и приводит выписки о запрещении процента. С  точки зрения дальнейших дискуссий важно, что Рындзюнский П. Г. Городское гражданство. С. 463.

Сергей яковлевич  — один из  наставников федосевской общины этого периода.

ГИм. Собр. хлудова. № 167. Д. л. 92–96. особая благодарность Е. м. юхименко за предоставление копии этого письма.

там же. л. 95об.–96.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа в тексте приводятся слова Иоанна златоуста из Бесед на Евангелие от матфея, обращенные к  оправдывающимся тем, что берут проценты для помощи слабым и нищим: «молчи, о человече, не хощет таковыя жертвы Бог. Не ухищряй закона. лучше не даяти нищему, нежели отсюду даяти»340. Из письма становится ясно, что слухи об этом новшестве (предоставлении ссуды под проценты) уже распространились на кладбище и в городе. По всей видимости, письмо имело последствия. Речь о процентах как таковых в правилах не шла даже в первой редакции, но, как значится в комментарии к письму, уже на следующий день, 23 октября 1808 года, просьба Гнусина была зачитана и слова о процентах были убраны из документа, осталась же возможность «давать из общия суммы в торг». Это, по мнению комментатора, означало молчаливое согласие с взиманием процента: «…однако, хотя и не обретается, а на словах не отметают им быть (процентам.  — Д. Р.)»341. Подобные письма составили уникальный архив федосеевского согласия: «отеческие завещания» и «отеческие письма»342. С  большой долей вероятности следует предположить, что сделанные Гнусиным выписки, призывающие пресечь «процентов сборы», послужили основой для более поздних обсуждений этого вопроса. В  частности, наблюдается большое сходство между письмом Гнусина и выписками тарутинского, которые обсуждаются ниже. Дальнейшая история показывает, что споры на этом не закончились, и попечителей приходилось снова уговаривать не вовлекать обитель в грех «лихоимания».

Вернемся теперь к  двум вариантам устава Преображенской общины федосеевцев, краткую версию которого мы обозначили как «План», а пространную и более позднюю — как «Пункты». трудно сказать, какой именно устав был подписан александром  I. Скорее всего, это был «План или изъяснительное начертание местного положения и внутреннего распорядка Богаделенного дома», поданный там же л. 94 об. См. также: Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от матфея. м., 1664. ч. 2. л. 119 об.–120 об.

ГИм. Собр. хлудова. № 167Д. л. 96 об.

См. Мальцев А. И. Старообрядческие беспоповские согласия в XVIII — начале XIX в.: проблема взаимоотношений. Новосибирск. 2006. С. 344–346. Копия: БаН. Собр. Дружинина № 701.

Ковылиным. Кроме уже упомянутого 14-го пункта о  возможности пускать остаток средств в торговую коммерцию, «План» закреплял право беспрепятственно принимать от вкладчиков и  свободно распоряжаться домами, лавками, фабриками, землями (правило 12-е)343. В  отличие от «Пунктов» под «Планом» сохранились подписи наиболее значительных прихожан Преображенского Богаделенного дома — около ста подписей купцов и мещан. Прежде всего это «заблаговременно» избранные попечители: Ефим Грачев, Илья Ковылин, тимофей Соколов, андрей заикин, алексей Никифоров, лаврентий осипов344, многие из  которых вскоре окажутся по разные стороны нового, более существенного спора, разделившего общину,  — спора о  браках. Правила «Плана» в  наибольшей степени отражали интересы состоятельных членов общины, легально представлявших теперь общину во внешнем мире.

«Пункты» гораздо более детально описывают внутреннее устройство общины и  отражают интересы начетчиков и  простых прихожан. Известно, что 88 пунктов появились в поле зрения властей после того, как в 1834 г. было установлено, что рижские староверы получили из  москвы 180  правил. Наставник рижских староверов мирон Карпов выписал 88 правил, после чего министр внутренних дел Д. Н. Блудов переслал их в москву, чтобы тайно проследить их выполнение, о чем есть соответствующие добавления345. В отличие от «Плана» «Пункты» четко и строго регламентируют деятельность попечителей, устанавливают их обязанности. они проникнуты заботой о  незащищенных и  обездоленных. Именно в  контексте этой заботы обосновывается необходимость беспроцентного и  безвозмездного кредита в рамках общины.

Согласно правилам, сформулированным в пунктах, предписывалось избирать 7 попечителей, стряпчего, казначея, бухгалтера и письмоводителя (п. 3) сроком на 3 года (п. 7) и максимум на 6 лет (п. 44).

Попечители должны были попеременно каждый день дежурить на кладбище (п. 27), собираться каждую неделю (п. 37), а по болезни сраРГИа. ф. 673. оп. 2. Д. 2. л. 5 об.–6.

РНБ. ф. Бумаги титова. № 2347. л. 125.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа зу переизбираться (п. 8). Специально оговаривалось, что попечителем мог стать и простой человек без звания и состояния, которому предписывалось выделять «пристойную квартиру», харчи и  выдавать по тысяче рублей ассигнациями в год (п. 80). Согласно внутренней экономической регламентации запрещалось иметь лавки (п. 41), дозволялось работать только на собственные надобности (п. 42)346.

заботой о  наиболее нуждающихся была продиктована и  возможность получения беспроцентного кредита. федосеевцы были безбрачниками, поэтому зачастую имущество наследовала община. Предусматривалась своеобразная система социального страхования. Если родственник богатого «доброхотного вкладчика», оставившего капитал общине, оказывался в  «бедном положении», то он имел право получить в  пользование «третью часть из  онаго капитала» (п. 46). Право на капитал имели все родственники до седьмого колена. Если полученный капитал помогал образоваться делу  — коммерции, ремеслу, фабрике, промыслам  — и  позволял его продолжать после возвращения долга, то ссуду предписывалось вернуть обратно (п. 49). При неспособности вернуть средства по свидетельству 7 человек давали еще 12 месяцев (п. 50); если заемщик опять не мог вернуть долг, то раскладывали сумму еще на год с возвратом в каждые четыре месяца (п. 51). Если же он и в третий срок в полгода долг отдать не мог, то такового предписывалось «отдать в суд Божий», а попечителям иметь «законное доказательство» (п. 52). тем самым родственник вкладчика мог получить ссуду в  пределах трети завещанного капитала. В  случае если положение поправить не удавалось, община «человеколюбно» ссуду прощала.

Сами эти правила должны были никому, кроме попечителей, не разглашаться и храниться «в особо запечатанном печатью попечителей шкапе» (п. 54).

Сравнение более раннего «Плана» из  16 правил с  расширенными «Пунктами», показывает как разные цели самих этих правил, так и различающееся мировоззрение составителей. цель «Плана» была убедить правительство в пользе еще одного «частного благотворительного заведения», максимально прописать права по самоуправтам же. л. 127–136.

лению. Второй, более подробный документ в большей степени был призван структурировать внутреннюю жизнь общины. Не вызывает сомнений, что «План» составлялся наиболее состоятельной элитой общины, отражал интересы попечителей, тогда как «Пункты» уже явно были софрмулированы под влиянием наставников. В них четко прослеживается желание защитить наименее обеспеченных и поставить попечителей под контроль, закрепить возможность беспроцентного кредитования. В то же время при всей разнице «Пункты»

раскрывают лаконичный план устроения Преображенского Богаделенного дома как «надежного пристанища неимущих».

Вопрос об исполнении упомянутых правил требует дополнительного исследования. Секретный агент в 1834 г. докладывал, что выборы попечителей находятся «в руках капиталистов». относительно же имущественных отношений он никаких комментариев не оставил347. В «Дневных дозорных записях» за 1844–1848 гг., которые нельзя считать полностью достоверными, часто упоминается о внесении пожертвований при переселении в келью, о завещании имущества. так, Семен фомин отдал общине при переселении 35 000 руб., тимофей Ефремович Соколов завещал 3 млн руб., из которых каждому раздали по тулупу и  рассылались средства в  другие общины страны348. Информант не без преувеличения пишет, что «капитал кладбища простирается… до 6 млн руб., что все три православныя лавры в России не имеют».

Уже после смерти в августе 1809 г. главного попечителя И. а. Ковылина на Преображенском кладбище обостряются внутренние споры и  несогласия. Главный вопрос  — об отношении к  бракам и «новоженам»349. Проигравшая выборы в попечители, более малотам же. л. 137–138.

чоИДР. 1885. Кн. 2. С. 35; Кн. 4. С. 83, 116–117.

В учении и практике беспоповцев один из самых острых вопросов, который много раз приводил к дополнительным внутренним делениям и раздорам, — это вопрос о браке. С отказом от священства остались два таинства — крещение и  исповедь. Два наиболее крупных согласия беспоповцев, поморцы и федосеевцы, в 1706 г. разошлись в т. ч. в вопросе об отношении к староженам, т. е. к тем, кто венчался до перехода в староверие. федосеевцы в начале XVIII в.

требовали от староженов лишь чистого жития. однако с середины XVIII в. у поГлава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа численная «партия» лаврентия осипова в  1816  г. обращается за помощью к  власти350. В  результате выяснения победу одерживает более консервативное большинство во главе с Ефимом Грачевым351.

Но далее следует донос на «зловредное учение» о  девстве Гнусина, в  результате чего федосеевский учитель в  1822  г. оказывается под арестом и  до самой смерти помещается в  заточение в  Соловецкий монастырь352.

таким образом, внутренние правила Преображенского кладбища предусматривали как кредит для деловых людей, которые могли бы его приумножить, так и систему социального страхования в виде беспроцентного, а по истечении двух с половиной лет — и безвозвратного кредита для наименее обеспеченных. При сравнении двух версий правил в отношении кредита становится очевидным, что вопрос этот остается открытым для дальнейших острых дискуссий.

Дискуссия «о процентной добыче» (вторая половина XIX в.) Стремление сохранить в  неискаженном виде Священное Предание, неуклонно следовать заветам предков зачастую вынуждало ставить под сомнение «новизны», распространенные стандарты современного мира. Наиболее характерный пример  — радикальные морцев стали вводиться так называемые бессвященнословные браки. В начале XIX в., о котором идет речь, особенно острая борьба проходит между федосеевцами Преображенского кладбища и поморцами монинской моленной. часть именитых попечителей федосеевцев тяготело к  тому, чтобы узаконить браки.

Переворот в общине им провести не удалось, и «самобрачные новожены» вынуждены были перейти к поморцам, где браки совершались по новому уставу.

лаврентий Иванович осипов умер в 1825 г. и похоронен на Преображенском кладбище.

Ефим Иванович Грачев (1743–1819) — крупнейший текстильный фабрикант с. Иваново. После выкупа у гр. П. Б. шереметева в 1795 г. стал купцом 1-й гильдии. Пользовался расположением И. а. Ковылина, благодаря связям с влиятельными сановниками в Петербурге помогал решать дела общины. Выстроил женскую богадельню на Преображенском кладбище, помогал московскому университету.

РНБ. ф. Бумаги титова. № 2347. л. 37–111. См. также о внутренней полемике в федосеевском согласии: Мальцев А. И. Старообрядческие беспоповские согласия. С. 338–395.

учения бегунов-странников, отрицающих саму возможность для истинно православных христиан иметь собственность («мое» от дьявола)353. Подобные вопросы ставили и простые прихожане.

В этом отношении значительный интерес представляют выявленные нами письмо и выписки алексея Семеновича тарутинского «о процентной добыче и  лихоимании» последней четверти XIX  в.

из  коллекции Ивана Никифоровича заволоко в  Древлехранилище Пушкинского Дома354. об авторе послания, а. С. тарутинском, нам не удалось обнаружить никаких сведений, кроме того что он жил в латгалии в конце XIX в.

адресат послания — Ефим Степанович Суворов, начетчик, федосеевец, видный деятель Стародубской и Преображенской общин последней четверти XIX в. Биография этого влиятельного деятеля еще не написана. Из сохранившейся обширной переписки можно видеть, что его духовное влияние распространялось одно время не только на москву, но и на Петербург, Казань, Самару, оренбург, Екатеринбург, Полоцк, злынку и другие общины355. Как «крепковер», Е. С. Суворов ратовал за сохранение святоотеческих уставов, проявлял непреклонность и бескомпромиссность. тетрадки с хозяйственными записями позволяют предположить, что в последние годы жизни Суворов занимался огородничеством и пчеловодством в латгалии.

Из многочисленных посланий самого Ефима Степановича становится очевидным, что тарутинский мог видеть в нем единомышленника и  не случайно обратился именно к  нему, ища поддержки Справедливости ради следует отметить, что у странников дискуссии по экономическим вопросам возникали с постоянной периодичностью, что отразилось даже в наименованиях толков: «сопелковцы» и «безденежники» в 1840-х годах, «мельничные» (последователи а. В. Рябинина) и «немельничные» в начале XX в.

ИРлИ. Колл. заволоко. № 286. опубликованный текст а. С. тарутинского «о процентной добыче и лихоимании» см. в приложении: Расков Д. Е. «о процентной добыче и лихоимании»: отношение к проценту в хозяйственной этике староверов // Старообрядчество в России (XVII–XX века). Вып. 4 / отв. ред.

Е. м. юхименко. м., 2010. С. 655–673.

См. сборники посланий и  выписок апологетического и  полемического содержания, документы Е. С. Суворова: ИРлИ. Колл. И. Н. заволоко. № 283, 284, 309, 331; латгальское собрание. № 189.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа в обличении взимания процентов попечителями Преображенского кладбища. Этот вопрос являлся лишь одним из  многочисленных аспектов несогласий и  споров непреклонного «старичишки», как себя называл Суворов, с москвой.

Из писем Суворова к попечителям Преображенского Богаделенного дома (в том числе к Ефиму Савельевичу Егорову356) становится известно, что из-за обрядовых разногласий автор посланий был вынужден покинуть Казань. он кадил крестообразно, а не обводно, обходил гроб посолонь357, а  не против Солнца, использовал летосчисление, согласно которому христос родился в 5500 г. от сотворения мира, полагая, что к летосчислению от Р. х. надо прибавлять еще 8 лет358. Другой спор, в котором Суворов занял активную позицию, касался истории с  «лжеиноком» филаретом359. Инок филарет уже отправлял духовные дела в  Преображенской общине, когда Ефим Суворов, приехав сюда в  1882  г. из  черниговщины, признал в  нем представителя поповщины и потребовал его перекрещивания, после чего на правах духовного отца запретил филарету исправлять дела духовные360. филарет ослушался, тогда как ему надо было «плакать и  молиться». Суворов настаивал на созыве собора, но  попечители Преображенского кладбища оставили дело «втуне». «отцы безгласЕ. С. Егоров (1823–1895) — санкт-петербургский 1-й гильдии купец, владелец обширной недвижимости в Петербурге, торговец мануфактурными товарами, содержатель бань в Казачьем переулке. Состоял не только попечителем Преображенской богадельни, но  и  председателем Комитета Волковской богадельни, попечителем михайловской богадельни на охте, почетным членом совета Виленского и Варшавского приютов. Принимал активное участие в управлении и отстаивании интересов Преображенского кладбиша.

хождение посолонь вокруг гроба обосновывается опытом прошлых поколений: «…яко научила меня дорогая мне мать, что ето предание предков и что хранят етот завет… можно ли чтить отца и  мать и  плевать на бабку и  деда?»

(ИРлИ. Колл. заволоко. № 283. т. 1. л. 77 об.) ИРлИ. Колл. заволоко. № 283, т. 1. л. 56–61. По летоисчислению см. пояснения: Мальцев А. И. Странники-безденжники в первой половине XIX в // христианство и  церковь в  России феодального периода (материалы) /  отв. ред.

Н. Н. Покровский. Новосибирск, 1989. С. 343–344.

ИРлИ. Колл. заволоко. № 285, 294.

Никонов В. Резекне: очерки истории с древнейших времен до апреля года. Рига, 2000. С. 138.

ны, — сетовал Суворов, — силы и значения никакого не имеют, как наш вселенский учитель или Преображенский тимофей Петрович москвин скажет, так и будет»361.

Суворов часто обращался за поддержкой к попечителям, для того чтобы они рассудили и помогли восстановить былое единство, пресечь раздор, «зашить раздраною драхму» и  излечить раны: «Ефим Савелич и  феодор Петрович (москвин.  — Д. Р.), вы меня просили остатся в совете, в составе отцов наших. феодор Петрович, ты дал обет мне ошибки исправить, а ты, Ефим Савелич, во отеческой давал совет поучять купцов жительствовати по-христиански»362.

Наконец, в письмах Суворова в регионы и попечителям в москву и Санкт-Петербург пристальное внимание уделялось тем отступлениям, которые он видел в жизни Преображенского кладбища: «берут деньги от еретиков» и  «деньги за свечи», «кадят бритаго», чай с сахаром в пост пьют363, «пианство в певчих без меры», ходят в баню и торгуют с еретиками, одеваются во французские и немецкие платья, и, наконец, отдельный пункт посвящен лихоиманию  — «проценты берут»364.

В русле заботы о сохранении истинного благочестия лежит и обращенное к Суворову письмо тарутинского, в котором автор недоумевает по поводу слухов, что попечители Преображенского Богаделенного дома в москве отдают «денги в козенный дом и проценты берут». В письме можно проследить, по крайней мере, два противопоставления: «отцов» и попечителей, центра и окраины. центр подвержен бльшим соблазнам, более греховен; на окраине, в  глуши лучше умеют хранить заветы предков и  церковные правила. тарутинский обращается к  адресату  — «отцы честныи», пишет о  том, что святые отцы запрещают лихоимание, наказывают, отлучают за ИРлИ. Колл. заволоко. № 285. л. 1 об.

ИРлИ. Колл. заволоко. № 283, т. 1. л. 92 об.

Как известно, одна из статей Варковского собора поморцев, проходившего в 1831 г. на территории Прибалтики (Варковской мызы), так и называлась «о сахаре скотокровном». Согласно разъяснению «в нынешнее последнее время», «не более тридцати лет назад тому», сахар стали делать с кровью и костями, поэтому сахар и попадает под запрещение (ИРлИ. Колл. заволоко. № 22. л. 29 об.).

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа него. он напоминает Ефиму Степановичу, что он во время пребывания в москве сам видел, как там даже и отцы деньги берут за молитвы, панихиды и  отдают в  казну кладбища, что, по его мнению, также подлежит наказанию. Просит Ефима Степановича послать письмо в москву, чтобы повлиять на ситуацию. На основании выписок из Священного писания, Кормчей, Иоанна златоуста, Стоглава, альфы и омеги, зонара и других текстов житель латгалии хочет показать, что лихоимание, взимание процента запрещалось и наказывалось епитимьями, отлучением от церкви и призывает пресечь «процентную добычу» «ко очищению Святые обители»365.

Интересно проследить характер цитирования и точность приводимых автором письма цитат, очертить источники, которые им используются. Выписки начинаются с толкования Евангелия от луки в Учительном Евангелии. Этот фрагмент нов по сравнению с письмом Гнусина. При цитировании основной акцент сделан на суровых запрещениях и  наказаниях, лихоимание сравнивается с  разбойством, кровопролитием и убийством. Сами евангельские слова, в  которых говорится о  необходимости любить врагов, поступать с людьми так же, как хотел бы, чтобы поступали с тобой, ожидать бльшую мзду в духовном смысле в жизни вечной и ничего не ожидать от того, кому даешь в долг в жизни земной, не приводятся.

Более семи раз автор выписок обращается к  Кормчей  — сборнику церковных правил, постановлений и определений Вселенских и  Поместных Соборов. Бльшая часть указанных запрещений касается священников. По правилу 44 Святых апостолов священник, взявший лихву с должника, должен быть «извержен»366. то же определение было подтверждено и в  17-м правиле Никейского собора, в 4-м правиле лаодикийского собора367. По правилу 6-му Григория Нисского лихоимство — служение идолу, идет от похоти и ярости и  мешает любви к  ближнему368. относительно же мирских людей, к которым можно отнести и попечителей, сказано лишь в 5-м праСм. сноска 34.

Кормчая. СПб., 2004. С. 157.

виле Поместного Карфагенского собора. Если и  мирской человек возьмет лихву, то будет иметь порок и подвергнется осуждению369.

отсылка к Стоглавому собору, решения которого были приняты «при великом государе царе и  великом князе Иване Васильевиче» в  1551  г., подчеркивает уважительное отношение к  дониконовской Руси. В главе 76 содержался ответ на вопрос царя: «Угодно ли Богу раздача церковных и  монастырских денег в  рост?». В  ней говорилось, что «…Божественныя писания и  священная правила, не токмо Епископом и пресвитером и диаконом и всем Православным, но и всему священническому и иноческому чину возбраняют, но и простым не повелевают резоимство и лихву истязати…»370. запрещение это в большей степени касалось церковного имущества, но именно монастырское имущество и можно сравнить с собственностью общины. В  выписке пропущено «монастырям»: вместо «всем монастырям» оставлено «всем денги давать… своим крестьянам без росту и хлеб без насыпу». Некоторыми историками эта статья Стоглавого собора трактовалась как умеренная и осторожная, поскольку запрещалось давать деньги крестьянам, но  не боярам, знати, дворянам371.

Не обойден вниманием в выписках тарутинского и сборник помещенных в  алфавитном порядке проповедей об истинно христианской жизни  — альфа и  омега. По мнению исследователей, этот сборник («Начаток и конец») был составлен приблизительно в первой половине XVII в. и пользовался особым уважением среди старообрядцев372. третья часть 41-й главы так и называется: «о лихве и ласкании»373. В выписках тарутинского даются отсылки к тексту, сам же он не приводится. лихоимание называется самым большим злом, идолослужением, упоминается, что особенно эта «погибель»

распространится в «последние времена».

Стоглав. СПб., 1997. С. 205.

Скрынников Р. Г. Крест и  корона. церковь и  государство на Руси IX– XVII вв. СПб., 2000. С. 228.

Вознесенский А. В. Старообрядческие издания XVIII — начала XIX века.

Введение в изучение. СПб., 1996. С. 82–83.

альфа и омега. л. 119–120.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа Пожалуй, ключевое место в  приводимых подтверждениях на запрет взимания процента принадлежит выпискам из  св.  Иоанна златоуста. Святитель писал, что лихоимство — корень многих зол, а  лихоимец, в  сущности, еще хуже вора и  разбойника, поскольку действует более тиранически. честный заработок земледельца, скотовода, ремесленника, рачительного домохозяина не сравним с  заработком ростовщика. особое значение автор выписок придает тем запретам, которые накладывает Иоанн златоуст на общение с лихоимцами. Не раз в тексте повторяется, что с тем, кто взимает проценты, не следует разделять совместную трапезу. Кроме того, не следует принимать милостыню от лихоимцев, поскольку взявшего чужое не спасут и  бесчисленные дары374. тем самым, опираясь на авторитет св. Иоанна златоуста, автор настоящих выписок дает понять, что даже милостыня не может помочь лихоимцу, даже добрые дела не могут оправдать лихоимство.

Решительность документа, обилие обличений и  запрещений вновь показывает, что в рамках старообрядчества вопросы о принципиальной порочности устоявшихся правил торговли и  банковского дела не переставали ставиться и в  конце XIX  в. Вряд ли эта проблема была основным источником конфликтов, но, безусловно, частые обращения к  ней не могли не создавать определенного напряжения в сфере операций с кредитованием.

Как позволяют судить письма Суворова, он, так же, как и тарутинский, отрицательно относился к взиманию процентов, хотя для духовного наставника это был лишь один из вопросов, по которым он критиковал действия попечителей и  настоятелей Преображенского кладбища.

Примечательно, что в случаях, когда речь идет о лихве, Суворов пользовался теми же источниками, что и тарутинский375. В письме, адресованном в оренбург, Ефим Степанович сетует, что «вскочиша в  церковь лихоимцы, берущия проценты», ссылается при этом на Евангелие Учительное и  альфу и  омегу376. Встречаются у  СувороСм. к  примеру: Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от матфея. м., 1664. ч. 2. л. 72 об.

Возможно, общий источник — «отеческие завещания».

ИРлИ. Колл. заволоко. № 283. т. 2. л. 29–29 об.

ва и отдельные выписки, посвященные запрещению взимания процентов. часть письма, озаглавленная «о лихве и резоимании», в основном совпадает с выписками тарутинского377 и отсылает читателя к  Стоглаву. Кроме него, запрещение взимания процента обосновывается ссылками и  прямыми цитатами из  Номоканона, Иоанна Постника, альфы и омеги, Бесед Иоанна златоуста. мирянам (простолюдинам), как и священникам, не разрешается не только «резоимство и лихву истезати», но и есть за одним столом с лихоимцем, принимать милостыню от тех, кто разбогател ростовщичеством.

Близкое сходство выписок тарутинского и Суворова позволяет говорить о  едином представлении о  взимании процентов в  федосеевском согласии, а также предположить, что в обоих письмах были использованы выписки С. С. Гнусина от 1808 г., обосновывающие запрещение процента.

Правила поповцев относительно размещения капиталов целесообразно параллельно рассмотреть отношение к проценту в более умеренном направлении старообрядчества — у поповцев Белокриницкой иерархии. У них в отличие от беспоповцев практика отдачи свободных средств в рост была узаконена во внутренних документах.

так, в  установлениях Рогожской общины мы встречаем разрешение о  помещении капиталов под проценты378. Подразумевается, что сам по себе рост может быть оправдан, если это делалось ради благой цели укрепления общины, улучшения ее экономического положения. В  характерном общественном приговоре 1882  г. попечителям Рогожского Богаделенного дома московским 1-й гильдии купцам Дмитрию осиповичу милованову и  Петру Кирилловичу мельникову разрешается свободные капиталы помещать в банк под проценты: «Поступаемую вкладу от доброхотных дателей, сумму, вещи и прочия продовольствия имеете Вы записывать в учрежденИРлИ. Колл. заволоко. № 309. т. 2. л. 100об.–101.

Подробнее см. параграф «Внутренняя жизнь Рогожской общины. Попечители» в книге: Юхименко Е. М. Старообрядческий центр за Рогожской заставою. м., 2005. С. 63–71.

Глава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа ныя нами приходно-расходные книги, а  также обязаны вы внести всю сумму прихода и  хранить оны за общим вашим присмотром при Конторе Кладбища, а излишнюю сумму имеете положить в один из банков для приращения процентов»379. Главное, на что обращается внимание, — это четкость и точность в фиксировании всех операций, ответственность за каждое важное решение. Для составителей документа очевидна простая заповедь предпринимателя  — деньги должны работать.

Интересно проследить изменения в  тексте общественного приговора для попечителей в части, касающейся помещения капиталов в банк. Уже в приговоре от 24 февраля 1885 года для московских купцов 1-й гильдии Василия михайловича михайлова и  федора михайловича мусорина вопрос о размещении капиталов выделен в отдельный пункт № 5: «Капитал Богаделеннаго дома, заключающийся в процентных бумагах, должен быть на хранении в Государственном Банке. Наличные же суммы помещаются на срочный вклад в один из Банков с согласия гг. Выборных и условный текущий счет от имени  гг. Попечителей Рогожского Богаделеннаго дома»380. Впоследствии в этот пункт вносились дальнейшие уточнения, касающиеся работы с  купонами, ценными бумагами, талонами; пункт заметно расширялся, детализировался; предписывалось хранить капитал не в Государственном банке, а в московском купеческом банке381.

Институт попечительства играл особую роль в  старообрядческих общинах. Попечители не только имели полномочия для решения внутренних хозяйственных вопросов, но  и  фактически представляли интересы общин в  любом общении с  внешним миром.

только они могли заведовать движимым и  недвижимым имуществом, взаимодействовать с  учреждениями и  частными лицами, возбуждать ходатайства перед властями. Известна процедура избрания попечителей Рогожской общины после 1869 г. Согласно новому порядку избрания в  голосовании и  выдвижении могли принимать участие только прихожане, постоянно проживающие и имеющие недвижимую собственность в москве. Из своей среды они избирали там же. К. 9. Ед. 1. л. 36 об. (приговор 1894 г.).

30 выборных, а уже выборные голосовали за двух попечителей, «известных пожертвованиями своими»382. Новая процедура избрания попечителей дала возможность сформировать работающий и динамичный институт, который позволил общине развиваться. Новые правила исключали длительное пребывание на посту попечителя, участие в  выборах крестьян из  московской губернии. тем самым упреждалась возможность возникновения конфликта наподобие происшедшего в 1869 г., когда на кладбище оставался единственный попечитель Егор Евсеевич Бочин, который был избран в 1854 г.383 он опирался в основном на крестьян Гуслицкой волости, села Коломенского и других мест московской губернии384.

таким образом, уставы и  общественные договоры московских общин поповцев второй половины XIX  в. свидетельствуют о  том, что помещение денег общины в банк, получение процентов от разного рода ценных бумаг было внесено в  официальные документы и легализовано.

Разобранные источники — письмо С. С. Гнусина, варианты устава Преображенской общины федосеевцев, более поздние выписки а. С. тарутинского заставляют всерьез задуматься о той внутренней работе, которая постоянно шла в  старообрядчестве. Наряду с  неминуемыми послаблениями в  нормативных установках купечества сохранялся христианский дух запрещения процента и  осуждения торговли. Сохранение этого духа усиливало ответственность за вынужденные отступления от канона, что приводило к росту благотворительности и  меценатства385. Как показывают дискуссии по этому там же. К. 2. Ед. 6. л. 26. Примерно такой же порядок был установлен в 1894 г. на Громовском кладбище в Санкт-Петербурге: избиралось сорок выборных, а из них трое попечителей на пятилетний срок (см.: там же. л. 56–57 об.).

Безусловно, разногласия в общине имели прежде всего духовную основу.

Достаточно вспомнить, что в 1862 г. выходит «окружное послание», составленное И. Г. Кабановым. многое говорит о том, что борьба окружников и неокружников продолжалась и в 1869 г.

В прошении Ивана Ивановича Бутикова, федора яковлевича Свешникова и Ивана Ивановича шибаева к министру внутренних дел они были названы «крестьянами-фанатиками» (РГБ. ф. 246. К. 2. Ед. 5. л. 18 об.–19.) характерны приводимые И. В. Сагнаком слова алексея леонтьевича Кекина, завещавшего все свое огромное состояние на обустройство г. Ростова ВеГлава II. хозяйСтВЕННая ЭтИКа СтаРооБРяДчЕСтВа вопросу и  отрывочные сведения, связанные с  практикой, единой точки зрения относительно хозяйственной этики старообрядчества не сформировалось. Более лояльно к размещению капиталов на банковских депозитах относились в  Рогожской общине поповцев, что было отражено в наказах для попечителей. Идеалом для федосеевцев оставалась система беспроцентных и даже безвозвратных кредитов.

однако постоянное возвращение к обсуждению данного вопроса, по которому уже существовало вошедшее в книгу «отеческие завещания» авторитетное мнение Гнусина, высказанное в 1808 г., показывает, что и у федосеевцев христианские идеалы не всегда согласовывались с практикой. Полярность позиций по проблемам хозяйственной этики внутри общины часто приводила к спорам, которые являлись источниками временных конфликтов. По разные стороны оказывались начетчики и попечители, священники и купцы, представители центра и  окраины. обсуждение степени допустимого компромисса с внешним миром, борьба за чистоту традиции, против «обмирщения» не прекращались. Полярные точки зрения на возможность компромисса усиливали напряжение физических, интеллектуальных и духовных сил староверов, которые зачастую парадоксальным образом направлялись именно на экономическую сферу.

сОбственнОсть в вОсПРиятии стаРОвеРОв-стРанникОв:

Принципиальные споры внутри староверия в  первую очередь затрагивали вопрос о степени компромисса с внешним миром. частичное или полное религиозное неприятие мира как чуждого идеалам спасения затрагивало такие сферы, как политика («моление за царя», светская власть как царство антихриста), брак и девство, наука (внешняя премудрость), искусство (отказ от театра, светской ликого, и прежде всего на создание гимназии: «…Века жили Кекины в Ростове и ничего особенного не сделали для города добра, а много зла — своими 12% годовых, дисконтами, раззорили многих.» (См.: Сагнак И. В. алексей леонтьевич Кекин: род и  личность //  На земле преподобного Сергия. Краеведческий сборник. Ростов Великий, 2004. С. 71–78).

СоБСтВЕННоСть В ВоСПРИятИИ СтаРоВЕРоВ-СтРаННИКоВ музыки). Немаловажным вопросом всегда являлось и противостояние религии спасения и принципов рационального хозяйства, или экономики. Этот разрыв связи религии и экономической сферы усилился с разрастанием и усложнением системы, которую принято называть капитализмом. По мысли Вебера, эта связь «становилась все более невозможной, чем рациональнее и тем самым безличнее становился мир капиталистического хозяйства»386. К богатству, к деньгам, к собственности у глубоко религиозных людей всегда сохранялось глубокое недоверие или, точнее говоря, они опасались, что эта сфера может захватить душу человека (сребролюбие и любостяжание), увести от Бога. Эти опасения только усиливались представлениями об антихристовой природе экономики в последние времена. однако парадокс состоял в том, что нестяжание и трудолюбие способствовали накоплению, а компромиссный подход позволял использовать экономический ресурс для поддержания стабильности и защиты от внешнего мира.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |


Похожие работы:

«Научно исследовательский институт государства и права имени Г. Сапаргалиева В. А. Малиновский ЛИДЕР: президентская власть в Казахстане на рубеже эпох В. А. Малиновский ЛИДЕР: президентская власть в Казахстане на рубеже эпох Монография Астана • Издательство Норма К • 2012 Научно исследовательский институт государства и права имени Г. Сапаргалиева Ответственные редакторы: М. Б. Касымбеков — доктор политических наук, профессор; И. И. Рогов — Заслуженный деятель Республики Казахстан, доктор юриди...»

«С.Г. Суханов Л.В. Карманова МОРфО-фИзИОЛОГИчЕСКИЕ ОСОБЕннОСтИ энДОКРИннОй СИСтЕМы У жИтЕЛЕй АРКтИчЕСКИх РЕГИОнОВ ЕВРОпЕйСКОГО СЕВЕРА РОССИИ С.Г. Суханов Л.В. Карманова Морфо-физиологические особенности эндокринной системы у жителей арктических регионов Европейского Севера России Архангельск 2014 УДК ББК Суханов С.Г., Карманова Л.В. Морфо-физиологические особенности эндокринной системы у жителей арктических регионов Европейского Севера России.– Архангельск: Изд-во Северного (Арктического)...»

«Анатолий Афанасьевич ЛЕВАКОВ СТОХАСТИЧЕСКИЕ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫЕ УРАВНЕНИЯ Минск БГУ 2009 УДК 519.2 Леваков, А. А. Стохастические дифференциальные уравнения/ А. А. Леваков. Минск: БГУ, 2009. 231 с. ISBN 978-985-518-250-5. В монографии изложена теория стохастических дифференциальных уравнений, являющаяся одним из основных средств исследования случайных процессов. Рассмотрены три раздела теории стохастических дифференциальных уравнений: теоремы существования, теория устойчивости и методы...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ) Тихомирова Н.В., Леонтьева Л.С., Минашкин В.Г., Ильин А.Б., Шпилев Д.А. ИННОВАЦИИ. БИЗНЕС. ОБРАЗОВАНИЕ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ Монография Москва, 2011 УДК 65.014 ББК 65.290-2 И 665 Тихомирова Н.В., Леонтьева Л.С., Минашкин В.Г., Ильин А.Б., Шпилев Д.А. ИННОВАЦИИ. БИЗНЕС. ОБРАЗОВАНИЕ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ / Н.В. Тихомирова, Л.С. Леонтьева, В.Г. Минашкин, А.Б. Ильин,...»

«Curatio Sine Distantia! А.В. Владзимирский КЛИНИЧЕСКОЕ ТЕЛЕКОНСУЛЬТИРОВАНИЕ Руководство для врачей ДОНЕЦК – 2005 ББК 53.49+76.32 УДК 61671-001.5+61:621.397.13+61:621.398+61:681.3 ISBN 966-7968-45-6 Рецензенты: M.Nerlich, профессор, MD, PhD, президент Международного общества телемедицины и электронного здравоохранения (ISfTeH) Международный Центр телемедицины Регенсбурга, Университетская клиника, Регенсбург, Германия Ю.Е.Лях, д.мед.н., профессор, зав.каф. медицинской информатики, биофизики с...»

«Памяти ученого ГЕОГРАФ И ГЕОГРАФИЯ: Марк Михайлович Голубчик Саранск Издательство Мордовского университета 2004 УДК 929:712(470.345) ББК Д82 Г35 Рецензенты: доктор социологических наук Л. И. Савинов; кандидат географических наук В. Н. Сафонов Составители: профессор А. М. Носонов, профессор А. А. Ямашкин Географ и география: Марк Михайлович Голубчик / Составители Г35 А. М. Носонов, А. А. Ямашкин. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2004. – 132 с. Книга посвящена памяти доктора географических наук...»

«Хадарцев А.А., Субботина Т.И., Иванов Д.В., Гонтарев С.Н. МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КЛЕТОЧНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Тула – Белгород, 2013 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТУЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Федеральное государственное автономное образовательное Учреждение высшего профессионального образования БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ...»

«Министерство образования и науки Украины Севастопольский национальный технический университет МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ к проведению семинарского занятия История политической мысли по дисциплине Политология для студентов всех специальностей и форм обучения Севастополь 2005 Create PDF files without this message by purchasing novaPDF printer (http://www.novapdf.com) 2 УДК 321.01 Методические указания к проведению семинарского занятия История политической мысли по дисциплине Политология для студентов...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.АКМУЛЛЫ И.В. ГОЛУБЧЕНКО ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РЕГИОНАЛЬНОЙ СЕТИ РАССЕЛЕНИЯ УФА 2009 УДК 913 ББК 65.046.2 Г 62 Печатается по решению функционально-научного совета Башкирского государственного педагогического университета им.М.Акмуллы Голубченко И.В. Географический анализ региональной сети расселения:...»

«М. А. Шишкина Паблик рилейшнз в системе социального управления Паллада-медиа СЗРЦ РУСИЧ Санкт-Петербург 2002 1 УДК 301 ББК 60.56 Ш65 Рецензенты: д-р ист. наук, проф., А.Ю.Борисов (Моск. гос. ин-т международ, отношений), д-р социол. наук, проф. А.С.Пую (С.-Петерб. гос. ун-т) Научный редактор д-р социол. наук, проф. Д.П.Гавра Шишкина М. А. Ш 65 Паблик рилейшнз в системе социального управления – СПб.: Изд-ва Паллада-медиа и СЗРЦ РУСИЧ - 2002 – 444 с. – ISBN 5-93370Книга посвящена комплексному...»

«Адаптация сложных Л. А. РАСТРИГИН систем Методы и приложения РИГА ЗИНАТНЕ 1981 6S0.1 32.81 Р245 УДК 62-506 Р а с т р и г и н Л. А. Адаптация сложных систем. — Рига: Зинатне, 1981. — 375 с. Монография посвящена одному из бурно развивающихся направлений современной кибернетики — методам адаптации сложных объектов. В качестве алгоритмов адаптации описываются различные модификации случайного поиска как наиболее эффективного средства управления сложными объектами. Впервые рассматриваются алгоритмы...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИЙ И УПРАВЛЕНИЯ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ, БИЗНЕСА И ТЕХНОЛОГИЙ СРЕДНЕРУССКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ АКАДЕМИИ НАУК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ В.К. Крутиков, М.В. Якунина РЕГИОНАЛЬНЫЙ РЫНОК МЯСА: КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ ПРЕДПРИЯТИЙ И ПРОДУКЦИИ Ноосфера Москва 2011 УДК 637.5 ББК 36.92 К84 Рецензенты: И.С. Санду, доктор экономических наук, профессор А.В. Ткач, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Издается...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А.И. ГЕРЦЕНА ФАКУЛЬТЕТ ГЕОГРАФИИ НОЦ ЭКОЛОГИЯ И РАЦИОНАЛЬНОЕ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНСТИТУТ ОЗЕРОВЕДЕНИЯ РАН ИНСТИТУТ ВОДНЫХ ПРОБЛЕМ СЕВЕРА КАРНЦ РАН География: традиции и инновации в наук е и образовании Коллективная монография по материалам Международной научно-практической конференции LXVII Герценовские чтения 17-20 апреля 2014 года, посвященной 110-летию со дня рождения Александра Михайловича...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ (МЭСИ) КАФЕДРА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТАТИСТИКИ Карманов М.В., Смелов П.А., Егорова Е.А., Золотарева О.А., Кучмаева О.В. и др. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКОСТАТИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА СОЦИАЛЬНОДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ Коллективная монография Москва, 2010 1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ...»

«Научно-учебная лаборатория исследований в области бизнес-коммуникаций И.М. Дзялошинский МЕДИАПРОСТРАНСТВО РОССИИ: КОММУНИКАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ Монография Москва 2013 УДК 659.4 ББК 76 Д 43 Работа выполнена в рамках реализации ФЦП Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009–2013 годы Рецензенты: доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью факультета журналистики Московского государственного университета...»

«ЦОРИЕВА Е.С. ПРЕСТУПНОСТЬ ВЫНУЖДЕННЫХ МИГРАНТОВ (по материалам Республики Северная Осетия-Алания) П о д р е д а к ц и е й д о к т о р а ю р и д и ч е с к и х наук, п р о ф е с с о р а, З а с л у ж е н н о г о ю р и с т а Р р с с и и ЗлААова В.Е. Владикавказ - 2004 ББК Под редакцией заведующего кафедрой криминологии, психологии и уголовно-исполнительного права МГЮА, Заслуженного юриста России, доктора юридических наук, профессора Эминова В.Е. Рецензенты: Цалиев A.M., доктор юридических наук,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ ПО НАПРАВЛЕНИЯМ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена Кафедра геологии и геоэкологии ГЕОЛОГИЯ, ГЕОЭКОЛОГИЯ, ЭВОЛЮЦИОННАЯ ГЕОГРАФИЯ Коллективная монография XII Санкт-Петербург Издательство РГПУ им. А. И. Герцена 2014 ББК 26.0,021 Печатается по рекомендации кафедры геологии и геоэкологии и решению Г 36 редакционно-издательского совета РГПУ им. А. И....»

«Министерство науки и образования Российской Федерации ФГБОУ ВПО Магнитогорский государственный университет ИНДЕКС УСТОЙЧИВЫХ СЛОВЕСНЫХ КОМПЛЕКСОВ ПАМЯТНИКОВ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ X–XI вв. Магнитогорск 2012 1 УДК 811.16 ББК Ш141.6+Ш141.1 И60 И60 Индекс устойчивых словесных комплексов памятников восточнославянского происхождения X–XI вв. / Науч.-исследоват. словарная лаб. ; сост. : О.С. Климова, А.Н. Михин, Л.Н. Мишина, А.А. Осипова, Д.А. Ходиченкова, С.Г. Шулежкова ; гл. ред. С.Г....»

«Е.И. ГЛИНКИН ТЕХНИКА ТВОРЧЕСТВА Ф Что? МО F (Ф, R, T, ) (Ф, R, T) МС ИО Ф ТО T R T Когда? ТС Где? R Тамбов • Издательство ГОУ ВПО ТГТУ • 2010 УДК 37 ББК Ч42 Г542 Рецензенты: Доктор технических наук, профессор ГОУ ВПО ТГТУ С.И. Дворецкий Доктор филологических наук, профессор ГОУ ВПО ТГУ им. Г.Р. Державина А.И. Иванов Глинкин, Е.И. Г542 Техника творчества : монография / Е.И. Глинкин. – Тамбов : Изд-во ГОУ ВПО ТГТУ, 2010. – 168 с. – 260 экз. ISBN 978-5-8265-0916- Проведен информационный анализ...»

«Д. Н. ИСАЕВ ПСИХОПАТОЛОГИЯ ДЕТСКОГО ВОЗРАСТА Учебник для вузов Рекомендовано угебно-методигеским объединением по специальностям педагогигеского образования в кагестве угебника для студентов высших угебных заведений, обугающихся по специальностям: 031500 — тифлопедагогика, 031600 — сурдопедагогика, 031700 — олигофренопедагогика, 031800 - логопедия, 031900 — специальная психология, 032000 — специальная дошкольная педагогика и психология Санкт-Петербург СпецЛит 2001 УДК 378 371 376 616.8 И85...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.