WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     || 2 | 3 |

«Л. С. КАПИТУЛА ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ В СТОМАТОЛОГИИ ОТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ДО НАШИХ ДНЕЙ Минск БГМУ 2011 УДК 616. 31 (091): 615. 242 Капитула, Л. С. Фармацевтическая терминология в стоматологии от возникновения до ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ЛАТИНСКОГО ЯЗЫКА

Л. С. КАПИТУЛА

ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ

В СТОМАТОЛОГИИ ОТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

ДО НАШИХ ДНЕЙ

Минск БГМУ 2011

УДК 616. 31 (091): 615. 242 Капитула, Л. С. Фармацевтическая терминология в стоматологии от возникновения до наших дней / Л. С. Капитула. – Минск : БГМУ, 2011. – 104 с. – ISBN 978-985-528-444-5.

В монографии предпринята попытка дать диахронно-структурную характеристику конкретной терминологической медицинской подсистемы на примере словаря французской фармацевтической стоматологической лексики.

Обобщаются историко-этимологические данные и определяется хронология формирования терминов зубоврачебной науки вообще и французской стоматологии в частности. Анализируются источники происхождения, и приводится классификация важнейших названий лекарственных средств от древнейших до современных, используемых для лечения различных зубных болезней.

Предназначена лингвистам, преподавателям теоретических дисциплин и студентам стоматологических и фармацевтических факультетов медицинских вузов, а также всем, кто интересуется историей и этимологией терминологической лексики.

Табл. 2. Ил. 5. Библиогр. назв. 118.

Рекомендовано Советом Бел. гос. мед. универ.

Р е ц е н з е н т ы:

д-р филол. наук, проф. каф. грамматики французского языка Минского государственного лингвистического университета, проф. А. Н. Степанова; зав. каф. латинского языка Белорусского государственного медицинского университета, канд. филол. наук, доц.

А. З. Цисык © Оформление. Белорусский государственный ISBN 978-985-528-444- медицинский университет,

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вниманию читателя предлагается книга в жанре историкоэтимологического очерка. До настоящего времени на русском языке не было работы, в которой была бы описана диахронная структура лексического состава французской стоматологии. Французская стоматологическая терминология выбрана не случайно: анализ специальной литературы показал, что наиболее интенсивно зубоврачевание развивалось именно во Франции [32; 35; 36].

Основное внимание уделено хронологической характеристике и этимологии названий лекарственных средств для лечения зубных болезней от глубокой древности до наших дней. Соблюдая требование доступности подобной литературы для читателя, не осведомленного в медицинской терминологии и не владеющего французским языком, автор стремился пояснить и перевести используемые термины на русский язык. Наряду с достоверными этимологическими и историческими данными в работе встречаются менее точные из-за отсутствия письменных языковых сведений далекого прошлого. В большей степени это касается структурносемантического анализа терминологических словосочетаний, поскольку время их появления в языке не всегда фиксируется словарями.

Изложенное выше во многом определило структуру настоящей монографии. Прежде чем перейти к историко-этимологическому описанию зубоврачебной французской фармацевтической терминологии, автор посчитал нужным посвятить первую главу обобщению исторических сведений о развитии зубоврачевания как науки вообще и французской стоматологии в частности, что позволит читателю глубже осмыслить эволюцию языкового выражения научных понятий исследуемой области человеческой деятельности. Во второй главе рассматриваются этапы становления зубоврачебной фармацевтической терминологии и источники ее формирования. В третьей главе речь идет о диахронной структурной организации фармацевтической лексики в современной французской стоматологии, описывается процесс историкоэтимологического развития терминов каждой классификационной группы и их функционирование в настоящее время. Обширный список литературы может служить направляющим ориентиром в последующей работе над интересующей тематикой.

В предлагаемой монографии показан один из возможных путей обобщения лингвистического материала на примере конкретной терминологической подсистемы. Она рассчитана на любознательного читателя, проявляющего интерес к знаниям прошлого, к корням стоматологической науки, которые находят свое отражение в настоящем.

Автор выражает искреннюю благодарность рецензентам за ценные рекомендации, замечания и добрые пожелания.

Nomna si nescis, perit et cognitio rerum.

Если не знаешь названий, гибнет и познание вещей.

Карл Линней

ВВЕДЕНИЕ

Наша повседневная жизнь, трудовая деятельность, овладение науками, общение между людьми происходят с помощью слов, которые образуют своеобразный мир со своими особенностями и закономерностями, нераскрытыми тайнами, своей историей. В одних случаях можно легко определить значение и происхождение слова, в других — возникают затруднения. Чаще всего это касается слов и словосочетаний, выражающих определенные научные понятия, т. е. терминов. В современном разговорном языке широко распространены слова, являющиеся одновременно профессиональными терминами. Однако в отличие от слов литературного языка, выражающих обиходные понятия, следует помнить, что «основная функция термина заключается в том, чтобы точно, однозначно обозначать, называть определенное понятие данной науки, производства. Совокупность наименований (слов и словосочетаний), используемых для выражения научных понятий данной науки, отрасли техники, производства, называется терминологией» [68, с. 8–9].



В последнее время значительно возрос интерес к лингвистическим проблемам терминологии как наиболее интенсивно развивающейся части словарного состава языка. Исследования проводятся в различных направлениях, среди которых важное место занимают проблемы статуса терминологии в лексико-семантической системе языка, признаков термина как единицы и его связей с другими классами лексических единиц, функционирования термина в речи и др. [8; 12; 16; 18; 19; 39; 48; 52; 53; 54].

Несмотря на большое количество работ, посвященных проблемам взаимодействия терминологической и общеупотребительной лексики, продолжаются дискуссии о сущности самого понятия «термин», его особенностях, месте среди других языковых единиц и даже метода его определения.

Так, с одной стороны, термины определяются как особая группа лексики, которая по своей семантической и грамматической структуре противопоставляется общеупотребительным словам и словосочетаниям [21; 40], с другой — высказывается мнение, что любая языковая единица может использоваться в терминологической системе в зависимости от условий [3; 6; 9;

10; 34].

Наиболее распространенным является теоретическое положение о том, что термин — это слово или словосочетание, призванное точно обозначить понятие в его соотношении с другими в пределах специальной сферы. В рамках определенной терминологии как системы понятий термин в идеале должен быть однозначным, регулярным (постоянным), стилистически нейтральным и не связанным с контекстом [93, с. 508].

О. С. Ахманова в «Словаре лингвистических терминов» дает следующую дефиницию термина: «термин — это слово или словосочетание специального (научного, технического и т. д.) языка, создаваемое (принимаемое, заимствуемое и т. д.) языком для точного выражения специальных понятий и обозначения специальных предметов» [87].

В качестве характерных особенностей термина выделяются однозначность, краткость, систематичность, отсутствие синонимов, независимость от контекста [40, с. 79]. Среди других отличительных черт часто называются узкая сфера употребления, отсутствие антонимии, эмоциональной окрашенности и некоторые другие. Такие требования приводят к выводу, что термины принадлежат к замкнутым, специально организованным семантическим системам, обладающим собственными свойствами, функциями и т. п. Поэтому терминообразование «регулируется правилами своей системы, отличными от правил общеупотребительного языка» [21, с. 169].

Однако в последнее время эта традиционная точка зрения начинает подвергаться серьезной критике [3; 5; 6; 9; 10; 34]. Во многих работах подобные жесткие требования ставятся под сомнение, так как они находятся в противоречии с самой природой термина и его эвристической ролью в становлении и развитии научного знания [37, с. 99].

Лингвистической особенностью термина как слова в функции называния специального понятия признается его принадлежность к двум системам: «с одной стороны, термин является членом определенной терминологической системы, которая отражает систему понятий данной науки, а с другой — входит в лексико-семантическую систему языка, где занимает определенное место среди других единиц этого уровня на основании своих языковых характеристик» [69, с. 25].

Вопрос о статусе терминологии в лексической системе национального языка является центральным в исследованиях специальной лексики в силу того, что изолированное изучение материала хотя и возможно, но малопродуктивно. Сопоставление общеупотребительного языка и одной из его функциональных разновидностей — языка науки — дает основание рассматривать их как «находящихся в отношениях системы и подсистемы» [17, с. 8]. Причем одна часть терминологии включается в разговорную лексику, а другая остается только в рамках подсистемы языка науки.

Как правило, систему и подсистему объединяют единые средства выражения и правила их организации, а разграничивает план содержания, соответствующий разным формам общественного сознания (научного, в отличие от обыденного) [17, с. 9].

Разделяя это мнение, мы определяем стоматологический термин как лексическую единицу специальной (терминологической) подсистемы лексико-семантической системы современного французского языка. Будучи полноправным членом последней, стоматологическая подсистема должна быть структурно организованной. Существуют разные точки зрения по поводу структуры в терминологии, где допускается возможность ее классификации по тематическим группам [25, с. 134]. Медицинская, в том числе стоматологическая терминология, традиционно делится на три ведущих раздела: анатомо-гистологический, клинический и фармацевтический [27; 65; 67]. В предлагаемой монографии речь пойдет о фармацевтической терминологии во французской стоматологии.

Слово «фармацевтический» происходит от греч. pharmacon — лекарство. В комплекс, носящий название фармация (от греч. pharmakia — создание лекарств, лечение лекарствами), входит целый ряд специальных дисциплин, занимающихся изысканием, производством и применением лекарственных средств. Терминологии этих дисциплин и образуют терминологический комплекс, называемый фармацевтической терминологией [68, с. 12]. Вместе с тем важно не только изучение организации терминологической лексики на данном этапе, но и самого процесса формирования научного языка фармацевтических понятий французской стоматологии, так как «терминология — это исторически сложившийся пласт специальной лексики, тесно связанный с развитием науки, с одной стороны, и общим развитием языка с другой» [2, с. 5–6]. Таким образом, структурно-этимологическое исследование научного языка зубоврачебной фармацевтической терминологии невозможно без предварительного изучения истории возникновения зубоврачебной науки и формирования названий зубных болезней, зубоврачебных отраслей и других наименований, составляющих стоматологическую подсистему современной французской лексики.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

англ. — английский (язык) ар. — арабский (язык) бот. — ботанический (термин) букв. — буквально голл. — голландский (язык) греч. — греческий (язык) измен. — измененный исп. — испанский (язык) итал. — итальянский (язык) лат. — латинский (язык) ЛЕ — лексическая единица лион. — лионский (от названия фр. г. Лион) научн. — научный нем. — немецкий (язык) перс. — персидский (язык) прованс. — провансальский (язык) рус. — русский (язык) слож. — сложный старослав. — старославянский (язык) старофр. — старофранцузский (язык) ср. — сравни уменьш. — уменьшительное фр. — французский (язык) франк. — франкский (диалект) ЦНС — центральная нервная система Глава 1. ИСТОРИЧЕСКОЕ ФОРМИРОВАНИЕ

СЛОВАРЯ ФРАНЦУЗСКОЙ СТОМАТОЛОГИИ

1.1. ИСТОРИКО-ХРОНОЛОГИЧЕСКОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ТЕРМИНОВНАИМЕНОВАНИЙ ЗУБОВРАЧЕБНОЙ НАУКИ И ЕЕ ОСНОВНЫХ ОТРАСЛЕЙ

Французская стоматология, как и медицина в целом, берет свое начало в глубокой древности. Медицинские, в том числе и зубоврачебные понятия прошли долгий исторический путь. Стоматологическая терминология окончательно сформировалась в XVIII–XIX вв. Для того чтобы иметь объективные данные для представления современного научного языка стоматологии, необходимо провести комплексное исследование, совмещая этимологический анализ терминологической лексики с экскурсом в историю создания и развития терминов-наименований стоматологии как науки.

Стоматология в современном понимании — это область клинической медицины, изучающая болезни зубов, слизистой оболочки и других органов полости рта, челюстей и лица, частично шеи, а также разрабатывающая методы их диагностики, лечения и профилактики [4, с.

4–5; 99, с. 155]. Однако наука о болезнях зубов и полости рта не сразу получила свое французское наименование stomatologie: на разных этапах она называлась art dentaire, mdecine dentaire, odontologie, dentisterie, stomatologie.

По данным этимологических словарей древнейшими являются термины art dentaire — зубное ремесло (букв.: зубное занятие, умение) и синонимичный ему mtier de dentiste1 — ремесло (занятие) дантиста.

Имя art (от лат. ars, artis — ремесло, занятие, искусство) — искусство, умение, мастерство возникло во французском языке в 1080 г. с различными значениями, одним из которых является «ensemble des rgles intressant un mtier, une profession ou une activit humaine — совокупность общих правил для какого-либо ремесла, профессии или другого рода человеческой деятельности» [108, р. 113]. В уточнении существительного art прилагательным dentaire есть потребность обозначить конкретную область этой деятельности. Прилагательное dentaire (от лат.

dentаrius — зубной) — зубной зафиксировано французскими словарями в 1700 г. [108, р. 519]. Следовательно, можно предположить, что словосочетание art dentaire употреблялось приблизительно в то же время, так как именно к этому периоду формируется особое направление ремесла — зубное. Перешедшее со временем в науку это направление в XVII в. обобщается словосочетанием mdecine dentaire — зубоврачебная Dentiste (от лат. dens, dentis — зуб) — дантист, специалист по уходу за зубами или зубной врач [108, р. 519].

(зубная) медицина. Этимологические данные свидетельствуют, что термин mdecine dentaire используется с 1715 г. для ограничения той сферы медицины, «которая имеет своей целью лечение зубных болезней — qui a pour objet le traitement des maladies dentaires». Само же существительное mdecine (от лат. medicina — медицина, от medicus — врач) в значении «science qui a pour objet la conservation ou le rtablissement de la sant — наука, целью которой является сохранение или восстановление здоровья», применяется уже с 1250 г. [108, р. 1129]. Как видим, путь от art (1080 г.) к mdecine (1250 г.) отражает переход от практической человеческой деятельности к более обобщенной — научной (ср.: «ремесло — совокупность правил…» и «наука о…»). Выделение направления в медицине для обозначения лечения только зубных болезней (на научной основе) находит свое выражение в термине odontologie (от греч. odus, odontos — зуб и греч. logos — учение, наука) — одонтология, впервые употребленного в 1771 г. [108, р. 1226]. Термин имел два значения:

«1. Partie de l’anatomie, qui traite des dents [раздел анатомии, который изучает зубы]. 2. Partie de la science mdicale qui concerne les maladies et l’hygine des dents [раздел медицины о болезнях и гигиене зубов]» [112, vol. 11, р. 1240].

Обобщение более глубокого изучения зубных болезней, строения зубов и окружающих их тканей отражено в термине dentisterie — зубоврачевание. По этимологическим данным он вошел в зубоврачебную лексику в конце XVIII в. и происходит от слова dentiste — дантист. В отличие от предыдущих, этот термин впервые обозначает «science qui a pour objet l’tude des dents et des soins leur donner», т. е. не часть медицинской науки, а самостоятельную «науку, предметом которой является изучение зубов и уход за ними» [108, р. 1129]. В дальнейшем термин dentisterie расширяет свое значение до «ensemble des connaissances et de la thrapeutique relatives aux dents et leur environnement [118, vol. 6, р. 1126] — совокупность знаний и способов лечения зубов и окружающих их тканей». Приблизительно в этот же период наука о лечении зубов — зубоврачевание — получает свой профессиональный статус (ср. развитие терминов: art dentaire (= mtier de dentiste) mdecine dentaire odontologie dentisterie).

Термин stomatologie (от греч. stoma, stomatos — рот и logos — учение, наука) — стоматология фиксируется с 1859 г. как «tude et traitement des affections de la bouche et du systme dentaire — изучение и лечение поражений полости рта и зубной системы» [108, р. 1794].

Таким образом, становление и развитие науки о лечении заболеваний полости рта отражено в наименованиях общей сферы человеческой деятельности (art/mtier — mdecine), ее предметной конкретизации (dentaire), затем — в терминах odontologie и dentisterie, воспринимаемых как «часть медицинской науки…» и «наука…», которая вследствие расширения границ медицинского опыта и знаний получает наименование stomatologie1.

Схематично историческое развитие терминов-обозначений науки о болезнях ротовой полости можно представить следующим образом (рис. 1) [28; 29]:

Рис. 1. Эволюция терминов-обозначений науки о болезнях органов полости рта В соответствии с диахронным подходом к исследованию историкохронологическое становление терминов-обозначений науки о заболеваниях зубов и других органов ротовой полости будет неполным, если не рассматривать процесс образования наименований 3 основных направлений клинической стоматологии: хирургического, терапевтического и ортопедического. Анализ специальной литературы выявил тесную связь исследуемой отрасли с хирургической практикой, о чем свидетельствует тот факт, что первые знаменитые французские врачи-дантисты Ги де Шолиак, Амбруаз Паре, Пьер Фошар были, прежде всего, хирургами [36]. Хирурги-дантисты осуществляли первоначально лечение всех болезней полости рта, хотя в рамках зубоврачебной медицины (фр. mdecine dentaire) уже намечались три направления: «…dentisterie opratoire, ensemble de soins thrapeutiques Русские термины «зубоврачевание» и «стоматология» синонимичны, если речь идет об описании современной терминологии, как и соответствующие им французские «dentisterie» и «stomatologie» [89, с. 493].

et restaurateurs, xecuts par le chirurgien-dentiste — оперативное (или хирургическое) зубоврачевание, терапевтическое и восстановительное» [111, vol. 3, p. 927]. Последнее позже получило название «зубопротезное» или «ортопедическое».

Древнейшим направлением в лечении зубных заболеваний было хирургическое вмешательство, которое имело место еще в глубокой древности: экстракция больных зубов проводилась в Древнем Китае, Индии, Греции, Риме. Однако вплоть до XVIII в. зубная хирургия занимала подчинительное положение среди других медицинских наук. Во Франции, например, зубные врачи не имели права на практику до тех пор, пока не давали обещания, что «будут повиноваться декану факультета и оказывать почет всем докторам факультета» [32, с. 7]. Отсюда и столь позднее (только в первой половине XVIII в.) появление французского терминологического словосочетания chirurgie dentaire — зубная хирургия [108, р. 336].

Следует отметить, что фиксация того или иного термина в словаре не всегда совпадает с возникновением явления, которое он обозначает, поэтому нельзя считать, что зубной хирургии во Франции не было до XVIII в. К тому же терминологические словосочетания, в отличие от однословных терминов, редко отражаются в этимологических источниках с указанием конкретного года появления в языке (обычно фиксируется только столетие). Ср.: однословный термин chirurgie (лат. chirurgia, от греч. cheir — рука и ergon — работа, действие) фигурирует во французской лексике с 1175 г. со значением «partie de la thrapeutique qui comporte l’intervention de la main, nue ou arme d’instrument — отрасль терапии, использующая способ лечения (букв.: вмешательство) просто рукой или при помощи инструмента» [108, р. 336]. Термин dentisterie opratoiret — оперативное зубоврачевание появляется в конце XVIII в. вслед за термином dentisterie [108, р. 519]. Прилагательное opratoire — оперативный (обозначает «relatif aux oprations — относящийся к операциям») синонимично прилагательному chirurgicale — хирургический в словосочетании dentisterie chirurgicale — хирургическое зубоврачевание [108, р. 1282].

В XIX в. в рамках науки о лечении не только зубной системы, но и других заболеваний ротовой полости — стоматологии (фр. stomatologie) — формируется stomatologie chirurgicale — хирургическая стоматология [108, р. 493]. Учитывая, что первоначально вся область зубной медицины объединялась общим понятием mdecine dentaire, эволюцию наименований хирургического направления схематично можно представить следующим образом [28; 29] (рис. 2).

Рис. 2. Эволюция наименований хирургического направления клинической Чтобы отличить нехирургический (консервативный) метод лечения от хирургического, с конца XVIII в. во французской стоматологической лексике используется терминологическое словосочетание dentisterie conservatrice ou thrapeutique — консервативное или терапевтическое зубоврачевание. Прилагательное conservateur, -trice (от лат. conservare — сохранять) — консервативный датируется 1361 г. [108, р. 408], а thrapeutique (от греч. therapeuticos — терапевтический, therapeuein — ухаживать за больным) — терапевтический встречается во французском языке с 1478 г.

[108, р. 1877]. Однако первым названием терапевтического направления зубоврачевания был термин odontologie — одонтология (учение о зубных болезнях, их профилактике и лечении). Вслед за появлением в XIX в. термина stomatologie возникает словосочетание stomatologie thrapeutique ou conservatrice — терапевтическая или консервативная стоматология.

Эволюция наименований терапевтического направления клинической стоматологии представена на рис. 3 [28; 29].

История создания ортопедического направления стоматологии и соответствующей терминологической лексики тесно связана с зубоврачебной хирургией.

наименований терапевтического направления клинической Стремление исправить обезображенное лицо из-за отсутствия передних зубов и поврежденных челюстей возникло, как свидетельствуют археологические раскопки, за много веков до н. э. и преследовало почти до XVIII в. не медицинские, а косметические цели. В связи с этим, исправлением нарушений в челюстно-лицевой области, изготовлением зубных протезов и их установкой занимались не врачи, а различные ремесленники (ювелиры, граверы, кузнецы), а также банщики, брадобреи, массажисты и т. п. [35; 36].

Новая эра в этом направлении начинается с конца XVII в., когда зубоврачевание перешло от ремесленников к лицам с медицинским образованием. Особенно велики заслуги французских зубных врачей и хирургов и, главным образом, знаменитого Пьера Фошара, которого в полной мере можно назвать создателем зубного протезирования на научной основе.

Первый термин для обозначения данного направления в зубоврачевании orthopdie dento-faciale — зубо-лицевая ортопедия появился в 1741 г. и обозначал «spcialit tendant amliorer le dveloppement dento-maxillofacial humain aux points de vue fonctionnel et esthtique — специальность, пытающаяся улучшить зубо-челюстно-лицевые показатели с функциональной и эстетической точек зрения» [108, р. 1297]. Ключевое слово orthopdie (от греч. orthos — прямой, правильный и paideia — исправление) сначала употреблялось в значении «art de prvenir et de corriger, chez les enfants, les difformits de corps — ремесло, направленное на профилактику и исправление деформаций тела у детей». Со временем оно расширилось до понятия «branche de la chirurgie qui traite les affections de l’appareil locomoteur (os, articulations, muscles, tendons, nerfs) et cherche suppler en cas de manquе — отрасль хирургии, занимающаяся лечением повреждений опорно-двигательного аппарата (костей, суставов, мышц, сухожилий, нервов) и их заменой в случае отсутствия» [108, р. 1297].

В конце XVIII в. специализация зубного протезирования находит свое языковое выражение в словосочетании prothse dentaire — зубное протезирование (1793). Термин prothse (от греч. prothesis — прибавление, присоединение) появился в 1695 г., обозначая «partie de la chirurgie qui se propose de remplacer partiellement ou totalement un organe ou un membrе par un appareil, reproduisant sa forme, et si possible, sa function — отрасль хирургии, которая занимается частичной или полной заменой какого-либо органа или конечности аппаратом, воспроизводящим его форму и, по-возможности, функцию». Этимологический словарь дает следующую дефиницию словосочетания prothse dentaire: «prothse qui a pour objet la restauration individuelle des dents, le remplacement des dents manquantes et la mise en place des dents sur une arcade — протезирование с целью восстановления формы отдельных зубов, замены недостающих зубов и установление зубных протезов» [108, р. 1519].

Для обозначения отрасли зубного протезирования употребляется также словосочетание dentisterie prothtique — протезное зубоврачевание, возникшее, предположительно, в XIX в., так как прилагательное prothtiquе — протезный датируется 1869 г. с пометкой «qui rapporte la prothse — относящийся к протезу» [108, р. 336].

Это терминологическое словосочетание используется и в настоящее время для обозначения ортопедического направления стоматологии наряду с термином orthopdie dento-faciale. Cо 2-й пол. XIX в. для обозначения отрасли ортопедической стоматологии применяются синонимичные словосочетания stomatologie orthopdiquе — ортопедическая стоматология и stomatologie prothtique — протезная стоматология. Процесс эволюции наименований ортопедического направления клинической стоматологии представлен на рис. 4 [28; 29].

Рис. 4. Эволюция наименований ортопедического направления клинической Как видим, изучение историко-хронологического становления терминов-наименований 3 основных направлений клинической стоматологии (stomatologie thrapeutique — терапевтическая стоматология, stomatologie chirurgicale — хирургическая стоматология, stomatologie orthopdique — ортопедическая стоматология) показывает, что термины отражают развитие самой науки и одновременно свидетельствуют о ее совершенствовании и специализации. Сопоставление и обобщение различных теоретических и этимологических источников дает возможность представить последовательность создания 3 научных направлений клинической стоматологии [28; 29] (рис. 5).

Odontologie (ou thrapeutique) (ou chirurgicale) Dentisterie thrapeutique (ou conservatrice) Рис. 5. Эволюция наименований 3 основных направлений клинической стоматологии Таким образом, эволюционное развитие конкретной области человеческой деятельности можно проследить путем историко-этимологического анализа терминов-наименований, используемых для языкового выражения ее ключевых научных понятий, в частности, названий определяющих зубоврачевание как науку и ее предмет.

1.2. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ И ИСТОЧНИКИ РАЗВИТИЯ ЗУБОВРАЧЕБНОЙ

ФРАНЦУЗСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ

Изучение хронологии и источников словаря французской стоматологии представляет определенные сложности в связи с отсутствием или малочисленностью необходимых сведений в доступной нам литературе по истории зубоврачебной науки. Поэтому предлагаемый обзор историкоэтимологического формирования стоматологической лексики базируется, с одной стороны, на материалах, имеющихся в отечественных и зарубежных трудах и посвященных этой теме [7; 13; 32; 35; 36; 57; 58; 64], с другой стороны, используются лингвистические исследования процесса образования и эволюции французского языка [20; 31; 33; 38; 60; 75; 76; 82] и научной медицинской терминологии, в рамках которой развивалось зубоврачевание [1; 46; 47; 51; 55; 66; 70; 77; 78; 83; 84].

Понятия, связанные с болезнью людей создавались постепенно в течение тысячелетий. Вместе с ними формировалась и медицинская терминология, в которой отразились соответствующие периоды развития медицинских знаний. Основные этапы формирования стоматологической французской лексики:

1. Период античности (V в. до н. э. – X в. н. э.).

2. Начальный период создания зубоврачебной лексики на французском языке (XI–XVI вв.).

3. Период становления научной французской стоматологической терминологии (XVII–XIX вв.).

4. Современный период как этап окончательного формирования, систематизации и функционирования французской стоматологической лексики (XX–XXI вв.).

Заболевания зубов и полости рта возникли задолго до их изучения на научной основе. Историки утверждают, что некоторые болезни, протекающие в околозубных тканях, известны с давних времен. Так, в сочинениях знаменитого индийского врача Сушруты (VIII в. до н. э.) упоминаются такие заболевания, как припухлость десен, гноетечение десен, альвеолярный абсцесс, расшатывание зубов, а описание их клинического течения встречается позже у Гиппократа и К. Цельса [36, с. 32–47]. Свое же наименование эти болезни получили на более поздних этапах создания французской зубоврачебной терминологии (tumfaction des gencives — припухлость десен, pyorrhe des gencives — гноетечение десен, abcs alvolaire — альвеолярный абсцесс; branlement des dents – расшатывание зубов). В античный период словарь зубоврачебного знания (народная медицина) базируется в основном на обиходно-разговорной лексике. Многие названия упоминаются в письменных памятниках, что позволяет восстановить ранние этапы проникновения наименований в научную терминологию.

Известно, что латинский и древнегреческий языки оказывали и продолжают оказывать существенное влияние на формирование профессиональной лексики европейских языков. Рассмотрим, в частности, степень этого влияния на создание французской стоматологической терминологии, которая на протяжении многих веков развивалась как часть общей медицины.

Можно заранее предположить, что определенное количество французской зубоврачебной лексики уходит своими корнями в народную латынь, на базе которой к IX в. возник старофранцузский язык, но при этом не следует забывать о значительном влиянии греческого языка на формирование латинской медицинской терминологии, в том числе и стоматологической лексики. Известно, что древнегреческий язык сохранял функцию профессионального языка врачей вплоть до последних веков античности, в том числе и в западных провинциях Римской империи, учитывая тот исключительный авторитет, который имела греческая медицина в античном мире. К тому же профессиональными врачами были, как правило, греки, так как римляне чрезвычайно редко выбирали для себя эту профессию [59, с. 122–128]. Поэтому многие греческие слова, в том числе и медицинского характера, заимствовались латинским языком и впоследствии переходили в романские языки [38, с. 27; 63, с. 125–134].

Древнегреческая профессиональная медицина, определившая себя как самостоятельную область научного знания ко времени Гиппократа (V–IV вв. до н. э.), базировалась, прежде всего, на народной медицине, которой, по свидетельству самых древних памятников письменности, уже были известны многие болезни полости рта и зубов [36]. В «Гиппократовом сборнике» мы находим первые научно систематизированные сведения по анатомии и физиологии человека, в том числе по челюстно-лицевой системе. Узкопрофессиональных медицинских терминов стоматологического характера в сборнике сравнительно немного — для названий медицинских предметов и явлений использовались общеизвестные слова из разговорной речи [66, с. 410]. Основное лексическое достоинство сборника состоит в названиях болезней и их симптомов, которые в дальнейшем были унаследованы античной и европейской научной медициной через латинизацию. У Гиппократа впервые встречаются истории болезней и описание клинического течения многих заболеваний полости рта. Однако лишь в отдельных случаях можно говорить о терминах: erythema — эритема, покраснение кожи; herpes — герпес (вирусная болезнь с высыпанием на слизистых оболочках и на коже); hypoglossitis — гипоглоссит (воспаление подъязычной области); polypus — полип (патологическое образование, выступающее над поверхностью органа и связанное с ним основанием); staphylitis — стафилит (воспаление небного язычка). Большинство же названий лишь уточняет медицинскую лексику, еще не ставшую терминологией зубоврачевания [55, с. 234–235]. В дальнейшем мы находим ряд стоматологических терминов с морфемой odont у Клавдия Галена (II в. н. э.): odontalgia — зубная боль, odontikos — зубной, iatros odontikos — зубной врач, odontotrimma — порошок для зубов [116, т. 4, s. 241; 117, т. 5, s. 222].

Формирование медицинской, а вместе с ней и зубоврачебной лексики на латинском языке началось в I в. до н. э. и продолжалось в течение последующих веков. У истоков этого этапа стоял Корнелий Цельс, Плиний Старший, Скрибоний Ларг и другие ученые-энциклопедисты Древнего Рима. Не будучи врачами, эти ученые перевели на латинский язык и систематизировали труды греческих врачей. При переводе им пришлось латинизировать многие греческие термины, а также создавать новые, поскольку римляне не имели к этому времени своей медицины и медицинской терминологии [71, с. 65]. Так, К. Цельс первый ввел такие анатомические стоматологические наименования на латинском языке как maxilla — челюсть, canini — клыки, maxillares — коренные зубы; латинизировал некоторые греческие названия зубных болезней: воспаление вокруг зуба он назвал parulis — парулис; язвы на слизистой оболочке рта получили название aphthae — афты и др. [36, с. 47]. К. Цельс также ввел такие зубоврачебные понятия, как retractio gingivarum — ретракция (укорочение, уменьшение объема) десен; atrophia alveolaris — альвеолярная атрофия (болезнь, характеризующаяся рассасыванием костной ткани зубных ячеек, в которых помещаются корни зуба); cancer — рак; fractura — перелом и др. Он был первым, кто выделил болезни полости рта, а не трактовал их, как Гиппократ, среди других заболеваний. К. Цельс дает начало систематизации различных разделов медицины [36, с. 50]. Некоторые термины сохранились до наших дней (aphthae, parulis, canini), другие — изменили свое значение частично или полностью. Латинским термином maxilla, например, обозначается в современной анатомии только верхняя челюсть, а термин maxillares исчез из употребления.

Особо следует отметить имя Марцелла Эмпирика, жившего на юге Галлии в городе Бурдигала (соврем. Бордо) в V в. В его медицинском справочнике «О лекарствах» («De medicamentis liber») в 11-ом и 12-ом разделах описывается лечение заболеваний зубов и полости рта. В этих разделах встречаются термины на латинском языке: incolumitas dentium — целостность зубов, mobilitas dentium — подвижность зубов, salubritas dentium — здоровое состояние зубов, candor dentium — белизна зубов, stridor dentium — скрежет зубов [57, с. 54].

К этому следует добавить, что в медицинских сочинениях на латинском языке встречаются нередко греческие наименования, которые обычно употреблялись для более точного определения тех или иных понятий. Так, грецизмы использовались в основном для обозначения названий зубных болезней (aphthae, atrophia), в то время как латинизмы нашли более широкое применение в анатомической лексике, т. е. в названиях органов и частей полости рта (maxilla, canini).

1.2.2. Начальный период создания зубоврачебной лексики на Формирование французской зубоврачебной лексики на базе латинизмов и грецизмов занимает значительный период времени. Письменные памятники старофранцузского языка фиксируют первую зубоврачебную лексику, начиная с XI в.: dent (1080, от лат. dens, dentis) — зуб; gencive (1120, от лат. gingiva) — десна; couronne (1100, от греч. koron) — коронка зуба; muguet (XII в., от старофр. mugue — мускус) —воспаление слизистой оболочки рта [102; 103; 108].

Как было сказано выше, этапы становления французской зубоврачебной терминологии неразрывно связаны с развитием хирургии и ее понятий.

Так, в первом самостоятельном труде на французском языке — трактате известного хирурга XIV в. Анри де Мондевиля «Chirurgie d’Henri de Mondevill» (1314) — вводится ряд терминов, например, escarre — струп, apostumer — нагнаиваться, apostume — нарыв, porreture — гной и др. [44, с. 98], которые в равной степени можно отнести и к зубной хирургии, так как последняя не была в этот период отдельной отраслью медицины.

Исторические данные свидетельствуют, что зубная хирургия долгое время считалась занятием низким, недостойным образованных врачей: ею занимались цирюльники, банщики, кузнецы, палачи, которых называли «зубодерами» [36]. Из среды цирюльников вышел один из самых выдающихся французских хирургов XIV в. Ги де Шолиак, впервые подробно описавший удаление зубов. Он также оперировал эпулис, ранулу, лечил переломы и вывихи челюсти [76]. Перечисленные операции были терминологически представлены на французском языке 2–3 веками позже времен Ги де Шолиака, за исключением термина fracture — перелом (кости), употребляемого в медицине с XIII в. [102, р. 338].

Регулярное использование зубоврачебной лексики на французском языке начинается только с конца XV – начала XVI вв., когда формируется национальный французский письменно-литературный язык, а медицина и зубоврачевание постепенно получают научную основу. Эпоха Возрождения, эпоха расцвета науки и искусства, нашла свое отражение и в медицине.

Большое влияние на развитие французской научной медицинской терминологии 2-го периода оказали Ж. Канап, Ж. Мартен и ряд других ученых. Издавая свои труды по медицине на родном языке, они нарушали тем самым средневековую латинскую традицию [31, с. 239]. С 1530 г. выходят первые переводы медицинских трактатов латинских авторов, которыми широко пользуются в учебных заведениях. Наиболее активную борьбу за французский язык в научных трудах (особенно за медико- хирургический лексикон) вел Ж. Канап. Он перевел много книг по медицине, доказав возможность выражать любые научные мысли на родном языке [44, с. 100]. Автор книги «La vie mdicale au XVIe, XVIIe, XVIIIe sicles»

(«Медицинская жизнь в XVI, XVII, XVIII веках») П. Делоне пишет: «Jean Canape, professeur de chirurgie Lyon, donne ses lves des traductions de Galien et de Guy de Сhauliac, et l’ouvrage sorti des presses de Jean de Tournes Lyon en 1552 sous le titre de “Opusculus de divers autheurs mdecins redigez ensemble pour le proufit et utilit des chirurgiens” peut tre considr comme le premier manuel mdical dans notre langue — Жан Канап, профессор хирургии в Лионе, дает своим ученикам переводы Галена и Ги де Шолиака, а работу, опубликованную в издательстве Турна в Лионе в 1552 г. под названием “Сочинения разных авторов-врачей, собранные вместе для пользы и применения хирургами”, можно считать первым учебником по медицине на родном языке» [77, р. 438].

Вместе с тем, развитие медицины и борьба за языковое единство медицинской терминологии вызвали в XV–XVI вв. новый интерес к классическим языкам и новую волну заимствований из этих языков.

В этот период появляются термины pulpe (1503, от лат. pulpa — пульпа, мякоть зуба) — пульпа; plastique (1556, от греч. plastikos — изваянный) — пластический; hygine (XVI в., от греч. hygieinos — здоровый) — гигиена, а также получают французские названия многие зубные болезни, описанные еще древнейшими народами. Так, признаки такого заболевания зубов как цинга (скорбут) были известны еще древнеиндийским врачам. Французское наименование scorbut датируется этимологическим словарем лишь XVI в. [102, р. 656]. Однако нет единого мнения по вопросу о происхождении этого термина. Согласно данным выше указанного словаря, scorbut происходит от лат. scorbutus, которое, предположительно, заимствовано от рус. скробота, возможно, через польский язык. Мнение этого лингвиста разделяет и Ж. Дюбуа, который конкретизирует время появления данного термина и указывает его значение: «Scorbut (1557) — avitaminose C, maladie caractrise par des hmorragies, la chute des dents, l’altration des articulations — болезнь, характеризующаяся отсутствием витамина С, кровотечением, расшатыванием зубов, изменением артикуляции» [108, р. 1705]. Одна из версий принадлежит П. Лярусу, в словаре которого отмечено происхождение термина scorbut от датского skjoerbug (skjoer — вялый, слабый, дряблый + bug — живот), так как сопровождает эту болезнь расслабленность живота [112, vol. 14, р. 415]. Признаком заболевания являются также потрескавшиеся губы, что, по мнению Г. Д. Арнаудова, дает основание предположить иное происхождение scorbut (от голл. scheurbuik, где scheur — трещина, а buik — клюв, рот) [86, с. 456].

В новейшем издании этимологического словаря Ж. Дюбуа все перечисленные данные обобщаются следующим образом: «Scorbut (1557), lat.

mdiv. «scorbutus», de. l’anc. sudois «skrbjug» — oedeme d au caill, de «skyr» — lait caill, et «bjugr» — oedeme. Cette maladie tant alors propre aux peuples du Nord — Скорбут происходит от лат. средневекового scorbutus, из древнешведского skrbjug — отек, вызванный казеином, от skyr — кислое молоко и bjugr — отек. Эта болезнь была характерна для народов Севера» [107, р. 751].

Врачами древности описаны также такие заболевания полости рта, как афты, лишай, эпулис. В области зубной хирургии операция эпулиса упоминается очень часто. По-видимому, это заболевание было очень распространенным с давних времен. Однако соответствующие французские термины появились только в XVI в.: aphtes (XVI в., от греч. aphthai — высыпание в полости рта) — афты; lichen (1545, от греч. leichen, букв. «который лижет», так как лишай имеет сходство со следами после лизания какой-либо поверхности) — лишай; lichen plan buccal (XVI в.) — плоский лишай полости рта; pulide (XVI в., от греч. epoulis — нарост на десне) — эпулис или опухоль десны [102].

Начиная с эпохи Возрождения латинская медицинская терминология сближается с лексикой романских национальных языков. Это объясняется нарастанием процесса терминологических заимствований из латинских медицинских трудов того времени. Во Франции этот процесс был значительно ускорен благодаря публикациям переводов античных и средневековых латинских медицинских трактатов на французский язык.

Тем не менее, зубоврачебная терминология создавалась в условиях латинского языка в сфере науки, а наметившаяся тенденция к замене латинских терминов французскими наталкивалась на упорное сопротивление латыни, привычной для многих ученых. В медицинских трудах 2го периода встречаются одновременно французские, латинские, греческие, а также арабские термины. И только в 1550–60-е гг. издается медицинская литература на французском языке, причем не только переводная, но и оригинальная.

Большинство современных медицинских, зубоврачебных терминов впервые появляется в трудах знаменитого французского хирурга XVI в.

Амбруаза Паре (1517–1590). В своих сочинениях «Mthode curative des plaies et fractures de la tte humaine, avec les portraits des instruments»

(«Способ лечения ран и переломов (кости) человеческой головы, с изображением инструментов»), «Dix livre de chirurgie avec le magasin des instruments ncessaire icelle» («Десять книг по хирургии с комплектом необходимых инструментов»), «Cinq livres de chirurgie» («Пять книг по хирургии»), изданных, соответственно, в 1561, 1564 и 1571 гг., А. Паре, подробно описывая лечение и технику удаления зубов, использует французские наименования следующих инструментов: lvateur — элеватор, crochet — крючок, grattoir — скребок для очистки кариозных полостей [112, vol. 12, p. 211]. Он является также создателем некоторых новых инструментов, например, аппарата для закрытия дефектов твердого неба, который он назвал obturateur palatin — небный обтуратор [102, p. 508].

Его именем помечены также термины pulide — эпулис, carie (от лат. caries — гниль) — кариес, сведения о котором встречаются около 3000 лет до н. э. в сочинениях китайских врачей [102]. Для образования новых терминов А. Паре использовал различные источники, главное место среди которых занимают латинский и греческий языки: obturateur (от лат.

obturare — затыкать отверстие) — обтуратор; luxation (от лат. luxatio — вывих) — вывих; kyste (от греч. kystis — пузырь) — киста и др. [70].

П. Делоне так оценивает вклад А. Паре в развитие медицинской науки французского языка: «Les oeuvres du chirurgien Par, attestent les progres du franais comme langue scientifique — Произведения хирурга Паре свидетельствуют о прогрессе французского языка как научного»

[77, р. 440]. Сам А. Паре высказывался следующим образом о роли французского языка в науке: «J’estime en mon livre n’estre rien de pernicieus pour estre en nostre langue vulgaire. Ainsi le divin Hippocrate a escrit en sa langue. Quant a moy, je n’ay escrit sinon que pour endoctriner le jeune chirurgien… — Я считаю не вредным писать мою книгу на нашем разговорном языке. Точно также божественный Гиппократ написал на своем языке. Что касается меня, то я пишу на французском только для того, чтобы наставлять молодых хирургов…») [77, р. 438].

Так как зубные болезни требуют инструментов для их лечения, то названия последних имеют важное значение для воссоздания истории развития современной французской стоматологической терминологии.

С глубокой древности интенсивно развивались и совершенствовались инструменты и приспособления для удаления зубов. В IV в. до н. э.

греко-римские врачи использовали специальные щипцы, а в XI в. н. э.

арабский врач Абуль-Касим имел уже набор таких щипцов. Особый вклад в усовершенствование данного инструмента внесли французские врачи. Так, Ги де Шолиак модернизировал щипцы Абуль-Касима и создал в XIV в. новый инструмент для экстракции зубов под названием plican — пеликан (очевидно, по сходству с клювом птицы). Инструмент получил в дальнейшем широкое распространение и с различными модификациями был универсальным приспособлением для удаления зубов вплоть до XVIII в. [36, с. 77].

В этой связи следует еще раз вспомнить А. Паре, который ввел немало названий инструментов на французском языке (lvateur — элеватор; crochet — крючок; grattoir — скребок; poussoire — рычаг; dchaussoire — распатор для обнажения зуба и др.) Его современник, известный французский врач Жан Канап, в 1541 г.

применял хирургический инструмент scalpel — скальпель, помеченный в словаре А. Доза его именем [102, p. 654].

В настоящее время во французской лексике встречается несколько терминов для обозначения понятия «зубные щипцы». Этимологические словари, к сожалению, не всегда указывают имена изобретателей и точную дату открытия, поэтому мы можем только перечислить их в предположительной последовательности появления:

5) pied-de-biche.

Слово crochet — крючок, щипцы возникло в XII в. [108, p. 447], а как термин в зубоврачебной практике нашел свое применение только в XVI в. В конце XIV в. возникло терминологическое словосочетание pince dent — зуботехнический пинцет, зуботехнические щипцы [115, p. 1438], усовершенствованные со временем и успешно используемые сегодня как в стоматологии, так и в других областях медицины: pince orthodontique — ортодонтические щипцы; pince-clamp — крампонные щипцы (щипцы с короткими губками особой формы, предназначенные для захватывания, сгибания, сплющивания, от фр. clamp — зажим, скоба, скрепка, клемма); pince chirurgicale — хирургические щипцы; pince os — костные щипцы; pince porte-cоton — тампонные щипцы; pince uretre — уретральные щипцы и др.

В настоящее время самым растпространенным во французской стоматологии, судя по количеству образуемых терминологических словосочетаний, является термин davier. Это слово возникло во французском языке в XIV в. с первоначальным значением «outil de menuisier —столярный инструмент», а с 1550 г. термин употребляется в хирургии как «instrument employ pour arracher les dents — инструмент для удаления зубов» [108, p.

468]. По мере развития зубоврачебной науки и техники совершенствовались форма и специальная направленность щипцов, о чем свидетельствуют такие терминологические словосочетания, как davier en forme de bec — клювовидные щипцы; davier en baоnnettes — штыковидные щипцы; davier mors larges — клювовидные щипцы с широкими щечками; davier alvolaire — альвеолярные щипцы; davier racine — щипцы для извлечения корня; davier aves des branches en S (pour l’extraction des prmolaires et molaires) — щипцы с S-образными изогнутыми ручками (для удаления премоляров и моляров) и др.

Лексическая единица pied-de-biche — букв. «козья ножка» возникла в XVIII в.

Для лечения болезней полости рта применялись и другие приспособления, например, зубоврачебное зеркало, для обозначения которого в 1503 г.

Ги де Шолиак сначала использовал термин speculum (по аналогии с латинским speculum oris — зеркало для обследования полости рта), позже появилось словосочетание miroir de la bouche [102, p. 680]. Начиная с XVI в. словарь пополнился такими французскими терминами-наименованиями инструментов, как currete или escavateur — кюретка или зубная ложка; aiguille radiculaire — корневая игла; abaisse-langue — шпатель для придерживания языка; sonde dentaire — зубоврачебный зонд; pulpextracteur — пульпэкстрактор; stomatoscope — стоматоскоп и др.

Среди прочих следует назвать приспособления для чистки зубов. Еще в древности люди уделяли большое внимание гигиене полости рта как важнейшему способу профилактики зубных болезней. Для этой цели, по свидетельству историков, в древнем Китае использовалась деревянная палочка, расплетенная на конце в форме кисточки [36, с. 31–32]. Зубные щетки начали использовать с XIII в., о чем свидетельствует терминологическое словосочетание brosse dents (1265) — зубная щетка [108, p. 223].

Развитие стоматологии невозможно без глубокого знания анатомии.

Еще Гиппократ (V–IV вв. до н. э.) писал о челюстных костях, а К. Цельс (I в. н. э.) ввел некоторые латинские анатомические наименования органов полости рта и дал описание их строения и назначения. Общую характеристику челюстей можно найти у К. Галена (II в. н. э.). Однако эти знания носили лишь описательный характер и оставались достаточно примитивными вплоть до XVI в., когда было разрешено систематическое изучение строения человеческого тела. Этот век стал веком значительных анатомических открытий в медицине. Впервые подробно описал строение зубов и прикуса известный анатом А. Везалий (1514–1564) в своем классическом труде на латинском языке «De humani corporis fabrica» («О строении человеческого тела»). Его современник Б. Евстахий посвятил данной проблеме книгу под названием «Libellus de dentibus» («Книга о зубах»).

Вклад анатомов эпохи Возрождения в развитие анатомических терминов был огромным. Об этом говорят, в частности, количественные данные: «… к концу XVIII в. число анатомических наименований превышало 30 000, в то время как от древних греков их было унаследовано лишь около 700» [66, с. 413]. Основное количество этих наименований появилось в XVI в., и, естественно, большинство из них получило латинские названия.

Недостаточность знаний анатомии ротовой полости серьезно тормозила развитие зубоврачевания. Ученые и врачи-практики понимали, что без основательных сведений о строении полости рта и зубов не могло быть и речи о прогрессе зубоврачевания, особенно хирургических операций.

В связи с этим начинают широко проводиться более глубокие анатомические исследования, результатом которых стал труд французского хирурга А. Паре «Anatomie universelle du corps humain» («Универсальная анатомия человеческого тела»). Работа была издана в Париже в 1561 г. и содержала описание строения челюстно-лицевой системы [112, vol. 12, p. 211]. Французские анатомические термины создавались прямым заимствованием из латинского языка либо на базе латинских и греческих слов и корней. Например: molaire (1503, от лат. (dens) molaris — маляр) — моляр, большой коренной зуб; adamantine (1509, от лат. adamantinus — эмалевый, от греч.

adamas — материал, напоминающий сталь, алмаз; лат. substantiа adamantina dentis — эмаль, покрывающая коронку зуба, самая твердая ткань в теле животных и человека) — адамантин, зубная эмаль; buccinateur (XVI в., от лат.

buccinator — щечная мышца) — щечная мышца; cment (1573, от лат. cementum — цемент) — цемент (зуба); dentitio (1770, от лат. dentitio — первое появление зубов) — дентиция, прорезывание зубов и др. [102].

На базе латинского языка в XVI в. образуется также большое количество прилагательных: cervical (от лат. cervicalis — шейный) — шейный;

labial (от лат. labialis — губной) — губной; marginal (от лат. magrinalis — краевой) — краевой и др.

Этимологический анализ выявил интересные факты из истории создания отдельных французских анатомических стоматологических терминов. Так, современные наименования mchoire (syn. maxillaire) — челюсть, maxillaire (syn. maxillaire suprieurе, mchoire suprieure) — верхняя челюсть и mandibule (syn. maxillaire infrieure, mchoire infrieure) — нижняя челюсть возникли во французском языке в XIV– XV вв. [102]. Но если термины mandibule и maxillaire заимствованы от одноименных латинских терминов mandibula и maxilla, то ЛЕ mchoire образована уже от французского глагола mcher — жевать (от лат.

masticare с тем же значением).

Таким образом, на начальном этапе создания французской зубоврачебной лексики закладывается прочная основа для ее становления и дальнейшего развития в XVII–XIX вв.

1.2.3. Период становления научной французской стоматологической Бурный рост науки в XVII в. способствовал стремительному прогрессу медицины, что сопровождалось появлением новых зубоврачебных терминов. В XVII в. французский язык одерживает окончательную победу над латинским: в течение этого столетия во Франции опубликовано лишь 5 трудов на латинском языке, тогда как на французском — 80 [44, с. 101].

Тем не менее латинский и греческий языки продолжают оказывать влияние на становление зубоврачебной лексики, которая пополняется такими терминами, как prothse (от греч. prothesis — прибавление, присоединение) — протезирование; протез; palatin (от лат. palatinus — небный) — небный; extra-oral (от лат. extra — вне и os, oris — рот) — внеротовой; ranule (от лат. ranula — ранула, от rana — лягушка) — ранула, подъязычная ретенционная киста, или опухоль лягушачья и др. [102].

В XVII–XVIII вв. в связи с общими успехами медицины во Франции появляется ряд выдающихся врачей-хирургов, всецело посвятивших себя зубоврачеванию, наиболее ярким представителем которых был Пьер Фошар (1690–1762). Его заслуга состоит в том, что он собрал воедино и систематизировал разрозненные сведения многих авторов своей эпохи в области зубоврачевания в знаменитом труде «Le Chirurgien-Dentiste ou Trait des dents»1 (1728), что в значительной мере способствовало выделению зубоврачевания в самостоятельную область. Таким образом, впервые во Франции стоматология была узаконена как отдельная дисциплина, основателем который считается П. Фошар. Это знаменательное историческое событие оказало большое влияние на обогащение стоматологической терминологии буквально во всех ее областях. Создание новых терминов происходит как на основе внутренних резервов национального французского языка с помощью различных способов словообразования, так и за счет заимствований слов и терминоэлементов греко-латинского происхождения. Причем одни термины заимствованы путем определенных адаптаций латинских или греческих слов к нормам французского языка, например: malacie (1752, от греч. malakia — размягчение) — размягчение. Другие же были образованы на базе греко-латинских терминоэлементов, например: dentiste (1735, от лат. dens, dentis – зуб + суф. –iste, заимствованный через лат. из греч. языка) — зубной врач; odontologie (1771, от греч. odus, odontos — зуб и греч. logos — учение, наука) — одонтология; orthopdie (1741, от греч. orthos — прямой, правильный и греч. paideia — воспитание, обучение) — ортопедия (область клинической медицины, посвященная лечению болезней опорно- двигательного, а также челюстно-лицевого и челюстно-зубного аппаратов и др.) [102].

Выделение зубоврачевания в самостоятельную область оказало значительное влияние на формирование хирургического направления и его терминологической лексики. Так, упомянутый выше первый капитальный В медицинской и энциклопедической литературе название труда П. Фошара на русском языке встречается в двух вариантах: «Руководство по хирургии и лечению зубов»

[61, с. 548; 62, с. 537] и «Зубная хирургия, или трактат о зубах» [64, с. 5].

труд «Le Chirurgien-Dentiste ou Trait des dents» уже своим названием ориентирует не только на хирургическую, но и терапевтическую направленность в зубоврачевании.

Благодаря интенсивному научному развитию физиологии к концу XVIII в. хирургия получила возможность проникать в ранее недоступные области человеческого тела, в том числе и в полости рта. В этот период словарь зубной хирургии пополнился многочисленными терминами, образованными с помощью греческих морфем -ectomie (от греч. ectome — вырезание) — операция полного удаления ткани или органа;

-tomie (от греч. tome — разрез) — оперативное вскрытие; -rrhaphie (от греч. rrhaphe — шов) — операция наложения шва; -pexie (от греч. pexis — прикрепление) — фиксация, прикрепление. Например: glossopexie (от греч.

glossa — язык + -pexie) — фиксация языка; glossectomie partielle (от греч.

glossa — язык + -ectomie) — частичная глоссэктомия и др. К ним можно -rrhaphie) — сшивание неба; maxillotomie (от лат. maxilla — челюсть + -tomie) — вскрытие челюсти [108].

Согласно историческим данным, в рамках терапевтического направления профилактические меры против кариеса и других болезней полости рта проводились с давних времен. Однако свое первое обозначение они получили во французском языке только в XVI в. (hygine dentaire — гигиена зубов, hygine buccale — гигиена полости рта). Столетием позже появляется терминологическое сочетание prvention des caries — предупреждение кариеса и наконец в конце XVIII в. термин prophylaxie des caries — профилактика кариеса. В подтверждение сказанному можно привести данные из «Formulaire thrapeutique odontostomatologique» («Одонтостоматологический терапевтический справочник»), авторы которого выделяют раздел «Thrapeutique prventive»

(«Профилактическая терапия»). Среди терапевтических мер называются les examens de laboratoire (radiologiques, chimiques, biologiques, bactriologiques, histologiques) — лабораторные исследования (радиологические, химические, биологические, бактериологические, гистологические);

le brossage des dents — чистка зубов; le massage des gencives — массаж десен; la strilisation des brosses dents — стерилизация зубных щеток;

la strilisation de l’instrumentation — стерилизация инструментария [73, р. 285]. Процедура чистка зубов до XIX в. обозначалась словосочетанием nettoyage des dents, ключевое слово которого nettoyage (от фр. net — чистый, от лат. nitidus — чистый) датируется словарем А. Доза XIV в. с пометкой «rare jusqu ’au XVIII s. — редко до XVIII века». Но уже в XIX в. словосочетание nettoyage des dents вытеснено термином le brossage des dents — чистка зубов щеткой, в котором слово brossage обозначает чистка щеткой (от фр. brosser — чистить щеткой) [102, р. 116]. Оно находит широкое применение в современной французской стоматологической лексике, например, brossage intermdiaire — промежуточная чистка зубов щеткой; brossage systmatique — систематическая чистка зубов щеткой; brossage dentaire, brossage des dents — чистка зубов щеткой [100]. Но: nettoyer la dent carie — чистить кариозный зуб; nettoyer la cavit de la dent — чистить полость зуба [113]. Как видим, существительное brossage (и глагол brosser) употребляются в значении «чистка щеткой c профилактической целью», а глагол nettoyer обозначает «очищать кариозный зуб или полость зуба в процессе его лечения».

В XIX в. наряду с инструментарием (в 1872 г. фиксируется термин stomatoscope — стоматоскоп, инструмент для осмотра полости рта) [102] появляется различное стоматологическое оборудование: технические устройства, аппараты, приборы для зубоврачебных кабинетов и лабораторий, техника для пломбирования и протезирования зубов. Так, в 1820 г.

М. Делабарром изобретены ручная дрель и механический бор для обработки кариозных полостей, а в 1870 г. американским врачем Моррисоном — первая ножная бормашина [24]. Однако французское название зубной бор — fraiseuse dentaire появилось только в 1877 г. [102]. В XIX в. возникли также словосочетания injecteur d’eau — устройство для подачи воды, aspirateur de salive ou tige-salive — слюноотсос и др. [102, p. 339].

Важно отметить, что время появления некоторых терминов зависит от специфики и темпов развития конкретной стоматологической отрасли.

Так, первые зубоврачебные кабинеты возникли на территории Франции после признания самостоятельности зубоврачевания и официального звания врача-дантиста, поэтому и сочетание cabinet d’un dentiste — кабинет дантиста датируется 1834 г. [108, р. 246].

Термины-наименования специалистов, получивших подготовку в той или иной области диагностики, лечения и профилактики болезней и повреждений зубов и других органов полости рта, обычно фиксируются словарями одновременно или вслед за появлением названий соответствующих дисциплин (с некоторым разрывом во времени). Например, название зубоврачебного направления orthopdie dento-faciale — зуболицевая ортопедия возникло в 1741 г., а термин orthopdiste — ортопед, со значением «… se dit de chirurgien spcialis en orthopdie — так называют хирурга, специализирующегося в ортопедии» — в 1771 г. [108, р. 1297]. С разрывом более чем в полвека появились термины odontologie (1771) — одонтология и odontologiste (1829) — одонтолог [108, р. 1266], а также stomatologie (1859) — стоматология и stomatologiste или stomatologue (1933) — стоматолог [108, р. 1794] и др.

Исключением в этом отношении является термин dentiste — дантист (букв. «практик по уходу за зубами»), который фиксируется этимологическими словарями в 1735 г., т. е. несколько раньше появления термина dentisterie (конец XVIII в.) — наука о зубных болезнях. П. Робер подчеркивает, что первоначально термин dentiste употреблялся со значением «praticien qui soigne des dents (les barbiers-chirurgiens ont fait longtemps office de dentistе) — «практик по уходу за зубами, (цирюльники-хирурги длительное время исполняли обязанности дантиста)» [115, р. 495]. Только с 1864 г., когда появились первые зубоврачебные школы, стал использоваться термин dentiste в его современном понимании как «praticien diplm lgalement autoris soigner les dents, effectuer des interventions chirurgicales dentaires (en France: chirurgien-dentiste) et par ext. traiter aussi les maladies de la bouche et des mchoires — дипломированный практикующий врач, которому позволено легально лечить зубы, осуществлять зубоврачебное хирургическое вмешательство (во Франции: хирург-дантист) и в широком смысле лечить также болезни полости рта и челюстей») [115, р. 495] Таким образом, термины chirurgien-dentiste и stomatologiste в настоящее время являются синонимами.

Анализ терминов-названий стоматологических дисциплин и специалистов позволяет говорить о достаточно высоком уровне развития самой науки во Франции уже в конце XIX – начале XX вв. Об этом свидетельствуют, в частности, французские журналы по стоматологии, издаваемые с 1898 по 1924 гг., список которых приводится в библиографии к книге «La radiographie au cabinet dentaire» («Рентгенография в зубном кабинете») [74, р. 412–419] с указанием года их издания: «Odontologie» (1899, «Одонтология»); «Revue de Stomatologie» (1911, «Стоматологический журнал»); «Le Laboratoire et Progrs Dentaire» (1913, «Лаборатория и зубоврачебный прогресс») и др., что отражает эволюцию стоматологической науки.

Открытие в 1881 г. первой зубоврачебной школы во Франции привело к появлению специальной литературы для подготовки будущих врачейдантистов и, следовательно, пополнению терминологического словаря.

Анализ французских изданий по хирургии полости рта показал, что в конце XIX в. во Франции уже существовало собрание книг хирурга-дантиста под названием «Collection Godon» («Коллекция Годона»). Авторы пособия «Pathologie de la bouche et des dents» («Патология полости рта и зубов») Фрей и Рупп констатируют в предисловии, что эта коллекция была основана в г. доктором Годоном в соавторстве с несколькими профессорами «Зубоврачебной школы в Париже» («cole dentaire de Paris») и поэтому названа его именем. Первоначально она состояла из 5 небольших томов, которые использовались студентами этой школы для сдачи экзаменов.

За 25 лет своего существования коллекция значительно пополнилась и ко времени выхода в свет состояла из 14 томов под названием «Bibliothque du Chirurgien-Dentiste» («Библиотека хирурга-дантиста»).

По названиям отдельных изданий, входящих в состав коллекции, можно судить о развитии зубоврачебной науки и ее терминологического словаря в указанный период. Например: 1. «Dentisterie opratoire» («Оперативное зубоврачевание»). 2. «Trait de Chimie des Mtaux et Mtallurgie dentaire» («Трактат о химии металлов и зубоврачебной металлургии»).

3. «Trait de Chimie applique l’Art dentaire» («Трактат о химии применительно к зубному ремеслу»). 4. «Trait de Physique et Mcanique dentaire»

(«Трактат о зубоврачебной физике и механике»). 5. «Histologie dentaire»

(«Гистология зубов»). 6. «Trait de radiographie dentaire» («Трактат о зубной рентгенографии») [79, р. 6].

1.2.4. Современный период как этап окончательного формирования, систематизации и функционирования французской стоматологической лексики (XX–XXI вв.) Выделение зубоврачевания в самостоятельную отрасль в конце XIX в., стремительный прогресс науки и техники в XX в. привели к дальнейшему, более широкому и глубокому изучению стоматологических заболеваний и разработке более совершенного инструментария и материалов, что, в свою очередь, способтвовало значительному пополнению французской стоматологической лексики новыми терминами, созданными, главным образом, на основе греческих и латинских словообразовательных элементов, так называемыми неолатинизмами и неогрецизмами.

Большинство из них становится интернационализмами (ср. лат. dentinum, фр. dentine, англ. dentine, нем. dentin, рус. дентин).

Большой вклад в развитие французской стоматологии указанного периода внес доктор Р. Буасье — стоматолог, профессор зубоврачебной хирургической клинической школы, кандидат наук, лауреат медицинской академии («Docteure Raymond Boissier — stomatologiste, professeure l’cole de Chirurgie Dentaire des Hpitaux, licencie s-sciences, laurat de l’Acadmie de mdecine» [73, р. 1]), автор книги «Formulaire thrapeutique odontostomatologique» («Одонтостоматологический терапевтический справочник»). Его соотечественник и соавтор многих трудов хирург-дантист А. Буланд преподавал курс хирургической стоматологии в «Зубоврачебной школе в Париже». А. Буланду принадлежат такие работы, как «Les impts du Chirurgien-Dentiste» (Paris, 1923, «Налоги хирурга-дантиста»), «La radiographie au cabinet dentaire» (Paris, 1927, «Рентгенография в зубоврачебном кабинете») и др. [73; 74].

В начале XX в. всестороннее развитие получила хирургическая стоматология. В 30-е гг. XX в. выходит в свет 4-е издание знаменитого труда французского хирурга-стоматолога Э. Фрито «Anatomie, physiologie, histologie, embryologie, pathologie et thrapeutique de la bouche et des dents. Manuel de candidat aux examens de chirurgien-dentiste» («Анатомия, физиология, гистология, эмбриология, патология и лечение полости рта и зубов.

Учебник кандидата на звание хирурга-дантиста»).

Анализ специальной литературы последних десятилетий XX ст. показывает, что хирургическая лексика продолжает пополняться новыми терминами клинической стоматологии. Это наименования травм (fracture dentaire — перелом зуба; fracture radiculaire — перелом корня); многочисленные термины гнойной хирургии полости рта (abcs dentaire — зубной нарыв, abcs gingival — десенный нарыв, alvolite purulente — гнойный альвеолит, phlegmon diffus du plancher de la bouche — диффузная флегмона дна полости рта); различные опухоли (carcinome du palais — карцинома неба, dentome intradentaire — внутризубная дентома, tumeur maligne buccale — злокачественная щечная опухоль, kyste de la mchoire — киста челюсти); термины методов диагностики (radiographie intra-orale — внутриротовая рентгенография, kystographie — рентгенография кисты) и хирургического лечения повреждений полости рта (amputation radiculaire — ампутация корня, rimplatation dentaire — зубная реимплантация, т. е. вживление зуба) и др. [100].

Что касается терапевтической лексики, то наиболее часто встречающиеся в наше время заболевания слизистой оболочки полости рта, известные с древнейших времен, получили свое обозначение на французском языке только в конце XIX – начале XX вв. В качестве примеров можно привести такие термины, как stomatites — стоматиты (воспаления полости рта); glossites — глосситы (воспаления языка); gingivites — гингивиты (воспаления десен) и др. [102].

Форма множественного числа терминов дается не случайно, так как в настоящее время насчитывается 26 видов стоматитов (stomatite aphteuse — стоматит афтозный, ~ rythmateuse — ~ эритематозный, ~ gangreneuse — ~ гангренозный, ~ hrptique — ~ герпетический, ~ mdicamenteuse, — ~ медикаментозный, ~ nicotina — ~ курильщиков и др.) [99, с. 154]; 23 вида гингивитов (gingivite hmorragique — гингивит геморрагический, ~ ulcreuse — ~ язвенный, ~ marginale — ~ краевой, ~ snile – ~ старческий и др.) [97, c. 274]; 18 разновидностей глосситов (glossite atrophique — глоссит атрофический, ~ blastomycosique ~ бластомикотический, ~ exfoliative — ~ эксфолиативный и др.) [97, c. 297].

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что больше всего разновидностей (около 30) имеет на современном этапе одно из самых распространенных заболеваний — кариес. Французский термин carie также часто употребляется во множественном числе (caries): carie aiguё — кариес (зуба) острый, ~ simple — ~ простой, ~ initiale — ~ начальный, ~ secondaire — ~ вторичный, ~ cmentaire — ~ цементный, ~ cervicale — ~ шейки зуба и др. [98, c. 17–18]. О принадлежности перечисленных терминов к современной стоматологической лексике свидетельствует их широкое применение во французской медицинской справочной литературе конца XX ст. [101; 113; 114].

Детальное изучение болезней околозубных тканей началось в конце XIX – начале XX вв. Первая попытка обозначить их одним термином scorbut faux — фальшивая цинга была предпринята еще в 1746 г. П. Фошаром.

Затем А. Тайраком был предложен термин pyorrhe alvolaire — альвеолярная пиорея. После того, как среди стоматологов получил распространение термин parodonte (от греч. para — около, рядом + odus, odontos — зуб) — пародонт (комплекс тканей, окружающих корень зуба) О. Уэски предложил назвать патологические процессы в околозубных тканях «пародонтозом» [49, c. 366]. Первое употребление во французской стоматологической лексике термина parodontose (от греч. para + odus, odontos + суф.

-osis) не зафиксировано в этимологических словарях. Можно предположить, что данная ЛЕ используется уже в первой половине XX в., если сослаться на термины parodonte (1900) и parodontite (1875) [107; 108].

Пародонт, называемый часто в энциклопедических словарях амфодонтом, (фр. amphodonte, от греч. amphi – вокруг + odus, odontos) или параденциум (фр. paradentium, от греч. para + лат. dens, dentis) подвержен различным заболеваниям и другим патологиям, о чем свидетельствует большое количество терминов, называющих эти болезни и отклонения от нормы: parodontopathie — пародонтопатия (общее название болезней пародонта) (от parodont + pathos — страдание, болезнь); parodontite — пародонтит (воспаления тканей пародонта) (от parodont + греч. суф. -itis — воспаление); priodontite — периодонтит (воспаление корневой оболочки зуба) (от греч. peri — вокруг + odus, odontos + суф. -itis) [98, с. 316]. Многие термины обозначают вызванные периодонтитом осложнения и последствия, например: denudation radiculaire — оголение корня зуба; dent dchausse — оголенный зуб, расшатанный зуб; poche parodontale profonde — глубокая пародонтальная полость, зубо-десенный карман.

Следует подчеркнуть, что терминология пародонтологии, изучающей болезни околозубных тканей, сформирована преимущественно в XX в., поэтому некоторые термины пока не включены в этимологические словари. Французский термин parodontologie (от греч. parа- + odus, odontos + logos) появился в 1970 г. со значением «partie de l’odontologie qui tudie le parodonte et les parodontoses — раздел одонтологии, который изучает пародонт и пародонтозы» [108, р. 1338].

Результаты расширения или специализации того или иного направления стоматологии нашли свое отражение в соответствующей терминологии. Так, интенсивное изучение неправильного строения зубов и их смыкания (прикуса) привело к возникновению новой отрасли в одонтологии — ортодонтии. Французский термин orthodontie фиксируется этимологическими словарями с 1948 г. со значением «branche de la mdecine dentaire qui traite les malpositions des dents — область зубоврачебной медицины, которая занимается лечением аномалий развития и деформаций зубов» [110, р. 1296; 115, р. 1325]. Появление отрасли стоматологии, посвященной soins externes des dents — внешнему уходу за зубами, отмечено в 1965 г. французским термином exodontie (от лат.

приставки ex- — вне и греч. odus, odontos) — экзодонтия [118, vol. 3, р. 1821]. Наука, разрабатывающая способы механического и лекарственного воздействия на каналы корней зубов, в том числе и их пломбирование, называется эндодонтия. Однако французский термин endodontie (от греч. endo — внутри и odus, odontos) в доступных нам этимологических словарях пока не зафиксирован. Интегрирование нескольких стоматологических отраслей также приводит к образованию новых терминов. Так, в 1955 г. возник термин odontostomatologie — одонтостоматология для обозначения «discipline groupant les chirurgiens — dentistes et les stomatologistes dans l’tude et le traitement des affections de la bouche et des dents — совместной дисциплины, объединяющей хирурговдантистов и стоматологов в изучении и лечении поражений полости рта и зубов» [108, р. 1226]. Комплексный подход к лечению болезней нервной системы, связанных с патологическими процессами зубов, челюстей и полости рта, обобщен в термине stomatoneurologie — стоматоневрология, которого пока нет в этимологических словарях, но он уже используется в новейших французских медицинских справочных изданиях (см. «MEDASSO» в разделе «Usage dentaire» [113]). Терминов, называющих соответствующих врачей-специалистов (stomatoneurologiste — стоматоневролог, odontostomatologiste — одонтостоматолог), также пока нет в справочных изданиях и словарях. Данные специалисты получили подготовку в областях стоматологических знаний, возникших сравнительно недавно, хотя дисциплина одонтостоматология, например, уже имеет свое обозначение (odontostomatologie, 1955), а сами термины stomatoneurologiste и odontostomatologiste свободно используются в современных французских трудах по стоматологии [81, р. 168].

Вслед за названиями дисциплин и специальностей появляются, как правило, термины-обозначения соответствующих помещений. Например, термин cabinet de la pdodontie — кабинет детской стоматологии возник после введения в 1990 г. специальности pdodontie — детская стоматология [108]. Узкоспециальныe словосочетания, обозначающие наименования помещений, включают обычно ключевые слова cabinet — кабинет, clinique — клиника, polyclinique — поликлиника и др. Например: cabinet de stomatologiste (~ de chirurgien-dentiste, ~ de parodontologiste, ~ d’orthodontiste) — кабинет стоматолога (~ хирурга-дантиста, ~ пародонтолога, ~ ортодонта); clinique dentaire — зубная клиника; polyclinique stomatologique — стоматологическая поликлиника. Названия помещений для диагностики и зуботехнических работ содержат ключевое слово laboratoire:

laboratoire diagnostique — диагностическая лаборатория, laboratoire technique — техническая лаборатория.

Многие новые наименования инструментария употребляются в современной стоматологической лексике параллельно с ранее существующими, например синонимичные термины speculum и miroir de la bouche (XVI в.) — зеркало для осмотра полости рта и образованные в XX в. терминологические ЛЕ miroir dentaire — зубоврачебное или стоматологическое зеркало и dentoscope — дентоскоп, зубное зеркало. Некоторые инструменты совершенствуются. Так, в современной стоматологии используются разные виды щеток, о чем свидетельствуют словосочетания brosse souple — гибкая зубная щетка, brosse classique — классическая зубная щетка и наконец brosse lectrique — электрическая зубная щетка [100].

Основное количество стоматологических приборов, технических приспособлений и установок, а вместе с тем и терминов для их обозначения, появилось также в XX в. Большинство терминов, обозначающих современное оборудование, имеет ключевое слово appareil или technique: appareil universel de dentisterie — универсальная стоматологическая установка; appareil d’clairage dentaire — стоматологический светильник (зонд); technique prothtique — протезная техника; technique orthodontique — ортодонтическая техника; technique de greff gingivale — техника для пересадки десен и т. д.

Новейшая медицинская литература свидетельствует о дальнейшем развитии и усовершенствовании стоматологического оборудования. Изданный в конце прошлого столетия «Dictionnaire mdical» («Медицинский словарь») под редакцией Г. Беллиха и П. Беллиха в специальной рубрике «Nouvelles techniques» («Новая техника») фиксирует такие новейшие наименования стоматологического инструментария и техники, как instruments endosoniques — эндосонические инструменты; appareil de detartrage aux ultrasons — аппарат для удаления зубного камня ультразвуком; ensemble de photomacrographie — комплекс для фотомакрографии; ensemble d’orthopantomographie — комплекс для ортопантомографии и др. [100, р. 136].

Таким образом, обобщение этапов развития мирового и французского зубоврачевания, а также анализ энциклопедических словарей показали, что наука о болезнях полости рта, зародившись в глубокой древности, длительное время не имела собственного статуса. До XVII в. французское зубоврачевание развивалось на фоне общей медицины, что и предопределило начальный этап (XI–XVI вв.) создания исследуемой французской лексики.

Выделение зубоврачевания в отдельную отрасль, совершенствование и изобретение инструментария и оборудования дали импульс к оформлению отрасли и науки более высокого уровня — стоматологии — и становлению современной стоматологической терминологии (XVII–XIX вв.). Ее окончательное формирование и систематизация продолжается в XX и текущем столетии.

Уместно еще раз подчеркнуть, что именно благодаря французским хирургам зубоврачевание обрело свою самостоятельность. Данный факт способствовал дальнейшей специализации важнейших клинических стоматологических направлений: хирургического, терапевтического и ортопедического.

Исследование хронологии, источников происхождения и формирования стоматологической лексики современного французского языка показало, что она в основном состоит из исконно французских терминов как наследия народной и литературно-научной латыни, из заимствованных в разное время (от средних веков до XIX в.) классицизмов и из неоклассицизмов (неогрецизмов и неолатинизмов). В настоящее время французская стоматологическая терминология продолжает пополняться как за счет латинских и греческих словообразующих элементов (основной источник для создания новых стоматологических терминов), так и на базе французской, а также заимсвованной из других иностранных языков лексики [26].

Глава 2. ПРЕДЫСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ

ЗУБОВРАЧЕБНОЙ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ ЛЕКСИКИ

Историческим вопросам развития науки о лекарственных средствах для лечения зубных болезней и эволюции фармацевтической терминологии посвятили свои труды многие ученые. Наибольший интерес для нашего исследования представляют те работы, в которых содержатся нужные нам сведения о происхождении первых фармацевтических терминов в области зубоврачевания [8; 15; 66; 68; 71; 72; 73; 85]. Сведения из медицинских текстов, найденных среди сохранившихся древнейших памятников письменности, дают возможность проследить историю происхождения некоторых зубных болезней и названий лекарственных cредств для их лечения, узнать имена врачей, а также тематику и проблематику первых трудов в этой области медицины.

Применение лекарственных средств в стоматологии не столь обширно, как в других областях медицины. «Un dentiste, voire mme un stomatologiste, n’a pas besoin de possder un grand bagage de medicaments — Дантисту, как и стоматологу, нет необходимости располагать большим количеством лекарств», — считают авторы известного французского терапевтического стоматологического справочника «Formulaire thrapeutique odontostomatologique» Р. Буасье и А. Буланд. [73, р. 14]. Тем не менее лекарственное лечение зубных болезней применялось еще до первых памятников письменности.

Одними из древнейших руководств по использованию лекарств считаются исторические памятники письменности восточных народов древней Индии, Китая, Ассирии, Вавилона, глиняные дощечки шумеров (около 3000 лет до н. э.). Некоторые папирусы носят имена ученых, открывших или расшифровавших их: папирусы Эберса, Гирста, Анастасия и др.

(2500–1500 лет до н. э.) [36]. Особо следует выделить «Папирус Эберса»

(около 1700 лет до н. э) под названием «Книга приготовления лекарств для всех частей тела». В нем 110 столбцов, три из которых содержат перечень различных средств против зубных болезней, а также около 800 рецептов лекарств и описание техники их приготовления. Так, согласно историческим данным, растительные и минеральные вещества древесное масло, алоэ, лук, тмин, медная зелень употреблялись в форме паст, припарок, жевательных средств. Резина, тесто, жир использовались как основа для паст, мед — как связующее средство, анис и тмин — для исправления вкуса. Вяжущие и смягчающие свойства применяемых египетскими врачами лекарств указывают на их назначение против заболеваний десен, зубных абсцессов и т. п. Для укрепления расшатанных зубов рекомендовали порошок кремнезема, медную зелень, мед, ладан; от боли в зубе — тмин, ладан, лук (в виде аппликаций); для устранения дурного запаха изо рта — пилюли из ароматических веществ. В «Папирусе Эберса» есть указание на то, что растирание луком делает зубы белыми и блестящими [36].

В медицинских сочинениях Древнего Китая (около 3000 лет до н. э.) описаны некоторые методы зубоврачевания, сохранившиеся до настоящего времени. Против всевозможных болезней китайская медицина широко применяла акупунктуру (иглоукалывание). Например, зубную боль снимали 26 уколами, а также лечили мышьяком, вложенным в дупло зуба, стоматиты — полосканием разными отварами растительных средств. Чистка зубов, к примеру, и в настоящее время в Китае производится с помощью деревянной палочки, расплетенной на конце в форме кисточки. У китайских врачей впервые встречаются сведения о кариесе зуба. Они полагали, что кариес зуба вызывает червь, поэтому прижигали зуб особым составом, в который входил мышьяк. «Теория зубных червей» встречается и у других народов древнего мира. Суть одной из них в следующем: в древние времена против зубной боли применялось окуривание зуба семенами белены, которые раскладывались на горячих угольях. Поднимающиеся вместе с дымом частицы семян принимали форму червей, что и дало повод думать, что это черви выходят из зуба.

Другая версия имела в основе темный цвет и дурной запах кариозного зуба, напоминающий гниющее мясо, в котором заводятся черви, что также может навести на мысль о появлении червей в больном зубе. Вавилоняне, у которых впервые встречается данная версия, закладывали белену в зуб вместе с мастикой, предварительно прочитав три раза текст заклинания против зубного червя. Впоследствии под влиянием убеждения в том, что зубные черви существуют, их стали «видеть» в дыму или в зернышках белены, оставшихся на углях. Следует добавить и то, что врачебные шарлатаны прибегали к всевозможным фокусам, чтобы продемонстрировать больным эффективную картину извлечения этих червей из зуба. При этом они пользовались крючками с деревянными ручками, полыми внутри, куда помещали заранее заготовленных капустных червей. Поковыряв в зубе этим крючком, они вынимали червей и показывали их изумленному пациенту, убежденному в том, что именно черви, извлеченные из зуба, были причиной его страданий [36].

В священных книгах индусов Ведах, созданных за 2000 лет до н. э., содержатся сведения об индийской медицине. До нас дошли сочинения знаменитого индусского врача VIII века до н. э. Сушруты, в которых он описывает 65 болезней полости рта, а также дает рекомендации по их лечению. Например, при зубных болезнях стоит избегать кислых фруктов, твердой пищи, холодной воды, чистки зубов щеткой. В его сочинениях говорится о гигиене полости рта и дается полное описание ухода за зубами:

зубная щетка, паста, содержащая мед, растительные масла и различные ароматические средства [36].

В античности не было учения о лекарствах как самостоятельной науки. Врач и фармацевт выступали в одном лице. Первую попытку систематизировать лекарственные средства сделал выдающийся древнегреческий врач Гиппократ (V–IV вв. до н. э.). Он, его ученики и последователи сами занимались изготовлением лекарств. По свидетельству историков, у Гиппократа было даже специальное сочинение на эту тему под названием «Ta phrmaka» («Лекарства»), которое, к сожалению, не сохранилось. Для обозначения искусства приготовления лекарств в дошедших до нас трудах Гиппократа впервые используется слово pharmakia (латинизированное pharmaca — фармация). В отдельных сочинениях Гиппократ называет ряд лекарств «индийскими», «египетскими». Например, для него перец — это индийское лекарство (indikn phrmakon) [68, с. 14–15]. О растениях, их целебных свойствах и изготовлении различных лекарств писали такие известные древнегреческие ученые, как Феофраст (IV–III вв. до н. э.) в труде «Об истории растений» и Диоскорид (I в н. э.) в сочинении «О лечебных веществах».

Неоценимый вклад в развитие античной римской медицины конца I в. до н. э. – начала I в. н. э., сформировавшейся под влиянием богатейшей греческой науки, впитавшей, в свою очередь, достижения фармации народов античного мира (египтян, персов и др.), внес римский энциклопедист К. Цельс. В своем сочинении «De medicina» («О медицине»), состоящем из 8 книг, 5-ю и 6-ю книги он полностью посвятил фармацевтическим вопросам. К. Цельс говорил, что лекарства играют положительную роль в выздоровлении людей, и подчеркивал, что три основные части медицинской науки, на которые она в то время подразделялась (диэтика, хирургия, фармакология), тесно связаны между собой и дополняют друг друга [71, с. 65]. Особое внимание он уделял лечению зубной боли, рекомендуя ингаляции водным паром, полоскание настоем трав, строгую диету, а также удаление зубов. Сочинения К.

Цельса на латинском языке стали важнейшим источником изучения фармацевтической науки того времени. Подавляющее большинство терминов для обозначения лекарств во времена К. Цельса имеет греческое происхождение. К тому времени римляне еще не имели своей национальной медицинской терминологии, и ему пришлось подыскивать латинские эквиваленты к греческим названиям лекарственных средств.

Так, К. Цельс впервые ввел на латинском языке такие фармацевтические термины (нередко латинизируя греческие слова), как remedium — лекарственное средство; medicamentum — лекарство; mixturа — смесь;

malagma — припарка, компресс; emplastrum — пластырь; pastillus — пилюля, шарик; antdotum — противоядие; acopum — акоп, смягчающая мазь; cataplasma — припарка; unguentum — густая мазь; catapotium — пилюля и др. [71, с. 65–67].

Вопросам изготовления и применения лекарств в I в. н. э. посвятил свое сочинение «De compositione medicamentorum» («О приготовлении лекарств») римский врач, ученик К. Цельса Скрибоний Ларг. Рецептурный сборник С. Ларга имел особо важное значение для фармацевтической терминологии древних римлян. Многие современные ученые отмечали относительно высокий уровень фармацевтических познаний С. Ларга. Термины, употребляемые им, выдержали испытание временем и вошли в основной фонд современной фармацевтической терминологии.

К ним относятся термины antdotum, cataplasma, emplastrum, malagma, pastillus и др. [72]. С. Ларг пользовался как фармацевтическими терминами К. Цельса, так и созданными самим: pilula — пилюля; ceratum — восковая мазь; dentifricium — зубной порошок. В одном из рецептов о зубном порошке говорится, что последний «укрепляет зубы и делает их блестящими — dentifricium, quod splendidos facit dentes et confirmat…»

[71, с. 59].

В сочинениях К. Цельса и его последователя С. Ларга употребляются названия лекарственных средств в основном растительного происхождения (алоэ, перец, ладан, ирис, лен, чабрец). Среди лекарственных средств животного происхождения называются сало, мед, воск, минерального — пемза, бура, купорос и др. [71]. Преимущество растений перед лекарственными средствами нерастительного происхождения характерно для всей античной и вообще народной медицины.

Тот факт, что фармацевтические термины К. Цельса и С. Ларга часто совпадают, наводит многих исследователей на мысль о том, что римская фармацевтическая терминология I в. н. э. базировалась на терминах, которые уже использовались до Цельса и Ларга. Разумеется, К. Цельс и С. Ларг пользовались определенными источниками для написания своих сочинений, но это не уменьшает их роли в истории римской медицины и фармацевтической науки.

Много внимания лекарственным средствам уделил Плиний Старший (I в. н. э.) в своей энциклопедии «Historia naturalis» («Естественная история»), 8 книг которой посвящены лекарственным растениям и 5 — лекарственным средствам животного и минерального происхождения.

Римский энциклопедист описал около 1000 растений и их лекарственные свойства [68; 72].

Вершиной античной послегиппократовой медицины стали книги греческого философа, ученого и врача К. Галена (II в. н. э.), посвященные теории и практике лечения различных болезней и приготовления всевозможных лекарств под названием «Libri de materia medica» («Книги о врачебном веществе»), оказавшие значительное влияние на поколения врачей много лет спустя. Галеном описаны свойства простых веществ, всевозможных противоядий и особенно способы получения настоев, отваров, сиропов, настоек, вытяжек (экстрактов) из растительного сырья, названных «галеновыми препаратами» и используемых фармацевтами в настоящее время. [45, с. 11; 68].

Следует также отметить медицинские труды М. Эмпирика (V в. н. э.), написавшего справочник «De medicamentis» («О лекарствах»). Так как в данном справочнике собраны в основном рецепты, то в него вошло немало терминов, связанных с названиями лечебных и гигиенических процедур полости рта, таких как gargarizatio — полоскание; suffitio — обкуривание лекарственными растениями и др. [57].

Период с VIII по XII вв. отмечается историками как эпоха арабской медицины. Заслуга арабских врачей заключается в том, что они перевели на свой язык сочинения известных греческих и римских авторов, сохранив тем самым их достижения в области медицины для последующих поколений.

Всемирно известный «Канон врачебной науки» таджикского врача и фармацевта Ибн Сины или Авиценны (980–1037) был в XII в. переведен на латинский язык с арабского и являлся главным руководством по преподаванию медицины в Европе почти до конца XVI в. Средневековые арабские врачи активно занимались химией, обогатив медицинскую науку многочисленными новыми веществами и соответствующими фармацевтическими терминами, которые существуют и сегодня (алкоголь, спирт, эликсир, щелочь, сироп, сахар и др.) В арабских трудах даются и новые описания в области зубоврачевания. Так, в «Каноне врачебной науки» впервые упоминается о зубных камнях, их вреде и удалении, содержатся интересные данные по анатомии, физиологии, клинике, лечению и профилактике заболеваний зубов и слизистой оболочки рта.

Период Раннего Средневековья в Западной Европе представлял собой эпоху длительного упадка, полного забвения античной медицины.

Врачевание почти стало исключительно занятием духовенства (период так называемой монашеской медицины). А после запрещения церковным собором в XII в. духовным лицам заниматься хирургией, зубоврачевание оказалось в руках людей, вообще не причастных к медицине: цирюльников, банщиков, знахарей, многие из которых сделали в дальнейшем удаление зубов своей профессией. Лекарственное лечение почти не применялось. Лечили путем обращения к различным божественным «средствам»:

молитвам, заговорам, заклинаниям. Поэтому данный период характеризуется как регресс в области зубоврачевания.



Pages:     || 2 | 3 |


Похожие работы:

«БЕЗОПАСНОСТЬ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИКУЛЬТУРНОЙ РОССИИ Челябинск 2013 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЧЕЛЯБИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ БЕЗОПАСНОСТЬ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИКУЛЬТУРНОЙ РОССИИ КОЛЛЕКТИВНАЯ МОНОГРАФИЯ Челябинск 2013 УДК 371:34 ББК 74.04(2):67.4 Б Безопасность социальной сферы в условиях современной...»

«Ивановский государственный университет Свято-Алексеевская Иваново-Вознесенская Православная Духовная семинария Научный Центр по проблемам церковной истории и церковного осмысления истории России Священник Алексий Федотов РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В 1943-2000 ГГ.: ВНУТРИЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ, ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ГОСУДАРСТВОМ И ОБЩЕСТВОМ (ПО МАТЕРИАЛАМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ) Иваново, 2005 ББК 63.3(2) Ф34 В монографии анализируется сложный период новейшей истории Русской Православной Церкви – 1943-2000...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Омский государственный педагогический университет М. В. Винарский ИЗМЕНЧИВОСТЬ ПРЕСНОВОДНЫХ ЛЕГОЧНЫХ МОЛЛЮСКОВ (ТАКСОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) МОНОГРАФИЯ Омск Издательство ОмГПУ 2013 1 Печатается по решению редакционноУДК 594 издательского совета Омского государственного ББК 28.691 педагогического университета В48 Рецензенты: д-р биол. наук С. И. Андреева (Омская государственная медицинская академия); д-р биол. наук В. В. Анистратенко (Институт...»

«Российская академия естественных наук ——————— Общероссийская общественная организация Лига здоровья нации ——————— Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Академия социально-политической психологии, акмеологии и менеджмента ——————— Ноосферная общественная академия наук ——————— Ассоциация ноосферного обществознания и образования ——————— Северо-Западный институт управления – филиал РАНХиГС при Президенте РФ ——————— Костромской государственный университет...»

«А.В. Сметанин Л.М. Сметанина Архангельская область: истоки, потенциал, модернизация Монография Архангельск ИПЦ САФУ 2013 УДК 338(470.11) ББК65.9(2Рос-4Арх) С50 Рецензенты: доктор социологических наук, профессор кафедры экономики, менеджмента и маркетинга Архангельского филиала Финансового университета при Правительстве РФ, член-корреспондент РАЕН О.В.Овчинников; доктор исторических наук, профессор Северного (арктического) федерального университета имени М.В.Ломоносова СИ.Шубин Сметанин А.В....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет имени С.М. Кирова (СПбГЛТУ) _ Кафедра лесоводства Н. В. Беляева кандидат сельскохозяйственных наук, доцент Д.А. Данилов кандидат сельскохозяйственных наук ЗАКОНОМЕРНОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СОСНОВЫХ И ЕЛОВЫХ ФИТОЦЕНОЗОВ НА ОБЪЕКТАХ РУБОК УХОДА И КОМПЛЕКСНОГО УХОДА ЗА ЛЕСОМ...»

«КАТАЛОГ ИЗДАНИЙ ООО Газпром ВНИИГАЗ www.vniigaz.ru По вопросам приобретения изданий обращаться в Редакционно-издательский отдел ООО Газпром ВНИИГАЗ. Тел. /факс: + 7 (498) 657- 41-73 E-mail: A_Luzhkova@vniigaz.gazprom.ru Возможна оплата по наличному и безналичному расчету. Доставка в регионы осуществляется заказными бандеролями по тарифам ФГУП Почта России. Количество экземпляров ограничено. Можно заказать электронную версию издания. Башкин В.Н. Ретроспектива и прогноз геоэкологической ситуации...»

«ЦОРИЕВА Е.С. ПРЕСТУПНОСТЬ ВЫНУЖДЕННЫХ МИГРАНТОВ (по материалам Республики Северная Осетия-Алания) П о д р е д а к ц и е й д о к т о р а ю р и д и ч е с к и х наук, п р о ф е с с о р а, З а с л у ж е н н о г о ю р и с т а Р р с с и и ЗлААова В.Е. Владикавказ - 2004 ББК Под редакцией заведующего кафедрой криминологии, психологии и уголовно-исполнительного права МГЮА, Заслуженного юриста России, доктора юридических наук, профессора Эминова В.Е. Рецензенты: Цалиев A.M., доктор юридических наук,...»

«Байкальский государственный университет экономики и права Ю.Н. Гойденко Ю.В. Рожков Ценообразование в коммерческих банках: ориентация на выживание Иркутск Издательство БГУЭП 2005 УДК 336.71:338.5 ББК 65.9(2)262 Г 59 Печатается по решению редакционно-издательского совета Байкальского государственного университета экономики и права Рецензенты: д-р экон. наук, проф. А.В. Новиков д-р экон. наук, проф. Г.М. Тарасова Гойденко Ю.Н., Рожков Ю.В. Г 59 Ценообразование в коммерческих банках: ориентация на...»

«Российская Академия Наук Институт философии СПЕКТР АНТРОПОЛОГИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ Выпуск 2 Москва 2008 1 УДК 141 ББК 87.3 С 71 Ответственный редактор доктор филос. наук, доктор филол. наук П.С. Гуревич Рецензенты доктор филос. наук Ф.И. Гиренок доктор филос. наук В.М. Розин Спектр антропологических учений. Вып. 2 [Текст] / Рос. С 71 акад. наук, Ин-т философии ; Отв. ред. П.С. Гуревич. – М. : ИФРАН, 2008. – 000 с. ; 20 см. – Библиогр. в примеч. – 500 экз. – ISBN 978-5-9540-0121-1. Данная монография...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИЙ И УПРАВЛЕНИЯ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ, БИЗНЕСА И ТЕХНОЛОГИЙ СРЕДНЕРУССКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ АКАДЕМИИ НАУК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ В.К. Крутиков, М.В. Якунина РЕГИОНАЛЬНЫЙ РЫНОК МЯСА: КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ ПРЕДПРИЯТИЙ И ПРОДУКЦИИ Ноосфера Москва 2011 УДК 637.5 ББК 36.92 К84 Рецензенты: И.С. Санду, доктор экономических наук, профессор А.В. Ткач, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Издается...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ВОСТОЧНО-СИБИРСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ МЕДИЦИНЫ ТРУДА И ЭКОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА – ФИЛИАЛ НАУЧНОГО ЦЕНТРА МЕДИЦИНСКОЙ ЭКОЛОГИИ ИРКУТСКИЙ ФИЛИАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ОБЩЕСТВЕННОЕ ЗДОРОВЬЕ КАК ВАЖНЕЙШАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА Под редакцией доктора медицинских наук Я.А. Лещенко Иркутск – УДК 616-058-056.22: 338.1. Издание осуществлено по результатам исследований,...»

«ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ГРЕБЕНЮК НАШИ ЗА ГРАНИЦЕЙ. РУССКИЕ, РОССИЯНЕ, РУССКОГОВОРЯЩИЕ, СООТЕЧЕСТВЕННИКИ: РАССЕЛЕНИЕ, ИНТЕГРАЦИЯ И ВОЗВРАТНАЯ МИГРАЦИЯ В РОССИЮ Москва 2014 ISBN 978-5-7556-0515-1 границей. Русские, и з д а н и е Рецензенты: профессор Л.Л. Рыбаковский, Воробьева процессами. ISBN 978-5-7556-0515-1 2013 МГУ 2014 ОТ АВТОРОВ Федерации. историческую А.А. родину. – опыт. часто высылало важно, Россию сделать. самых осмыслить. темой. РУССКИЕ, РОССИЯНЕ,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ОМСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ В СЕРВИСЕ Монография Под общей редакцией доктора экономических наук, профессора О.Ю. Патласова ОМСК НОУ ВПО ОмГА 2011 УДК 338.46 Печатается по решению ББК 65.43 редакционно-издательского совета С56 НОУ ВПО ОмГА Авторы: профессор, д.э.н. О.Ю. Патласов – предисловие, вместо послесловия, глава 3;...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова С.Н. Горбунов, М.Ю. Задорин Коренные народы и устойчивое развитие Монография Архангельск ИД САФУ 2014 УДК 342.72+341 ББК 67.400.34+67.91 Г676 Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова...»

«ЯНКОВСКИЙ Н.А., МАКОГОН Ю.В., РЯБЧИН А.М., ГУБАТЕНКО Н.И. АЛЬТЕРНАТИВЫ ПРИРОДНОМУ ГАЗУ В УКРАИНЕ В УСЛОВИЯХ ЭНЕРГО- И РЕСУРСОДЕФИЦИТА: ПРОМЫШЛЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ Научное издание 2011 УДК 696.2 (477) Янковский Н.А., Макогон Ю.В., Рябчин А.М., Губатенко Н.И. Альтернативы природному газу в Украине в условиях энерго- и ресурсодефицита: промышленные технологии: Монография / под ред. Ю. В. Макогона. – Донецк: ДонНУ, 2011.–247 с. Авторы: Янковский Н.А. (введение, п.1.3., 2.3., 2.4., 3.1.), Макогон Ю.В....»

«Вестник МГТУ, том 14, №1, 2011 г. стр.17-24 УДК 378.4 Об одном примере международного сотрудничества А.М. Ершов1, Ю.Т. Глазунов1, А.И. Кибиткин2 1 Технологический факультет МГТУ, кафедра технологии пищевых производств 2 Экономический факультет МГТУ, кафедра финансов, бухгалтерского учета и управления экономическими системами Аннотация. В 2004 г. между Мурманским государственным техническим университетом (Россия) и Высшей гуманитарно-экономической школой в Эльблонге (Польша) был заключен договор...»

«ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ ОБРАЗОВАНИЯ 2 Департамент образования Ярославской области ГУ ЯО Центр профессиональной ориентации и психологической поддержки Ресурс Психологические Каталог научноресурсы методических материалов образования выставки-конкурса Ярославль 2013 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ ОБРАЗОВАНИЯ ББК 88.4 К – 29 Рецензент: профессор кафедры общей и социальной психологии ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, доктор психологических наук Н.П. Ансимова К - 29 Каталог научно-методических материалов...»

«УДК 323.1; 327.39 ББК 66.5(0) К 82 Рекомендовано к печати Ученым советом Института политических и этнонациональных исследований имени И.Ф. Кураса Национальной академии наук Украины (протокол № 4 от 20 мая 2013 г.) Научные рецензенты: д. филос. н. М.М. Рогожа, д. с. н. П.В. Кутуев. д. пол. н. И.И. Погорская Редактор к.и.н. О.А. Зимарин Кризис мультикультурализма и проблемы национальной полиК 82 тики. Под ред. М.Б. Погребинского и А.К. Толпыго. М.: Весь Мир, 2013. С. 400. ISBN 978-5-7777-0554-9...»

«В.В. Липаев. Экономика производства программных продуктов 2 Институт системного программирования Российской академии наук В.В. Липаев ЭКОНОМИКА ПРОИЗВОДСТВА ПРОГРАММНЫХ ПРОДУКТОВ Издание второе СИНТЕГ® Москва - 2011 Оглавление 3 УДК 004.41(075.8) ББК 32.973.26-018я73 Л61 Липаев В.В. Экономика производства программных продуктов. Издание второе - М.: СИНТЕГ, 2011. - 358 с. В монографии представлены основы экономики производства сложных программных продуктов высокого качества, которые базируются...»






 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.