WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

«П. Кабанов, Г. Райков, А. Свигузова, Д. Чирков Электоральная преступность в условиях формирования в России демократического правового государства (политико-криминологический анализ явления, его причин и эффективности ...»

-- [ Страница 1 ] --

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА (г. Казань)

П. Кабанов, Г. Райков, А. Свигузова, Д. Чирков

Электоральная преступность

в условиях формирования

в России демократического

правового государства

(политико-криминологический анализ явления,

его причин и эффективности мер противодействия)

Москва, 2012

УДК 34

ББК 67.51

К12

Рецензенты:

А. А. Магомедов — доктор юридических наук, профессор, С. Д. Назаров — кандидат юридических наук, профессор, В. Л. Жданов — доктор политических наук, доцент Кабанов П. А., Райков Г. И., Свигузова А. П., Чирков Д. К.

К12 Электоральная преступность в условиях формирования в России демократического правового государства (политико-криминологический анализ явления, его причин и эффективности мер противодействия): Монография/ Под науч. ред. д-ра юрид. наук П. А. Кабанова. — М.: Издательская группа «Граница», 2012. — 92 с.

ISBN 978-5-94691-488- В книге рассматриваются закономерности развития электоральной преступности в России в период с по 2011 год, выделены её подвиды, вскрыты основные причины её существования и распространения, а также оценены принимаемые государством и обществом меры по её нейтрализации.

УДК ББК 67. ISBN 978-5-94691-488-8 © Кабанов П. А., © Райков Г. И., © Свигузова А. П., © Чирков Д. К., © Институт экономики, управления и права (г. Казань), © Издательская группа «Граница», Введение Формирование в России демократического правового государства и гражданского общества начатое в конце ХХ века большинство специалистов связывает с внедрением в политическую практику таких демократических ценностей как свобода слова, равноправие граждан, многопартийность, идеологический плюрализм, избрание высших органов государственной власти и ряд других. В связи с чем, от правящей политической элиты обновляющегося российского общества потребовалось не только провозглашение и правовое закрепление основных демократических ценностей, но и обеспечение их надежной защиты от противоправных посягательств, которые не только приносят невосполнимый урон демократическим основам устройства государства и общества, но и подрывают их. Наибольшую опасность среди таких противоправных посягательств представляют преступления, посягающие на политическую систему общества и её демократические институты, в первую очередь на действующую избирательную систему.

В результате таких посягательств в обществе закономерно появляется недоверие не только к процедуре формирования институтов политической власти, но и к ней самой.

В связи с этим становится актуальной и практически значимой научная разработка механизмов защиты политической системы и её институтов, в том числе и демократического института выборов органов государственной власти и органов местного самоуправления от преступлений и иных правонарушений различными средствами и инструментами.

В отечественных науках гуманитарного цикла, в первую очередь, юриспруденции в течение последних 15–20 лет активно исследуются и разрабатываются правовые средства защиты политической системы и её институтов. При этом предлагаются обоснованные правовые меры, средства и механизмы, обеспечивающие её стабильность, надежность и последовательность.

Вместе с тем, криминологические аспекты защиты политической системы и её отдельных институтов от преступных посягательств рассматриваются крайне редко, хотя преступления направленные на противоправное приобретение, сохранение, распределение или утрату власти с использованием демократических институтов её формирования в современном российском обществе — реальность. Оценивая такое положение дел в обществе, авторами настоящей работы ещё в конце ХХ века было предложено формирование нового направления в российской политической криминологии — электоральной криминологии, изучающей не только электоральную преступность, её причины, но и формирующую систему механизмов защиты избирательных процессов от преступных посягательств.

Невзирая на новизну проблемы, исследованиям правовой защиты избирательных процессов от преступных посягательств уделялось определенное внимание в юридической и политологической литературе, в рамках исследования политологических, теоретико-правовых, конституционно-правовых, административно-правовых, уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, гражданско-процессуальных, криминалистических и иных аспектов противодействия электоральным преступлениям и иным правонарушениям. Отдельные криминологические аспекты защиты избирательных прав граждан и избирательной системы России от преступных посягательств рассматривались такими отечественными специалистами как: В. В. Аникин, О. Ю. Антонов, В. В. Астанин, Л. Ю. Болотских, А. А. Вешняков, Г. Н. Горшенков, И. А. Дамм, А. И. Долгова, О. В. Зайцева, А. В. Иванченко, В. В. Игнатенко, А. Д. Исхаков, Е. П. Ищенко,

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

Д. А. Квон, Ю. Н. Климова, С. Д. Князев, Е. И. Колюшин, В. В. Лаптева, Н. А. Лопашенко, П. И. Люблинский, Г. А. Станкевич, И. О. Соломондина, А. П. Сунцов, Н. В. Терещенко, В. А. Тупиков, Н. Ю. Турищева и др. Однако крупных криминологических исследований электоральной преступности, её причин и мер противодействия этому явлению в условиях формирования в России демократического правового государства и гражданского общества — не проводилось.



Вместе с тем, обобщение научных достижений в области политологии, социологии, психологии, философии, лингвистики, журналистики и права, связанных с изучением электоральных девиаций и выработка комплексных криминологических мер защиты избирательных процессов, с учетом накопившегося практического опыта, является не только своевременным, но важным для гармонизации общественных отношений при построении в России демократического правового государства и формирования гражданского общества.

Указанные выше обстоятельства и побудили авторов к объединению своих творческих усилий к всестороннему политико-криминологическому анализу электоральной преступности, её причин и эффективности мер противодействия этому явлению в условиях формирования в России демократического правового государства, и написанию предлагаемой вниманию читателя работы.

При исследовании феномена электоральной преступности авторами используются официальные статистические данные по зарегистрированным электоральным преступлениям и лицам их совершившим, материалы социологических, психологических, политологических и иных исследований, опубликованные в открытой печати, а также публикации отечественных журналистов по исследуемой нами тематике.

В ходе работы над книгой авторами изучались материалы правоприменительной практики правоохранительных органов и Центральной избирательной комиссии России по исследуемой проблеме. Проведен социологический опрос около 850 избирателей, 180 сотрудников правоохранительных органов и территориальных избирательных комиссий по проблемам совершенствования мер противодействия электоральной преступности. Проведен контент-анализ опубликованных материалов в российских и зарубежных средствах массовой информации по исследуемой проблеме.

Необходимо отметить, что настоящая книга является, с одной стороны, обобщением предшествующих многолетних научных исследований электоральной преступности, её причин и мер противодействия — одних авторов (П. А. Кабанов и А. П. Свигузова), а, с другой стороны, — обобщением многолетней практики участия в избирательных процессах в органы государственной власти и органы местного самоуправления различного уровня и в различном качестве — других авторов (Г. И. Райков, Д. К. Чирков). Исследовательский и жизненный опыт авторов позволили выйти на иной более высокий уровень обобщения этой сложной и многоаспектной проблемы.

Авторы надеются, что цель данной книги будет достигнута, если она поможет заинтересованному читателю в понимании сложной проблемы — существовании, трансформации (изменении) электоральной преступности, причинах её вызывающих, эффективности принимаемых государством и обществом мерах в условиях формирования в России демократического правового государства и гражданского общества. Возможно, она окажет положительное влияние на формирование и дальнейшее развитие относительно молодого научного направления — электоральной криминологии.

Электоральная преступность в условиях формирования в России демократического правового государства:

понятие, закономерности развития, современное состояние, краткосрочный прогноз Электоральная преступность как политико-криминологическая категория в условиях формирования в России демократического правового государства Модернизация российской государственности и общественной жизни, начавшаяся в начале 90-х годов прошлого века, затронула многие сферы, в том числе и сферу социального управления. Демократизация основных институтов государственной власти и местного самоуправления в России, формирование институтов гражданского общества потребовала качественно новых механизмов ее обновления, традиционно используемых в развитых демократических странах, — выборов высших должностных лиц органов власти различного уровня.

В реформируемом российском обществе процесс выборов представителей в органы государственной власти и муниципальные органы местного самоуправления не всегда шел гладко. Отечественные исследователи, занимавшиеся анализом федеральных, региональных и муниципальных избирательных кампаний, отмечали значительное число нарушений избирательных прав граждан в процессе их реализации1, а также низкую эффективность применения правовых, политических и иных мер к правонарушителям со стороны государственных органов и их должностных лиц. И как закономерное следствие этого к данной политико-правовой проблеме для её разрешения было обращено внимание отечественных специалистов из различных областей гуманитарного знания. К научному анализу рассматриваемой проблемы в условиях реформирования российской государственности и её различных аспектов обращались отечественные и зарубежные специалисты в области социологии2, 1 См., например: Сунцов А. П. Правонарушения в сфере избирательной системы субъекта Российской Федерации. — Екатеринбург, 2000; Игнатенко В. В. Правонарушения и юридическая ответственность в избирательном процессе. — Иркутск, 2003; Белоновский В. Н. Правонарушения и юридическая ответственность в избирательном праве. Историческая практика и современность: Монография. — М., 2005; и др.

2 Демидов А. М. Можно ли предсказать результаты голосования? // Социологический журнал. 1994. № 3. — С. 138–144; Тавокин Е. В. Социологические прогнозы электорального поведения // Социологические исследования.

1996. № 7. — С. 15–20; Воробьев Ю. В. Электоральное поведение как фактор политической социализации россиян:

Дисс.... кандид. социолог. наук. — М., 1997; Самаркин О. А. Электоральное поведение населения Республики Татарстан. Теоретические средства анализа и эмпирия: Дисс.... кандид. социолог. наук. — Казань, 2000; Вишняк О. И.

Электоральная социология: история, теория, методы: Дисс.... док-ра социолог. наук. — Киев, 2001; Ротман Д. Г.

Электоральные социологические исследования. — Кемерово, 2002; Возьмитель А. А. Выбор перемен // СоциологиЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА политологии3, психологии4, журналистики5, истории6 и права7, в том числе и авторы настоящей работы8.

Не оставались в стороне от освещения основных проблем формирования российского демократического правового государства и гражданского общества, а также их институтов и отечественные средства массовой информации.

Следует отдельно отметить то обстоятельство, что аналитические публикации российских журналистов, проблемно и остро указывающих на пробелы избирательного законодательства и другие недостатки, связанные с его реализацией, причины и условия (факторы), их породившие, стимулировали научные поиски решения этих проблем. Некоторые журналисты, обобщив научные исследования отечественных специалистов, предлагали возможные варианты устранения этих недостатков. Активная деятельность представителей средств массовой коммуникации не только стимулировала активное развитие и совершенствование правовых норм федерального и регионального российского избирательного законодательства, но и в значительной степени искусственно «подогревала» интерес отечественных и зарубежных исследователей к сложной междисциплинарной проблеме сдерживания, быстро распространяющихся в обновляющемся российском обществе, электоральных девиаций9.

ческие исследования. 2004. № 4. — С. 103–106; Гринько В. В. Электоральное сознание и поведение российских избирателей: Дисс.... кандид. социолог. наук. — М., 2006; Соленикова Н. В. Политический Интернет в российских избирательных компаниях (тенденции развития) // Общественные науки и современность. 2007. № 5. — С. 69–74; и др.

3 Зюков В. Н. Электоральное поведение в условиях стабильных демократических политических режимов: Дисс....

кандид. полит. наук. — М., 1995; Колосов В. А., Туровский Р. Ф. Осенне-зимние выборы глав исполнительной власти в регионах: сценарии перемен // Политические исследования. 1997. № 8. — С. 12–14; Электоральная политология:

теория и опыт России / Под ред. проф. Л. В. Сморгунова. — СПб., 1998; Максимов А. А. «Чистые» и «грязные» технологии выборов (российский опыт). — М., 1999; Особая зона: выборы в Татарстане: Сборник статей / Ред. В. А. Бажанов, В. В. Михайлов, М. Х. Фарукшин. — Ульяновск, 2000; Усачёв К. В. Электоральное поведение как форма политического участия. Модели, динамика, формы мотивации: Дисс.... кандид. полит. наук. — Коломна, 2000; Стоякин В. Манипуляция рейтингами как избирательная технология // Советник. 2002. № 2. — С. 10–11; Будаева Д. Ц.

Электоральное поведение населения в условиях реформирования российского общества: на материалах Республики Бурятия: Дисс.... кандид. полит. наук. — Улан-Уде, 2005; Парфёнова О. В. Электоральное поведение в условиях трансформации российского общества: Дисс.... кандид. полит. наук. — М., 2006; Шумилов А. В. Особенности электорального процесса в Российской Федерации (региональный аспект): Дисс.... кандид. полит. наук. — М., 2007;

Горшкова М. А. Сравнительный анализ избирательного права Российской Федерации и Великобритании: Автореф.

дисс.... кандид. юрид. наук. — М., 2010; и др.

4 Жмыриков А. Н. Как победить на выборах: Психотехника эффективного проведения избирательной кампании. — Обнинск, 1995; Лабаковская Е. Б. Психологические детерминанты поведения избирателей в ситуации политических выборов: Дисс.... кандид. психол. наук. — СПб., 1996; Пацынко С. В. Влияние слухов на электоральное поведение избирателей: Автореф. дисс.... кандид. психол. наук. — М., 2007; и др.

5 Савасенко Р. А. Отражение пиар-методов в медиа-текстах избирательных кампаний по выборам в Государственную Думу России I–IV созывов (1905–1912 гг.): Автореф.... дисс. кандид. филолог. наук. — М., 2009.

6 Дурнов А. В. Выборы в федеральные органы власти в условиях становления политической системы России, 1989–1998: На материалах Нижнего Поволжья: Дисс... кандид. истор. наук. — Саратов, 1999.

7 Иванченко А. В. Об обжаловании решений и действий комиссий при проведении выборов депутатов в Государственную Думу 1995 года // Государство и право. 1996. № 9. — С. 42; Татарчук В. Уроки избирательной кампании // Законность. 1997. № 5. — С. 28; Лаптева В. В. Выборы в Государственную Думу 1995 г.: проблемы совершенствования законодательства // Государство и право. 1996. № 9. — С. 21–34; Вешняков А. А. Избирательные стандарты в международном праве и их реализация в законодательстве Российской Федерации: Дисс.... кандид. юрид.

наук. — М., 1997; Беляева Н. Ю., Какабадзе Ш. Ш., Кириченко Л. А. Нарушения в избирательном процессе: примеры, признаки, противодействие. — М., 2003; Советников И. В. Злоупотребление правом в избирательном процессе:

Дисс.... кандид. юрид. наук. — М., 2006; Алимова Н. П. Правовое регулирование деятельности средств массовой информации в период проведения избирательных кампаний в целях обеспечения стабильности в общества: Дисс....

кандид. юрид. наук. — М., 2007.

8 Кабанов П. А. Понятие и криминологическая характеристика политической коррупции // Следователь.

1998. № 8. — С. 43–51; Его же. Политическая коррупция в России: криминологическая характеристика и меры сдерживания. — Нижнекамск, 1998. — 72 с.; Груздева А. П. Проблемы совершенствования уголовно-правовой охраны политических прав граждан в условиях предвыборной кампании // Актуальные проблемы юридических наук: Сборник научных трудов. Вып. 2. — Нижнекамск, 1998. — С. 72–81; Ее же. Понятие и некоторые формы проявления преступлений, совершаемых в условиях избирательного процесса (криминологический анализ) // Следователь. 1999. № 12. — С. 39–42; и др.

9 Маковская Т. «Если и было, то все равно не было...». Как фальсифицируются выборы // Гласность. 1994.

6 ноября; Козлова Н. После выборов — в СИЗО // Российская газета. 1997. 20 мая; Королёв М. Выборы под шелест Первые научные публикации отечественных специалистов, посвященные криминологическому анализу (осмыслению) проблемы противоправного, в том числе и криминального нарушения прав избирателей и других участников избирательного процесса в условиях реформирования российской политической системы и формирования демократического правового государства, появились в конце 90-х годов прошлого века. Это было связано, в первую очередь, с развитием и формированием относительно самостоятельного направления отечественной криминологии — политической криминологии, изучающей взаимосвязь и взаимозависимость преступности и политики10. Одним из основных научных направлений данной отрасли криминологических знаний стало изучение политических преступлений, совершаемых в условиях избирательного процесса; их причин и условий (факторов, детерминант); лиц, совершающих политические преступления в условиях избирательного процесса, а также мер по противодействию этому негативному социально-правовому явлению11. С тех пор до настоящего времени данное негативное политико-криминологическое явление и политико-правовая проблема изучается, как правило, в рамках этой относительно молодой отрасли российской криминологической науки. В рамках других гуманитарных наук (политологии, социологии, истории, философии, кратологии) исследуются лишь отдельные аспекты предмета электоральной криминологии.

На наш взгляд, следует отметить то обстоятельство, что первые научные исследования и публикации российских специалистов, посвященные исследованию особенностей проявления, распространения, причинного объяснения и эффективности противодействия преступности в условиях избирательного процесса, носили больше теоретико-правовой12, конституционно-правовой13, купюр // Юридический вестник. 1996. № 11. (Май). — С. 2–3; Чугуев С. Покупка подписей избирателей приобрела долларовый размах // Известия. 1995. 18 октября; Владыкин А. Хочешь выпить — голосуй! // Российская газета.

1998. 4 апреля; Рожков Р. Подтасовки предвыборных компаний // Российская газета. 1998. 29 мая; Предупреждение фальсификаторам (редакционная статья) // Советская Россия. 1999. 11 декабря; Воробьев В. Партийный ультиматум // Российская газета. 2002. 8 февраля; Потапов С. Мэр выступил против выборов // Российская газета. 2002.

5 марта; Козырев А. «Черные пиарщики» из «Имидж-контакта» пойдут под суд // Правда. 2002. 19 ноября; Борисов Т.

«Красноярский рабочий» почернел // Российская газета. 2003. 13 февраля; Токман Д. Криминал на фоне выборов // Российская газета. 2003. 14 октября; Пасечник Н. Как не угодить начальнику // Российская газета. 2004. 6 февраля; Журман О. Шоколадка для избирателя // Российская газета. 2004. 5 марта; Явлинский Г. О криминализации выборов во Владивостоке // Арсеньевские вести. 2004. 14 июня; Черненко А., Попов И., Дуда А. Скрытые угрозы открытым выборам // Зеркало недели. 2004. 3–9 июля; Михайлов С. Региональные выборы: свобода от конкуренции // Родина. 2006. 11 октября; Павловская Т. Выбор через суд // Российская газета. 2006. 17 февраля; Прошкин К.

Сто рублей за кандидата // Российская газета. 2007. 29 марта; Попов И. Поваренная книга фальсификаторов выборов // Зеркало недели. 2007. 11–17 августа; Дмитриев И. Список Чурова // Российская газета. 2007. 13 сентября;

Васильева К. Капуста для избирателя // Новые известия. 2007. 17 октября; Кузнецова Т. Подкуп двойника // Российская газета. 2008. 17 апреля; Пушкарева А., Кузнецова Т. В Барнауле выборы главы города признаны недействительными // Российская газета. 2008. 7 мая; и др.

10 Шестаков Д. А. Отрасли российской криминологии: Политическая криминология // Криминология. Учебник для юридических вузов / Под ред. проф. В. Н. Бурлакова, акад. В. П. Сальникова, акад. С. В. Степашина. — СПб., 1999. — С. 61; Его же. Школа преступных подсистем (парадигма, отрасли, влияние вовне) // Российский криминологический взгляд. 2005. № 1. — С.47; Его же. Криминология: Новые подходы к преступлению и преступности:

Криминогенные законы и криминологическое законодательство. Противодействие преступности в изменяющемся мире: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. — СПб., 2006. — С. 378–379.

11 Кабанов П. А. Политическая криминология: Программа курса. Действующий проект. — Нижнекамск, 1998. — С. 14; Его же. Политическая криминология: Учебные материалы. — Нижнекамск, 1998. — С. 31.

12 Игнатенко В. В., Ищенко Е. П. Юридическая ответственность за нарушение избирательного законодательства. — М., 1999; Орлов Д. В. Институт юридической ответственности за избирательные правонарушения в современной России: Автореф. дисс.... кандид. юрид. наук. — Н. Новгород, 2007.

13 Князев С. Д. Избирательное право в правовой системе Российской Федерации: Автореф. дисс.... д-ра юрид.

наук. — СПб., 1999; Устинов Д. Ю. Референдум и выборы как формы прямого народовластия граждан при осуществлении местного самоуправления в Российской Федерации: Дисс.... кандид. юрид. наук. — Саратов, 2001;

Исхаков А. Д. Юридическая ответственность за нарушения норм избирательного права Российской Федерации:

Дисс.... кандид. юрид. наук. — Казань, 2003; Штурнев А. Е. Конституционно-правовая ответственность за избирательные правонарушения. — Иркутск, 2004; Шведа В. В. Система принципов конституционно-правовой ответственности за избирательные правонарушения // Актуальные вопросы российского избирательного права: Сборник научных статей. — Иркутск, 2007. — С. 85–126; Горьков Н. В. Избирательное правонарушение как основание конституционно-правовой ответственности в избирательном праве // Юридические науки. 2007. № 3 (25). — С. 24–34;

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

административно-правовой14, финансово-правовой15, уголовно-правовой16, уголовно-процессуальный17, гражданско-процессуальный18, криминалистический19, чем криминологический характер. Отечественными криминологами если и рассматривалась преступность в условиях избирательного процесса, то в связи с рассмотрением отдельных проблем, относящихся к противодействию политической20 либо организованной21 преступности или коррупционного поведеСизикова Н. М. Профилактика правонарушений в области избирательного права: Дисс.... кандид. юрид. наук. — М., 2008; Боровикова И. А. Признание выборов недействительными как мера конституционно-правового принуждения // Академический юридический журнал. 2009. № 4 (38). — С. 10–18; и др.

14 Игнатенко В. В., Ищенко Е. П. Административная ответственность за нарушение российского законодательства о выборах и референдумах. — М., 2000; Игнатенко В. В. Административная ответственность участников выборов. — Иркутск, 2003; Дзюба О. Н. Административная ответственность за нарушение законодательства о выборах и референдуме: Дисс.... кандид. юрид. наук. — Екатеринбург, 2004; Протченко А. В. Административно-правовая ответственность за нарушение избирательных прав граждан: Автореф. дисс.... кандид. юрид. наук. — Хабаровск, 2009.

15 Колюшин Е. И. Право и финансирование выборов. — М., 1998; Его же. Судебная практика по делам о правонарушениях в ходе финансирования избирательных кампаний // Право и власть. 2002. № 3. — С. 3–11; Акиньшин И. С., Тихомирова Ю. С. Ответственность за финансовые правонарушения участников избирательного процесса // Вестник Московского университета МВД России. 2004. № 4. — С. 68–70.

16 Корабельников С. Уголовная ответственность за нарушение избирательных прав // Российская юстиция.

1996. № 5. — С. 23–24; Груздева А. П. Понятие и некоторые формы проявления преступлений, совершаемых в условиях избирательного процесса (криминологический анализ) // Следователь. 1999. № 12. — С. 39–42; Князев С. Д.

Уголовная ответственность за нарушение избирательных прав и права на участие в референдуме // Журнал российского права. 2001. № 2. — С. 26–28; Соломондина И. О. Уголовно-правовая охрана политических прав граждан:

Дисс.... кандид. юрид. наук. — М., 1993; Мажинская Н. Г. Уголовная ответственность за нарушение избирательных прав граждан: Дисс.... кандид. юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2002; Станкевич Г. А. Уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению избирательных прав и работе избирательных комиссий: Дисс.... кандид.

юрид. наук. — Кисловодск, 2002; Терещенко Н. В. Уголовно-правовая охрана избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации: Дисс.... кандид. юрид. наук. — Ставрополь, 2002; Колышницын А. С.

Преступления против избирательных прав граждан и права на участие в референдуме: Дисс.... кандид. юрид.

наук. — Рязань, 2004; Толстикова И. Н. Уголовная ответственность законодательства о выборах: Дисс.... кандид.

юрид. наук. — Красноярск, 2005; Шевченко Г. Н. Уголовно-правовая охрана избирательных прав граждан: Дисс.

... кандид. юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2006; Турищева Н. Ю. Преступления против избирательных прав и права на участие в референдуме: уголовно-правовой анализ и перспективы совершенствования законодательного описания (по материалам Краснодарского края): Дисс.... кандид. юрид. наук. — Краснодар, 2007; Её же. Оценка индивидуальных особенностей преступлений против избирательных прав, отраженная в санкциях норм УК РФ // Российский следователь. 2008. № 5. — С. 25–28; Её же. Преступления против избирательных прав граждан и права на участие в референдуме. — СПб., 2010; Чжоу Х. Преступления против избирательных прав в уголовном законодательстве Китая и России (сравнительно-правовое исследование): Дисс.... кандид. юрид. наук. — Владивосток, 2010; и др.

17 Болотских Л. Ю. Выявление, расследование и предупреждение преступлений в сфере проведения федеральных выборов в Российской Федерации: Дисс.... кандид. юрид. наук. — М., 2002; Антонов О. Ю. Механизм реализации нового уголовно-процессуального законодательства на этапе возбуждения уголовного дела по преступлениям, связанным с избирательной кампанией // Механизм реализации норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: проблемы и пути их разрешения. — Ижевск, 2003. — С. 41–46; Орлов А. Расследование фальсификации избирательных документов // Законность. 2005. № 8. — С. 28–30.

18 Тупиков В. А. Процессуальные особенности рассмотрения в судах жалоб (заявлений) на нарушения избирательных прав, прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации: Дисс.... кандид. юрид. наук. — Саратов, 2001.

19 Антонов О. Ю. Расследование преступлений, предусмотренных статьей 129 УК РФ, совершенных в период избирательной кампании: Учебное пособие. — Ижевск, 2003; Его же. Криминалистическая классификация нарушений законодательства о выборах // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2004. № 4. — С. 263–267;

Его же. Криминалистическая модель преступной деятельности, связанной с подготовкой и проведением избирательной кампании: монография. — Ижевск, 2006; Его же. Теория и практика выявления и расследования электоральных преступлений: Автореф. дисс.... д-ра юрид. наук. — М., 2008; Его же. Криминалистический анализ преступлений и правонарушений, связанных с нарушением порядка финансирования избирательной кампании // Вестник Российской правовой академии. 2008. № 1. — С. 56–58; Расследование преступлений, связанных с проведением избирательных кампаний и референдумов: Методические рекомендации. — М.: Следственный комитет РФ, 2011; и др.

20 Кабанов П. А. Понятие и криминологическая характеристика политической преступности // Следователь.

1999. № 5. — С. 27–33; Его же. Причины политической преступности // Следователь. 1999. № 5. — С. 46–55; Его же.

Личность политического преступника как объект криминологического исследования // Следователь. 1999. № 2. — С. 8–12; Его же. Некоторые аспекты предупреждения политической преступности // Следователь. 1999. № 3. — С. 38–44.

21 Долгова А. И., Астанин В. В., Дзюба Д. И. и др. Деятельность организованной преступности в политической сфере жизни общества // Организованная преступность, миграция, политика / Под ред. А. И. Долговой. — М., 2002. — С. 62–90; Астанин В. В. Реагирование на проявления организованной преступной деятельности в сфере изГЛАВА ния22, в том числе и проявляющегося в политической сфере жизни реформируемого российского общества23. Эта тенденция в исследовании электоральной преступности и преступлений, совершаемых в условиях избирательного процесса, их причин и мер противодействия данным негативным социально-правовым явлениям отчетливо просматривается и в научных публикациях отечественных специалистов в начале наступившего XXI века24.

Сам термин «электоральная преступность» в отечественную политическую криминологию был введен одним из авторов настоящей работы (А.П. Свигузовой) сравнительно недавно — в 2000 году25. Его введение потребовалось для обозначения в российской политической криминологии самостоятельного подвида политической преступности, проявляющегося и активно распространяющегося в специфичных условиях — условиях избирательного процесса. Эта специфичная разновидность политической преступности, был назван этимологически более точным и емким термином «электоральная преступность», заимствованным из зарубежной криминологии26. Одновременно с этим, другим автором настоящей работы (П. А. Кабановым), было предложено в рамках российской политической криминологии выделить самостоятельное научное направление — электоральную криминологию, основным объектом познания которой была бы электоральная преступность, отдельные формы или виды ее проявления, причины её существования и распространения, особенности личности преступника и жертвы, а также меры противодействия этому негативному явлению27. Следует отметить, что современная российская бирательных процессов // Реагирование на преступность: концепции, закон, практика. — М., 2002. — С. 188–191;

Ильин О. С. Некоторые аспекты состояния организованной преступности в политической сфере жизни общества // Организованный терроризм и организованная преступность. — М., 2002. — С. 163–169; Сибиряков С.Л., Бортнев А. И., Деркач С. А., Латышев С. Н. Региональные особенности состояния правопорядка, уровня правосознания и защищенности населения (информационно-аналитические материалы). — Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2002. — С. 11–13. Горшенков Г. Н. Криминологическая ситуация в сере коммерческой деятельности // Вестник КРАГСиУ.

Государство и право. 2002. № 5. — С. 78–79; Горшенков А. Г., Горшенков Г. Г., Горшенков Г. Н. О некоторых проблемах уголовной политики // Сборник научных трудов юридического факультета Сыктывкарского государственного университета / Под ред. проф. П. А. Колмакова. — Сыктывкар, 2002. — С. 27–28; и др.

22 Лунеев В. В. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы (тезисы доклада) // Государство и право. 2000. № 4. — С. 102; Аникин В. В. Проблемы расследования преступлений экономического характера и коррупции в условиях предвыборной кампании на примере Красноярского края // Коррупция и экономические преступления: Сборник материалов семинара Совета Европы / Под ред. А. Н. Таргабаева. — Красноярск, 2000. — С. 8–11; Мизерий А. И. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с коррупцией в органах власти: Дисс.... канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2000. — С. 20–23; Мартыненко Г. Коррупция как девиантное поведение // Закон. Финансы. Налоги. 2000. № 5. 1 февраля; Дамм И. А. Коррупция в избирательном процессе: понятие и противодействие: Дисс.... кандид. юрид. наук. — Красноярск, 2006; и др.

23 Кабанов П. А. Понятие политической коррупции как криминологической категории // Социально-экономические процессы. Республика Татарстан: Сборник научных трудов / Отв. ред. проф. В. Б. Живетин. — Нижнекамск, 1998. — С. 25–33; Его же. Политическая коррупция: понятие и некоторые перспективные направления ее криминологического познания // Государство и право. 2003. № 4. — С. 110–112; Рамазанов Т. Б. Коррупция в сфере избирательных правоотношений в полиэтнических регионах России (на примере Республики Дагестан): Специализированный курс. — Саратов, 2007; и др.

24 Селихов Н. В. Коррупция в государственном механизме современной России (теоретические аспекты): Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2001. — С. 7–10; Кабанов П. А. Криминологическая характеристика политической преступности в условиях реформирования российской политической системы // Следователь.

2001. № 2. — С. 26–28; Его же. Политическая преступность: сущность, причины, предупреждение: Дисс.... докт.

юрид. наук. — Н. Новгород, 2001. — С. 169–199; Гараев Р. Ф., Селихов Н. В. Понятие коррупции // Следователь.

2001. № 2. — С. 43–50; Герасимов В. В. Лишение избирательного права как вид уголовного наказания: история и современность // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала МГЭИ. 2001. Вып. 3. Часть 8: Вопросы права. — С. 4–25; Преступность в России начала XXI века и реагирование на нее / Под ред. проф. А. И. Долговой. — М.: Российская криминологическая ассоциация, 2004. — С. 49; Квон Д. А. Политическая преступность: проблемы концептуализации и актуальные практики: Дисс.... кандид. полит. наук. — М., 2008.

25 Груздева А. П. Электоральная преступность: понятие и некоторые формы ее проявления в современной России // Вопросы национальной безопасности в исследованиях правоведов: Сборник научных трудов / Под ред. Г. Н. Горшенкова. — Сыктывкар, 2000. — С. 95–102.

26 Ломброзо Ч., Ляски Р. Политическая преступность и революция по отношению к праву, уголовной антропологии и государственной науке / В переводе К. К. Толстого. В двух частях. — СПб.: Издание редакции «Нового журнала литературы, искусства и науки» (Ф. И. Булгакова); Типография Х. И. Бреденфельд и Ко, 1906. — С. 207.

27 Кабанов П.А. Политическая преступность: сущность, причины, предупреждение. — Нижнекамск, 2000. — С. 148; Его же. Политическая криминология: основные этапы и некоторые перспективные направления её развития

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

электоральная криминология еще находится в стадии становления, а ее предметное поле, система, цели и задачи в силу объективных причин, недостаточно полно обозначены и рассмотрены специалистами28. Хотя уже появляются криминологические исследования, посвященные наиболее сложным вопросам современной российской электоральной криминологии29.

В процессе научного познания электоральной преступности в отечественной криминологической науке не только накопились значительные сведения об этом негативном политикокриминологическом явлении, но и появились новые вопросы, требующие дополнительных исследований криминального электорального поведения и вызванных им негативных социальнополитических последствий.

На сегодняшний день в отечественной политической криминологии остается дискуссионным вопрос о содержании базового понятия электоральной криминологии — «электоральная преступность». Большинство российских авторов, изучающих феномен электоральной преступности, выделяют две точки зрения на ее определение в отечественной криминологии — это понятие электоральной преступности в узком и широком смысле. На наш взгляд, более предпочтительным выглядит криминологическая дефиниция рассматриваемого нами негативного политико-правового явления, предложенная Ю. Н. Климовой. По ее мнению, в широком смысле термином «электоральная преступность» охватывается вся совокупность уголовно наказуемых деяний, направленных на нарушение избирательного права в части свободного осуществления гражданином права на участие в выборах или референдуме, а также полномочий избирательных комиссий или комиссий по проведению референдума30. В узком смысле под электоральной преступностью понимают совокупность преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена статьями 141, 1411, 142 и 1421 УК РФ, совершаемых в определенные периоды в пределах какой-либо территории31. Криминологический анализ различных подходов к определению сущности электоральной преступности позволил отечественным специалистам сформировать ее приемлемую дефиницию. В современной отечественной электоральной криминологии под электоральной преступностью принято понимать негативное социальное явление, выражаемое совокупностью общественно опасных противоправных уголовно наказуемых деяний, совершенных участниками избирательной кампании в связи с выборами и влияющими на электоральное поведение избирателей и других субъектов избирательного процесса32. Как видно из приведенного определения, электоральная преступность рассматривается современными отечественными специалистами значительно шире, чем подвид политической преступности. На наш взгляд, это обусловлено тем, что мотивация противоправного электорального поведения в реформируемом российском обществе значительно шире и многообразной, чем сугубо политическая. По мнению профессора Г. Н. Горшенкова, специфика этого вида преступв России // Вопросы национальной безопасности в исследованиях правоведов: Сборник научных трудов / Под ред.

Г. Н. Горшенкова. — Сыктывкар, 2000. — С. 93.

28 О нашем подходе к предмету электоральной криминологии см.: Кабанов П. А. Электоральная криминология как частная теория российской политической криминологии: определение предметного поля // Следователь. 2003.

№ 6. — С. 52–55.

29 Климова Ю. Н. Жертва как объект изучения электоральной криминологии // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: Актуальные проблемы юридической науки: Материалы V юбилейной Международной научно-практической конференции. — Тольятти: ВУиТ, 2008. Часть 3. — С. 173–186; Симонова И. А. Некоторые вопросы электоральной преступности // Актуальные проблемы публичного, частного права и правоохранительной деятельности: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, 23–24 апреля 2008 года. — Хабаровск, 2008. — С. 304–307; Грошев А. В., Иванова Ю. А. Криминологическая характеристика лица, совершившего преступление против избирательных прав граждан, как политического преступника // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2009. № 2. — С. 34–37; Климова Ю. Н. Гражданско-правовые средства в системе обеспечения криминологической безопасности избирательных кампаний: Учебное пособие. — Муром, 2009; Её же. Криминологическая характеристика преступности в сфере избирательного процесса: Монография. — Муром, 2010; и др.

30 Климова Ю. Н. Электоральная преступность: понятие, сущность, детерминанты // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала МГЭИ. Серия 8: Политическая криминология. — Нижнекамск, 2003. — С. 38.

31 Российская политическая криминология: Словарь / Под общ. ред. П. А. Кабанова. — Нижнекамск, 2003. — С. 158.

32 Климова Ю. Н. Электоральная преступность: понятие и проблема эффективности ее сдерживания уголовноправовыми средствами // Следователь. 2003. № 11. — С. 46; Горшенков Г. Н., Климова Ю. Н. Преступность и массовая коммуникация в период предвыборной агитации. — Сыктывкар: КРАГСиУ, 2004. — С. 42.

ности обусловлена исключительно избирательным процессом33, а точнее — его целью или предполагаемым результатом.

Представляется, что в современных условиях развития отечественной криминологической мысли анализировать электоральную преступность необходимо как в узком, так и широком смысле. Однако здесь исследователей электоральной преступности, использующих широкое понимание смысла данного негативного политико-правового явления, ожидают определенные трудности. Во-первых, в отечественной уголовно-правовой теории отсутствует не только понятие «электоральное преступление», но даже не очерчен круг всех видов «электоральных преступлений» в широком понимании рассматриваемого нами явления. Во-вторых, отсутствие официальных статистических сведений о совершенных «электоральных преступлениях», ответственность за которые предусмотрена иными нормами, чем указаны в главе действующего УК РФ, с указанием на условия совершения — избирательная кампания или избирательный процесс. Это положение значительно сужает или вовсе исключает из инструментария специалистов широко распространенные в отечественной криминологии статистические методы исследования различных видов и проявлений преступности, в том числе и электоральной преступности. В-третьих, высочайшим уровнем латентности электоральной преступности. Так, по данным Организационно-методического совета Центральной избирательной комиссии Российской Федерации только в ходе избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания России третьего созыва, состоявшихся 19 декабря 1999 года, было возбуждено лишь 10 уголовных дел, при том, что заявления участников избирательного процесса о нарушениях избирательного законодательства, направленные в органы прокуратуры и избирательные комиссии различных уровней, исчислялись не сотнями, а тысячами34.

По этим причинам и в силу наших научных интересов электоральную преступность мы рассматривали в прошлом и рассматриваем в настоящей работе в рамках сложившегося в отечественной политической криминологии мотивационного подхода, то есть как относительно самостоятельный подвид политической преступности, связанный с формированием в России демократического правового государства и гражданского общества. Такой подход не противоречит сложившимся представлениям в российской криминологической науке и поддерживается другими авторами35.

Под электоральной преступностью мы понимаем противоправную деятельность субъектов политики (политических и государственных деятелей, политических организаций, частных лиц и других участников избирательных процессов), имеющую своей целью достижение, в первую очередь, именно, политических целей, иные цели здесь также присутствуют, но они являются второстепенными, дополнительными или промежуточными. Это положение подтверждают и новейшие криминологические исследования противоправного электорального поведения в современном российском обществе. Так, по данным Г. А. Станкевич, в условиях реформирования российской государственности 80% преступлений, связанных с избирательным процессом, совершены по политическим мотивам36. Поэтому, мотивационный подход в современных условиях является более предпочтительным, поскольку более проверяемы результаты, полученные в процессе криминологического исследования. Вместе с тем следует оговориться, что деятельность не всех соучастников электоральных преступлений носит сугубо политический характер, и не все они преследуют именно политические цели. Если для организаторов этих преступлений политические цели очевидны, то исполнители и иные соучастники, как правило, руководствуются корыстными или иными личными мотивами и интересами37.

33 Горшенков Г. Н. Криминологический словарь. — Н. Новгород, 2007. — С. 208.

34 Князев С. Д. Уголовная ответственность за нарушение законодательства о выборах и референдумах // Вестник Центральной избирательной комиссии. 2000. № 20. — С. 33.

35 Горшенков Г. Н. Криминологический словарь. — Н. Новгород, 2007. — С. 208; Квон Д. А. Политическая преступность: проблема концептуализации и актуальные практики: Автореф. дисс.... кандид. полит. наук. — М., 2008. — С. 4 и след.

36 Станкевич Т. А. Указ. работа. — С.85.

37 Мажинская Н. Г. Уголовная ответственность за нарушение избирательных прав граждан: Дисс. … кандид.

юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2002. — С.142.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

Изложенное выше позволяет нам сделать вывод о том, что под электоральной преступностью следует понимать совокупность преступлений, совершенных на определенной территории в определенный промежуток времени, связанных с избирательным процессом и направленных на достижение политических целей — получения, сохранения, распределения или утрату власти.

Безусловно, предложенное определение электоральной преступности не является идеальным и окончательным. Оно является, скорее всего, рабочим (инструментальным) определением, позволяющим исследовать специалистам указанное явление. Разумеется, под воздействием новых политико-криминологических исследований и политико-криминологического анализа электоральной практики формирования в России демократического правового государства и гражданского общества возможно появление новых дефиниций, которые обогатят современную электоральную криминологию. Несомненно, такие исследования в ближайшее время появятся и получат научную поддержку отечественных специалистов.

Электоральная преступность в условиях формирования в России демократического правового государства (1990–2011 гг.):

криминологическая характеристика и краткосрочный прогноз Общеизвестно, что преступность, как и любой её вид, в том числе и электоральная, явление массовое, социальное, правовое и изменчивое. Она изменяется под воздействием различных групп объективных и субъективных факторов и всегда носит относительный характер. Поэтому её изучение возможно, целесообразно и полезно лишь в конкретных социально однородных территориальных и временных границах, в рамках которых правовое и/или доктринальное понятие преступления во многом совпадают и, что самое главное, адекватно отражают его сущность. Без соблюдения этих условий всякое исследование преступности теряет свой смысл и научную ценность.

В отечественной криминологии утвердилось мнение, что понимание и объяснение существования любого криминологического явления, в том числе и электоральной преступности, невозможно без его криминологической характеристики. В современной российской науке о преступности под криминологической характеристикой принято понимать совокупность достаточных данных об определенном виде или группе преступлений либо конкретном особо опасном деянии, используемых для их предупреждения38. Конкретное содержание криминологической характеристики состоит в выявлении, описании и объяснении закономерностей развития преступности или её вида на основе анализа и оценки её качественных и количественных показателей, которые не-разрывно связаны друг с другом.

Поэтому нам необходимо обратиться к криминологическому анализу статистических показателей электоральной преступности в Российской Федерации в период с 1990 по 2011 г. с целью выявить закономерности её проявления и распространения в условиях формирования в России демократического правового государства и гражданского общества.

На наш взгляд, статистические данные об электоральной преступно-сти, как правило, не отражают реальное положение дел в этом секторе политической сферы жизнедеятельности — они являются лишь «вершиной айсберга», большая часть которого нам не известна или смутно нами представляется. Безусловно, электоральная преступность — явление в значительной степени латентное и уровень её регистрации не так уж и высок. Однако данное положение не умаляет очевидных достоинств криминальной статистики как совокупности специфичных методов познания социальной реальности в электоральной сфере жизнедеятельности современного российского общества.

К большому сожалению, на уровне Российской Федерации в рассматриваемый период не велся официальный полный статистический учет преступлений, совершаемых в условиях изЭминов В. Е. Криминологическая характеристика преступлений // Криминология: Учебник / Под ред. акад.

В. Н. Кудрявцева, проф. В. Е. Эминова. — М., 1997. — С. 211.

бирательных процессов как и лиц, их совершивших, а также размеров физического, материального, морального или репутационного вреда, причиненного этими деяниями. Следовательно, нам придётся при криминологической характеристике состояния электоральной преступности в рамках границ национального государства, крайне осторожно относится к интерпретации отдельных статистических показателей. Кроме того, по мнению профессора А. И. Долговой, которое мы разделяем, в условиях структурного реформирования Российского государства уголовная статистика «приобрела более формальный и менее достоверный характер»39.

Как правило, особую озабоченность и вместе с ней рациональную критику в криминологических исследованиях вызывает достоверность полученной информации о преступлениях, совершаемых в условиях избирательных процессов. Поскольку этот вид преступлений, как мы уже отмечали ранее, является высоко латентным или даже суперлатентным40, особенно его проявления в формах, не сопряженных с применением насилия (электоральное мошенничество:

электоральное злоупотребление властью, электоральная коррупция, массово-коммуникативная электоральная преступность).

С учетом предложенного нами выше соображений по поводу содер-жания электоральной преступности мы попытаемся рассмотреть её криминологическую характеристику через статистические закономерности группы некоторых преступлений, совершаемых, как правило, в условиях избирательных процессов. Поэтому мы вынуждены повторяться, указав на сугубо оценочный характер закономерностей трансформации электоральной преступности в современном российском обществе при формировании в нем демократического правового государства.

Статистические сведения об уровне и состоянии электоральной преступности в Российской Федерации свидетельствуют о том, что в период с 1990 по 2011 г. в пределах территории нашего государства правоохранительными органами было зарегистрировано 2008 электоральных преступлений, из них раскрыто 1082 преступления, и лишь 1302 человек, совершивших такие деяния, были установлены правоохранительными органами и привлечены к уголовной ответственности (см.: Приложения 1, 2, 3). Вместе с тем, необходимо отметить, что в некоторых других государствах постсоветского пространства электоральная преступность достигла небывалых размеров. Так, в Украине по официальным данным только за фальсификацию выборов — 2004 года было осуждено более 5,8 тысяч человек41, среди осужденных за электоральные преступления были высокопоставленные чиновники областных администраций и руководители избирательных комиссий42.

Рассматривая изменение количественных показателей электо-ральной преступности в динамике, обращает на себя внимание то об-стоятельство, что её состояние подвержено резким колебаниям при очевидной тенденции роста электоральных преступлений. Если в 1990 году было зарегистрировано лишь 65 электоральных преступлений, то уже в 1996 году их было поставлено на учёт 316, то есть в четыре с половиной раза больше, а в 2008 году — 533. Хотя в последующем ситуации несколько изменилась, в частности, в 2009 году зарегистрировано было 54 преступления, в 2010 — 50 преступлений, а в 2011 — 68. Значительно больше разница в статистических данных между 2008 годом и 1992, в котором было зарегистрировано всего 5 электоральных преступлений. Разница здесь ещё ощутимей — в 106,6 раза.

В общей доле регистрируемой в Российской Федерации правоохранительными органами преступности электоральная преступность в рассматриваемый нами период занимает небольшую долю в пределах 0,0028%.

Структура регистрируемой электоральной преступности характеризуется значительной долей преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьей 142 УК РФ (фальсиДолгова А. И. Изменение преступности в реформируемой России и борьба с преступностью // Уголовное право.

1999. № 3. — С. 66.

40 Фролов М. Г. Криминальные последствия функционирования властных структур России конца ХХ века: обозримые и прогнозируемые // Власть: криминологические и правовые проблемы. — М., 2000. — С. 58.

41 В Украине за фальсификацию выборов 2004 года осудили 5,5 тыс. исполнителей и 300 организаторов.

Условно // Центр исследования социальных перспектив Донбасса «Остров». 2006. 3 февраля. — URL: http:// ostro.org/shownews.php?iol= 42 Первой «ласточке» фальсификации выборов в Мукачеве дали пять лет // Украинская правда. 2006. 3 июля.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

фикация избирательных документов, документов референдума) или статьей 133 УК РСФСР (подлог избирательных документов или неправильный подсчет голосов). За анализируемый нами период их было зарегистрировано 1519, что составляет 75,6% от общего количества всех электоральных преступлений, попавших в уголовную статистику.

Количество зарегистрированных электоральных преступлений, свя-занных с воспрепятствованием осуществлению избирательных прав граждан, ответственность за совершение которых предусматривалась статьями 141 и 1411 УК РФ или 132 (воспрепятствование осуществлению избирательных прав и осуществлению полномочий доверенных лиц) и 1331 (нарушение законодательства о референдуме) УК РСФСР в указанный период составило 495 преступлений или 24,7,% от общего количества зарегистрированных преступлений данного вида.

Незначительную долю в системе электоральной преступности зани-мают деяния, ответственность за которые предусмотрена относительно не-давно введенными в УК РФ статьями 1411 и 1421 УК РФ43. Их было зарегистрировано в указанный период 87 преступлений, что составило лишь 4,3% в общей структуре электоральной преступности. Из них 75 или 3,7% преступлений, связанных с фальсификацией итогов голосования и 126 или 0,6% преступлений, связанных с финансированием избирательных кампаний.

К числу качественных показателей преступности относится её дина-мика, которая является сложным показателем. Динамика преступности охватывает не только изменение её уровня, но и структуры за тот или иной промежуток времени в границах определённой территории44. Определение динамики электоральной преступности позволяет установить явные тенденции и закономерности её развития в обществе в определенный исторический период его развития. Для вычисления показателей динамики электоральной преступности в отечественной криминологии применяются различные способы (базисный и цепной) и приёмы (укрупнение интервалов или периодов). На наш взгляд, лишь разумное, логическое и последовательное сочетание этих способов и приемов, без предпочтения и идеализации какого либо одного из них, может показать относительно полное изменение показателей электоральной преступности и закономерности её трансформации в рассматриваемый период.

Нам представляется, что более полно определяет динамические показатели зарегистрированной электоральной преступности изменение её структуры во времени. К анализу этого важного криминологического показателя мы и обращаемся.

В 1990 году структура зарегистрированной электоральной преступности на территории Российской Федерации выглядела следующим образом. Всего в этом году было зарегистрировано 65 электоральных преступлений. Значительную долю 57 или 87,7%, составляли в её структуре деяния, ответственность за которые предусматривалась ст. 133 УК РСФСР и лишь 8 или 12,3% — преступлений, предусмотренных статьей 132 УК РСФСР. Можно предположить, что в начале формирования в России демократического правового государства недобросовестные участники избирательных процессов чаще воздействовали на избирательные комиссии, чем на самих избирателей, придерживаясь принципа — «важно не как голосуют избиратели, а как считают избирательные комиссии».

В 1991 году все 14 зарегистрированных преступлений были связаны подлогом избирательных документов или неправильным подсчетом голосов избирателей (ст.133 УК РСФСР).

Несомненно, были и преступления против избирательных прав граждан, но они не попали в официальную статистику и оказались латентными.

В 1992 году было зарегистрировано минимальное количество электоральных преступлений за весь период формирования в России демократического правового государства. Всего их попало в криминальную статистику 5, в том числе 2 или 40% по статье 132 УК РСФСР и 3 или 60% по статье 133 УК РСФСР. Незначительное количество зарегистрированных электоральных преступлений, вероятно, было обусловлено объективными причинами — снижением общего количества избирательных кампаний и их участников.

43 О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации: Федеральный закон от 4 июля 2003 года № 94-ФЗ // Российская газета. 2003. 8 июля.

44 Орехов В. В. Измерение преступности // Криминология: Учебник для вузов / Под ред. В. Н. Бурлакова, М. Н. Кропачева. — СПб., 2003. — С.49.

В 1993 году заметно возросло общее количество электоральных преступлений, что повлияло на структуру электоральной преступности. Из 22 зарегистрированных электоральных преступлений 17 или 77,3% были квалифицированны и зарегистрированы правоохранительными органами по статье 133 УК РСФСР и 5 или 12,7% по статье 132 УК РСФСР.

Процесс возрастания количественных показателей электоральной преступности продолжился и в 1994 году, что также повлияло и на её структуру. Из 31 зарегистрированного электорального преступления 25 или 80,6% были квалифицированны по статье 133 УК РСФСР и 6 или 19,4% по статье 132 УК РСФСР.

В 1995 году по сравнению с предыдущим годом почти в два раза увеличилось количество зарегистрированных электоральных преступлений и составило 60. Из них 51 или 85% были квалифицированны по статье 133 УК РСФСР и 9 или 15% по статье 132 УК РСФСР.

В 1996 году было зарегистрировано наибольшее количество электоральных преступлений за весь рассматриваемый нами период — 316 и даже больше на 119 преступлений, чем за предыдущий шестилетний период с 1990 по 1995. Этот год является исключением из общих статистических закономерностей. По сути, он является «аномальным» по отношению ко всем остальным годам. Из всей совокупности электоральных преступлений зарегистрированных в этом году по статье 133 УК РСФСР было квалифицировано 301 преступление или 95,3%, а по статье 132 УК РСФСР лишь 15 деяний или 4,7%.

В 1997 году произошло резкое снижение зарегистрированной электоральной преступности до 59 преступлений. Из них 46 или 78% были зарегистрированы по статье 142 УК РФ и 13 или 22% по статье 141 УК РФ.

В 1998 году произошло снижение фактов регистрации электоральных преступлений до и изменение структуры электоральной преступности. Впервые в анализируемый период количество преступлений, связанных с нарушением избирательных прав граждан превысило 50% рубеж в общей структуре рассматриваемого вида преступности и достигло 14 или 53,8%, а преступлений, связанные с фальсификацией избирательных документов — 12 или 46,2%.

В 1999 году вновь произошло увеличение общего количества зарегистрированных электоральных преступлений до 69. Большие изменения произошли и в структуре зарегистрированной электоральной преступности, когда преступлений, связанных с нарушением избирательных прав граждан было зарегистрировано 47 или 79,7%, а преступлений, связанные с фальсификацией избирательных документов — 12 или 20,3%.

В 2000 году был отмечено незначительное снижение электоральной преступности — было зарегистрировано 64 электоральных преступления из них 34 или 53,1% были квалифицированы по статье 142 УК РФ и 30 или 46,9% по статье 141 УК РФ. Однако, доля фальсификации избирательных документов в общей структуре электоральной преступности в этом году значительно увеличилась по сравнению с предшествующим годом и вновь превысила 50% рубеж.

В 2001 году произошло незначительное увеличение количественных показателей электоральной преступности. В этом году было зарегистрировано 76 электоральных преступлений из них 43 или 56,6% по статье 142 УК РФ и 33 или 43,4% по статье 141 УК РФ. Структура электоральной преступности по сравнению с предыдущим годом практически не изменилась.

В 2002 году было зарегистрировано снижение количественных показателей электоральной преступности. Было зарегистрировано лишь 56 электоральных преступлений или на фактов меньше чем в предыдущем году. Изменилась и структура электоральной преступности.

По статье 141 УК РФ было зарегистрировано 35 или 62,5% электоральных преступлений и или 47,5% по статье 142 УК РФ.

В 2003 году произошел рост количественных показателей электоральной преступности. В этом году было зарегистрировано 82 электоральных преступления или на 26 преступлений больше чем в предыдущем году. Из них 40 или 48,8% по статье 141 УК РФ, 41 или 50% по статье 142 УК РФ и одно преступление или 1,2% по вновь введенной статье 1421 УК РФ. Фальсификация избирательных документов в структуре электоральной преступности вновь заняла доминирующее положение.

В 2004 году произошло значительное на 55% увеличение по сравнению с предыдущим годом зарегистрированных электоральных преступлений до 150. Из них в общей структуре 45 или 30% по статье 141 УК РФ, одно или 0,7% по статье 1411 УК РФ, 94 или 62,7% по статье 142 УК РФ и 10 или 6,6% по статье 1421 УК РФ. Даже при увеличении общего количества элекЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА торальных преступлений и появления новых видов её основу по прежнему составляли преступления, направленные на фальсификацию избирательных документов.

В 2005 году по сравнению с предшествующим годом произошло снижение зарегистрированных электоральных преступлений до 136. Из их общего количества по статье 141 УК РФ было зарегистрировано 61 или 44,8% деяний, по статье 1411 УК РФ — 4 или 2,9%, по статье 142 УК РФ — 63 или 46,3%, по статье 1421 УК РФ — 9 или 6 %. Как и в предыдущем году, в 2005 году доля преступлений, связанных с фальсификацией избирательных документов осталась наибольшей.

В 2006 году просматриваются тенденции снижения количества заре-гистрированных электоральных преступлений. В этом году их было учтено лишь 99. Из них попало в официальную государственную статистику по статье 141 УК РФ — 35 деяний, что составило 35,4% в общей структуре, по статье 142 УК РФ — 53 или 53,5% по статье 1421 УК РФ — 11 или 11,1%.

Эти устойчивые тенденции снижения количественных показателей электоральной преступности существенно не изменили её структуры.

В 2007 году также произошло снижение регистрации электоральных преступлений до 75. Этот количественный показатель, отражающий трех летнюю тенденцию снижения регистрации электоральных преступлений, уменьшился по сравнению с 2005 годов в два раза. Впервые за три года изменилась и структура электоральной преступности. Наибольшее количество зарегистрированных электоральных преступлений было по статье 141 УК РФ — 36 или 48%, меньше по статье УК РФ — 1 или 1,3%, по статье 142 УК РФ — 20 или 26,7%, по статье 1421 УК РФ — 18 или 24%.

В 2008 году произошло резкое увеличение количественных показателей электоральной преступности. Было зарегистрировано 533 электоральных преступлений или в семь раз больше показателя прошлого года. Изменилась и структура электоральной преступности. По статье 141 УК РФ было зарегистрировано 10 или 1,8% электоральных преступлений, по статье УК РФ — 2 или 0,4%, по статье 1421 УК РФ — 6 или 1,1%, по 142 УК РФ — 515 или 96,6%.

В 2009 году по сравнению с предшествующим годом произошло снижение зарегистрированных электоральных преступлений, в целом на 479 преступлений (АППГ). Из них в общей структуре 21 или 38,8% по статье 141 УК РФ, одно или 1,9% по статье 1411 УК РФ, три или 55,6% по статье 1421 УК РФ и 29 или 53,7% по статье 142 УК РФ.

В 2010 году не произошло ни резкого снижение ни резкого увеличения. В частности, по статье 141 УК РФ было зарегистрировано 23 преступления, что составляет 46% от всей электоральной преступности, по статье1411 УК РФ — 1 или 2%, по статье 1421 УК РФ — 2 или 4%, по статье 142 УК РФ — 24 или 48%.

В 2011 году было зарегистрировано 68 данной категории. Впервые за три года изменилась и структура электоральной преступности части касающейся статьи 141 УК РФ, то она сократилась почти в три раза по сравнению с АППГ, а показатели статьи 142 УК РФ — увеличился 1, раза и составил 44 преступления, по статье1421 УК РФ увеличились почти в семь раз с 2 до 15.

Для того чтобы более отчётливо выявить закономерности и тенден-ции зарегистрированной электоральной преступности, необходимо ис-пользовать методы укрупнения интервалов (периодов), то есть суммирования статистических данных за более длительный отрезок времени и сравнения с аналогичным по продолжительности интервалом времени.

С этой целью мы разделим весь исследуемый нами период формирования в России демократического правового государства на три равные временные части (1990–1995, 1996–2001, 2002–2007, 2008–2011 гг.) и сравним их между собой.

Элементарные математические действия позволяют увидеть некото-рые закономерности распределения электоральной преступности в ука-занные периоды. В первый период с по 1995 г. было зарегистрировано 197 электоральных преступлений, во второй — 600, в третий — 599, в четвертый 705. В первом и во втором периодах по сравнению с третьим и четвертым общее количество зарегистрированных преступлений составило лишь 61,1%. По сути три последних периода по сравнению с первым, относительно стабильны по количеству зарегистрированных электоральных преступлений.

Нам представляется полезным провести криминологический анализ явления в разрезе зарегистрированных электоральных преступлений. Здесь можно увидеть некоторые несовпадения с общими тенденциями. Так в первый временной период преступлений, предусмотренГЛАВА ных статей 132 УК РСФСР и аналогичной норме УК РФ было зарегистрировано всего 30 или 6,0%, во второй — 152 или 30,7%, в третий — 252 или 50,9%, в четвертой — 61 или 12,3% от общего объема. Темпы прироста электоральных преступлений во втором периоде по сравнению с первым составили — 500%, в третьем по сравнению со вторым — 166 %, а по сравнению с первым — 840%, четвертым по сравнению первым — 203%. Есть основания полагать, что этот вид электоральных преступлений будет продолжать увеличиваться и в ближайшей перспективе, хотя и темпы прироста будут постоянно снижаться.

Более сложно осуществить краткосрочное криминологическое про-гнозирование электоральных преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьёй 142 УК РФ. Здесь статистические показатели располагаются несколько иначе. В первый период было зарегистрировано 167 или 10,9% электоральных преступлений данной группы, во второй — 448 или 29,5%, в третий — 292 или 19,22%, в четвертой — 612 или 40,2% Наибольшее количество зарегистрированных преступлений было отмечено во втором и четвертых периодах, когда было зарегистрировано 301 (в 1996 г.) и 515 (в 2008 г.) электоральных преступлений данного вида. Если же сравнить базовый первый период с четвертым, то здесь мы также увидим темп прироста на 358%. В связи с этим можно предположить, что и при сохранении действующей правовой системы организации и проведения выборов, можно в краткосрочной перспективе наблюдать незначительный рост электоральных преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 142 УК РФ. Хотя, как показали статистические данные за 2008 г., этот рост произошел «спонтанно» (внезапно) до 515 зарегистрированных электоральных преступления данного вида. Такое количество выявленных и поставленных на учет электоральных преступлений труднообъяснимо, особенно при сни-жении в этом же году количества выявленных лиц, их совершивших до 3245. В 2009 г. статистические показатели вернулись к «нормальному» состоянию и составили 29 зарегистрированных электоральных преступления в форме фальсификации избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов и 25 лиц, привлеченных к уголовной ответственности46.

Безусловно, в ближайшей перспективе следует ожидать увеличения регистрация электоральных преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьями 1411 и 1421УК РФ.

Поскольку со временем рос-сийские правоохранительные органы наберутся необходимого опыта фиксации, регистрации, расследования и направления в суд уголовных дел данной категории.

Изложенное выше позволяет нам предположить, что в ближайшие шесть лет в России следует ожидать увеличение регистрации электо-ральных преступлений на 150–165% по сравнению с периодом 2002–2007 гг. Хотя темпы прироста могут и существенно измениться при изменении избирательного или уголовного законодательства либо практики их применения. Например, при упразднении процедуры выборов в региональные органы государственной власти или органы местного самоуправления муниципальных образований или наоборот — введения института выборов глав субъектов Российской Федерации. Из вышеизложенного можно отметить, что проблемы существования и распространения электоральной преступности в Российской Федерации ещё длительное время будет привлекать внимание исследователей.

Основные виды электоральной преступности в условиях формирования в России Изучение закономерностей преступности и ее отдельных видов — сложная и ответственная задача, требующая специальной подготовки и профессиональных навыков анализа сложных криминологических показателей. Она может быть осложнена еще и тем, что исследователь попытается проанализировать малоисследованный вид преступного поведения. К числу малоНовая криминальная ситуация: оценка и реагирование / Под ред. проф. А. И. Долговой. — М.: Российская криминологическая ассоциация, 2009. — С.336.

46 Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы / Под ред. проф. А. И. Долговой. — М.:

Российская криминологическая ассоциация, 2010. — С.491.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

исследованных видов политической преступности в отечественной криминологии относится электоральная преступность. Еще менее исследованы (идентифицированы, классифицированы, описаны и объяснены) ее отдельные виды и формы проявления в условиях формирования в России демократического правового государства и гражданского общества.

К сожалению, ни официальная криминальная статистика государств вне зависимости от их социально-политического устройства, социального благополучия, экономической стабильности, ни научные исследования специалистов различных отраслей знания не дают полного, всестороннего и объективного представления о наиболее распространенных формах (видах) проявления электоральной преступности в современном обществе, ни об основании классификации электоральной преступности. Имеются лишь разрозненные, вне системного анализа, отдельные упоминания о её некоторых разновидностях (подвидах). Поэтому для современной криминологической науки и правоприменительной практики крайне важно рассмотрение, как структуры электоральной преступности, так и описание (объяснение) каждого элемента этой структуры. Для достижения указанной цели мы используем уже сложившуюся криминологическую классификацию преступности на виды. Наиболее предпочтительной выглядит классификация электоральной преступности по способу совершения преступлений, поскольку она наиболее часто используется отечественными специалистами. Хотя криминологическая классификация явлений и процессов имеет множество оснований для их группировки и формирования таксономических единиц47.

Проведенный нами криминологический анализ научной и учебной литературы, публикаций средств массовой коммуникации и других литературных источников, а также материалов правоприменительной практики позволяет сделать вывод о том, что структура электоральной преступности не однородна. Многообразие электоральной преступности связано, в первую очередь, с широким распространением разнообразных способов совершения электоральных преступлений и иных правонарушений. Однако, при криминологической классификации способы совершения электоральных преступлений, как правило, сочетаются со степенью их распространенности.

Как нам представляется, наиболее распространенными, а, следовательно, и привлекающими внимание исследователей, журналистов и самих участников избирательных процессов формами электоральной преступности или ее подвидами, являются: криминальное электоральное мошенничество и криминальный электоральный экстремизм. Эти две большие группы электоральной преступности следует классифицировать и дальше на относительно самостоятельные подвиды. При этом следует оговориться, что под криминальным электоральным мошенничеством мы понимаем совокупность совершенных электоральных преступлений, совершенных на определенной территории в определенный промежуток времени с использованием обмана или злоупотребления доверием либо, основанной на нем, властью. Под криминальным электоральным экстремизмом мы понимаем совокупность совершенных электоральных преступлений, совершенных на определенной территории в определенный промежуток времени с использованием воздействия на участников избирательного процесса путем применения физического или психического насилия.

Среди криминального электорального мошенничества наиболее распространенными и исследованными являются следующие виды электоральной преступности: электоральная коррупция; электоральные злоупотребление властью (использование административного ресурса на выборах); информационная преступность, связанная с распространением диффамационной (недостоверной или дискредитирующей) или иной информации в избирательном процессе (массово-коммуникативная электоральная преступность).

Криминальный электоральный экстремизм как разновидность криминального политического экстремизма и электоральной преступности может проявляться в различных насильственных формах, но чаще всего в электоральном принуждении и электоральном терроризме, иногда именуемым предвыборным терроризмом48. Все указанные выше разновидности двух крупных подвидов электоральной преступности мы подробнее рассмотрим ниже.

47 Кабанов П. А. Криминологическая таксономия: понятие, содержание, таксономические единицы и основания их группировки // Криминологический журнал Байкальского госу-дарственного университета экономики и права.

2007. № 1–2. — С. 25–29.

48 Баташов А. Предвыборный терроризм. Как сделать выборы демократическими // Русский журнал. 2001.

27 июня; Гаврилова С. Предвыборный терроризм // РБКdaily. 2007. 7 августа.

Электоральная коррупция. При всем многообразии электоральной преступности наиболее распространенным и привлекаемым ее видом для научного политологического, социологического, исторического и правового исследования является электоральная коррупция, иногда именуемая специалистами «избирательной коррупцией»49 или коррупцией в избирательном процессе50. Этому одному из древнейших видов электоральной преступности51 посвящено несколько десятков научных работ отечественных специалистов, в том числе и одна кандидатская диссертация52, а также значительный объем журналистских публикаций53.

Современными отечественными специалистами в области политологии активно исследуются многообразные противоправные технологии подкупа участников избирательного процесса, в первую очередь избирателей54. Несколько менее активно происходит изучение специалистами в области политологии и политической социологии коррупционных злоупотреблений властью политической, экономической и властной элиты, связанных с незаконным финансированием избирательных кампаний55. Хотя в ближайшее время, с учетом формирования банка статистических данных, можно будет ставить вопрос о необходимости исследования самостоятельного вида электоральной преступности, связанной с финансированием избирательных процессов — электоральной финансовой преступности, поскольку даже в развитых демократических государствах этот вид электоральной преступности является достаточно распространенным56. К тому же на территории России уже фиксируются единичные случаи финансовых электоральных преступлений57. В современных российских реалиях исследование этого вида коррупционной электоральной преступности имеет и важное практическое значение58.

49 Морозов В. Вешняков против партийной коррупции // Российская газета. 2002. 4 декабря.

50 Дамм И. А. Коррупция в избирательном процессе: понятие и противодействие: Дисс.... кандид. юрид.

наук. — Красноярск, 2006. — С. 8 и след.; Муталибов Ф. И., Сефикурбанов К. С. Коррупция в российской избирательной системе и избирательном процессе // Вопросы уголовного судопроизводства: Сборник научных статей. — Махачкала, 2010. — С. 165–169.

51 Александровская С. В. Проблемы борьбы с электоральной коррупцией в древнеримской Республике и современной России // Древнее право. Ivs antigvvm. 2006. № 2 (18). — С. 192–203.

52 Дамм И. А. Коррупция в избирательном процессе: понятие и противодействие: Дисс.... кандид. юрид.

наук. — Красноярск, 2006.

53 См., например: Чугуев С. Покупка подписей избирателей приобрела долларовый размах // Известия. 1995.

18 октября; Ждакаев С. Скупка скупщиков // Известия. 2001. 22 ноября; Установлены факты подкупа в ходе выборов главы Ингушетии // Независимая газета. 2002. 11 апреля; Воробьев В. Не стоит помогать «черному пиару» // Российская газета. 2002. 16 апреля; Бреслер В. Сын юриста забросал всех майками // Российская газета. 2002. 2 августа; В Юрмале отменены результаты муниципальных выборов // Комерсантъ. 2005. 31 марта; Несмачная Е. Черные технологии. Избирателей «покупали» за 50 рублей // Правда Севера. 2006. 7 марта; В Кисловодске заведено уголовное дело по факту подкупа избирателей на выборах в воскресенье мэра города // Российская газета. 2006. марта; Журман О. Кто и кого убил в Дальногорске // Российская газета. 2006. 8 ноября; Алексеев В. Избирательный градус // Российская газета. Дальний восток. 2006. 20 декабря; Пронякин К. Сто рублей за кандидата // Российская газета. 2007. 29 марта; Васильев В. Капуста для избирателя // Новые известия. 2007. 24 июля; Дагестанский чиновник осужден за подкуп избирателей // Новые известия. 2007. 20 августа; Давыденко В. Голоса оценили // Российская газета. Юг России. 2007. 29 ноября; Кузнецова Т. Подкуп двойника // Российская газета. 2008. 17 апреля;

Ягодкин А. В Воронеже определили цену избирателей // Новая газета. 2009. 20 марта; и др.

54 Вишневский Б. Л. Электоральная коррупция: формы, проявления, методы борьбы // Гражданское общество против коррупции в России. — СПб., 2002. — С. 238–255; Дулов С. А. Проблемы коррупции в избирательном процессе.

Технологии подкупа избирателей и борьба с ними. Практика отмены регистрации кандидатов судебными и иными уполномоченными органами // Выборы в Российской Федерации. — СПб., 2002. — С. 260–267; Петченко В.А. Коррупция на выборах как биржа ресурсов // Там же. — С. 271–282; Велигодский М. Электоральная коррупция — демократия в опасности // Там же. — С. 283–286; Климова Ю. Н. Подкуп избирателей и антикоррупционная электоральная политика // Совершенствование борьбы с организованной преступностью, коррупцией и экстремизмом. — М.: Российская криминологическая ассоциация, 2008. — С. 186–191.

55 Волков А. И. Финансирование избирательных кампаний как один из источников политической коррупции // Выборы в Российской Федерации. — СПб., 2002. — С. 255–256; Пшизова С. Н. Финансирование политического рынка: теоретические аспекты практической проблемы // Политические исследования. 2002. № 2. — С. 41.

56 См., например: Лапский В. Черная касса Гельмута // Российская газета. 2000. 13 января; Паклин Н. Был премьером — стал зэком... // Российская газета. 2001. 31 января; и др.

57 Поправил имидж // Российская газета. 2010. 22 июня.

58 Рамазанов Т. Б. Коррупция в сфере избирательных правоотношений в полиэтнических регионах России (на примере Республики Дагестан): Специализированный курс. — Саратов, 2007. — С. 26.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

К сожалению, специалистами в области политической науки, раскрывающими сущность электоральной коррупции, не дается даже собственное определение и адекватное содержанию значение термину «электоральная коррупция» и не выработаны научно обоснованные критерии классификации ее на основные виды и формы проявления59.

По мнению отечественных криминологов и специалистов иных юридических специальностей, электоральная коррупция является лишь одним из наиболее распространенных подвидов политической коррупции, как правило, проявляющаяся во время участия граждан и юридических лиц в избирательном процессе или при проведении референдума60. Под влиянием данного подхода к содержанию термина «электоральная коррупция» отечественными криминологами, занимающимися исследованием негативных политических явлений, было дано ее содержательное определение. Согласно этому определению электоральная коррупция является относительно самостоятельной разновидностью политической коррупции, проявляющейся и выражающейся в массовом или индивидуальном подкупе, как избирателей, так и избираемых на выборные государственные или муниципальные должности либо иных участников избирательных процессов во время проведения избирательной кампании61. Такое определение, в сущности, верно, но следует уточнить, что иногда «расплата» за коррупционное поведение между участниками электорального процесса может происходить как до, так и после выборов или во время их проведения.

Она может происходить со стороны избираемого чиновника не только материально, но и иным путем. Например, путем предоставления избранным чиновником своим активным, но не компетентным политическим сторонникам государственных должностей, финансовых и иных льгот и преимуществ62. Поэтому электоральная коррупция как социально-политическое явление не может сводиться лишь к элементарному (примитивному) подкупу участников избирательных процессов. Она, скорее всего, более сложное, многоликое и многогранное негативное социальное политико-правовое явление, связанное с противоправной коррупционной деятельностью не только в условиях избирательного процесса, но и после него, которое обязательно должно быть логически связано с электоральным поведением. Разумеется, что коррупционная противоправная деятельность тесно связана не только с занятием избираемых государственных и муниципальных должностей, но и с процессом замещением должностей государственной гражданской службы и муниципальной службы по конкурсу. Формирующаяся подобным образом система социального управления современным «демократическим» обществом, довольно метко и емко, названа отечественным политологом В. Л. Римским «коррупционной демократией»63.

Безусловно, проблема исследования электоральной коррупции в условиях формирования в России демократического правового государства и гражданского общества, особенно её регионального и муниципального уровня, как нами уже отмечалось64, имеет огромную перспективу, 59 Ищенко Е. П. Коррупция и грязные избирательные технологии // Коррупция как глобальная проблема: Материалы конференции. — URL: http://www.vl.ru.docs/konfs/tkat_1.htm 60 Большакова Е. Н. Понятие электоральной коррупции // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 8: Политическая криминология. — Нижнекамск, 2003. — С. 3–8; Ее же. Причины электоральной коррупции // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 8: Политическая криминология. — Нижнекамск, 2004. — С.3; Климова Ю. Н. Противодействие электоральной коррупции и повышение доверия избирателей к институту выборов (подходы к основным определениям) // Инновации в государстве и праве России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. В 2-х частях. — Н. Новгород, 2007. Часть 2. — С. 442–452; Её же. Координирующая роль прокуратуры и избирательных комиссий в противодействии электоральной коррупции // Прокуратура и институты гражданского общества в противодействии коррупции: Материалы конференции. — СПб., 2008. — С. 95–97.

61 Российская политическая криминология: Словарь / Под общ. ред. П. А. Кабанова. — Нижнекамск, 2003. — С. 158; Кабанов П. А., Мулюков Ш. М., Газимзянов Р. Р. Коррупция и борьба с ней: Краткий терминологический словарь / Под общ. ред. д.э.н. Р. Ф. Муратова, проф. Н. Х. Сафиуллина. — Казань: Казанский юридический институт МВД России, 2004. — С. 52–53; Бикмухаметов А. Э., Газимзянов Р. Р., Кабанов П. А. и др. Коррупция и антикоррупционная политика: Словарь-справочник / Под общ. ред. П. А. Кабанова. — М.: МедиаПресс, 2008. — С. 44.

62 Мажинская Н. Г. Уголовная ответственность за нарушение избирательных прав граждан: Дисс.... кандид.

юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2002. — С. 145.

63 Римский В. Коррупционная демократия // Газета.ru. 2003. 5 декабря/ — URL: http://www. Gazette.ru/comment/expert/69589.shtme.

64 Ароян Е. В., Кабанов П. А. Электоральная коррупция в провинциальном городе: (опыт политико-криминологического исследования электорального поведения) // Следователь. 2007. № 4. — С. 46–49; Кабанов П. А., Райков Г. И.

актуальность и практическую значимость, как и остальные виды противоправного электорального поведения в условиях формирования демократической системы управления российским обществом. Но это — отдельная, хотя и важная перспективная тема для исследования, которая требует более глубокого самостоятельного политико-криминологического анализа, вне рамок данной работы. Поэтому мы и перейдем к рассмотрению других не менее сложных форм проявления (подвидов) электоральной преступности в современном российском обществе.

Электоральное злоупотребление властью. По мнению отечественных специалистов в современных избирательных технологиях и политической практике довольно часто применяется злоупотребление властью со стороны государственных чиновников для достижения необходимого политического результата в избирательном процессе65 — сохранения власти66.

Электоральные злоупотребления властью часто именуются в отечественных гуманитарных науках, изучающих политические явления и процессы, использованием «административного ресурса» в избирательном процессе67 или в период выборов68. В зарубежной политологии электоральные злоупотребления властью именуются чаще словосочетанием contributions in kind69.

Хотя отдельные отечественные исследователи полагают, что использование административного ресурса в политической борьбе является лишь одной из многих форм проявления политической коррупции70. Электоральные злоупотребления властью представляют собой деяния должностных лиц с использованием властных полномочий, направленные для влияния на ход и результаты избирательного процесса с целью сохранения (удержания) власти либо её распределения.

В качестве одной из распространенных форм злоупотребления властью следует выделить воспрепятствование осуществлению избирательных прав граждан либо работе избирательных комиссий должностными лицами органов государственной власти и органов местного самоуправления с использованием своего служебного положения. Наиболее распространенными сферами девиантного электорального поведения чиновников выступают: оборона, обеспечение общественной безопасности и правопорядка и другие виды деятельности, обеспечивающиеся «силовыми структурами». Руководители этих военизированных учреждений, организаций и предприятий, злоупотребляя властью, дают подчиненным указания, связанные с запретом активного участия в избирательном процессе или, наоборот, требуют обязательного участия в голосовании, в некоторых случаях различными способами принуждая их к этому. Это положение в сфере избирательных правоотношений подтверждается данными конкретных социологических исследований.

Электоральная коррупция и формы её проявления: опыт политико-криминологического анализа // Следователь.

2008. № 10. — С. 21–25.

65 Климова Ю. Н., Суворина Е. В. Злоупотребление должностными полномочиями в избирательном процессе России как одна из проблем отечественной политической криминологии // Следователь. 2005. № 8. — С. 44–47.

66 Черненко А. Роль силовых структур и правоохранительных органов в избирательных кампаниях в Украине // Зеркало недели. 2004. 12–18 июля. № 23 (498).

67 Звоновский В. Б. Административный ресурс: вариант исчисления объема // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2000. № 1 (45). — С. 35–37; Воронцова А. Б., Звоновский В. Б. Административный ресурс как феномен российского избирательного процесса // Политические исследования. 2003. № 6. — С. 114–124; Кириченко В. В., Парамонов Д. О. Административный ресурс в избирательных кампаниях. — Ростовна-Дону, 2003; Путин В. В. Закон — выше полномочий и административного ресурса любого должностного лица // Юридический мир. 2004. № 3. — С. 10–11; Орешкин Д. Мы нашли где прячется административный ресурс. География административного ресурса // Независимая газета. 2007. 29 ноября; Карпова Е. В. Проблемы использования административного ресурса при финансировании избирательных кампаний // Государственная и муниципальная власть. 2009. № 4. — С. 33–34.

68 Савельев В. В. Административный ресурс на земских выборах: как это делалось в 1891 году // Журнал о выборах. 2007. № 2. — С. 52–57; Синяева Н. А. Административный ресурс при выборах депутатов в дореволюционные Государственные думы (на примене Нижегородской губернии) // Юриспруденция. 2009. № 4 (16). — С. 109–113.

69 Пшизова С. Н. Указ. раб. — С. 41.

70 Жданова Н. Л. Административный ресурс в рамках предвыборных кампаний: новый вид коррупции // Коррупция и борьба с ней: роль гражданского общества / Под ред. М. Б. Горного. — СПб., 2000. — С. 85–91; Чуклинов А. Е. Административный ресурс как специфичная форма политической коррупции: Специальный учебный курс / Под ред.

доц. Е. В. Кобзевой. — Саратов, 2004.

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

Так, по данным отечественного социолога Е. В. Тавокина, указанные нами формы злоупотребления властью со стороны российских военных чиновников и руководителей правоохранительных органов имели место в условиях избирательных кампаний 1993 и 1995 гг. По данным социологического опроса 600 жителей городов Нижнекамска (Республики Татарстан), Красноярска, Тюмени, имеющих право голоса, проведенного одним из авторов настоящей работы в 2003 году, во время выборов депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва, около 70% указали, что идут на выборы не по собственному убеждению и желанию, а боятся ослушаться работодателя (руководителя предприятия, организации, учреждения) и потерять работу, так как были уверены в том, что за выборами наблюдают заинтересованные в этом лица, которые могут сообщить об этом на работу72. Проведенный нами опрос 250 избирателей в этих же городах при выборах в Государственную Думу Федерального Собрания пятого созыва показал, что ситуация не улучшилась, для 72% избирателей — это вынужденная мера, контролируемая работодателем и местными органами власти. Однако принуждение к голосованию на выборах — явление массовое, девиантное, аморальное, но не криминализированное. За то оно создаёт иллюзию демократичности, происходящих в России политических процессов для международного сообщества и позволяет сохранять свои должности и полномочия региональным руководителям.

В отечественных избирательных кампаниях нередки случаи, когда руководители силовых структур, государственных органов вовлекают своих подчиненных вопреки их воле в качестве доверенных лиц кандидатов на избираемые должности, руководителей предвыборных штабов, агитаторов, сборщиков подписей и т.д.73 Однако уголовная ответственность за подобные электоральные правонарушения не наступает в силу различных обстоятельств. Например, трудной доказуемости наступления вредных последствий, их объема или размера в денежном эквиваленте для квалификации такого противоправного деяния как преступления.

Наиболее распространенной и наименее латентной (???) формой злоупотребления властью в избирательном процессе выступает фальсификация избирательных документов, документов референдума, итогов голосования членами избирательных комиссий. Этот вид злоупотребления властью ранее в советском государстве практически не регистрировался. Однако в связи с демократизацией системы государственного и муниципального управления в России и построением правового государства он стал проявляться наиболее ярко, в результате чего можно говорить о тенденциях его устойчивого роста в 90-х годах ХХ века и стабильном сохранении высоких количественных показателей в наступившем веке. Указанная тенденция не ушла от пристального взгляда представителей отечественных средств массовой информации74. Этим положением дел в электоральном поведении участников избирательных процессов был в свое время обеспокоен и бывший председатель ЦИК России А. А. Вешняков, во время выступления на «круглом столе», проводимом Институтом государства и права Российской академии наук 25 сентября 2002 г. В качестве одной из форм злоупотребления властью, допускаемых членами избирательных комиссий, выступают неправомерные отказы в регистрации кандидатов в депутаты различного 71 Тавокин Е. В. Социологические прогнозы электорального поведения // Социологические исследования. 1996.

№ 7. — С. 15–20.

72 Свигузова А. П. Криминологические и уголовно-правовые меры воздействия на электоральную преступность // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 8:

Политическая криминология. — Нижнекамск, 2004. — С. 54.

73 Пасечник Н. Как не угодить своему начальнику // Российская газета. 2004. 6 февраля.



Pages:     || 2 | 3 | 4 |


Похожие работы:

«Светлой памяти моих родителей Марии Ивановны и Сергея Дмитриевича посвящается В.С. Моисеев ПРИКЛАДНАЯ ТЕОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ БЕСПИЛОТНЫМИ ЛЕТАТЕЛЬНЫМИ АППАРАТАМИ МОНОГРАФИЯ Казань 2013 УДК 629.7:629:195 ББК 39.56 М 74 Редактор серии: В.С. Моисеев – заслуженный деятель науки и техники Республики Татарстан, д-р техн. наук, профессор. Моисеев В.С. М 74 Прикладная теория управления беспилотными летательными аппаратами: монография. – Казань: ГБУ Республиканский центр мониторинга качества образования...»

«Д. В. Зеркалов СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Монография Электронное издание комбинированного использования на CD-ROM Киев „Основа” 2012 ББК 60 З-57 Зеркалов Д.В. Социальная безопасность [Электронный ресурс] : Монография / Д. В. Зеркалов. – Электрон. данные. – К. : Основа, 2012. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см. – Систем. требования: Pentium; 512 Mb RAM; Windows 98/2000/XP; Acrobat Reader 7.0. – Название с тит. экрана. ISBN 978-966-699-651-3 © Зеркалов Д. В., 2012 1 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ...»

«Министерство культуры, по делам национальностей, информационной политики и архивного дела Чувашской Республики Национальная библиотека Чувашской Республики Отдел комплектования и обработки литературы Панорама Чувашии: бюллетень новых поступлений местного обязательного экземпляра за март 2008 года Чебоксары 2008 1 Панорама Чувашии - бюллетень новых поступлений местного обязательного экземпляра, включает документы за 2003-2008 гг., поступившие в Национальную библиотеку Чувашской Республики в...»

«Е.Е. ЧЕПУРНОВА ФОРМИРОВАНИЕ, ВНЕДРЕНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ПРОЦЕССОВ СИСТЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ПРЕДПРИЯТИЯ ПО ПРОИЗВОДСТВУ ОРГАНИЧЕСКОЙ ПРОДУКЦИИ Тамбов Издательство ГОУ ВПО ТГТУ 2010 Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тамбовский государственный технический университет Е.Е. ЧЕПУРНОВА ФОРМИРОВАНИЕ, ВНЕДРЕНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ПРОЦЕССОВ СИСТЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ПРЕДПРИЯТИЯ ПО ПРОИЗВОДСТВУ ОРГАНИЧЕСКОЙ...»

«И.В. Остапенко ПРИРОДА В РУССКОЙ ЛИРИКЕ 1960-1980-х годов: ОТ ПЕЙЗАЖА К КАРТИНЕ МИРА Симферополь ИТ АРИАЛ 2012 ББК УДК 82-14 (477) О 76 Рекомендовано к печати ученым советом Каменец-Подольского национального университета имени Ивана Огиенко (протокол № 10 от 24.10.2012) Рецензенты: И.И. Московкина, доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой истории русской литературы Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина М.А. Новикова, доктор филологических наук, профессор...»

«Московский Центр Карнеги У ЯДЕРНОГО ПОРОГА Уроки ядерных кризисов Северной Кореи и Ирана для режима нераспространения Под редакцией Алексея Арбатова Москва РОССПЭН 2007 УДК ББК У 11 Рецензент доктор исторических наук, профессор В. В. Наумкин At the Nuclear Threshold. The Lessons of North Korean and Iranian Crises for the Non proliferation of Nuclear Weapons. Электронная версия: http://www.carnegie.ru/ru/pubs/books. Книга подготовлена в рамках программы, осуществляемой не коммерческой...»

«И.Д. ИБАТУЛЛИН КИНЕТИКА УСТАЛОСТНОЙ ПОВРЕЖДАЕМОСТИ И РАЗРУШЕНИЯ ПОВЕРХНОСТНЫХ СЛОЕВ Самара Самарский государственный технический университет 2008 1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ И.Д. ИБАТУЛЛИН КИНЕТИКА УСТАЛОСТНОЙ ПОВРЕЖДАЕМОСТИ И РАЗРУШЕНИЯ ПОВЕРХНОСТНЫХ СЛОЕВ Самара Самарский государственный технический университет УДК 539. БКК О т в е т с т в е н н ы й р е...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ Кафедра Иностранных языков Лингводидактический аспект обучения иностранным языкам с применением современных интернет-технологий Коллективная монография Москва, 2013 1 УДК 81 ББК 81 Л 59 ЛИНГВОДИДАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ОБУЧЕНИЯ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ С ПРИМЕНЕНИЕМ СОВРЕМЕННЫХ ИНТЕРНЕТ ТЕХНОЛОГИЙ: Коллективная монография. – М.: МЭСИ, 2013. – 119 с. Редколлегия: Гулая Т.М, доцент...»

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ФИЗИОЛОГИИ И ПАТОЛОГИИ ДЫХАНИЯ СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РАМН АМУРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ В.П.Колосов, А.Ю.Трофимова, С.В.Нарышкина КАЧЕСТВО ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ ОБСТРУКТИВНОЙ БОЛЕЗНЬЮ ЛЕГКИХ Под общей редакцией д-ра мед. наук, профессора В.П. Колосова Благовещенск, 2011 УДК 612.013.7:616.24-036.12 ББК 54.123 51(1)599 К 12 Колосов В.П., Трофимова А.Ю., Нарышкина С.В. Качество жизни больных хронической обструктивной болезнью легких. – Благовещенск,...»

«Дальневосточный федеральный университет Школа региональных и международных исследований А.А. Киреев Дальневосточная граница России: тенденции формирования и функционирования (середина XIX – начало XXI вв.) Монография Владивосток Издательство Дальневосточного федерального университета 2011 УДК 341.222 ББК 66.4 К43 Рецензенты: В.А. Бурлаков, к. полит. н., доцент В.Г. Дацышен, д.и.н., профессор С.И. Лазарева, к.и.н., с.н.с. О.И. Сергеев, к.и.н., с.н.с. На обложке: Место стыка государственных...»

«Министерство образования Российской Федерации Московский государственный университет леса И.С. Мелехов ЛЕСОВОДСТВО Учебник Издание второе, дополненное и исправленное Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учеб­ ника для студентов высших учебных за­ ведений, обучающихся по специально­ сти Лесное хозяйство направления подготовки дипломированных специали­ стов Лесное хозяйство и ландшафтное строительство Издательство Московского государственного университета леса Москва...»

«Майкопский государственный технологический университет Бормотов И.В. Лагонакское нагорье - стратегия развития Монография (Законченный и выверенный вариант 3.10.07г.) Майкоп 2007г. 1 УДК Вариант первый ББК Б Рецензенты: -проректор по экономике Майкопского государственного технологического университета, доктор экономических наук, профессор, академик Российской международной академии туризма, действительный член Российской академии естественных наук Куев А.И. - заведующая кафедрой экономики и...»

«Министерство образования и науки РФ Сочинский государственный университет туризма и курортного дела Филиал Сочинского государственного университета туризма и курортного дела в г. Нижний Новгород Мордовченков Н. В., Сироткин А. А. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ Монография Нижний Новгород 2010 ББК 65.290-2 М 79 Мордовченков Н. В. Теоретические основы систем управления персоналом промышленного предприятия: монография / Н. В. Мордовченков, А. А....»

«В.В. Бушуев А.А. Конопляник Я.М. Миркин С участием А.М. Белогорьева, К.М. Бушуева, Н.В. Исаина, А.С. Молачиева, В.Н. Сокотущенко и А.Д. Степанова ЦЕНЫ НА НЕФТЬ: АНАЛИЗ, ТЕНДЕНЦИИ, ПРОГНОЗ Москва 2013 1 УДК 622.323+338.5131(100) ББК 65.304.13 Бушуев В.В., Конопляник А.А., Миркин и др. Цены на нефть: анализ, тенденции, прогноз. – М.: ИД Энергия, 2013. 344 с. Рецензенты: д.э.н. Ю.К. Шафраник, член-корр. РАН Е.А. Телегина Монография рекомендуется к изданию ученым советом Института энергетической...»

«КАРЕЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ВОДНЫХ ПРОБЛЕМ СЕВЕРА KARELIAN RESEARCH CENTRE RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES NORTHERN WATER PROBLEMS INSTITUTE Ю. В. Карпечко, Н. Л. Бондарик ГИДРОЛОГИЧЕСКАЯ РОЛЬ ЛЕСОХОЗЯЙСТВЕННЫХ И ЛЕСОПРОМЫШЛЕННЫХ РАБОТ В ТАЕЖНОЙ ЗОНЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА РОССИИ Петрозаводск 2010 УДК 630*116: 630*228.81 (470.1./2) ББК 43.4 (231) К 26 Гидрологическая роль лесохозяйственных и лесопромышленных работ в К таежной зоне Европейского Севера России / Карпечко Ю....»

«Черноусое Александр Федорович Доктор медицинских наук, профессор, член-кор­ респондент РАМН, руководитель отдела торакоабдоминальной хирургии НЦХ РАМН, заслуженный деятель науки РФ (1993), член редколлегий журна­ лов Хирургия, Грудная и сердечно-сосудистая хирургия, Анналы хирургии и Клиническая медицина. АФ.Черноусов — признанный автори­ тет в вопросах хирургического лечения заболева­ ний пищевода. Им предложены и внедрены ори­ гинальные методики хирургического лечения. От­ деление,...»

«О. В. Чугунова, Н. В. Заворохина Использование методов дегустационного анализа при моделировании рецептур пищевых продуктов с заданными потребительскими свойствами Eкатеринбург 2010 Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский государственный экономический университет О. В. Чугунова, Н. В. Заворохина Использование методов дегустационного анализа при моделировании рецептур пищевых продуктов с заданными потребительскими свойствами Екатеринбург 2010 УДК 620.2(075.8) ББК...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ивановский государственный энергетический университет имени В.И. Ленина А.И. Тихонов Живая планета или поиск нового подхода к миропониманию Иваново 2011 ББК 20 Т46 Тихонов А.И. Живая планета или поиск нового подхода к миропониманию / ГОУВПО Ивановский государственный энергетический университет имени В.И. Ленина. – Иваново, 2011. – 84 с. ISBN В данной монографии...»

«Министерство сельского хозяйства РФ ФГБОУ ВПО Кубанский государственный аграрный университет ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И МОДЕЛЬНЫЕ ТРЕНАЖЕРЫ В ОБУЧЕНИИ МЕТОДАМ ОПТИМАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ В АГРОЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ Краснодар 2012 0 Министерство сельского хозяйства РФ ФГБОУ ВПО Кубанский государственный аграрный университет ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И МОДЕЛЬНЫЕ ТРЕНАЖЕРЫ В ОБУЧЕНИИ МЕТОДАМ ОПТИМАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ В АГРОЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ Под редакцией доктора экономических наук, профессора А.Г. Бурда...»

«УДК 371.31 ББК 74.202 Институт ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании И 74 Информационные и коммуникационные технологии в образовании : монография / Под.редакцией: Бадарча Дендева – М. : ИИТО ЮНЕСКО, 2013. – 320 стр. Бадарч Дендев, профессор, кандидат технических наук Рецензент: Тихонов Александр Николаевич, академик Российской академии образования, профессор, доктор технических наук В книге представлен системный обзор материалов международных экспертов, полученных в рамках...»






 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.