WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     || 2 |

«КЛАСТЕРНЫЕ ПОЛИТИКИ И КЛАСТЕРНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ: ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ, ПРАКТИКА Коллективная монография Пенза 2013 УДК 338.45:061.5 ББК 65.290-2 Рецензенты: доктор экономических наук, профессор П.Г. Грабовый, зав. кафедрой ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МИНИСТЕРСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРАВИТЕЛЬСТВО ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

ОАО «ЦЕНТР КЛАСТЕРНОГО РАЗВИТИЯ»

ФГ БОУ ВПО «Пензенский государственный

университет архитектуры и строительства»

КЛАСТЕРНЫЕ ПОЛИТИКИ

И КЛАСТЕРНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ:

ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ, ПРАКТИКА

Коллективная монография Пенза 2013 УДК 338.45:061.5 ББК 65.290-2 Рецензенты: доктор экономических наук, профессор П.Г. Грабовый, зав. кафедрой «Организация строительства и управление недвижимостью»

Московского государственного строительного университета;

доктор экономических наук, профессор Г.М. Загидуллина, директор Института экономики и управления в строительстве Казанского государственного архитектурностроительного университета Кластерные политики и кластерные инициативы: теория, К47 методология, практика: Кол. монография / под. ред. Ю.С.

Артамоновой, Б.Б. Хрусталева – Пенза: ИП Тугушев С.Ю., 2013. – 230 с.

ISBN 978-5-904470-29- В книге изложены результаты многолетних исследований авторами проблемы развития кластеров в России.

Издание осуществляется в рамках III Межрегионального инновационного форума с международным участием "INNOMED-2013".

Наряду с теоретическими разработками представлены методические рекомендации, которые могут быть использованы в практической деятельности предприятий и институтов кластерного развития и в учебном процессе при преподавании экономических дисциплин студентам вузов.

© Коллектив авторов, © ОАО "Центр кластерного развития", ISBN 978-5-904470-29-

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РЕАЛИЗАЦИИ КЛАСТЕРНОЙ

ПОЛИТИКИ

1.1 Экономическая логика формирования, развития и упадка кластеров

1.1.1 Понятие кластера, протокластера и хозяйственной агломерации

1.1.2 Подходы к анализу экстерналий в кластере................. 1.1.3 Институциональные и инновационные преимущества фирмы в кластере

1.1.4 Определение чистого кластерного эффекта................ 1.1.5 Прочие факторы, влияющие на процессы развития кластеров

1.2 Теоретические аспекты формирования интегрированной информационной системы кластера

1.3 Стратегическое развитие сферы жилищно-коммунального хозяйства на основе кластерных систем

2 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РЕАЛИЗАЦИИ

РЕГИОНАЛЬНОЙ КЛАСТЕРНОЙ ПОЛИТИКИ

2.1 Применение программного подхода в управлении территориальными кластерами

2.2 Идентификация и анализ отраслевых кластеров Сибири... 2.3 Обзор методологии проекта по разработке дорожной карты кластерной политики в отношении пензенского кластера универсальных компонентов и систем

3 ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕАЛИЗАЦИИ КЛАСТЕРНОЙ

ПОЛИТИКИ В РЕГИОНАХ РОССИИ

3.1 Направления реализации кластерной политики в Пензенской области

3.2 Особенности формирования комплексной инфраструктуры кластеров в Томской области

3.3 Принципы и этапы формирования регионального машиностроительного кластера

3.4 Кластерный подход к государственному регулированию и повышению конкурентоспособности фармацевтической и медицинской промышленности региона

3.5 Создание в Курганской области кластера «Производство и реализация импортозамещающего инструмента».............. 3.6 Развитие отраслевых региональных кластеров (на примере жилищно-коммунального комплекса региона)......

ПРЕДИСЛОВИЕ

Придавая большое значение проводимым мероприятиям по повышению эффективности реализации инновационных проектов в сфере медицинских технологий и развития медицинской промышленности и системы здравоохранения, Правительство Пензенской области при поддержке ряда федеральных министерств и институтов развития Российской Федерации провело в городе Пензе 18-19 апреля 2013 года III Межрегиональный форум InnoMed–2013 «Эффективные модели здравоохранение».

В числе основных задач, поставленных перед Форумом, – поиск решений по преодолению организационных и финансовых барьеров при реализации инновационных проектов в области разработки и производства высокотехнологичных медицинских изделий и действенных механизмов внедрения их в практическое здравоохранение.

Одним из важных направлений развития региональных отраслевых комплексов является реализация кластерной политики в регионах.

18 апреля 2013 г. в рамках форума прошел круглый стол «Кластерные политики и кластерные инициативы: региональный опыт».

По инициативе организатора круглого стола ОАО "Центр кластерного развития" Пензенской области подготовлена и издана коллективная монография, обобщающая многолетнее исследование авторами проблем теоретического, методологического и практического опыта формирования и реализации кластерной политики в регионах России.

Коллектив авторов:

П. 1.1. Е.С. Куценко, с. н. с., Институт статистических исследований и экономики знаний Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», г. Москва.



П 1.2 Е.С. Егорова, аспирант, ФГБОУ ВПО "Пензенский государственный университет", г. Пенза.

П. 1.3. Б.Б.Хрусталев, д.э.н., профессор, М.Г. Ганиев, ассистент, ФГБОУ ВПО "Пензенский государственный университет архитектуры и строительства", г. Пенза.

П. 2.1. М.А. Саленко, к.э.н., доцент, НИ Томский политехнический университет, И.Д. Блатт, к.т.н., Центр кластерного развития Томской области, г. Томск.

П. 2.2. Л.С. Марков, к.э.н., заведующий сектором, М.В. Петухова, к.э.н., научный сотрудник, В.М. Маркова, к.э.н., с.н.с., Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, г. Новосибирск.

П. 2.3. Е.И. Борисов, А.В. Демидова, Stas Marketing Group, г. Москва П. 3.1. Ю.С. Артамонова, к.э.н., доцент, Р.У. Салихов, Н.М. Вайкутис, ОАО "Центр кластерного развития", г. Пенза.

П. 3.2. И.Д. Блатт, к.т.н., Центр кластерного развития Томской области, И.Г. Видяев, к.э.н., доцент, М.А. Саленко, к.э.н., доцент, НИ Томский политехнический университет, г. Томск.

П. 3.3. О.А. Мызрова, д.э.н., профессор, Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А., г. Саратов.

П. 3.4. С.А. Погорелова, Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики".

П. 3.5. М.В. Давыдова, к.т.н., доцент, А.М. Михалев, к.т.н., доцент, ФГБОУ ВПО «Курганский государственный университет», г. Курган, Д.А. Маслов, НП «Центр кластерного развития Курганской области», г. Курган.

П. 3.6. В.В. Бондаренко, д.э.н., профессор, В.А. Юдина, к.э.н., Финансовый университет при Правительстве РФ (Пензенский филиал).

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РЕАЛИЗАЦИИ

КЛАСТЕРНОЙ ПОЛИТИКИ

1.1 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЛОГИКА ФОРМИРОВАНИЯ, РАЗВИТИЯ

И УПАДКА КЛАСТЕРОВ

Кластеры и кластерная политика в последнее десятилетие стали важным элементом стратегий и концепция инновационного развития регионов и стран. Подавляющее большинство европейских государств, начиная со второй половины 90-х годов XX века, запустили национальные кластерные программы.

Элементы кластерного подхода представлены в «Концепции долгосрочного социально – экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года», утвержденной 17 ноября 2008 года.

Согласно этому документу предполагается, что переход к инновационной экономике будет осуществлен в 2 этапа. На первом этапе (2008 - годы) планируется расширение тех глобальных конкурентных преимуществ, которыми обладает российская экономика в традиционных сферах (энергетика, транспорт, аграрный сектор, переработка природных ресурсов). Одновременно, должны создаваться условия для формирования ряда высокотехнологичных кластеров в европейской и азиатской частях России. Именно через эти «точки роста» должна быть осуществлена цель второго этапа (2013 - 2020 годы) - рывок в повышении глобальной конкурентоспособности экономики на основе ее перехода на новую технологическую базу (информационные, био - и нанотехнологии).

Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная распоряжением правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 года № 2227-р, также в качестве одной из основных задач ставит развитие инновационных кластеров за счет активизации деятельности по реализации инновационной политики, осуществляемой органами государственной власти субъектов Российской Федерации и муниципальными образованиями.

В 2012 году Министерство экономического развития Российской Федерации запустило первую национальную программу поддержки кластеров, в рамках которой было отобрано 25 пилотных инновационных территориальных кластера, которые планируется комплексно поддерживать в ближайшие пять лет.

Вместе с тем, несмотря на то, что кластеры и кластерная политика уверенно вошли в российский научный и политический лексикон, существуют фундаментальные проблемы, затрудняющие содержательное развитие кластерного подхода к формированию инновационной экономики в регионах России.

Одной из таких проблем является вопрос о причинах формирования, развития и упадка кластеров. Понимание этих причин, их классификация и оценка из значимости позволит повысить эффективность мероприятий государственной кластерной политики. Данная статья призвана пролить свет на указанные вопросы.

Статья состоит из пяти параграфов. Первый параграф посвящен изложению вводного материала о понятии кластера, его ключевых признаках и важных смежных категориях. Во втором параграфе излагаются две наиболее распространенных классификации кластерных эффектов. В третьем параграфе автор предлагает свою классификацию положительных кластерных эффектов. Четвертый параграф посвящен обоснованию отрицательных эффектов в кластере, а также разработке формулы чистого кластерного эффекта. И, наконец, завершающий параграф призван показать место кластерного эффекта, как одного из факторов, влияющих на выбор экономическими агентами места своего расположения.

1.1.1 Понятие кластера, протокластера и хозяйственной Рассмотрение экономической логики развития кластеров логично начать с определения самого феномена кластера. Говоря о кластерах, обычно приводят в пример компании в сфере информационных технологий, располагающихся в Кремниевой Долине (штат Калифорния, США), автомобильные компании в Южной Германии, производителей модельной обуви в Италии, виноделов в Калифорнии, производителей кинофильмов в Голливуде и др.

Существует огромное количество определений кластера. Практически каждый автор, специализирующийся на теме кластеров, дает свое определение этого явления.

Некоторые из них представлены в обзорной работе известного новосибирского исследователя кластеров Л.С. Маркова (Табл. 1.1).

Таблица 1.1 – Определения понятия кластера Porter 1990 The competitive Промышленный кластер – ряд отраслей, связанных advantage of через связи покупатель-поставщик или поставщикnations покупатель, или через общие технологии, общие Продолжение табл. 1. Schmitz 1992 On the Кластер – группа предприятий, принадлежащих Swann 1996 A comparison of Кластеры - группы фирм в пределах одной отрасли, and the dynamics of расположенные в одной географической области.

Prevezer industrial Enright 1996 Regional Региональные кластеры – это промышленные Rosenfeld 1997 Bringing Кластер - концентрация фирм, которые способны business clusters производить синергетический эффект из-за их Porter 1998 On competition Кластер - географически близкая группа связанных Feser 1998 Old and new Экономические кластеры не только связанные и industry clusters связанные и поддерживающие институты, которые Swann 1998 The dynamics of «Кластер» означает большую группу фирм в Elsner 1998 An industrial Кластер – группа фирм, которые функционально policy agenda связаны как вертикально, так и горизонтально.

Steiner 1998 Learning with Кластер – ряд взаимодополняющих фирм (в Продолжение табл. 1. Roelandt 1999 Cluster analysis Кластеры могут быть охарактеризованы как сети and den and cluster- производителей сильно взаимозависимых фирм policy making in связанных друг с другом в добавляющей стоимость Simmie 1999 Innovation in Мы определяем инновационный кластер как and the London большое количество связанных индустриальных Sennett metropolitan и/или сервисных компаний, имеющих высокий Bergman 1999 Industrial and Промышленные кластеры могут быть определены в and Feser regional clusters самом общем виде как группа коммерческих Bergman 1999 Industrial and Региональные кластеры – это промышленные and Feser regional clusters кластеры, которые сконцентрированы Egan 2000 Toronto Кластер – это форма промышленной организации, Crouch 2001 Great Britain: Более общая концепция кластера предполагает and falling through нечто более широкое: тенденция для фирм Farrell the holes in подобного типа бизнеса располагаться близко друг к Van den 2001 Growth clusters Популярный термин – кластер наиболее тесно связан Braun and european cities Большинство определений разделяют понятие OECD 2001 World Региональные кластеры относятся к географически 2002 Regional старых концепций подобно индустриальным районам, Visser and 2002 Clusters and Кластеры определяются как географические Boshma networks as концентрации фирм, вовлеченных в подобную и Andersson 2004 The cluster Кластеризация в общем виде определяется как процесс Источник: Марков Л.С. Экономические кластеры: понятия и характерные черты / Л.С.Марков, В.Е.Селиверстов, В.М. Маркова, Е.С.Гвоздева // Актуальные проблемы социально-экономического развития: взгляд молодых ученых : сб. науч. тр. — Новосибирск : ИЭОПП РАН, 2005. — Разд.1. — С.102–123.

Не в последнюю очередь, расхождения в определениях вызваны различиями в языках: близкие экономические явления определяются несколько по-разному в разных языках, так как эти определения вписаны в уникальные понятийные и смысловые структуры. Вместе с тем, наличие во многих языках понятий, схожих с кластером по смыслу (таблица 1.2), доказывает объективность этого явления.

При этом, различия между определениями, как правило, носят не принципиальный характер, а заключаются в разных акцентах, разном понимании терминов, особенностях перевода. В итоге, сложилась ситуация, когда единого определения кластера нет1; вместе с тем, нет и особенных споров по поводу существующих определений. В этой связи, на наш взгляд, попытка дать собственное определение, обобщающее и уточняющее предыдущие - задача недостаточная и даже бесполезная. Для Хотя, безусловно, наиболее часто употребляемым определением кластера является определения М.

Портера, который понимает под кластером географически сконцентрированную группу взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг фирм в родственных отраслях, а также связанных с их деятельностью организаций (например, университетов, агентств по стандартизации, торговых объединений), конкурирующих, и при этом – ведущих совместную деятельность [Портер М., 2005, Конкуренция. : Пер. с англ. – М.: Издательский дом «Вильямс», с. 263].

Вместе с тем, сам М. Портер в цитируемой монографии дает сразу несколько определений кластера. Так, Д.В. Грушевский насчитал в ней целых пять определений кластера [Грушевский Д.В. Бизнес-кластер Saale-Unstrut, Жак Аталли и постсоветская ментальность // Стратегия и тактика управления предприятием в переходной экономике: межвузовский сб. научн. трудов / Под ред. Г.С. Мерзликиной /ВолГТУ. - Волгоград, 2006. Вып. 13].

того чтобы новое определение прижилось (в ряду сотен других, чуть отличных), необходимо предложить целостную систему понятий, реалистично описывающих действительность, в которую (систему) логично вписывалось бы понятие кластера, а также другие смежные с ним понятия. В результате этого, понятие кластер должно приобрести большую внятность и практическую применимость.

Хорошее определение отражает наиболее существенные, отличительные признаки явления. Поэтому мы сначала подробно опишем ключевые признаки кластера, которые, затем, позволят нам сформулировать его корректное определение. При этом те признаки, которые мы считаем ключевыми, являются таковыми по мнению абсолютного большинства ученых2.

Все признаки полноценного кластера можно разделить на общие (характерные не только для кластера, но и для других родственных ему объектов) и особенные (присущие именно кластеру).

Общим признаком кластера является географическая концентрация организаций в определенной сфере деятельности3.

Географическая концентрация. В кластер включаются лишь те организации, которые располагаются в непосредственной близости друг от друга. Так, фирмы, специализирующиеся в сфере информационных технологий, располагаются в Кремниевой Долине (Калифорния, США), в Бангалоре (Индия), в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и пр.

Несмотря на активно развивающиеся связи, основанные на использовании различных форм коммуникации, упомянутые фирмы объективно образуют кластеры лишь с организациями по месту своего расположения.

В профильной литературе, посвященной вопросам кластеризации, утверждается, что составляющие кластер организации должны находиться в пределах одного часа перемещения друг от друга. Хотя данная цифра носит достаточно условный характер4, общий смысл очевиден:

географическая концентрация ведет к появлению ряда положительных эффектов, сила действия которых убывает с увеличением расстояния между организациями.

Географическая концентрация как признак кластера позволяет исключить ряд близкий явлений, которые имеют сходство с кластерами Автору не известны работы, в которых в явном виде опровергались бы какие-либо из нижеперечисленных признаков кластера. Конечно, существуют работы, в которых данные признаки представлены не в полном объеме или представлены какие-то дополнительные признаки. Однако представленный нами набор ближе всего к тому, чтобы его можно было назвать классическим.

Понятие «кластер», в принципе, (будь то кластер звезд, кластер атомов или молекул, кластер языков или диалектов, кластер компьютеров и пр.) предполагает, что образующие его элементы демонстрируют неравномерное распределение в пространстве, причем в кластере отчетливо наблюдается их концентрация.

Так, по автомагистрали вне города можно проехать за час гораздо дальше, чем по городским пробкам, не говоря уже об авиа и железнодорожном сообщении.

предприятий, но ими не являются. Прежде всего, речь идет о сетях фирм5.

Концепция сети не делает акцент на необходимости географической концентрации хозяйствующих субъектов (хотя в большинстве случаев, эта предпосылка является имплицитной). Соответственно, в тех случаях, когда сеть не имеет географической определенности, она не является кластером, когда же такая определенность просматривается, то можно предполагать наличие кластера6.

Общая сфера деятельности. Принадлежность к одному кластеру предполагает близость входящих в него предприятий по виду деятельности7. В противном случае понятие кластера полностью бы покрывалось понятием высокоурбанизированной территории (город, агломерация, субурбанизированная территория и пр.). Кластер вместо этого всегда тематически определен: составляющие его элементы объединены единой сферой деятельности (кластер информационный технологий, кластер биотехнологий, автомобильный кластер и пр.).

Понятие сферы деятельности, при этом, не тождественно виду деятельности, а включает совокупность близких видов деятельности8. Как правило, речь идет об организациях в рамках единой цепочки создания ценности, использующих общую технологию, имеющих общих покупателей или поставщиков.

Очевидно, что в рамках высокоурбанизированной территории может быть выделено несколько кластеров. Тогда как возможны кластеры и вне таких территорий (например, кластер заготовки и переработки древесины, Под сетью понимается способ регулирования взаимозависимости между фирмами, который, с одной стороны отличен от внутрифирменного (иерархического) регулирования, с другой – от рыночной координации. [Румянцева М., Третьяк О.А. Сетевые формы межфирменной кооперации: подходы к объяснению феномена // "Российский журнал менеджмента" Том 1 №2 2003 стр. 25-50, http://ecsocman.edu.ru/db/msg/150429.html].

Н.Ф. Апарина предлагает следующее определение сети: «межфирменная сеть как совокупность устойчивых, многосторонних, регулярно воспроизводящихся формальных и неформальных взаимосвязей между фирмами, основанных на совместном использовании специфических ресурсов» [Апарина Н.Ф.

http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/293990.html].

На практике, чаще всего, сетевые взаимодействия, предполагающие высокую связанность фирм друг с другом, распространяются на фирмы, находящиеся в непосредственной близости друг к другу. Наиболее характерным примером могут служить производители обуви в «Третьей Италии» (Северо – восточные области Италии), начиная с 1970 – 1980 гг.

Понятие вид деятельности мы употребляем как синонимичное понятиям вид экономической деятельности и отрасль. Дело в том, что то, что раньше называли отраслями (по общероссийскому классификатору отраслей народного хозяйства), с 2003 года стали называть видами экономической деятельности (в связи с введением нового классификатора – общероссийский классификатор видов экономической деятельности, - гармонизированного с классификатором NACE rev. 1, действующем в то время в ЕС). Конечно, ОКОНХ и ОКВЭД сильно отличаются от друга: большинство отраслей не покрываются видами экономической деятельности и наоборот. Поскольку мы работаем с ОКВЭД, поэтому под понятием отрасль, мы будем понимать вид экономической деятельности (вид деятельности).

Например, сфера информационных технологий включает в себя (в широком смысле) как производство компьютеров и комплектующих для них, так и производство программного обеспечения. Последнее включает в себя широкую область, включающую производство операционных систем, офисных программ, антивирусов, браузеров, бухгалтерских программ и программ класса ERP, компьютерных игр и пр.

а также, возможно, кластеры в нефтегазовой, химической или металлургической промышленности).

Наличие только лишь общих признаков не позволяет обосновано утверждать, что рассматриваемое образование является кластером, так как последний, в дополнение, характеризуется наличием особенных признаков. Особенными признаками кластера являются: наличие «критической массы» участников; высокий уровень связанности участников кластера; инновационная активность участников кластера.

I. Наличие «критической массы» участников кластера Любая совокупность географически сконцентрированных организаций, объединенных общей сферой деятельности, не может автоматически считаться кластером. Дело в том, что концентрация понятие относительное. Проиллюстрируем это абстрактным примером:

Если в 5 из 10 регионов (регионы А) присутствует по три субъекта вида деятельности (отрасли) Х, а в остальных (регионы Б) таких субъектов по четыре, то формально в регионах Б наблюдается концентрация. Значит ли, что в регионах Б существуют кластеры в отрасли X?

Концентрация напрямую зависит от уровня неравномерности распределения хозяйствующих субъектов в пространстве. Чем выше уровень неравномерности распределения хозяйствующих субъектов по регионам, тем выше их концентрация в некоторых регионах.

Важно отметить, что уровень неравномерности распределения хозяйствующих субъектов в пространстве во многом зависит от вида деятельности этих субъектов. По критерию неравномерности распределения виды деятельности принято разделять на местные (local) и торгуемые (traded).

Под местной отраслью понимается отрасль, занятость в которой пропорциональна численности населения. Характерной чертой местных отраслей является их ориентация преимущественно на местный спрос.

Примерами таких отраслей являются общие медицинские услуги, бытовые услуги, ЖКХ, неспециализированная розничная торговля, производство и реализация некоторых строительных материалов.

В торгуемых видах деятельности занятость не пропорциональна численности населения и зависит от большого числа факторов, определяющих локализацию предприятий торгуемых отраслей. При этом, такие отрасли, размещаясь гораздо более неравномерно, ориентированы на межрегиональную и международную торговлю. В качестве примеров можно привести самолетостроение, автомобилестроение, производство фильмов, металлургию, межрегиональный и международный туризм и др.

Большинство экспертов и исследователей9 понимают под кластером географическую концентрацию предприятий исключительно в торгуемых видах деятельности10.

Возвращаясь к условному примеру с 10 регионами, заметим, что отрасль X распространена по регионам более или менее равномерно (коэффициент Джини равняется 0,07). Такой уровень неравномерности не позволяет, в принципе, говорить о кластерах из предприятий отрасли X11.

Следствием указанного условия является обязательная экспортная ориентация кластера. Участвуя в межрегиональной или международной торговле, кластеры, как правило, представляют основную специализацию региона в национальном и международном разделении труда.

Второе уточнение, которое необходимо сделать, касается необходимого количества участников в кластере. Четыре фирмы, скорее всего, недостаточно для возникновения значимых положительных эффектов от совместной локализации, привлечения других фирм и дальнейшего развития кластера. Для формирования полноценного кластера необходимо достижение определенной критической массы его участников (количество фирм, количество занятых), обуславливающей переход от количества к качеству (достижение синергетического эффекта).

Накопленный в Европейских странах опыт показывает, что для достижения критической массы, необходимой для создания кластера, требуется, чтобы в его состав сошло не менее 30-50 организаций12.

II. Высокий уровень связанности участников кластера (кооперация) Кластер предполагает, что на определенной территории наблюдается высокая плотность связей между организациями, объединенными одной сферой деятельности, а также с другими субъектами региональной экономики (покупателями, поставщиками, в том числе малыми и средними, научными и образовательными учреждениями). Связанность организаций в кластере можно условно разделить на внутреннюю (связанность между организациями, входящими в кластер) и внешнюю В том числе М. Портер, см.: Porter M. The Economic Performance of Regions // Regional Studies, Vol.37.6&7, August/October 2003, pp. 549-578.

Возможно образование кластера и в местных отраслях, однако такой кластер в своем развитии ограничен местным рынком и не окажет значимого влияния на конкурентоспособность региона и страны.

Так, по методологии М. Портера значение коэффициента Джини по занятости должно быть больше или равно 0,3 [Porter M. The Economic Performance of Regions // Regional Studies, Vol.37.6&7, August/October 2003, pp. 549-578.].

Руководство по формированию кластеров – основные направления формирования и управления кластерными инициативами // Внутриевропейская Связь Кластеров. Перевод МИГСУ РАГС при Президенте РФ, С. При этом среднее число организаций в кластере составляет 70-100 по мнению члена совета директоров TCI network Наталии Корчагиной (см. Корчагина Н.А. Едва я скажу, что знакома с профессором Портером и преподаю в России его курс, - к диалогу со мной готовы люди самого высокого уровня // Вести Астраханского государственного университета, февраль 2011, с. 5.).

(связанностью между организациями в кластере с «внешними»

организациями).

Под внутренней связанностью организаций понимается, наличие тесных связей между субъектами, опосредующих материальные, финансовые и информационные потоки. Под теснотой связи понимается соответствие следующим условиям:

обоюдная значимость связей;

личностный характер связей.

Принцип обоюдной значимости связей не выполняется в следующих условиях. Во-первых, когда связь не является значимой для покупателя.

Например, все фирмы покупают канцелярские товары, но эти расходы, как правило, являются для них не существенными. Второй случай является зеркальным: связь не является значимой для поставщика. Это может быть та же ситуация с фирмой-продавцом канцелярских товаров: у нее много покупателей, не один из которых не является ключевым. Также, очевидно, что много незначимых связей существует у таких отраслей, как электроэнергетика, водоснабжение, телефонная и интернет связь, строительство и так далее. Такие виды деятельности для многих отраслей являются инфраструктурными13 и не включаются в кластеры, образуемые ими. На практике выявить значимо связанные виды деятельности помогает анализ межотраслевого баланса14.

Помимо значимости связи в кластере являются, как правило, персонифицированными, то есть подкрепляются регулярными личными контактами.

Очевидно, что географическая концентрация и общность сферы деятельности (общие признаки кластера) автоматически не означают высокой плотности тесных связей (особенный признак)15.

Под инфраструктурными отраслями (в противоположность специализированным) мы будем понимать отрасли, включенные во многие цепочки создания ценности. Разумеется, понятие инфраструктуры является относительным и имеет смысл только в связке с отраслями - потребителями. Так, поставщики электроэнергии являются инфраструктурой для предприятий торговли. Однако они же являются специализированными поставщиками для предприятий - производителей алюминия.

Методики такого анализа изложены в следующих работах: Stough R., Arena P., Kulkarni R., Riggle J., http://www.cit.org/VRTAC/2001/ClusterStudyPrefacev4.pdf, 1999; Hauknes J. Norwegian Input-Output Clusters and Innovation Patterns // Boosting Innovation: the cluster approach. OECD Proceedings, 1999;

Czamanski S., Ablas L. Identification of Industrial Clusters and Complexes: a Comparison of Methods and Findings // Urban Studies 1979, 16.

Общность сферы деятельности предполагает определенное «отношение» между предприятиями.

Например, предприятие, выращивающее помидоры, относиться к предприятию общественного питания, располагающееся в одном с ним регионе, как поставщик относиться к покупателю. Вместе с тем, такое «отношение» не означает, что между данными предприятиями есть связь. Принципиальное отличие отношения от связи в том, что отношение основано на свойстве транзитивности, в то время как связи личностны и не воспроизводятся автоматически при смене субъектов. Г.П. Щедровицкий приводит такой пример, иллюстрирующий транзитивность отношений: «Петр 1 выше Наполеона. Наполеон выше карлика. Петр 1 выше карлика» [Щедровицкий Г.П. «Путеводитель по методологии Организации, Руководства и Управления. Хрестоматия по работам Г. П. Щедровицкого»: Дело; Москва; 2003, С. 74.]).

Прежде всего, высокий уровень внутренней связанности реализуется через регулярные сделки купли-продажи между участниками кластера.

Внутренняя связанность участников кластера также предполагает мобильность персонала, регулярные информационные обмены, участие в совместных мероприятиях и пр. Специфическим для кластера видом взаимодействия участников являются совместные проекты. Совместный проект – это проект, объединяющий некоторых или всех участников кластера, направленный на развитие кластера16.

Как правило, высокая плотность связей опосредуется так называемыми организациями по сотрудничеству, инициирующими и координирующими взаимодействия: ассоциации и союзы предпринимателей, общественные организации, палаты и пр. По их наличию и развитию можно косвенно судить о плотности связей между участниками кластера. Отдельно необходимо выделить организации развития кластеров, которые формируются участниками кластера в целях координации совместных проектов.

Под внешней связанностью участников кластера понимается уровень влияния организаций, входящих в кластер, на региональную экономику.

Для определения уровня связанности кластера с остальными видами деятельности в регионе традиционно используется анализ межотраслевого баланса. Уровень связанности в этом случае измеряется как отношение затрат, осуществленных предприятиями кластера на покупку товаров (работ, услуг) у организаций, располагающихся в регионе базирования кластера, к объему реализации кластера. Исследователи экономики штата Виржиния (США) предоставили такой пример: химическая промышленность в указанном штате имеет уровень влияния (внешней связанности) 0,3447. Это означает, что каждый доллар, затраченный на покупку продукции химической промышленности штата Вирджиния, ведет к тому, что данная отрасль совершает покупки у предприятий других отраслей в данном штате на сумму 34,47 цента. В то время, как уровень влияния нефтегазовой промышленности Вирджинии составляет всего 0,1254. Это означает, что данная сфера деятельности слабо связана с другими видами деятельности в экономики штата. Доллары, потраченные на покупку продукции нефтегазовой промышленности, утекут из экономики штата17.

Предметом совместных проектов могут являться совместные НИОКР, совместное производство, участие в сбытовых или закупочных альянсах, совместные маркетинговые проекты (в том числе создание брэнда кластера и совместное продвижение на внешние рынки), образовательные проекты, внедрение систем менеджмента качества, применение покупка современного высокотехнологичного оборудования и пр. Подробнее, тема совместных проектов рассмотрена в третьей главе настоящей диссертации.

Stough R., Arena P., Kulkarni R., Riggle J., Trice M. Industrial Cluster Analysis of the Virginia Economy.

http://www.cit.org/VRTAC/2001/ClusterStudyPrefacev4.pdf, 1999, P. В силу высокого уровня влияния на региональную экономику кластеры представляют собой точки роста, воздействие на которые приведет к максимальной отдаче для экономики региона.

Заметим, что высокая плотность связей между организациями не является обязательным следствием наличия «критической массы». Вполне вероятно, что даже при наличии большого числа географически сконцентрированных организаций в общей сфере деятельности связи будут ориентированы, прежде всего, за пределы региона. Примерами могут являться компании, выполняющие субконтрактные работы для транснациональных корпораций на давальческом сырье, либо сборочные подразделения последних.

Также вполне возможна ситуация так называемого вынужденного сожительства. Этим термином называют ситуацию, в которой люди и организации не хотят взаимодействовать друг с другом, несмотря на территориальное и тематическое соседство18.

III. Инновационная активность участников кластера Кластер – это всегда концентрация инновационно активных предприятий. Инновационная активность предполагает деятельную ориентацию фирм на инновационное развитие (под которым, в свою очередь, понимается постоянное совершенствование конкурентных преимуществ за счет разного вида нововведений: технологических, организационных и маркетинговых). Уровень инновационной активности, чаще всего, определяется показателями уровня расходов на НИОКР и количеством выданных патентов (поданных патентных заявок). Также высокий уровень инновационной активности предполагает вовлеченность научного и образовательного сообщества в деятельность фирм-участников кластера19.

На практике возможны (и даже являются частыми) ситуации, когда географически сконцентрированные взаимосвязанные предприятий объединенные общей сферой деятельности и значимые в регионе, тем не менее, не являются инновационно активными20.

На возможность подобного развития событий при спонтанной локализации указывает А. Олейник (подробнее, см.: Олейник А. Модель сетевого капитализма // Институциональная экономика: учебник. // под общей редакцией А. Олейника. – М.:ИНФРА-М, 2005, с. 371).

Вовлеченность научного и образовательного сообщества, как правило, предполагает следующие виды взаимодействия: совместные проекты в сфере НИОКР; спрос на научные разработки со стороны компаний (контракты на научные исследования или опытно-конструкторские разработки);

консультирование; мобильность персонала (выпускники, повышение квалификации, аспирантура, совмещение научной и практической деятельности и пр.); обучение (повышение квалификации) сотрудников практическим навыкам в колледжах [Spielkamp A., Vopel K. Mapping innovative clusters in national innovation systems // Boosting Innovation: the cluster approach. OECD Proceedings. P.94].

Так, множество российских компаний - наследников советских территориально-производственных комплексов, ориентируются на другие конкурентные преимущества (низкая цена, эксплуатирование существующей инфраструктуры, доминирующее положение в регионе или стране и пр.). Такие предприятия, как правило, концентрируют значительную занятость, являются социально значимыми, а также связаны с другими субъектами региональной экономики, в том числе финансовыми организациями, научными и образовательными учреждениями, региональными органами власти.

Итак, полноценный кластер обладает двумя общими и тремя особенными признаками, которые являются независимыми друг от друга.

Визуализация признаков кластера представлена на рис. 1.1.

Источник: рисунок создан автором на основе Menzel M.-P., Fornahl D. Cluster Life Cycles Dimensions and Rationales of Cluster Development. 2007. P. 19. http://www.papers.ssrn.com.

Принимая во внимание вышеуказанные ключевые признаки кластера, можно предложить следующее его определение:

Кластер – это постоянно совершенствующие свои конкурентные преимущества взаимосвязанные организации в торгуемых отраслях, географически сконцентрированные и объединенные общей сферой деятельности.

Наличие всех признаков в кластере подразумевает достаточно широкий состав его участников. Помимо производителей основного конечного продукта, следует выделить поставщиков, посредников, финансовые организации, организации по сотрудничеству, научные и образовательные учреждения.

Перечисленные признаки кластера порождают еще одну его особенность – сильную внутреннюю конкуренцию.

Сильная внутренняя конкуренция выделена в предлагаемой системе понятий не как один из независимых признаков, так как, во многом, она является следствием уже перечисленных условий:

конкуренция подразумевает наличие большое количество компаний - прямых конкурентов;

конкуренция означает, что компании ориентируются на один и тот же рынок и/или используют схожие ресурсы (что, чаще всего, предполагает географическую концентрацию);

для поддержания конкурентного порядка компании должны обладать стремлением к реализации инноваций (по крайней мере, в большей степени, чем желание договориться с конкурентами, либо с органами государственной власти и пр.);

помимо стремления к инновациям их воплощение требует наличия субъекта – поставщика инноваций (научное сообщество);

фирма, участвующая в конкурентной борьбе, должна обладать тесными связями с поставщиками, посредниками, финансовыми организациями, от которых зависят возможности фирмы по совершенствованию своего продукт.

Вследствие указанных факторов (тесно связанных с ключевыми признаками кластера) конкуренция в полноценном кластере носит более острый характер, нежели за его границами. Помимо объективных причин, для этого существуют также и субъективные причины. «Конкуренты, констатирует М. Портер, вовлекают в свою деятельность достаточно активную наследственную вражду; они борются не только за раздел рынка, но и за людей, техническое совершенство и, что, возможно, имеет самое большое значение, за "право похвалиться результатами". Успех одной из национальных конкурирующих компаний доказывает другим, что достижения в данной области возможны, и часто привлекает новых участников в данную отрасль промышленности. Компании часто приписывают успех, достигаемый иностранными конкурентами, существованию для них некоторых «особых» преимуществ. В случае своих внутренних конкурентов для проигравшей компании таких психологических поблажек нет»21.

Сильная внутренняя конкуренция является стимулом к развитию каждой отдельной фирмы. Конкуренция, в свою очередь, стимулирует компании плотнее взаимодействовать с поставщиками и клиентами, искать более эффективные формы взаимодействия с научным сообществом. В дополнение к этому, конкуренция играет роль механизма, посредством которого инновации распространяются быстрее, а успех одной их фирм привлекает в кластер множество потенциальных конкурентов22. Сильная Портер, Майкл, Э.. Конкуренция. Пер. с англ. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2005, стр. Как предполагают авторы, исследовавшие кластер пакетоформирующих машин в Северной Италии, у фирм, входящих в данный кластер, в среднем число соперников (то есть таких конкурентов, которых они отдельно выделяют и за которыми пристально следят) больше, неважно местные это соперники или внешние по отношению к кластеру. Дело в том, что соперничество тесно связано с информацией, распространение которой улучшается в случае совместной локализации конкурентов и связанных с ними фирм. Увеличение числа соперников означает, что фирмы получают больше возможностей изучать своих конкурентов, сравнивать их с собой, и, значит, совершенствоваться [Boari C., Odorici V., Zamarianс M.

Clusters and rivalry: does location really matter? // Scandinavian Journal of management 19(2003) 467- http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=958223, P. 475-476].

внутренняя конкуренция, таким образом, является одной из важнейших движущих сил кластера и во многом определяет высокую конкурентоспособность фирм кластера.

Вместе с тем, определяя в число признаков кластера высокий уровень связанности (кооперации) между участниками и высокий уровень конкуренции, необходимо ответить на вопрос, нет ли здесь противоречия?

Одно из определений М. Портера кластера гласит, что кластер – это «сконцентрированные по географическому признаку группы взаимосвязанных компаний… конкурирующих, но при этом ведущих совместную работу»23. Очевидно, что отношения конкуренции, прежде всего, «по горизонтали» (с предприятиями на одном рынке), а отношения кооперации – «по вертикали» (в соответствии с цепочкой создания стоимости). При этом, как правило, в кластере конкурируют относительно небольшое число компаний (как правило, это компании «готового продукта»), тогда как остальные работают над производством этого готового продукта.

Несмотря на это, вполне логичным выглядит упрек в том, что кластер – это образование, снижающее уровень конкуренции и, тем самым, вредное для развития экономики. Такое представление, однако, представляется ошибочным. Широкий состав участников кластера позволяет пресекать отраслевое лоббирование отдельных групп специальных интересов. Действительно, если конкурирующие компании решат договориться о цене и о разделе рынков, то это напрямую затронет интересы их поставщиков и покупателей (которые также представлены в кластере). Также, если одна из конкурирующих фирм решит «навязать»

государству свои решения (якобы уникальные, не имеющие аналогов и пр.), то фирмы-конкуренты сами проведут «сеанс разоблачения».

Очевидно, что такого рода сговоры целесообразно реализовывать за пределами кластера. Кластер же, наоборот, позволяет ограничить группы специальных интересов и вывести на первый план структурные аспекты кластера и экономики региона, аспекты, от которых зависит конкурентоспособность всех субъектов кластера24.

Таким образом, следует включить сильную внутреннюю конкуренцию как дополнительный признак кластера. Вследствие этого необходимо отличать кластеры, образованные самостоятельными хозяйствующими субъектами, от различного рода аффилированных Портер, Майкл, Э.. Конкуренция. : Пер. с англ. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2005, стр. Конечно, риск действий, ограничивающих конкуренцию со стороны кластера, всегда существует.

Однако в случае полноценного кластера этот риск меньше, чем при его отсутствии. Более вероятно, что нарушители антимонопольного законодательства «прикинуться» участникам «кластера». Вместе с тем, в зарубежной практике не редки ситуации, когда конкурирующие фирмы в кластере, действительно, координируют свое рыночное поведение. Но такая ситуация характерна для экспансии на внешние рынки (и является гласно или негласно санкционированной властями), но не для раздела домашнего рынка.

структур - взаимодополняющих, но не конкурирующих между собой групп предприятий.

Описанные важнейшие признаки кластеров формируются под воздействием различных факторов, что обуславливает неравномерность их развития во времени и пространстве. При этом необходимо отметить, что сочетание всех перечисленных признаков явление достаточно редкое, особенно в развивающихся и транзитивных экономиках. Кластер в этих странах не столько рядовое явление региональной экономики, сколько цель для развития существующих потенциальных кластеров (протокластеров).

Соответственно, необходимо продолжить развитие системы понятий и ввести два дополнительных понятия, описывающих явления, сходные с понятием «кластер», но, вместе с тем, имеющие существенные отличия:

«протокластер» и «хозяйственная агломерация». Для этого рассмотрим возможные логические варианты сочетания особенных признаков кластера (см. рис. 1.2).

Рисунок 1.2 – Варианты сочетания трех особенных признаков кластера Источник: автор Согласно представленному определению, кластер обладает всей полнотой трех особенных признаков (поле номер 7).

Принадлежность к полю 1 означает, что в регионе наблюдается значимая концентрация организаций, объединенных общей сферой деятельности, но, ни связанностью, ни инновационной активностью данные организации не обладают. Речь в данном случае может идти о проблемных моногородах, в которых, зачастую, размещается одно крупное предприятие (кончено, в данном случае, концентрация выражается в числе занятых, а не численностью компаний).

Поле 2 означает присутствие единичных инновационных предприятий в несвойственных (возможно временно) для региона видах деятельности. Говорить об этих предприятиях как о «точках роста» до того, как они не прошли «проверку рынком», преждевременно.

В качестве условного примера предприятий, характеризующихся большой внутренней связанностью (поле 3) при отсутствии значимой концентрации и инновационной активности, можно привести объединенные в ассоциации группы малых и средних предприятий в ремесленной сфере, в сфере бытового обслуживание и др. сферах, в которых на современном этапе развития формирование кластеров маловероятно25.

Поля 4, 5 и 6 характеризуются тем, что объединяют два признака кластера из трех. Группы организаций, подходящих под данные характеристики мы будем называть потенциальными кластерами или протокластерами.

Протокластер (потенциальный кластер) – совокупность организаций, обладающая любыми двумя из трех особенных признаков кластера. Логически протокластеры можно разделить на три типа:

I тип - группа инновационно активных связанных предприятий. Как правило, речь идет о зарождающемся кластере, которой набирает «вес».

Распространенным видом протокластера I типа является «Протокластер малых и средних инновационных предприятий». Примером такого протокластера, является группа малых и средних предприятий в сфере инженерно-технического аудита в городе Москве.

II тип - обладающая необходимой «критической массой» группа инновационно активных организаций. В развитых странах примером такого протокластера часто является «Протокластер крупных инновационно активных компаний». Как правило, такой протокластер возникает в ситуации быстрого роста компаний на новом рынке.

Кооперационные отношения и организации их опосредующие (организации по сотрудничеству) находятся на ранней стадии развития. В развивающихся и транзитивных странах более часто встречается такой вид протокалстера II типа как «Протокластер, сформированный в результате иностранных прямых инвестиций (протокластер FDI)». В качестве примера данного типа предприятий можно привести сборочные производства иностранных автомобильных корпораций, сосредоточенные в Калужской области. Очевидно, что данные предприятия значимы для региональной экономики и технологически продвинуты. Вместе с тем, ориентация на сборку делает целый спектр связей (с компаниямиВ дополнение, стоит заметить, что такие группы предприятий формируются, как правило, в местных отраслях. В силу этого, как уже было сказано, их развитие ограничено местным спросом.

конкурентами в рамках совместных проектов, малыми и средними отечественными предприятиями – поставщиками, национальными образовательными и научными учреждениями, с организациями по сотрудничеству и пр.) недостаточно развитыми или вообще излишними.

III тип - обладающие необходимой критической массой связанные организации. В качестве примера можно привести успешные сырьевые территориально-производственные комплексы, сформированные в советское время по преимуществу в азиатской части России. Зачастую речь идет о предприятиях, которые в момент своего создания были на мировом уровне или даже опережали его, но с течением времени потеряли конкурентные преимущества и не могут или не хотят вступить на путь инновационного развития. Достаточно распространенным видом протокластера III типа является «Обеспечивающий протокластер», существующий, как правило, в отраслях ранних технологических укладов (сырьевые отрасли, металлургия, некоторые виды химической промышленности, текстильная промышленность и пр.), продукция которых далее используется в рамках других видов деятельности. Также отдельно можно выделить распространенный во многих развивающихся и транзитивных странах «Замкнутый (locked-in) протокластер». Такой протокластер оказался заложником когда-то давно выбранной технологии, которая раньше приносила успех, но сейчас уже устарела. Отказаться от устаревшей технологии оказывается слишком дорого, а на переход к новым технологиям не хватает ресурсов и возможностей.

Приведенные примеры протокластеров в рамках трех логических типов не исчерпывают все возможное многообразие потенциальных кластеров. Данные три типа являются идеальными и формируют сетку координат, в рамках которой возможно описание большого количества протокластеров, каждый из которых обладает своей уникальностью (исходя из степени развития того или иного признака).

Для удобства оперирования введенными терминами, предлагается ввести также понятие, которое бы указывало на наличие общих признаков кластера, без необходимости обладания специальными. В качестве такого понятия, мы предлагаем термин хозяйственная агломерация.

Итак, хозяйственная агломерация совокупность географически сконцентрированных организаций, объединенных общей сферой деятельности. Теоретически понятие хозяйственной агломерации не исчерпывается кластерами и протокластерами, однако, мы абстрагируемся в данной работе от других возможных ее форм.

Хозяйственная агломерация является развивающимся объектом, причем кластер представляет собой пик ее развития (см. рис. 1.3).

Протокластеры I и II типов, как правило, обладают большим потенциалом для формирования кластеров. В первом случае, речь идет о небольшом количестве инновационных быстроразвивающихся малых и средних предприятий. Данные предприятия связаны друг с другом через отношения купли-продажи, через форумы, ассоциации, посредством мобильности персонала, совместного обучения, единой инфраструктуры и пр. Постепенно они начинают осознавать общие интересы, наличие общих «узких» мест в развитии, начинать участвовать в совместных проектах.

Развитие протокластера I типа происходит в направлении институционализации связей, формирования органов надфирменного управления, развития входящих в протокластер малых и средних предприятий, привлечения новых участников, в том числе из смежных отраслей.

Рисунок 1.3– Жизненный цикл хозяйственной агломерации Источник: автор Достижение «критической массы» такого протокластера сопровождается подключением к нему научных и образовательных учреждений, интенсификацией взаимодействия с органами государственной власти.

В случае протокластера II типа сценарий развития во многом повторяется. Однако есть и различия. Изначально, такой протокластер состоит либо из крупных национальных, либо иностранных инновационно активных предприятий. Формирование полноценного кластера связано с интеграцией протокластера в экономику региона – через подключение местных поставщиков, посредников и других субъектов. Важную роль здесь играют научные и образовательные учреждения, задача которых организация технологического трансфера между иностранными корпорациями и местными организациями, а также в повышении научного и образовательного уровней в регионе. Наиболее оптимальным сценарием развития протокластера, сформированного в результате иностранных прямых инвестиций, является возникновение отечественных предприятий, способных конкурировать с иностранными корпорациями.

Протокластер III типа зачастую появляется в результате спада инновационной активности предприятий в кластере: либо как следствие общего спада в экономике, либо устаревания отрасли. Результатом снижения инновационной активности является «замыкание»

хозяйственной агломерации в форме потерявшего динамику инновационного развития протокластера III типа, либо даже ее разрушение.

Представленный жизненный цикл является типичным, однако возможны и исключения:

порядок следования протокластеров весьма условен. Во-первых, протокластер как I типа, так и II имеют равный потенциал для формирования кластера;

во-вторых, протокластер III типа в некоторых случаях может также стать основой для формирования кластера, что требует его трансформации (модернизация, переориентация на перспективные рынки и пр.);

протокластеры могут как стать полноценным кластером, так и эволюционировать в протокластеры другого типа или прекратить свое существование. Примером разрушения потенциального кластера являются некоторые территориально-производственные комплексы производственной направленности, сформированные в СССР, которые в наибольшей степени пострадали вследствие разрушения Советского Союза. Многие крупные предприятия, определяющие специализацию целых городов и регионов, потеряли свои старые связи, не сумев наладить новых. Изолированные и технологически устаревшие – они превратились из центров хозяйственной деятельности в очаги социального неблагополучия.

Предложенная система понятий, по мнению автора, позволяет выявлять кластеры и (что на самом деле важнее с точки зрения стимулирования экономического развития) потенциальные кластеры;

четко отделять кластеры от прочих «кластерообразных» образований;

находить существенные для дальнейшего интенсивного развития недостатки протокластеров (отсутствующие признаки полноценного кластера); намечать основные пути по формированию кластеров в регионе.

Вместе с тем, открытым остается вопрос каким образом формируется кластер, а также каковы экономические причины, обуславливающие его существование, почему так получается, что одни особенные признаки кластера появляются, а другие – исчезают? Ответ на эти вопросы требует раскрытия экономической логики, лежащей в основе формирования, развития, упадка кластеров.

1.1.2 Подходы к анализу экстерналий в кластере Экономическая причина формирования и существования кластера лежит в том, что кластер предоставляет своим участников ряд преимуществ, которые - вслед за А. Маршаллом - принято называть внешней экономией (экстерналиями), по аналогии с внутренней экономии от масштаба производства. Внешней эта экономия является потому, что она рождается за рамками каждой отдельной фирмы, в процессе взаимного дополнения. Если для максимизации внутренней экономии руководство фирмы должно ответить на вопрос «сколько» и «как» производить, то для максимизации экономии внешней – «где располагаться?» и «с кем и как взаимодействовать?». Как и внутренняя экономия, внешняя экономия позволяет фирмам, которые ее получают, быть, при прочих равных, более производительными (и, следовательно, конкурентоспособными).

Таким образом, внешняя экономия влияет на производительность фирмы. Традиционно, влияние внешних экономий на производительность демонстрируют с помощью производственной функции Кобба-Дугласа.

Если взять за основу эту функцию, то внешняя экономия скрыта в совокупной факторной производительности (total factor productivity):

- выпуск или добавленная стоимость фирмы i в период времени t;

Kit – капитал, используемой фирмой i в период времени t;

Lit – труд, используемой фирмой i в период времени t;

– эластичность выпуска (добавленной стоимости) по капиталу;

- эластичность выпуска (добавленной стоимости) по труду;

- совокупная факторная производительность.

Совокупная факторная производительность зависит от внутрифирменных факторов (внутренняя экономия) и внешних по отношению к фирме факторов (внешняя экономия):

– показатель, отражающий внутреннюю экономию фирмы i в период t;

– показатель, отражающий внешнюю экономию в отрасли s на территории z, влияющую на фирму i в период t;

Существуют различные классификации внешней экономии, возникающей в кластере. Большинство исследователей придерживается классической классификации (точнее набора) внешних экономий, называемой Маршаллианскими эффектами или MAR-эффектами (по первым буквам фамилий ученых Marshall, Arrow, Romer26). В данный набор включают три эффекта (внешней экономии):

доступность специализированной рабочей силы;

концентрация фирм в общей сфере деятельности: прежде всего, специализированных поставщиков, покупателей, фирм связанных производственными цепочками;

интенсификация и углубление информационных обменов (в том числе обмена инновациями).

Кластер представляет собой концентрацию фирм в общей сфере деятельности. Фирмы предъявляют спрос на специализированную рабочую силу, что приводит к ее концентрации в кластере. Развитый рынок труда позволяет фирмам находить наиболее подходящий персонал, а работникам - подбирать работу, в наибольшей степени соответствующую их компетенциям и способностям. Возможность выбора повышает мобильность персонала, что положительно сказывается как на качестве рабочей силы, так и на эффективности ее распределения по фирмам27.

Концентрация профильных компаний привлекает в кластер специализированных поставщиков, стимулирует развитие профильной инфраструктуры. Концентрация поставщиков, инфраструктуры, а также финансовых и научных учреждений позволяет профильным компаниям экономить на транспортных издержках, ведет к снижению закупочных цен28, дает легкость в экспериментировании за счет возможности быстрого доступа к ресурсам и личного общения с контрагентами. Концентрация рабочей силы, специализированных поставщиков и инфраструктуры, в свою очередь, начинает привлекать профильные компании.

Маршалл А. Принципы экономической науки. 8-е изд. 1920. Пер. с англ. Глава X:

http://www.gumfak.ru/econom_html/marshall/marsh31.shtml; Arrow K. J. The economic implications of learning by doing. The Review of Economic Studies, 1962, 29(3), 155-173; Romer P. M. Increasing returns and long-run growth. The Journal of Political Economy, 1986, 94(5), 1002- В принципе, все MAR-эффекты были с большей или меньше степенью детализации упомянуты А.

Маршаллом. Эрроу и Ромер, как считается, заново открыли их для научного сообщества [Martin P., Mayer T., Mayneris F. Spatial Concentration and Firm-Level Productivity in France, 2008, p. 1, http://idea.uab.es/worecogeo/54.pdf].

Маршалл А. Принципы экономической науки. 8-е изд. 1920. Пер. с англ. Глава X:

http://www.gumfak.ru/econom_html/marshall/marsh31.shtml В случае, конечно, если конкуренция между самими покупателями не является более жесткой.

В некоторых случаях, в кластере наблюдается концентрация покупателей. В особенности, если речь идет об инвестиционных товарах, технически сложной или дорогой конечной продукции29. Концентрация покупателей увеличивает спрос на продукцию компаний, входящих в кластер, что является безусловным конкурентным преимуществом.

Концентрации фирм в общей сфере деятельности часто приводит к углублению разделения труда и развитию специализации. Во-первых, сосуществование в кластере прямых конкурентов, поставщиков и клиентов ведет к лучшему пониманию специфических требования покупателей, особенностей товара конкурентов и возможностей своих поставщиков, глубокому пониманию своих отличительных конкурентных преимуществ.

Все это позволяет фирме дифференцировать свой продукт (в том числе за счет сегментирования рынка и позиционирования). Дифференциация повышает привлекательность продукта в глазах покупателя, позволяет сформировать свою рыночную нишу, укрепить конкурентные преимущества.

Во-вторых, охват предприятиями кластера всей (или большей части) цепочки создания добавленной стоимости делает возможным и выгодным компаниям специализироваться на разных этапах этого процесса. Такая специализация позволяет им быть более производительными. Интересным следствием возможности разделять между фирмами производственный процесс является снижение объема требуемого капитала для открытия своего бизнеса. Это ведет к большей вовлеченности в хозяйственную деятельность субъектов малого и среднего предпринимательства и дальнейшему развитию процесса разделения труда30.

Последней из трех классических внешних экономий, привлекающей и удерживающей фирмы в кластере, является обмен инновациями. Обмен инновациями трактуется в данном случае широко: циркулирование потоков бизнес-информации, ноу-хау, технического опыта, а также связанные с этим процессы обучения. При этом инновации могут быть как технической природы, так и быть связанными с улучшениями бизнес моделей31. Доступ к инновационным потокам, являющимся «строительным материалом» для собственных инноваций, является ключевым конкурентным преимуществом в современной экономике.

В основе классификации Маршаллианских внешних экономий (MAR-эффектов), как справедливо заметил Г. Дурантон, лежит критерий Кластеризация малых фирм в Китае явилась одним из факторов, позволивших решить проблему недостатка финансовых ресурсов у мелких предпринимателей и, тем самым, ускорить индустриализацию [Ruan J., Zhang X. Finance and Cluster-Based Industrial Development in China // IFPRI Discussion Paper.

2008. 00768. URL: http://www.ifpri.cgiar.org/sites/default/files/publications/ifpridp00768.pdf. Дата доступа:

01 ноября 2012].

Lindqvist G. Disentangling Clusters: Agglomeration and Proximity Effects. Dissertation for the Degree of Doctor of Philosophy, Ph.D., Stockholm School of Economics 2009, P. специализированной рабочей силы относится к рынку труда, концентрация фирм в общей сфере деятельности, прежде всего, - к рынкам поставщиков факторов производства, обмен инновациями – к рынку идей32.

Г. Дурантон и Д. Пуга предлагают оригинальную классификацию внешних экономий, в основе которой лежит тип механизма внешней экономии. Выделяется три типа механизма внешней экономии:

совместное участие в выгодах (sharing), подбор (matching), обучение (learning) 33.

Совместное участие в выгодах подразумевает, что более высокий рыночный потенциал в кластере создает преимущества от совместного использования общих ресурсов (специализированная инфраструктура, специализированные поставщики, специализированная рабочая сила), а также от разделения рисков и от повышенного разнообразия и специализации в кластере.

Точно также, более высокий рыночный потенциал в кластере за счет большего количество альтернатив улучшает процесс подбора между работниками и работодателями, между покупателями и продавцами, партнерами в совместных проектах, предпринимателями и инвесторами (кредиторами). Улучшение процесса подбора заключается как в том, что выбор становится ближе к оптимальному, так и в том, что повышается вероятность нахождения подходящего варианта.

Наконец, в кластере легче проходит процесс обучения (новым технологиям, маркетинговым ходам, новым организационным формам).

Более частые взаимодействия лицом к лицу располагают к созданию, распространению и аккумуляции нового знания34.

Хотя описанные три типа механизмов внешней экономии могут проявляться на разных рынках, все же, очевидно, что совместное участие в выгодах в большей степени характеризует рынок специализированных поставщиков (и специализированной инфраструктуры), подбор – рынок рабочей силы и обучение – рынок идей.

Несмотря на то, что описанные классификации полезны, по мнению автора, они имеют резервы для своего дальнейшего совершенствования.

Прежде всего, недостаточно разработана тема институциональных преимуществ, которые предоставляет кластер (которые, как правило, Duranton G. California Dreamin’: The feeble case for cluster policies // working paper, 2009, p.8, http://individual.utoronto.ca/gilles/Papers/Cluster.pdf Duranton G. and Puga D. Microfoundations of urban agglomeration economies. In Vernon Henderson and Jacques Franois Thisse (eds.) Handbook of Regional and Urban Economics, volume 4. Amsterdam: North Holland, 2004, 2063–2117; Duranton G. California Dreamin’: The feeble case for cluster policies // working paper, 2009, http://individual.utoronto.ca/gilles/Papers/Cluster.pdf; Vorobyev P.V., Kislyak N.V., Davidson N.B. Spatial concentration and firm performance in Russia. – Kiev: EERC, 2010, p. Duranton G. California Dreamin’: The feeble case for cluster policies // working paper, 2009, pp. 7-8, http://individual.utoronto.ca/gilles/Papers/Cluster.pdf сводятся лишь к экономии на трансакционных издержках35). Также недостатком является то, что инновационные преимущества излагаются не вполне убедительно: перечисление разных эффектов, которые так или иначе могут быть отнесены к инновационным преимуществам, не позволяет понять, какие из этих эффектов более важное, какие - менее, что является причиной, а что – следствием.

Другим серьезным недостатком является однобокость взгляда на процессы пространственной концентрации. Есть только положительные эффекты, но нет ни одного отрицательного. Если кластеры так эффективны, то почему некоторые из них разрушаются? И почему другие – остаются стабильными, не демонстрируя безудержного роста (что можно было бы ожидать в случае постоянных положительных экстерналий)?

И, наконец, важным является вопрос о роли внешней экономии в вопросах выбора фирмами своего местоположения. Очевидно, что помимо MAR-эффектов важны также эффекты урбанизации, а также общие макроэкономические и институциональные условия (такие, например, как режим налогообложения).

Попробуем последовательно дать ответы на все эти вопросы, прояснив экономическую логику развития кластеров.

1.1.3 Институциональные и инновационные преимущества В данном параграфе предлагается обоснование институциональных и инновационных преимуществ, которые получает фирма в кластере.

Институциональные преимущества кластера.

рождаются в процессе взаимодействия людей друг с другом. В основе возникновения институтов лежит процесс хабитуализации36. Институты появляются в том случае, когда правила (привычки) «отрываются» от конкретных людей, объективируются. Объективизация предполагает, что определенные правила предписываются определенным ролям в определенных ситуациях (вне личностного контекста). Другими словами, институты могут передаваться (вменяться) другим людям, в том числе Например, см. Quigley J. Urban Diversity and Economic Growth // The Journal of Economic Perspectives, Vol. 12, No. 2 (Spring, 1998), pp. 127-138, p. 131. При этом, данный вопрос совершенно не проработан.

Предполагается, что в кластере трансакционные издержки меньше, однако, почему это так не разъясняется. Данная связь при более внимательном ее изучении никак не может быть признана самоочевидной.

Здесь мы используем трактовку процесса формирования институтов, предложенную П. Бергером и Т.

Лукманом: «Всякая человеческая деятельность, - пишут Бергер и Лукман, подвергается хабитуализации (то есть опривычиванию). Любое действие, которое часто повторяется, становится образцом, впоследствии оно может быть воспроизведено с экономией усилий и ipso facto осознано как образец его исполнителем. Кроме того, хабитуализация означает, что рассматриваемое действие может быть снова совершено в будущем тем же самым образом и с тем же практическим усилием» (Бергер П., Лукман Т.

Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: “Медиум”, 1995, с. 89другим поколениям людей. Важной особенностью института является наличие системы положительных и отрицательных стимулов (инфорсмент), принуждающих индивидов действовать в соответствии с установленными правилами. Система принуждения способствует передаче и закреплению институтов.

С экономической точки зрения главная функция институтов заключается в уменьшении неопределенности при взаимодействии с другими людьми. По сути дела, в ситуации полной неопределенности совместная деятельность людей вообще невозможна (либо связана с большими издержками)37. Смысл существования институтов обобщенно заключается в состыковке планов (координация) и/или состыковке стимулов (мотивация)38.

Благодаря институционализации становится необязательно определять каждую ситуацию заново, шаг за шагом. Огромное разнообразие ситуаций может быть отнесено к разряду тех определений, которые были даны ранее. Институты, таким образом, позволяют экономить время и ресурсы, избегая процесса выбора в каждой мелкой рутинной ситуации. Одним из важных следствий институционализации является «конструирование этого заднего плана рутинных действий», который «делает возможным разделение труда между ними (индивидами – Е.К.), открывая дорогу инновациям, которые требуют более высокого уровня внимания»39. Для того, чтобы освободить время для творчества, естественным является выработка шаблонов поведения, позволяющих освободить «индивида от бремени “всех этих решений”»40, то есть институционализировать взаимодействия.

Процесс институционализации (и предшествующий ему процесс хабитуализации) начинается с того, что взаимодействующие индивиды собирают и обрабатывают информацию друг о друге (а также о возможных В своей знаменитой статье, посвященной раскрытию причин неолитической революции, Дуглас Норт и Роберт Томас, делают вывод о том, что без введения института исключительных прав собственности вместо общей собственности, переход от присваивающего хозяйства (охота и собирательство) к производящему (сельское хозяйство и животноводство) был бы невозможен.

Дело в том, что сельское хозяйство характеризуется тем, что человек сначала инвестирует свой труд (в обработку земли и прочие сельскохозяйственные мероприятия), а потом, спустя некоторое время он получает результат своего труда. В этом заключается существенное отличие производящего хозяйства от присваивающего. В рамках последнего, действие (например, убийство животного) и получение результата (поедание убитого животного) практически не разделено во времени. Так вот в рамках общей собственности (то есть в ситуации отсутствия исключительных прав собственности) вести сельское хозяйство невозможно, так как у человека, по сути, не будет прав на результат его труда. Для того, чтобы начать обрабатывать землю рационально, прежде всего, закрепить право на эту землю за собой (за общиной), то есть исключить их пользования ею членов других общин и четко сформулировать внутренние правила использования земли (North D., Thomas R. The First Economic Revolution // The Economic History Review. 1977. New Series, Vol. 30, No. 2. P. 229-241.) Скоробогатов А.С. Институциональная экономика. Курс лекций. СПб.: ГУ-ВШЭ, 2006, с. «Другими словами, задний план опривыченной деятельности предоставляет возможности переднему плану для рассуждения и инновации…» (Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности.

Трактат по социологии знания. — М.: “Медиум”, 1995, с. 91).

третьих сторонах, существующих институтах и пр.). Географическая и тематическая близость, характеризующая кластер, приводит к снижению издержек получения новой информации и повышению плотности контактов лицом к лицу людей с близкими референтными структурами (интересами). Более высокий уровень взаимодействия в кластере, повидимому, приводит к росту количества и скорости институционализаций новых практик41. Из этого вытекает, как минимум два положительных следствий для участников кластера.

Первое следствие заключается в снижении трансакционных издержек, прежде всего, связанных с затратами на поиск (или покупку) информации. Повышение информированности фирм в кластере, само по себе, должно приводить к снижению трансакционных издержек, связанных с поиском информации. Можно предположить, что особенно сильно снижаются информационные трансакционные издержки в процессе личного знакомства, взаимодействия «лицом к лицу», развития социального капитала участников кластера.

Вместе с тем, возможности человека по обработке информации ограничены. Вследствие этого рост информации о внешней среде автоматически приводит к росту трансакционных издержек, связанных с обработкой информации и принятию решений42. С ростом информации каждая новая оптимизация (то есть новый выбор исходя из полученной информации) стоит все дороже. Можно предположить, что существует минимум информационных трансакционных издержек, когда снижающиеся издержки поиска информации уравниваются с растущими издержками обработки информации. Получение информации сверх этого уровня для фирмы нерационально, так как издержки, связанные с обработкой информации, анализом альтернатив и корректировки решений, начинают превышать выгоды от экономии на издержках поиска информации.

Введение институтов позволяет эффективно обрабатывать новую информацию при существующих или даже меньших трансакционных издержках. Графически это приводит к сдвигу кривой издержек обработки информации вправо (рис. 1.4).

Хабитуализация, лежащая в основе институционализации, напрямую зависит от повторения одних и тех же действий. Предположительно, чем интенсивнее взаимодействие, тем выше скорость формирования взаимных типизаций и, через это, хабитуализации взаимодействия индивидов.

Здесь уместна аналогия с интернетом. Развитие последнего привело к резкому снижению трансакционных издержек на поиск информации. Однако наличие огромного объема информации ведет к необходимости правильно с ней работать для того, чтобы принимать оптимальные решения. Это привело к созданию поисковых систем (Google, Яндекс и пр.), без использования которых анализ дополнительной информации вполне может быть связан с большими издержками, чем выгодами.

Рисунок 1.4 – Влияние институционализации взаимодействий на равновесие информационных трансакционных издержек Как правило, институционализация взаимодействия проявляется в процессе организационного развития кластера. Причина организационных инновациях лежит в необходимости разработки новых форматов взаимодействия с внешней средой фирмы, пытающейся расширить свою сферу планирования и управления, либо, как минимум, повысить предсказуемость этой среды, вписаться в существующие тренды, мероприятия, проекты.

Замена рыночных отношений иерархией является одним из инструментов снижения трансакционных издержек43. Размеры фирмы (то есть границы иерархии) определяются условием минимизации трансакционных издержек44. С одной стороны, рыночные отношения связаны с рядом трансационных издержек: прежде всего, поиска контрагентов, переговоров, заключения соглашения и мониторинга его выполнения. С другой стороны, в иерархической структуре, в случае ее разрастания сверх оптимальных размеров, резко повышаются агентские издержки, связанные с мотивацией, координацией и контролем.

Оптимальный баланс иерархии и рынка определяется принципом минимизации общих (как рыночных, так и агентских) трансакционных издержек. Кластер, в начальной стадии своего развития, как правило, представляет собой совокупность организаций и людей, обладающих Уильямсон О. Вертикальная интеграция производства: соображения по поводу неудач рынка / Вехи экономической мысли. Теория потребительского поведения и спроса; под ред. В.М.Гальперина. Т.1.СПб.: Экономическая школа. 1999.

Коуз Р. Фирма, рынок и право. - М.: Дело ЛТД при участии издательства Gatallaxy, 1993. - 192 с.

потенциалом для взаимовыгодного взаимодействия, но не в полной мере его реализующих по причине не достаточной связанности и координации.

По мере развития кластера формируются различные механизмы надфирменной координации: совет кластера, секретариат кластера.

Формируются рабочие группы (под разные тематические направления или под конкретные проекты), регулярные площадки для взаимодействия (клубы директоров, ассоциации, форумы, ежегодные конференции, семинары и пр.). В предельном случае, может произойти вертикальная и горизонтальная интеграция организаций кластера, когда иерархия полностью вытеснит рыночные отношения. Возможно, это будет логичным шагом в организационном развитии компаний и приведет к росту эффективности. Однако такое образование уже нельзя будет считать кластером. Границы повышения организованности определяются, по мнению автора, прежде всего, двумя факторами. Первый фактор – это специфика отрасли. Если вид деятельности подразумевает инвестиции в специализированные активы, ценность которых зависит от способа их использования и которые, таким образом, связаны с активами фирмконтрагентов, то вертикальная интеграция является эффективным способом снижения трансакционных издержек45. Второй фактор, который выявил Ф. Фукуяма, заключается в национальной специфике: разные страны отличаются по уровню самоорганизации хозяйствующих субъектов. В одних странах (США, Германия, Япония) бизнес тяготеет к корпоративным формам, в других (Италия, Китай) к формам индивидуального предпринимательства и малого бизнеса, в том числе семейного46.

Эмпирические исследования подтверждают гипотезу о том, что уровень информированности предприятий в кластере выше47. Таким Клейн Б., Кроуфорд Р., Алчян А. Вертикальная интеграция, присваиваемая рента и конкурентный процесс заключения контрактов (впервые опубликовано: Journal of Law and Economics. 1978. Vol. 21. P.

297-326); пер. с англ. URL: http://www.seinstitute.ru/Files/v5-12_klein_p318-366.pdf. Дата доступа: ноября 2012.

В Тайване, например, из 44 054 мануфактур, существовавших в 1971 году, 68% - мелкие компании, и только 23% можно охарактеризовать как компании средних размеров, со штатом более 50 рабочих. В период с 1966 по 1976 год число компаний выросло на 150%, в то время как штат одной компании -всего на 29%. В Корее, которая в своем экономическом развитии прошла путь, близкий Японии или Соединенным Штатам, ситуация противоположна: количество мануфактур за тот же период времени выросло на 10%, в то время как количество рабочих на одну компанию выросло на 176% (Фукуяма Ф.

Доверие: социальные добродетели и сотворение благоденствия (пер. с англ. А. Эткинд) // «Неприкосновенный запас». 2001 № 2(16). С. 23. URL: http://magazines.russ.ru/nz/2001/2/fook.html. Дата доступа: 01 ноября 2012.) Исследование кластера пакетоформирующих машин в Северной Италии показало, что у фирм, входящих в данных кластер, в среднем число соперников (то есть таких конкурентов, которых они отдельно выделяют и за которыми пристально следят) больше, неважно местные это соперники или внешние по отношению к кластеру. Предприятия вне кластера, наоборот, ограничивают свое внимание небольшим числом соперников, так как их пристальное отслеживание связано с большими усилиями.

Авторы интерпретируют полученные результаты следующим образом: соперничество тесно связано с информацией, распространение которой улучшается в случае совместной локализации конкурентов и связанных с ними фирм. В кластере информации больше (доступ к ней связан с меньшими издержками).

образом, утверждение о сравнительно меньших информационных трансакционных издержках в кластере, по-нашему мнению, обосновано.

Помимо информационных трансакционных издержек, есть основания утверждать, что в кластере также снижены и некоторые другие виды трансакционных издержек. Прежде всего, речь идет об издержках мониторинга выполнения контракта (географическая близость снижает стоимость такого мониторинга, повышает его качество).

Дополнительным аргументом в пользу снижения трансакционных издержек является предположительное опережающее развитие трансакционного сектора в кластерах. Под трансакционным сектором понимаются отрасли хозяйства, обеспечивающие осуществление трансакций. Дж. Уоллис и Д. Норта к таковым отраслям относят 1) оптовую и 2) розничную торговлю, 3) страхование, 4) банковскую систему, 5) риэлтерскую деятельность, 6) управленческий аппарат в любой отрасли и государственный трансакционный сектор, включающий в себя 7) правоохранительные органы и 8) судебную систему48. Данные виды деятельности (за исключение, пожалуй, государственного трансакционного сектора) часто развиваются в кластерах в качестве поддерживающих. Фирмы трансакционного сектора размещаются там, где спрос на их услуги наиболее велик. Наиболее значительный спрос на услуги трансакционного сектора территориально предъявляется там, где плотность трансакций наиболее высока, то есть в городах и в кластерах (вполне возможно, что на практике их местоположение совпадает).

Второе следствие повышенной скорости институционализации заключается в увеличении поля возможностей для совместного действия множества фирм и людей. Реализованные организационные инновации создают пространство для эффективного взаимодействия экономических агентов.

Реализация этого «дополнительного» совместного действия приводит к тому, что фирмы не столько пользуются уже существующей внешней экономией, сколько сами создают преимущества для себя. В качестве примеров можно привести такие совместные действии, как создание консорциумов для участия в крупных заказах (государственные закупки, транснациональные корпорации); организация совместного ремонта и сервиса; организация совместных закупок сырья, материалов;

совместное развития сетей продаж; совместный запуск новых Следовательно фирмы получают больше возможностей изучать своих конкурентов, сравнивать их с собой, и, значит, совершенствоваться (Boari C., Odorici V., Zamarian M. Clusters and rivalry: does location really matter? // Scandinavian Journal of management. 2003. 19. P. 475-476. URL:

http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=958223. Дата доступа: 01 ноября 2012).

Wallis J., North D. Measuring the Transactional Sector in American Economy, 1870-1970 // Long-term factors in American Economic Growth. Vol. 51 of The Income and Wealth Series. Ed. By S. Engerman and R.

Gallman. Chicago: University of Chicago Press, 1986. Цитата по Скоробогатов А.С. Институциональная экономика. Курс лекций. СПб.: ГУ-ВШЭ, 2006, с.139.

производственных линий; совместные образовательные проекты;

совместная разработка единых стандартов в отношении продукции, поставщиков и т.п.; организация коллективных маркетинговых проектов, проектов совместного выхода на новые рынки; совместная разработка единых требований к поставщикам, оценка поставщиков и т.д49.

Классическим примером совместной деятельности фирм и людей в кластере являются кооперативы по выращиванию цветов в Нидерландах, которые «создали специализированный аукцион и мощности по обработке и хранению, что составляет одно из самых больших конкурентных преимуществ голландского кластера по производству цветов»50. Другим примером может быть винодельческий кластер Saale-Unstrut (Германия), 44 предприятия которого, несмотря на конкуренцию между собой внутри кластера, ведут общую маркетинговую политику вне региона51.

Совместные действия также могут включать в себя лоббирование интересов кластера в органах государственной власти. Часто предприятиям кластера государство устанавливает ряд преференций (введение службы одного окна, налоговые преференции и др.). Помимо совместных действий, имеющих четкую ориентацию на повышение прибыли компаний, внешняя активность людей часто приводит к развитию форматов неформального взаимодействия. Например, это могут быть дружеские встречи после работы, во время которых также может происходить обмен идеями и опытом. Времяпрепровождение в кругу людей с близкими референтными структурами (интересами) является важной составляющей жизни людей, способствующей их профессиональному росту.

Все описанные совместные действия фирм и людей возможны и вне кластера, но в этом случае они будут связаны с большими трансакционными издержками. Поэтому большинство видов совместных действий вне кластера являются нерациональными (невыгодными).

Итак, институциональные преимущества в кластере означают, вопервых, повышение информированности и снижение трансакционных издержек в кластере, что позволяет проще осуществлять различные сделки, повышая эффективность предприятий кластера. Во-вторых, расположение в кластере дает фирмам возможность участия в совместных действиях, повышающих конкурентоспособность фирм и профессиональный уровень сотрудников. Эти два фактора являются Об организации проведения конкурсного отбора субъектов Российской Федерации, бюджетам которых в 2011 году предоставляются субсидии для финансирования мероприятий, осуществляемых в рамках оказания государственной поддержки малого и среднего предпринимательства субъектами Российской Федерации. Утверждены приказом Минэкономразвития России от 20.05.2011 г. № Портер М. Конкуренция. / Пер. с англ. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2005, c.329- Грушевский Д.В. Бизнес-кластер Saale-Unstrut, Жак Аталли и постсоветская ментальность // Стратегия и тактика управления предприятием в переходной экономике: межвузовский сб. научн. трудов / Под ред.

Г.С. Мерзликиной /ВолГТУ. - Волгоград, 2006. Вып. важными стимулами, привлекающими в кластер новые фирмы и удерживающими существующие.

Инновационные преимущества кластера. Перейдем теперь к рассмотрению причин появления особых инновационных преимуществ для предприятий от функционирования в рамках кластера.

Существует две фундаментальные причины, благодаря которым предприятия, заинтересованные в инновационном развитии, концентрируются в кластерах.

Первая причина заключается в том, что инновационная активность распределяется в пространстве крайне неравномерно52.

Инновационная активность напрямую зависит от доступа к актуальным знаниям. Под такими знаниями подразумевается не стандартизованная информация, не информация о шаблонных действиях и не научные публикации. Ее сложно получить посредством количественного маркетингового анализа (анализ вторичной информации и статистических данных), в ходе интервьюирования или фокус-групп.

Актуальное знание, которое может стать конкурентным преимуществом фирмы – это информация о последних изменениях, опыт конкретных людей, которые получили его через практику, путем проб и ошибок53.

Такие знания, как правило, имеют значительную персонифицированную часть54, и эффективно распространяются лишь путем личного контакта.

взаимодействующие субъекты должны располагаться неподалеку друг от друга. Кластеры в этой связи представляют собой площадки, на которых частые каждодневные взаимодействия лицом к лицу стимулируют возникновение идей, концепций, бета-версий, которые постоянно совершенствуются55.

Помимо персонифицированного знания, существует и другие факторы, влияющие на неравномерность распределения инновационной активности в пространстве. Во-первых, инновации в постиндустриальном обществе в своей массе – это продукт систематической работы Так, анализ статистики распределения расходов на НИОКР в промышленном секторе по штатам США за 2005 г. показал, что на 10 штатов с максимальными расходами на НИОКР пришлось 2/3 их объема.

При этом только фирмы Калифорнии инвестировали в НИОКР 22% всех подобных инвестиций в США.

www.nsf.gov/statistics/infbrief/nsf07335/.

Тезис о сильной асимметрии в территориальном распределении инновационной активности подтверждается эмпирическими исследованиями (Cheshire P. C., Malecki E. J. Growth, development, and innovation: a look back and forward // Papers in Regional Science. 2004. 83. P. 249-267; Crescenzi R., Rodrguez-Pose A., Storper M. The territorial dynamics of innovation: a Europe-United States comparative analysis // Journal of Economic Geography. 2007. 7. P.673-709.).

Desrochers P. Geographical Proximity and the Transmission of Tacit Knowledge // Review of Austrian Economics. 2001. Vol. 14, No 1. P. 25–46. www.gmu.edu/rae/archives/VOL14_1_2001/2_desrochers.pdf.

Polanyi K. Personal Knowledge: Towards a Post-Critical Philosophy. Chicago: University of Chicago Press.

1958.

Lindqvist G. Disentangling Clusters: Agglomeration and Proximity Effects. Dissertation for the Degree of Doctor of Philosophy, Ph.D., Stockholm School of Economics 2009, P. профессиональных ученых. Таким образом, инновации тяготеют к развитой научной и инновационной инфраструктуре. Во-вторых, инновации, как правило, рождаются как реакция на острую «внутреннюю»

конкуренцию близко расположенных фирм. В-третьих, большие расходы на НИОКР (являющиеся частью инновационной активности), как правило, осуществляются государством или крупными корпорациями, которые становятся во главе научно-технического прогресса. Данные субъекты формируют спрос на инновационную продукцию и, соответственно, привлекают инновационно активные фирмы на территорию своей локализации.

Вторая причина инновационных преимуществ кластера заключается в том, что инновационная деятельность подразумевает согласованную работу множества организаций: поставщиков комплектующих, производителей, продавцов, потребителей, финансовых организаций и пр.

«Для осуществления любой... инновации необходимы партнерыпотребители и партнеры-поставщики. И чем радикальнее (и зачастую ценнее) инновация, тем больше, глубже и шире должны быть задействованы другие игроки, особенно потребители»56. Даже венчурные капиталисты, как правило, инвестируют средства в компании, располагающиеся в непосредственной близости от них. Необходимость географической локализации множества связанных организаций в целях осуществления инновационного процесса подтверждается на практике.

Необходимость территориальной близости разных хозяйствующих субъектов для поддержания полноценной инновационной активности приводит к пониманию кластеров как очагов (или анклавов) инновационной экономики.

Все остальные инновационные преимущества, связанные с кластеризацией, по мнению автора, следуют из этих двух фундаментальных причин (рис. 1.5).

Цит. по: Пять взглядов на стратегию достижения лидерства на рынке. По материалам книги Д. Г.

Бойетта и Д. Т. Бойетта «Путеводитель по царству мудрости. Лучшие идеи мастеров управления».

www.altrc.ru/media/File/Articles/1PDF-versions/5%20P.pdf. С. Рисунок 1.5 – Причины и следствия локализации инновационно активных Распространение знания в кластере ведет к его умножению, так как при обмене знаниями не происходит его отчуждения.

Наличие инновационно активных тесно взаимодействующих фирм позволяет более быстро вносить изменения в продукт или технологию и, в общем, сокращать жизненный цикл продукта, находясь в лидерах процесса обновления и изменений. Более того, готовые к внедрению инноваций контрагенты дают фирме легкость в экспериментировании с целью дальнейшего развития продукта.

Важным преимуществом кластера является повышение конкурентоспособности входящих в него фирм за счет инноваций других фирм. Речь идет, прежде всего, о «входящих» инновациях, созданных фирмами-поставщиками (улучшенные характеристики оборудования, используемого сырья, материалов, полуфабрикатов и пр.).

Большие возможности для инноваций, а также требовательный спрос57 и высокая конкуренция делают стратегию постоянного совершенствования безальтернативной, что является преимуществом перед фирмами, не расположенными в кластере.

Таким образом, фирмы, заинтересованные в инновационном развитии, имеют все основания концентрироваться в профильных кластерах. В ряде зарубежных исследований показано, что размещение в кластере положительно влияет на инновационную активность Высокие характеристики предложения ведут к тому, что постепенно требовательность спроса также поднимается. Изощренный спрос (sophisticated demand) сам становиться важным фактором совершенствования продукта.

предприятия58. Более того, поскольку в современной экономике для компаний жизненно важно постоянно совершенствовать свои конкурентные преимущества путем инноваций, пребывание вне профильных кластеров подрывает их конкурентоспособность и, в конечном счете, – всего региона.

Отдельно необходимо отметить преимущества кластера для стартапов. Открывать свое дело в кластере за счет высокой внутренней конкуренции, конечно, более рискованно. Однако в случае провала предприниматель с большей вероятностью сможет найти себе применение как работник, не меняя сферы деятельности, или найти себе новых компаньонов для нового дела.

Институциональные и инновационные преимущества тесно связаны друг с другом. Институты формируют среду, в которой протекают инновационные процессы (с той или иной степенью интенсивности, задаваемой в том числе самими институтами).

Обоснование институциональных и инновационных преимуществ кластера позволяет предложить альтернативную классификацию внешней экономии, в основе которой лежит различение типов деятельности фирмы, на которые оказывает влияние размещение в кластере:

внешняя экономия, связанная с повышением эффективности производственной деятельности;

институциональных преимуществ;

внешняя экономия, связанная с получением инновационных преимуществ.



Pages:     || 2 |


Похожие работы:

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РАН Д.Б. Абрамов СВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И РЕЛИГИОЗНЫЙ РАДИКАЛИЗМ В ИНДИИ Москва ИМЭМО РАН 2011 УДК 323(540) ББК 66.3(5 Инд) Абрамов 161 Серия “Библиотека Института мировой экономики и международных отношений” основана в 2009 году Отв. ред. – д.и.н. Е.Б. Рашковский Абрамов 161 Абрамов Д.Б. Светское государство и религиозный радикализм в Индии. – М.: ИМЭМО РАН, 2011. – 187 с. ISBN 978-5-9535-0313- Монография...»

«Барановский А.В. Механизмы экологической сегрегации домового и полевого воробьев Рязань, 2010 0 УДК 581.145:581.162 ББК Барановский А.В. Механизмы экологической сегрегации домового и полевого воробьев. Монография. – Рязань. 2010. - 192 с. ISBN - 978-5-904221-09-6 В монографии обобщены данные многолетних исследований автора, посвященных экологии и поведению домового и полевого воробьев рассмотрены актуальные вопросы питания, пространственного распределения, динамики численности, биоценотических...»

«Образовательный консорциум Среднерусский университет Институт управления, бизнеса и технологий Калужский государственный педагогический университет им. К.Э.Циолковского КФ Академии бюджета и казначейства Министерства финансов РФ Среднерусский научный центр Северо-западного (СанктПетербургского) отделения Международной академии наук высшей школы (МАН ВШ) Аракелян С.А., Крутиков В.К., Кузьмина Ю.В., Федорова О.В. ГОСУДАРСТВЕННОКООПЕРАТИВНОЕ ПАРТНЕРСТВО: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Калуга – 2009 1...»

«Институт лингвистических исследований РАН Санкт-Петербургский государственный университет Греческий институт в Санкт-Петербурге МЕСТОИМЕННЫЕ КЛИТИКИ В ЛУГЕ ДУХОВНОМ ИОАННА МОСХА МЛК И С И Л И Е Р Нестор-История Санкт-Петербург 2011 УДК 811.1406 ББК 83.3(0)321 К 44 К 44 М. Л. К и с и л и е р. Местоименные клитики в Луге Духовном Иоанна Мосха. СПб.: Нестор-История, 2011. — 218 с. ISBN 978-5-98187-616-5 Немногие из современных языков обладают столь длительной письменной традицией, как...»

«ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТЕПЛОФИЗИЧЕСКИХ ИЗМЕРЕНИЙ С.В. Пономарев, С.В. Мищенко, А.Г. Дивин ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТЕПЛОФИЗИЧЕСКИХ ИЗМЕРЕНИЙ 2 2 ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет С.В. Пономарев, С.В. Мищенко, А.Г. Дивин ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТЕПЛОФИЗИЧЕСКИХ ИЗМЕРЕНИЙ Книга Монография...»

«ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННОЕ ПРАВО Ю. В. Волков РЕГУЛИРОВАНИЕ ЛОКАЛЬНЫХ СЕТЕЙ (От концепции до инструкции) Монография Екатеринбург 2010 УДК 347.76/.(763.8) ББК 67.404.3 Рецензенты: Бахрах Д.Н. - заслуженный деятель науки России, профессор, доктор юридических наук, профессор Уральской государственной юридической академии. Соколов Ю.Н. - кандидат юридических наук, доцент Уральской государственной юридической академии. Монография рассмотрена и одобрена на кафедре информационного права и естественнонаучных...»

«И.Г.Калабеков Российские реформы в цифрах и фактах Москва, 2010 РУСАКИ УДК 338:31(470+57)(035) ББК 65.9(2Рос)я2 К17 Калабеков И.Г. К17 Российские реформы в цифрах и фактах. (Издание второе, переработанное и дополненное). – М.: РУСАКИ, 2010. – 498 с. ISBN 978-5-93347-302-2 В книге рассмотрены некоторые основные результаты реформ, проведенных в стране в 90-х годах прошлого века и в начале нынешнего. Показано влияние реформ на экономику страны, демографические показатели, здоровье нации, уровень...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ С.В. Белоусова СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО КАК ИНСТРУМЕНТ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ИРКУТСК 2012 1 УДК 316.334.2 ББК 60.56 Б 43 Рекомендовано к изданию редакционным советом ИрГУПС Рецензенты зав. кафедрой Мировая экономика и экономическая теория, д. э. н., профессор Г.И. Новолодская; главный советник отдела социологических исследований и экспертного обеспечения экспертного управления губернатора...»

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации ИНО-центр (Информация. Наука. Образование) Институт имени Кеннана Центра Вудро Вильсона (США) Корпорация Карнеги в Нью-Йорке (США) Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак-Артуров (США) Данное издание осуществлено в рамках программы Межрегиональные исследования в общественных науках, реализуемой совместно Министерством образования и науки РФ, ИНО-центром (Информация. Наука. Образование) и Институтом...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ НАУЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ ПО ОБЩЕСТВЕННЫМ НАУКАМ ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЯ (ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ОПЫТ) ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК МОСКВА 2010 ББК 81 О-74 Серия Теория и история языкознания Центр гуманитарных научно-информационных исследований Отдел языкознания Редакционная коллегия: Раренко М.Б. (ответственный редактор) – канд. филол. наук, Опарина Е.О. – канд. филол. наук, Трошина Н.Н. – канд. филол. наук Основные понятия переводоведения (ОтечественО-74 ный...»

«РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО Томский отдел ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ГЕОГРАФИИ (Материалы Всероссийской научной конференции 20 - 22 апреля 2009 г.) ТОМСК – 2009 УДК 911 Теоретические и прикладные вопросы современной географии. Материалы Всероссийской научной конференции 20 - 22 апреля 2009 г. / Ред. коллегия: Н.С. Евсеева (отв. ред.), И.В. Козлова, В.С. Хромых. – Томск: Томский госуниверситет, 2009.- 343 с. В сборнике публикуются...»

«1 Качесов В. А. Основы интенсивной реабилитации. Травма ка и спинного мозга. Книга 1. М.: 2002. – 126 с. Автор - кандидат медицинских наук, научный сотрудник НИИ им. Н.В. Склифосовского, обобщает накопленный 18-летний опыт интенсивной реабилитации пострадавших с позвоночно - спинальной травмой. Издание в 1999 г. книги Основы интенсивной реабилитации, посвященной реабилитации пострадавших с позвоночно - спинальной травмой, вызвало огромный интерес в медицинском мире и у больных. Книга быртро...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ Э.С.ЯРМУСИК КАТОЛИЧЕСКИЙ КОСТЕЛ В БЕЛАРУСИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1939–1945) Монография Гродно 2002 pawet.net УДК 282: 947.6 ББК 86.375+63.3(4Беи)721 Я75 Рецензенты: доктор исторических наук, профессор кафедры истории Беларуси нового и новейшего времени БГУ В.Ф.Ладысев; кандидат исторических наук Григорианского университета в Риме, докторант Варшавского...»

«Информация обновлена и дополнена в 2014 г. УДК 338:31(470+57)(035) ББК 65.9(2Рос)я2 К17 Калабеков И.Г. К17 Российские реформы в цифрах и фактах. (Издание второе, переработанное и дополненное). – М.: РУСАКИ, 2010. – 498 с. ISBN 978-5-93347-302-2 В книге рассмотрены некоторые основные результаты реформ, проведенных в стране в 90-х годах прошлого века и в начале нынешнего. Показано влияние реформ на экономику страны, демографические показатели, здоровье нации, уровень жизни населения,...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева Владикавказского Научного Центра Российской академии наук и Правительства РСО-А Р.Я. ФИДАРОВА ИСТОРИЯ ОСЕТИНСКОЙ ЭТИКИ ТОМ 2 Владикавказ 2012 ББК 82 Осе-Рус. Фидарова Р.Я. История осетинской этики. Монография. В 2-х томах. Т.2. ФГБУН Сев.-Осет. ин-т гум. и соц. исслед. – Владикавказ: ИПО СОИГСИ. 2012. – 568 с. В работе предлагается современная концепция...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ НЕФТЕХИМИЧЕСКОГО СИНТЕЗА им. А.В.ТОПЧИЕВА Н.А. Платэ, Е.В. Сливинский ОСНОВЫ ХИМИИ И ТЕХНОЛОГИИ МОНОМЕРОВ Настоящая монография одобрена Советом федеральной целевой программы Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки и рекомендована в качестве учебного пособия для студентов старших курсов и аспирантов химических факультетов университетов и технических вузов, специализирующихся в области химии и технологии высокомолекулярных...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ АКАДЕМИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, ОБОРОНЫ И ПРАВОПОРЯДКА Ш.Ш. Исраилов, Н.Н. Пушкарев, А.А. Кобяков ОРГАНИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ БИЗНЕС СТРУКТУР Монография Агентство печати Наука Москва 2006 1 ББК 65.290 2я7 И 88 УТВЕРЖДЕНО решением Учёного Совета Академии национальной безопасности, обороны и правопорядка от 5 мая 2004 года Под научной редакцией доктора экономических наук, профессора РЭА им. Плеханова Шубенковой Е.В. Рецензенты: Гретченко А.И. – доктор экономических...»

«ГБОУ ДПО Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования Министерства здравоохранения РФ Ф.И.Белялов Лечение болезней сердца в условиях коморбидности Монография Издание девятое, переработанное и дополненное Иркутск, 2014 13.09.2014 УДК 616–085 ББК 54.1–5 Б43 Рецензенты доктор медицинских наук, зав. кафедрой терапии и кардиологии ГБОУ ДПО ИГМАПО С.Г. Куклин доктор медицинских наук, зав. кафедрой психиатрии, наркологии и психотерапии ГБОУ ВПО ИГМУ В.С. Собенников...»

«В.И. ЕРЫГИНА ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ КАК ИНСТИТУТ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА (из истории политико-правовой мысли России конца XIX – начала XX вв.) Белгород 2013 УДК 342 ББК 67.400-1 Е 80 Автор: Ерыгина В.И. - кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права ФГАОУ ВПО Белгородский государственный национальный исследовательский университет Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта подготовки научно-популярных изданий 2013 г. № 13-43-93015. Ерыгина В.И....»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет международных отношений Н. В. Федоров Идеи адмирала А. Т. Мэхэна и военно-морская политика великих держав в конце XIX – начале XX века САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2010 ББК 66.4+63.3+68.54(7Сое) Ф33 Рецензенты: д-р ист. наук, проф. И.Н.Новикова (СПбГУ); канд. воен. наук, проф. В.Н.Петросян (ВУНЦ ВМФ Военно-морская академия) Печатаетсяпорешению Редакционно-издательскогосовета факультетамеждународныхотношений...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.