WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

«Л.Е. ВАСИЛЬЕВ ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРАЗИИ. БОРЬБА С ТЕРРОРИЗМОМ, СЕПАРАТИЗМОМ И ЭКСТРЕМИЗМОМ Москва 2009 2 ББК 66.4 (5) Ш 20 Рекомендовано к публикации Ученым советом Учреждения Российской академии наук ...»

-- [ Страница 1 ] --

УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РАН

Л.Е. ВАСИЛЬЕВ

ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРАЗИИ.

БОРЬБА С ТЕРРОРИЗМОМ, СЕПАРАТИЗМОМ И ЭКСТРЕМИЗМОМ

Москва

2009

2

ББК 66.4 (5)

Ш 20 Рекомендовано к публикации Ученым советом Учреждения Российской академии наук Института Дальнего Востока РАН Рецензенты к.п.н. П.Б. Каменов, к.и.н. А.В. Шлындов, М.В. Демченко Ответственный редактор Г.Д. Агафонов Л.Е. Васильев. Проблемы безопасности в Восточной Евразии. Борьба с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом /М.: Учреждение Российской академии наук Институт Дальнего Востока РАН, 2009. 172 с.

В монографии рассматриваются особенности текущей геополитической ситуации в Восточной Евразии, угрозы и вызовы безопасности государствам региона, а также возможные направления и способы защиты национальных интересов России. Кроме того, в работе дана оценка состояния и перспектив борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом в государствах Центральной, Южной и Юго-Восточной Азии, а также анализ деятельности в этом направлении региональных международных организаций, в том числе Шанхайской организации сотрудничества и АСЕАН.

В монографии сформулирован ряд предложений по формированию некоторых направлений внешней политики России по защите своих национальных интересов в сфере безопасности и борьбы с терроризмом, а также определены пути повышения эффективности ее сотрудничества в этой сфере с государствами Восточной Евразии и региональными международными организациями.

© Учреждение Российской академии наук Институт Дальнего Востока РАН, © Л.Е. Васильев,

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. Современная политическая ситуация в Восточной Евразии, и ее влияние на региональную безопасность

Глава 1. Терроризм, сепаратизм и экстремизм – основные угрозы стабильности в Восточной Евразии

1.1. Понятия терроризма, сепаратизма и экстремизма, их взаимосвязь и взаимозависимость

1.2. Характерные особенности современного терроризма

1.3. Современный сепаратизм и основные причины его возникновения в Восточной Евразии

1.4. Экстремистские движения в Восточной Евразии

1.5. Морское пиратство как разновидность современного терроризма в Восточной Евразии

Глава 2. Причины возникновения и особенности борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом в Восточной Евразии

2.1. Внешнеполитические факторы, негативно влияющие на стабильность в Восточной Евразии

2.1.1. Геополитические факторы, влияющие на региональную безопасность Центральной Азии

2.1.2. Активизации терроризма, сепаратизма и экстремизма в ЮгоВосточной Азии как ответ на процессы глобализации в регионе................. 2.2. Причины возникновения и особенности борьбы с силами «трех зол» в Центральной Азии

2.3. Особенности и перспективы борьбы с терроризмом в Южной Азии...... 2.4. Особенности и перспективы борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом в Юго-Восточной Азии

Глава 3. Перспективы борьбы с терроризмом в рамках международных организаций Восточной Евразии

3.1. Перспективы борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом в рамках Шанхайской организации сотрудничества

3.2. Основные аспекты деятельности Регионального форума АСЕАН по безопасности

Глава 4. Защита национальных интересов России в условиях борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом в Восточной Евразии............... Заключение

Введение. Современная политическая ситуация в Восточной Евразии, и ее влияние на региональную безопасность Евразия является крупнейшим континентом планеты, занимающим 54, млн. кв. км, что составляет 37% всей суши. Здесь проживает почти 2/3 человечества. Пространственный размах и цивилизационные особенности развития Востока и Запада привели к историческому делению Евразии на Европу и Азию, каждую из которых в свою очередь разделяют на ряд регионов. В отношении Азии общепринятым считается ее деление на Ближний и Средний Восток, на Центральную, Южную и Восточную Азию, с выделением в последней субрегионов Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии.

В последнее время в связи с углублением глобализации в интересах более полного анализа процессов, протекающих в Азии, появилась тенденция к расширению рамок указанных выше регионов. Так появились понятия «Большого Ближнего Востока», включающее государства Ближнего Востока и прикаспийские государства; «Большой Центральной Азии», включающее бывшие советские республики Средней Азии, с добавлением к ним государств Южной Азии, прежде всего Индии, Пакистана и Афганистана; «Большой Восточной Азии», в которую включают Китай, обе Кореи, Японию, государства АСЕАН и дальневосточные территории России.

Это новое деление уже широко используется западными политологами.

Российские аналитики, также руководствуясь целями более глубокого рассмотрения взаимосвязи процессов протекающих в Азии, в последнее время ввели в научный оборот понятие «Восточная Евразия». Оно включает в себя Восточную, Центральную и Южную Азии, а также некоторые области Восточной Европы, являющиеся частью входящих в состав указанных регионов России и Казахстана (см. рис.1). Такое объединение группы государств в столь крупный регион, несмотря на наличие существенных особенностей его составляющих, обосновывается углубляющимся сотрудничеством государств указанных регионов и расширяющимся их взаимодействием в различных сферах, в том числе в рамках новых международных объединений. Поэтому рассмотрение вопросов, связанных с проблемами безопасности в этой части планеты, будет охватывать всю Восточную Евразию с акцентом на их специфике в каждом из ее регионов.



Прежде всего следует отметить, что политическая ситуация в Восточной Евразии в последние годы претерпевает существенные изменения. В ней находят отражение новые тенденции в мировой политике, важнейшей из которых является активизация межгосударственных отношений, направленных на снижение напряженности в потенциально кризисных районах Восточной Евразии и укрепление стабильности в ее регионах. Однако развитие таких процессов тормозит сохранение разногласий, что препятствует согласованию усилий по ликвидации очагов напряженности и налаживанию широкого сотрудничества в интересах взаимной безопасности.

На политическую ситуацию в Восточной Евразии оказывает влияние сложное переплетение позитивных и негативных факторов и тенденций, важнейшими из которых являются:

• нарастание неравномерности социально-экономического и политического развития различных государств, усугубляемое глобализацией, что обусловливает их стремление создавать региональные экономические и политические сообщества и институты, чтобы адаптироваться к условиям глобализации и защитить себя от ее вызовов;

• расширение экономического сотрудничества между государствами как на региональном, так и на международном уровнях;

• пересечение интересов США, КНР, Японии и России, сопровождающееся стремлением США упрочить свое экономическое, политическое и военное доминирование во всех регионах Восточной Евразии, как и в мире в целом, с использованием своей мощи и процессов глобализации, а также нарастанием соперничества Японии, Китая и Индии за влияние на ситуацию в регионах;

• обострение проблемы обеспечения необходимых темпов экономического развития энергетическими, сырьевыми и иными ресурсами с одновременным ужесточением борьбы за контроль над ними в соответствующих районах и доступ к их запасам;

• сохранение очагов напряженности, связанных с несовпадением позиций государств по различным международным проблемам, наличием территориальных и морских споров, в ряде которых участвуют в разных сочетаниях около десятка стран;

• дефицит доверия в отношениях между некоторыми странами Восточной Евразии, порожденное сложной историей их межгосударственных отношений;

• рост масштабов нетрадиционных угроз, связанных с терроризмом и экстремизмом;

• нестабильность обстановки в ряде государств, обусловленных их внутренними социальными, этническими и религиозными противоречиями, что способствует росту сепаратизма, а также расширению деятельности организованной преступности (наркоторговля, пиратство, незаконная миграция людей, контрабанда оружия и опасных веществ).

Кроме того, одной из существенных особенностей Восточной Евразии сегодня является то, что немалое число стран этого региона демонстрирует наиболее высокие темпы экономического роста в мире. В то же время растет неравномерность их экономического развития, усугубляемая противоречивостью современного этапа глобализации, при котором наиболее сильные в экономическом отношении страны получают возможность использовать связанные с ней процессы для продвижения собственных интересов в ущерб интересам других государств. При этом они стремятся закрепить положение, при котором обеспечиваются условия необходимые для ускорения их собственного экономического развития через «гарантирование жизнеспособности и стабильности основных глобальных систем (торговли, финансовых рынков, поставок энергоресурсов)»1, а потому их геополитические устремления направлены на расширение сфер своего влияния.

Сохранение такого положения затрудняет для развивающихся стран решение многочисленных и застарелых социальных проблем. Это порождает недовольство широких слоев их населения подобной несправедливостью, выливающееся порой в открытый антиамериканизм и вообще антизападничество.

Такую ситуацию используют националистические, экстремистские и прочие деструктивные силы для разжигания межнациональной розни. При этом она направляется не только на «западный мир», но и на соседние государства особенно те, которые тесно сотрудничают с Западом. Все это оказывает негативное воздействие на возможности урегулирования имеющихся территориальных, этнических, религиозных и иных спорных проблем, сохраняя предпосылки к возникновению конфликтов.

Другой особенностью развития ситуации в Восточной Евразии может стать обострение социальной напряженности, вызываемой демографическим ростом, углубляющимся имущественным расслоением населения, нищетой сотен миллионов людей, увеличением разрыва в уровне жизни в городе и деревне, серьезной деградацией окружающей среды. Во многих странах существуют также проблемы, связанные с сохранением национальной и культурной идентичности.

Следует отметить также, что на обстановку в Восточной Евразии существенно влияет нарастающая нестабильность в Афганистане, обострение ситуации в Пакистане, сохранение внутренних проблем в ряде других стран, а также напряженность вокруг Ирана. К частным проблемам политической ситуации в Восточной Евразии можно отнести непростые отношения между Индией и Пакистаном. И хотя они отошли от прямого военного противостояния, в Дели считают, что Исламабад не отказался от притязаний на часть индийского штата Джамму и Кашмир, большая часть населения которого – мусульмане. При этом Индия располагает косвенными данными о том, что Пакистан продолжает тайно поддерживать экстремистов на ее территории и содействует сохранению вражды между индуистской и мусульманской общинами Индии.

Важным дестабилизирующим фактором политической ситуации в Восточной Евразии является активная деятельность международных террористических организаций. Этому способствует ряд факторов, которые можно объединить в три основные группы:

• социальная неустроенность широких слоев населения;

• наличие у значительных этнических групп населения в ряде государств региона сепаратистских настроений;

• стремление радикальных религиозных организаций реализовать идею объединения некоторых мусульманских стран Восточной Евразии в крупные исламские халифаты или государственные образования с шариатской формой правления.

Развитие отмеченных выше процессов в Восточной Евразии и воздействие на их течение большого числа факторов внутреннего и внешнего свойства обусловливают сохранение в ее регионах немалого числа очагов напряженности. При определенных условиях они могут превратиться в зоны конфликтов, способных нарушить не только региональную стабильность, но и вызвать глобальные потрясения. Способствует этому также то, что процесс урегулирования большинства противоречий здесь сопровождается определенными трудностями:

жесткостью и бескомпромиссностью отстаивания сторонами своих позиций по спорным вопросам, а также вовлеченностью в той или иной степени ведущих стран мира в их разрешение2.

Глава 1. Терроризм, сепаратизм и экстремизм – основные угрозы 1.1. Понятия терроризма, сепаратизма и экстремизма, их взаимосвязь и Как уже отмечено выше, борьба с силами «трех зол» – терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом является одной из приоритетных проблем мирового сообщества, а их совокупное проявление в Восточной Евразии наиболее масштабно и представляет собой одну из основных угроз региональной безопасности.

Приступая к рассмотрению проблем борьбы с этими явлениями, на наш взгляд в начале исследования, необходимо обозначить не только их семантическую сущность, но и установить взаимосвязь и взаимозависимость между ними.

Так, в современной политологии довольно часто эти понятия объединяются и представляются под единым, широко распространенным термином – международный терроризм. Такое положение объясняется тем, что, во-первых, не всегда четко устанавливаются причинно-следственные связи между ними, а во-вторых, как показывает практика, во многих случаях преследуются определенные политические цели, достижение которых политически обеспечивает именно смешение этих понятий.

На наш взгляд, парадигма данной проблемы состоит в том, что сепаратизм представляет собой определенное политическое течение, в то время как экстремизм и терроризм – это способы достижения политических целей, которые могут и достаточно широко используют как сепаратисты, так и представители некоторых других политических течений. Иными словами, если сепаратизм является содержанием определенных политических идей, то экстремизм и терроризм – это формы их реализации.

Важность постановки вопроса заключается еще и в том, что смешение понятий не только позволяет объявлять любую политическую партию или религиозную группу, а иногда даже целую страну, террористической со всеми вытекающими последствиями, но и прикрывать прямую военную агрессию против суверенного государства идеалами борьбы с международным терроризмом.

Кроме того, отсутствие четкой градации рассматриваемых явлений существенно снижает эффективность антитеррористической борьбы, так как затрудняет разработку целей этой борьбы, негативно сказывается на определении масштабов необходимого привлечения сил и средств, а также, как показала практика, довольно часто существенно увеличивает несоразмерность ответной реакции на выступления террористов, что в конечном итоге ведет к дальнейшему распространению терроризма на планете.

С нашей точки зрения, к решению данной проблемы следует подходить со следующих позиций.

Современный сепаратизм как политическое течение основывается на ложно трактуемом принципе самоопределения: каждая этническая общность должна иметь собственную государственно оформленную территорию. Его основа – компактное проживание определенной этнической группы на территории другой национальности. При этом игнорируется тот факт, что мировое сообщество в принятых после Второй мировой войны международно-правовых документах признало незыблемой существующую систему государств и определило права территориальных сообществ, а не этнических групп. Принцип самоопределения некоренных народов трактуется международным правом как обеспечение права их активного участия в общественно-политических процессах в рамках устоявшихся территориальных сообществ. Таким образом, современный сепаратизм – это выход из существующей системы или ее разрушение с целью оформления государственности для отдельной этнокультурной общности, причем, довольно часто, в ущерб остальному населению.

Экстремистским идеологиям свойственно стремление изменить или уничтожить прежнюю идентичность – личностную, общественную, государственную, религиозную и т.п. – причем изменить радикально, так, чтобы его новая форма не воспринималась как продолжение старого. Они выступают как механизм этносоциальной и религиозной мобилизации, как принцип и инструмент политической жизни. Важным свойством современного экстремизма, объясняющим его высокую политическую и социальную востребованность и способность проникать в массы и управлять массовым сознанием, заключается в том, что он оперирует простыми и доступными схемами для решения сложных проблем. Причем за этой внешней простотой скрывается стремление подменить существующие законы, мораль, систему отношений в обществе. Следует учитывать также, что экстремистские движения действуют, как правило, нелегитимными методами – восстания, перевороты, терроризм, что значительно увеличивает их социальную опасность.

Кроме того, при ближайшем рассмотрении оказывается, что экстремистские идеологии оказываются привлекательными для многих творческих, интеллектуальных и активных людей. Это объясняется тем, что соблазн создать новый мир взамен существующего ускоренным революционным способом, решить за людей их проблемы и построить общество всеобщего благоденствия в короткие сроки, часто становится трудно преодолимым для указанной части общества. Более того, их высокий интеллектуальный потенциал и политическая активность делают экстремистские движения и идеологии наиболее опасными для современного общества.

Определения сепаратизма и экстремизма в современной политологии хотя и многообразны, но, практически, не разнятся по своей сути. На наш взгляд, наиболее точным из них являются приведенные в Концепции Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом:

Сепаратизм – это какое-либо деяние, направленное на нарушение территориальной целостности государства, в том числе на отделение от него части его территории, или дезинтеграцию государства, совершаемое насильственным путем, а равно планирование и подготовка такого деяния, пособничество его совершению и подстрекательство к нему.

Экстремизм – это какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них3.

Как уже сказано выше, терроризм представляет собой один из способов реализации политических целей сепаратистскими и экстремистскими организациями. Однако в настоящее время этот способ получил достаточно широкое распространение и представляет серьезную опасность для всего мирового сообщества. Поэтому особенности современного терроризма, причины его возникновения, а также используемые методы и способы проведения террористических акций будут рассмотрены ниже. В настоящем разделе дадим только определение данному явлению.

На сегодняшний день, вследствие вышеобозначенных причин, в политологии существует около 200 определений терроризма. В принципе, с точки зрения методологии террористических действий «терроризм – есть способ достижения политических целей в мирных условиях с использованием методов вооруженной борьбы».

Поэтому, на наш взгляд, наиболее обобщенной представляется следующая формулировка.

Терроризм – это любое действие, связанное с причинением смерти или серьезного вреда гражданским жителям или невоюющим сторонам, а также нанесением кому-либо или чему-либо значительного материального ущерба, когда цели такого акта по его характеру или содержанию направлены на то, чтобы запугать население или заставить правительство или международную организацию выполнять или воздержаться от выполнения каких-либо действий.

По мнению авторитетных ученых созданной при ООН группы, которая занимается проблемами терроризма, подобные действия составляют акт терроризма, который не может быть оправдан никакими основаниями.

Перейдем к более подробному рассмотрению характеристик современного терроризма, масштабности и сути его проявлений в современном мире.

1.2. Характерные особенности современного терроризма Терроризм в любых формах своего проявления превратился в одну из опасных по своим масштабам, непредсказуемости и последствиям общественнополитических и моральных проблем, с которыми человечество вошло в XXI столетие. Он все больше угрожает безопасности многих стран и их граждан, влечет за собой огромные политические, экономические и моральные потери, оказывает сильное психологическое давление на большие массы людей.

Проявления терроризма отмечаются почти на всей протяженности истории человечества, однако в 1980-1990 гг. он приобрел международный и всерегиональный характер. Именно глобализация и интернационализация терроризма стали тем феноменом, с которым сейчас столкнулось человечество. Между тем лавинообразности распространения терроризма способствовало нарастание глобализации с ее быстрым расширением международных связей и углублением взаимодействия практически во всех областях человеческой деятельности.

Терроризм в современных условиях характеризуется широким размахом и отсутствием явно выраженных государственных границ, а также наличием широких связей и тесного взаимодействия между террористическими организациями и их центрами, что выводит их на международный уровень. Сегодня им присуща жесткая организационная структура, включающая руководящие и оперативные звенья, подразделения разведки и контрразведки, боевые группы и группы прикрытия, службы материально-технического обеспечения. В них существует жесткая конспирация и тщательный отбор кадров. Они имеют разветвленную сеть тайных укрытий, учебных баз и полигонов, агентуру в правоохранительных и государственных органах. Их отличает хорошее техническое оснащение, зачастую превосходящее то, которым располагают подразделения государственных антитеррористических органов. Антитеррористические органы различных стран не раз отмечали проведение совещаний и встреч руководителей наиболее крупных группировок, на которых осуществлялась координация действий организаций различной национальной принадлежности. Для создания большего морально-психологического воздействия и достижения значительного общественного резонанса ими налажено соответствующее информационнопропагандистское обеспечение.

Современный терроризм как социально-политическая и правовая категории, составляющие его внутреннее содержание, обладает особыми признаками и характерными чертами, которые существенно отличают его от терроризма XIX-XX веков.

Первое. Он представляет собой гораздо более высокую общественную опасность, возникающую при совершении масштабных террористических актов, либо вследствие угрозы осуществления таковых. При этом целью террористов является не уничтожение конкретных лиц, как это было ранее, а убийство или захват в заложники большого количества невинных людей, которые случайно оказываются на месте взрыва или захвата.

Второе. Его отличает публичный характер исполнения терактов. Если преступления иного вида обычно совершаются тайно и лишь иногда сопровождаются информированием только тех лиц, в действиях которых заинтересованы преступники, то современный терроризм без широкой огласки, без открытого предъявления требований властям с использованием средств массовой информации свои задачи не решает.

Третье. Основной целью и отличительной особенностью современного терроризма является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности в обществе и государстве. При этом обстановка такого страха и напряженности создается не на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном. Поэтому она представляет собой объективный социально-психологический фактор, призванный воздействовать на все общество и вынудить его к действиям в интересах террористов и принятию их условий.

Четвертое. Отличительной чертой современного терроризма является то, что насилие применяется в отношении одних лиц или некоего имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на других лиц. Причем воздействие на лиц, от которых террористы намерены получить ожидаемый результат, может быть как прямым, так и косвенным.

В настоящее время террористические организации, действующие в различных государствах, наладили между собой тесные связи на общей идеологоконфессиональной, военной, коммерческой и другой основе. Террористические группировки, особенно их руководители, во многих случаях тесно взаимодействуют в вопросах приобретения вооружений, прикрытия друг друга, разделения функций и задач при проведении ими масштабных операций. Можно отметить, что международное террористическое сообщество научилось маневрировать силами и средствами, перебрасывать нелегальными каналами боевиков и большие массы оружия.

Таким образом, современный терроризм – это мощные структуры с соответствующим их масштабам оснащением. Примеры Афганистана, Ирака, Таджикистана, Узбекистана, Чечни, а также США и ряда европейских стран показывают, что за всем этим стоят мощные покровители и спонсоры. Кроме того, следует констатировать тот факт, что международные террористические организации уже способны вести диверсионно-террористические войны и принимать участие в масштабных вооруженных конфликтах. В современных условиях терроризм превратился в весьма прибыльный бизнес, имеющий глобальный охват и развитый рынок труда. В него вовлечена целая армия наемников, включающая террористов-смертников, зарабатывающих собственной гибелью средства для существования своих семей, а также теневые бизнес-структуры, получающие прибыль от нелегальной торговли оружием, вербовки и подготовки боевиков, выкупов заложников, и т.п.

Следует отметить, что в последнее время террористические организации активизировали работу по отбору и подготовке террористов, а также специальных эмиссаров для использования их в кризисных районах, особенно там, где одной из конфликтующих сторон являются радикальные мусульманские организации. И это не случайно, так как терроризм и экстремистские движения вообще, требуют соответствующего идеологического фундамента, необходимого для обоснования и оправдания убийств мирного населения, катастрофических последствий диверсий, а также возвышенности самопожертвования во имя достижения «сверхцели», что, якобы более важно, чем жизнь, интересы и ценности конкретных людей.

По целому ряду причин идея «священной войны» с неверными получила достаточно широкое распространение в современном исламском мире. Это вызвано, в частности, тем, что «умеренный» ислам, как глубокое и конструктивное религиозно-философское учение и нравственно-ориентированная система ценностей, терпимая к иной религии или ее отсутствию, оказался в глазах значительной части населения мусульманских стран неспособным противостоять размыванию традиционного образа жизни в условиях насильственного насаждения новых экономических моделей и социальных идей. «Радикальный» же ислам предлагает простые, а точнее примитивные решения, доступные пониманию малообразованных масс. Он ясно обозначает врага, ответственного за переживаемые народом трудности и предлагает путь их преодоления – «священную войну» во имя утверждения истинных ценностей. Поэтому многие террористические организации и берут сегодня на вооружение постулаты крайне радикальных течений ислама, хотя они противоречат основной идеологии этой крупнейшей мировой религии.

Если говорить о наиболее общих причинах разрастания терроризма в современных условиях, то их порождает ряд факторов внутреннего и внешнего свойства. К внутренним факторам следует отнести:

• заметное снижение жизненного уровня населения в ряде стран, усугубляющееся беспрецедентным ростом социальной дифференциации;

• кризисное положение большинства социальных и профессиональных групп, вызванное высоким уровнем безработицы, что обуславливает миграцию населения, а также психологическую деградацию и дезориентацию личности;

• навязывание правящей элитой нетрадиционных для данного общества социально-политических нововведений в сочетании с репрессиями по отношению к оппозиционным движениям и инакомыслию;

• ошибки в национальной политике, допускаемые правительствами определенных государств, что порождает среди некоторых групп населения, прежде всего, этнических и религиозных меньшинств, сепаратистских настроений и идей национального самоутверждения;

• расширение доступа к информации, содержащей идеи и взгляды, пропагандирующие культ насилия и нетерпимости, а также героизирующие террористов;

• сравнительная доступность для населения оружия, включающая относительную простоту его приобретения или кустарного производства.

К главным из внешних факторов распространения терроризма можно отнести:

• несправедливость распределения доходов при современном международном разделении труда, обеспечивающую максимальную и все увеличивающуюся прибыль развитых государств и консервирующую прозябание развивающихся;

• эгоизм ведущих мировых корпораций при эксплуатации ресурсов стран третьего мира;

• политический, экономический и даже военный нажим на отдельные страны с целью продвижения собственных национальных интересов на их территории;

• осуществление скрытой поддержки и поощрения терроризма на уровне государственной политики некоторых стран, направленные на достижение конкретных внешнеполитических целей.

Мотивы и проявления современного терроризма разноплановы, а потому специалисты подразделяют их на несколько видов.

Националистический (этнический) терроризм. Он обычно проявляется в тех государствах и регионах, где у значительных групп населения преобладают сепаратистские настроения. Вследствие того, что принцип нерушимости границ, как правило, доминирует над правом нации на самоопределение, власти всех стран решительно противодействуют попыткам отделения каких-либо территорий. Поэтому законные, причем весьма ограниченные, способы борьбы за образование собственного государства малоперспективны. Результатом такого положения нередко становится использование сепаратистами вооруженных способов ведения борьбы, в том числе и методов, которыми пользуются террористы.

Религиозный терроризм. Религиозные террористы используют насилие в целях, которые, на их взгляд, определены Господом. Основой этого вида терроризма является ярко выраженное неприятие любой другой религии, кроме собственной, а также оправдание своих действий непрекращающейся борьбой религий и цивилизаций за мировое господство. При этом объекты нападений размыты и географически, и этнически, и социально. По сравнению с этническими террористами религиозные террористы ставят своей целью добиться кардинальных перемен, причем нередко в глобальном масштабе.

Экстремистский терроризм. Основными представителями данного типа терроризма являются экстремистские организации левого (коммунистического), правого (неофашистского) толка, некоторые молодежные организации, а также анархисты. Идеологическим обеспечением их деятельности, как правило, служит какое-либо радикальное политическое учение, обещающее кардинальную перестройку человеческих отношений и создание общества всеобщего благоденствия в кратчайшие сроки. Основной целью таких организаций является политическая борьба с существующими политическими режимами в различных государствах, с использованием в некоторых случаях и террористических методов.

Экономический терроризм. Этот тип терроризма возник в последнее время и быстро развивается. Целью экономических террористов, в основном, является получение финансовых средств или экономический шантаж. Причем экономическим терроризмом занимаются не только террористические организации, но и отдельные личности никак не связанные с ними. К этому типу терроризма можно отнести пиратство, хакерские атаки на финансовые учреждения с целью незаконного получения финансовых средств, рэкет, рейдерство и т.п.

Государственный терроризм. Этот тип терроризма используется политическими силами на государственном уровне, т.е. террористические организации создаются при материальной и финансовой поддержке конкретных государств. Задачами таких организаций являются достижение определенных, как правило, внешнеполитических целей обеспечения национальных интересов этих стран, в условиях, когда исчерпаны все политические и дипломатические ресурсы, а использование армии нецелесообразно. Такие террористы наиболее опасны, так как обладают огромными возможностями и способны вести свою деятельность в масштабах, которые, в отдельных случаях, можно сопоставить с масштабами локальной войны.

Таким образом, современный международный терроризм представляет собой сложное, многомерное явление. Тенденции его развития характеризуется бурными темпами роста его активности, как по количеству террористических актов, так и по их масштабам. В настоящее время существует достаточно разнообразное количество форм проявления терроризма. К основным из них можно отнести следующие:

• использование взрывных устройств;

• захват и угон морского или воздушного судна;

• захват заложников;

• использование хакерской деятельности в интересах террористов;

• организация техногенных аварий и катастроф;

• использование или угроза использованием различных компонентов оружия массового уничтожения.

Кроме того, не исключено, что в ближайшее время появятся новые более изощренные формы терроризма, связанные в первую очередь с развитием научно-технического прогресса.

Таким образом, можно с достаточной уверенностью утверждать, что современные террористические организации по своей организованности, материально-техническому и финансовому обеспечению, по характеру и объемам ставящихся целей давно превратились в крупные транснациональные объединения, противостоящие мировому сообществу.

1.3. Современный сепаратизм и основные причины его возникновения К основным государствам Восточной Евразии, где сегодня наблюдаются сепаратистские настроения значительных групп населения, можно отнести Китай, Индию, Шри-Ланку, Филиппины, Индонезию, Таиланд и некоторые другие страны. Районами, с активной деятельностью сепаратистских организаций, являются следующие.

А) Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР) Китая. Конфликт здесь носит этнический и религиозный характер, так как уйгуры являются тюркоязычными мусульманами. Они желают создать независимое государство Уйгурстан, или Восточный Туркестан.

Данное стремление имеет глубокие исторические корни. Уйгуры – одна из древнейших народностей Центральной Азии. И хотя факты появления на исконной территории их проживания ханьцев (китайцев центральных провинций Поднебесной империи) отмечались уже во II в. до н. э., здесь со временем сложилось Джунгарское ханство, населенное преимущественно уйгурами. И лишь в 1757 – 1759 гг. эти земли были завоеваны Китаем, присвоившим им название «Синьцзян», что означает «новая территория». Однако коренное население не смирилось с аннексией и периодически поднимало восстания против китайского владычества. После образования КНР Пекин в 1955 г. предоставил краю определенную автономию и преобразовал провинцию Синьцзян в СиньцзянУйгурский автономный район. Но это не решило полностью национальный вопрос на северо-западе страны, и антикитайские настроения там сохраняются поныне.

Активизацию сепаратистских настроений в СУАР вызвал распад СССР и пример обретения независимости и реальной собственной государственности целым рядом народов Средней Азии. На этой волне лидеры движения заявили о намерении продолжать борьбу за отделение от Китая «в любом случае, и не считаясь с жертвами».

Основной сепаратистской организацией уйгуров является Исламское движение Восточного Туркестана, которое пользуется наибольшей поддержкой среди представителей этого этноса в регионе. Вооруженный путь борьбы за свою независимость был избран Всемирным уйгурским курултаем, который проходил в Стамбуле в конце 1996 г. На нем большинство участников высказалось за «чеченский вариант» развития событий, как наиболее действенный в решении уйгурской проблемы, конечной целью которого является создание государства Восточного Туркестана.

В настоящее время по официальной статистике КНР, численность населения СУАР превышает 15 млн. человек, из них тюркоязычных народов мусульманского вероисповедания около 9 млн., то есть 60%. В том числе уйгуров – более 7 млн., казахов – 900 тыс., киргизов – 130 тыс.4. Однако устремления участников движения выходят за рамки территории СУАР. Ими предусматривается включение в состав нового государства областей других государств региона, прежде всего тех, в которых есть значительная уйгурская диаспора (Казахстан, Киргизия, Узбекистан).

Исламское движение Восточного Туркестана имеет до 600 боевиков, прошедших подготовку в лагерях исламистов в Афганистане, Таджикистане, Пакистане и Чечне. Структура организации включает религиозно-политический центр, центр оперативного управления, мобильные бандформирования, подразделения разведки и контрразведки, а также органы, отвечающие за пропаганду и материально-техническое обеспечение. За пределами СУАР лидеры движения делают ставку, прежде всего, на многочисленные диаспоры уйгуров в перечисленных выше странах, а также проявляют внимание к другим частям региона, По некоторым данным, численность уйгуров, проживающих вне СУАР, составляет более 200 тыс. человек5. В результате такой деятельности движению удалось не только добиться финансовой поддержки уйгурских диаспор в государствах Центральной Азии, но и создания в них собственных организаций (например, «Уйгар озатшик ташлахты» в Казахстане), с которыми движение поддерживает тесные связи. Вследствие этих контактов новообразованные организации начинают склоняться к принятию на вооружение террористических методов достижения поставленных целей.

Вторым районом Китая, где у населения проявляются сепаратистские настроения, является Тибет. Проблема Тибета возникла задолго до начала новейшего периода истории. На протяжении длительного периода времени Тибет поддерживал вассальные отношения с маньчжурской династией Цинь, правившей Китаем с VII века. В феврале 1913 г. XIII Далай-лама провозгласил независимость Тибета. Однако в этом же году на международной конференции по статусу Тибета, проходившей в Индии, он не получил статуса суверенного государства по причине сопротивления Китая. В 1949 г. Китай ввел в Тибет свои войска, а в 1951 г. между КНР и Тибетом было подписано «Соглашение о мероприятиях по мирному освобождению Тибета», в соответствии с которым Тибету предоставлялась региональная автономия в составе КНР. Такая политика Китая привела в 1959 г. к восстанию в Тибете, которое было подавлено китайскими войсками, а духовный руководитель восставших Далай-лама покинул родину и до настоящего времени проживает за границей.

В настоящее время Тибет является одним из очагов напряженности в Китае, а происходящие в нем события вызывают неоднозначную реакцию международной общественности. Особенно наглядно это проявилось в призывах лидеров некоторых государств бойкотировать проходившие в 2008 г. в Китае Олимпийские игры. В Тибете и за рубежом не прекращаются акции протеста тибетцев, организуемые «Движением за свободный Тибет» и поддерживаемые различными общественными организациями и общественными деятелями других стран. Кроме того, как отмечают некоторые аналитики, преследуя свои политические интересы такие государства, как США, Индия и Непал используют сложившуюся ситуацию в собственных целях, что может перевести протестные выступления из фазы демонстраций и пикетов к открытому восстанию с участием этнических тибетцев, а также проживающих в Тибете мусульман-хуэй. Позиция китайской стороны состоит в следующем: руководство КНР согласно на возобновление переговоров с Далай-ламой по статусу Тибета только после его отказа от сепаратистской деятельности и признания Тибета частью Китая, а правительства страны – единственной законной властью.

Б) Индия. Наличию сепаратизма в Индии способствует ее полиэтничность, однако в основе всего лежат исторические реалии процесса обретения независимости Индией и Пакистаном в 1947 г. Тогда при разделе бывшей южноазиатской колонии Великобритании три четверти княжества Джамму и Кашмир с преобладающим мусульманским населением, отошли к Индии и стали ее штатом. В настоящее время проблемы создает борьба трех групп политических сил этого штата: партий, участвующих в выборах и стоящих на позициях сохранения штата в составе Индии; полулегально действующих радикальных партий, выступающих за предоставление штату независимости и нелегальной организации воинствующей оппозиции, располагающей вооруженными формированиями.

Самой крупной организацией, использующей в своей деятельности террористические методы борьбы в Индии, является Кашмирское сепаратистское движение, которое представляет собой совокупность военно-политических и повстанческих группировок, ориентированных на отторжение индийского штата Кашмир и создание на его территории независимого исламского государства или же – на воссоединение штата с Пакистаном.

Первые группировки движения стали появляться сразу после присоединения Кашмира к Индии в конце 1940-х годов. В начале 1990-х годов произошла существенная их радикализация в связи с ростом политизации ислама. Это сопровождалось формированием новых военизированных религиозно-политических группировок, развертыванием полномасштабных партизанских и диверсионных боевых действий.

Кашмирские вооруженные формирования являются существенным фактором дестабилизации в северо-западном регионе Индии. По некоторым оценкам, количество сепаратистских организаций и групп достигает сотни, включая как местные, так и иностранные добровольческо-наемные формирования, действующие в основном с территории Пакистана. Наиболее крупными из них являются: «Джаиш-е-Мохаммед», «Харкат аль Джихад аль Ислами» и «Лашкар-эТоиба». Суммарная численность боевиков вооруженных формирований оценивается в пределах от 6 до 10 тыс. человек, причем большая их часть имеет существенный опыт боевых действий в горячих точках различных регионов мира. В это число, по данным индийских спецслужб, входит около 3 тыс. иностранных добровольцев из Афганистана, Бангладеш, Судана, Египта, Ливии, Ирана, Казахстана, Чечни, Йемена, Бахрейна, Албании, Боснии и Герцеговины, других государств. Координирует их действия Объединенный совет джихада.

На вооружении боевиков находится стрелковое оружие, гранатометы, минометы, реактивные снаряды, зенитные установки, фугасы, инженерные мины различных образцов, средства связи. Переброска оружия и боеприпасов в распоряжение вооруженных формирований, действующих в назначенных операционных зонах, осуществляется с сопредельной территории Пакистана вьючными караванами. Основная операционная зона действия группировок – Кашмирская долина и прилегающие районы.

Другим регионом Индии, в котором тоже ярко проявляются сепаратистские настроения, являются северо-восточные штаты Ассам, Западная Бенгалия, Манипур и Трипура. Официальный Дели неоднократно заявлял, что на территории соседней Бангладеш функционирует сеть опорных баз экстремистских группировок, боевики которых регулярно проникают в индийские штаты. Там, они под лозунгами борьбы за отделение от Индии, осуществляют акты террора, как против сил безопасности и армейских подразделений, так и против мирного населения, что серьезно дестабилизирует ситуацию в стране.

В) Шри-Ланка. Сложная этно-социальная ситуация, которая исподволь формировалась в этой стране с момента обретения Цейлоном независимости в 1947 г., не могла не привести к всплеску сепаратизма. Она обусловлена тем, что большинством, занимавшим доминирующие политические и экономические позиции в этой бывшей британской колонии была этническая группа сингалов – буддистов по вероисповеданию. Вторым по численности этносом являлась община тамилов, придерживавшаяся индуизма и проживавшая в наименее развитых северной и восточной частях острова. Данный этнос не был соответствующим образом представлен в политической и экономической жизни государства, что, естественно, вызывало неудовлетворенность тамилов сложившимся статускво. Результатом такого положения стала не только массовая тамильская эмиграция с острова в Европу и Америку, но и внутренняя консолидация, а затем растущие радикализм и агрессивность общины.

Ситуация усугублялась тем, что в соседней Индии проживают более млн. тамилов, вследствие чего Дели не может оставаться безучастным к происходящим в Шри-Ланке событиям. Более того, в отдельные моменты Индия сама пыталась активно использовать фактор тамилов в качестве рычага давления на правительство соседнего островного государства.

Результатом такого развития событий стало создание из повстанческих организаций, действующих не только на Цейлоне, но и других странах, мощной сепаратисткой организации – «Тигры освобождения Тамил Илама». Своей целью она поставила создание независимого государства тамилов: Тамил Илам, а способом ее реализации – вооруженную борьбу против существующего правительства Шри-Ланки. Эта организация широко использует стратегию партизанской войны, которая включает в себя применение методов терроризма как для уничтожения объектов военной и гражданской инфраструктуры, так и для оказания психологического и политического давления на правительство.

«Тигры освобождения Тамил Илама» начали вооруженный конфликт с правительством Шри-Ланки в 1983 г. и, по некоторым данным, за это время уже погибло более 64 тыс. человек, в том числе были убиты индийский премьер Р.

Ганди в 1991 г., президент Шри-Ланки Р. Премадаса в 1993 г., один кандидат в президенты, 4 министра, 4 генерала и адмирала, множество государственных и политических функционеров.

Организация насчитывает примерно 10 тыс. вооруженных боевиков только в Шри-Ланке, причем от 3 тыс. до 6 тыс. из них образуют обученный костяк боевиков. Она контролирует практически все северные и восточные прибрежные районы Шри-Ланки. Подрывная и террористическая деятельность осуществляется на всей территории острова. «Тигры освобождения Тамил Илама» имеют также значительную зарубежную поддержку, включающую сбор денежных средств, закупки оружия, ведение пропаганды и материальное обеспечение терактов.

«Тигры освобождения Тамил Илама» использует крупные тамильские общины в Северной Америке, Европе и Азии для получения денежных средств и предметов снабжения для своих боевиков в Шри-Ланке. «Тигров» активно поддерживают такие легальные общественные организации, как «Всемирная тамильская ассоциация», «Всемирное тамильское движение», «Тамильская Ассоциация Мира», «Тамильское Движение Мира», «Федерация ассоциаций канадских тамилов» и другие. Эти организации действуют открыто и поддерживают тамильский сепаратизм, ведя лоббистскую деятельность в правительственных кругах зарубежных стран и в Организации Объединенных Наций. Кроме того, «Тигры» используют свои международные контакты для приобретения оружия, средств связи и оборудования для изготовления бомб.

Организационная структура формирований «Тигров освобождения Тамил Илама» включает ударные пехотные части, подразделения коммандос, артиллерии, ПВО, связи, службу разведки и контрразведки, а также вспомогательные женские и даже детские отряды. На вооружении формирований «Тигров»

состоит разнообразное вооружение, включая танки, тяжелую артиллерию, легкомоторную авиацию и вертолеты. Но особой гордостью тамилов является их флот, превосходящий по своим параметрам и боевым качествам регулярные военно-морские силы некоторых государств региона. Таким образом, эта крупная экстремистская организация, активно использующая для достижения своих целей методы террора и партизанской войны, способна, при определенных условиях, стать одним из существенных факторов дестабилизации обстановки не только в Шри-Ланке, но и в соседних с ней странах.

Г) Индонезия. В этом государстве присутствуют разноплановые сепаратистские настроения. Именно здесь длительная борьба жителей Восточного Тимора за отделение от Индонезии, завершившаяся обретением ими государственной самостоятельности, воодушевила сторонников подобного в других частях государства. Сейчас наибольшая активность в данном направлении отмечается в трех регионах страны – в провинциях Ачех и Папуа, а также на Молуккских островах.

Наиболее крупный из этих конфликтов существует в провинции Ачех на севере острова Суматра. Его начало относят к 1950-м годам. Тогда Индонезии – в то время Нидерландской Индии, провозгласившей в 1945 г. независимость, пришлось отстаивать ее в войне с метрополией. В ходе боев важную роль сыграли индонезийские повстанческие подразделения, сформированные из жителей Ачеха. Поэтому после победы их область получила статус автономной провинции с широкими полномочиями как дань нового государства героическим борцам за свободу.

Однако в 1950 г. Джакарта ликвидировала автономию Ачеха, включив его в состав провинции Северная Суматра. Местное население восприняло это как посягательство на завоеванные привилегии и свои военные заслуги, включившись в движение, которое сначала боролось за возврат автономии, а потом и вообще за независимость.

Впоследствии в этом движении появились лозунги борьбы за чистоту ислама и более справедливое распределение национального дохода. Центральное правительство в противостоянии ачехскому сепаратизму многократно прибегало к военной силе и репрессиям, периодически вводя там даже военное положение. Жертвы этой борьбы давно исчисляются тысячами.

Сепаратистское движение «Движение за свободный Ачех» сформировалось под лозунгами чистоты ислама и более справедливого распределения доходов от экспорта. На протяжении десятилетий центральное правительство прибегало к военной силе и репрессиям для подавления выступлений ачехцев, многократно вводя военное положение, вследствие чего жертвы насилия исчислялись тысячами. Сейчас Ачех имеет статус особого района. Это несколько выше, чем статус обычной провинции прежде всего за счет прав автономии в религиозной сфере. Кроме того, там официально действуют законы шариата и введено религиозное образование.

9 марта 2004 г. в супермаркете индонезийского города Медан (провинция Ачех) были обнаружены пять снаряженных взрывных устройств, радиус поражения которых мог составить около 5 км. По мнению следствия, к организации теракта причастно «Движение за свободный Ачех». Особое беспокойство властей вызвал тот факт, что взрыв в Медане должен был прогреметь всего за два дня до начала в стране предвыборной кампании. Это дало основание экспертам высказать предположение, что террористы меняют стратегию, пытаясь с помощью терактов влиять на ход выборов в различных странах, подобно тому, как это, возможно, планировалось в Испании6.

Второй проблемной с точки зрения доминирования сепаратистских настроений в Индонезии является провинция Папуа. Она расположена в западной части острова Новая Гвинея, и там преимущественно проживают папуасские и меланезийские народности, исповедующие христианство. Эту территорию Индонезия аннексировала в 1963 г. в ходе борьбы местного населения за независимость. Образование в 1975 г. в восточной половине острова независимого государства Папуа-Новая Гвинея усилило желание жителей провинции освободиться от власти Индонезии. В 1977 г. здесь вспыхнуло крупное восстание, которое было жестоко подавлено. Однако продолжающиеся выступления вынудили Джакарту в конце 1990-х годов начать переговоры с лидерами повстанцев, которые весьма незначительно расширили автономию этой области.

Во главе сепаратистов провинции стоит «Организация за свободное Папуа». Продолжающиеся выступления вынудили центральные власти в конце 1990-х годов начать переговоры с лидерами повстанцев о статусе провинции.

Изменение ее названия стало символической уступкой коренному населению.

Совсем недавно прежде единая провинция была разделена на 3 отдельных района: Западное, Центральное и Восточное Папуа. Однако, как минимум 3 тыс.

исламских экстремистов сосредоточены в настоящее время в западной части Новой Гвинеи.

Конфликт на Молуккских островах вызван аналогичными с Папуа причинами и в этническом, и в религиозном плане. Население этих островов, родственное проживающему в Папуа-Новой Гвинее и тоже в основном исповедующему христианство, также стремится к обретению независимости от мусульманской Индонезии, чему, естественно, всемерно препятствуют центральные власти государства. При этом действия Джакарты, как в Папуа, так и на Молуккских островах, находят всемерную поддержку различных исламских организаций страны.

Среди последних выделяется военизированная исламская группировка «Ласкар Джихад». Первые сведения о ней появились в ходе погромов китайской общины Индонезии в мае 1998 г. Ее ближайшей задачей объявлена вооруженная защита мусульман Молуккских островов от христиан. Конечной целью провозглашено полное изгнание из Индонезии христиан и китайцев с превращением занимаемых ими территорий в чисто мусульманские.

Группа «Ласкар Джихад» действует, в основном, на Молуккских островах и на Сулавеси с целью «избавления этих регионов от христиан». Молукки когда-то состояли на 40-45% из христиан, а Сулавеси – на 15-20%. Действия этой группировки вынудили стать беженцами почти 90 тыс. жителей этих провинций из общей численности населения около 2 млн. человек. Как заявил директор Международной кризисной группы С. Джонс: «Тысячи последователей главы «Ласкар Джихада» Д. Талиба применяли насилие против христиан с начала 2000 до начала 2002 г. Мы говорим о тысячах людей, убитых с обеих сторон на Молуккских островах». По достоверным подсчетам, за этот период погибло свыше 5 тыс. человек. В целом, с 1999 г. мусульманские экстремисты вытеснили 600 тыс. человек из всей Индонезии7. По некоторым данным ряд высокопоставленных членов «Аль-Каиды», работавших в ЮВА, вошли в руководство «Ласкар Джихада».

23 мая 2004 г. в результате кровавых столкновений между христианами и мусульманами в столице индонезийской провинции Молуккские острова Амбоне погибло 24 человека и более 140 человек получили тяжелые ранения. Беспорядки начались в ходе демонстрации 25 представителей сепаратистского «Фронта суверенитета Молукк», преимущественно христиан, отмечавших 54ю годовщину неудавшейся попытки отделения от Индонезии. В результате начавшихся столкновений были подожжены три здания, включая церковь и представительство ООН. 24 мая толпы молодых мусульман, призывавших к «священной войне против неверных», сожгли в городе христианский университет и не менее двухсот принадлежащих христианам домов. По данным австралийской газеты «Острэлиан», руководство четырех индонезийских радикальных исламских организаций предложило отправить на Молукки 7 тыс. боевиков для «защиты» мусульман8. Это самая большая вспышка насилия с момента заключения перемирия в этом районе в феврале 2002 г9.

Д) Южные острова Филиппин. Здесь не одно десятилетие существует сепаратистская организация «Фронт национального освобождения Моро», которая в течение многих лет вела борьбу с правительственными войсками за автономию юга страны. Моро – в переводе с испанского – означает мавры. Они составляют менее 10 % 70-миллионного населения страны и проживают в южной части архипелага. В прошлом моро были подавляющим большинством на юге Филиппин, но со временем они все более вытеснялись со своих территорий христианскими переселенцами. Этот процесс стал особенно интенсивным после провозглашения в 1946 г. независимости Филиппин, когда в мусульманских районах было введено прямое управление из центра. Стремясь решить острые социально-экономические проблемы в населенной христианами части страны, власти поощряли массовую миграцию населения в южную часть Филиппинского архипелага, что в свою очередь вызывало недовольство мусульман и привело к открытой повстанческой деятельности под руководством «Фронта».

В 1996 г., после подписания перемирия между правительством и руководителями организации, основная часть боевиков была принята под знамена правительственной армии и направлена воевать против международной террористической организации «Абу Саяф», которая образовалась в результате раскола «Фронта» и о деятельности которой будет сказано ниже. Однако в последнее время, некоторые лидеры этой организации открыто заявили о своей поддержке «Абу Саяф» и готовности сотрудничать с ней10.

Е) Южные провинции Таиланда. Сепаратистские выступления развернулись здесь сравнительно недавно и порождены религиозно-этническими мотивами. Дело в том, что население ряда южных провинций 64-миллионного государства, присоединенных к нему менее века назад, этнически ближе к малайцам, чем к основному народу страны – тайцам. К тому же в обиходе они говорят на малайском языке и в подавляющем большинстве исповедуют ислам. Государственной же религией в Таиланде является буддизм, и вследствие этого даже на юге страны правительственными служащими преимущественно являются приверженцы этой религии. Поэтому коренные жители южных провинций Таиланда – Яла, Паттани и Сонгкхла, насчитывающие 6 млн. человек, встали на путь сепаратизма.

Первые всплески их выступлений прошли в 1970-е годы. В 1980-х годах местные исламские радикалы безуспешно пытались поднять там «народное восстание». Неуспех этого предприятия подтолкнул лидеров данного движения к террористическим методам ведения борьбы, которые стали отличаться нарастающей интенсивностью, и расширением поддержки со стороны зарубежных исламистских организаций. Так, по некоторым данным, в последние 3 года количество жертв их террористических акций (преимущественно на юге страны) превысило 1700 человек11.

«Объединенная организация освобождения Паттани» – крупная сепаратистская повстанческая группировка мусульманской общины Таиланда. В 1968 г. отдельные ячейки этой будущей организации создали на территории Индии группы таиландских интеллектуалов. Через некоторое время они начали перемещаться в Таиланд, а с 1993 г. стала отмечаться их реорганизация и объединение, а также существенная радикализация всей группировки.

Программная цель – создание независимого исламского государства Паттани на юге Таиланда.

Численность вооруженных формирований объединения оценивается в пределах нескольких сотен человек, использующих, в основном, легкое вооружение. Часть боевиков прошла специальную подготовку в учебных центрах на территории Ближнего Востока. Зона активных действий распространяется на южные провинции страны – Наратхиват, Паттани, Сатун, Яла, Сонгкла. Район основного базирования – таиландско-малайзийская граница. Некоторые объекты расположены на прилегающей территории Малайзии. Основные террористические акты включают нападения на полицейские посты и транспортные средства, взрывы в банках, подрыв мостов и др. объектов, диверсии в буддийских храмах. В 2004 г. была предпринята попытка захвата группой более 100 человек нескольких полицейских участков в южных провинциях, в ходе которой большая часть боевиков была уничтожена правительственными войсками.

Обобщая причины возникновения сепаратизма в Восточной Евразии, можно выделить наиболее типичные из них:

• религиозное многообразие государств, наличие нетолерантных религиозных течений и организаций;

• неравномерность экономического развития регионов государства, с компактным проживанием различных национальностей;

• появление возможности у определенной этнической группы исправить сложившуюся, на их взгляд, историческую несправедливость;

• стремление сохранить культурные и национальные ценности определенной национальности или этнической группы с целью противодействия ассимиляции.

1.4. Экстремистские движения в Восточной Евразии По своей идеологической направленности экстремистские движения Восточной Евразии можно разделить на два основных направления: движения, преследующие цель создания крупных исламских халифатов на территориях различных государств региона, а также леворадикальные движения, как правило, маоистского толка, ставящие своей целью насильственный захват власти и изменение социально-политического строя в государстве.

Если говорить об исламских религиозно-экстремистских движениях, то они наиболее значимы в Юго-Восточной Азии, где расположено самое крупное в мире исламское государство – Индонезия (более 220 млн. человек), а также один из экономических лидеров мусульманских стран – Малайзия. Однако эта идея эксплуатируется также некоторыми исламскими организациями Центральной и Южной Азии.

В условиях современного возрастания взаимозависимости стран на планете, с одной стороны, и обострения отношений развитых государств, в основном христианских, с развивающимися государствами, к которым принадлежит большинство исламских государств, с другой, идеи панисламизма отвечают чаяниям значительных групп населения последних. В подобном развитии событий им видится залог повышения возможности улучшения жизни, основанного на концентрации мощи в объединившихся государствах, которые в большей степени будут способны решать социально-экономические проблемы и, что особенно важно для них, более успешно противостоять внешнему диктату, основанному на нынешнем экономическом, политическом и военном доминировании развитых христианских стран Запада, прежде всего США.

Однако, рассматривая распространение идей панисламизма в Восточной Евразии, следует учитывать существенные различия религиозных течений в мусульманстве и трактовке ими основополагающих догматов веры, что затрудняет и даже препятствует объединению их усилий на данном направлении. Так, в отличие от арабского мира, где исламский фундаментализм и вытекающий из него радикализм становятся доминантой поведения, для мусульман Центральной и Юго-Восточной Азии такие проявления в большей степени привнесенными извне.

Различен и подход духовного руководства мусульман регионов Восточной Евразии к проблеме терроризма как способа достижения поставленных целей. В арабском мире замалчивание мусульманскими лидерами проблем, связанных с терроризмом, означает пусть даже пассивное, но все же потворство ему.

Такая позиция связана с тем, что большинство мусульман-арабов, не разделяя экстремистской идеологии и не поддерживая терроризм как метод борьбы, все же одобряет основные позиции активных исламистов.

Среди мусульман Центральной и Юго-Восточной Азии ситуация иная.

Большинство исламских организаций в этих регионах не являются сторонниками насилия на религиозной почве. Здесь религиозность мусульман не сочетается со слишком жесткой приверженностью к соблюдению канонов шариата, а элементы экстремизма и терроризма используются в основном при борьбе за власть.

К тому же ярых сторонников превращения своих в большинстве светских государств в страны с жестким духовным прессингом немного.

К наиболее крупным экстремистским организациям, активно претворяющим в жизнь идеи панисламизма в Восточной Евразии и пользующимся широкой поддержкой международного терроризма, в первую очередь, относятся «Джамаа аль Исламия» (Индонезия) и группа «Абу Саяф» (Филиппины).

Данные организации в своей деятельности широко практикуют террористические методы борьбы. Ими практически ежегодно осуществляются крупные теракты, выражающиеся в организации взрывов, атак на правительственные войска, убийств и похищений людей, в том числе и иностранцев.

«Джамаа аль Исламию» можно с уверенностью назвать крупнейшим союзником «Аль-Каиды» в Юго-Восточной Азии. Целью этой организации является утверждение «подлинного» ислама в качестве центра политического устройства, с позиций которого производится оценка всех сторон жизни общества и государства. Ее «послужной список» на поприще террора на текущий момент значительно скромнее, чем у «Аль-Каиды», однако динамика, с которой нарастает ее активность, вызывает большие опасения у правоохранительных органов государств региона. Наиболее крупными акциями «Джамаа аль Исламии» последних лет стали взрывы в ночном клубе на острове Бали в 2002 г., когда погибло свыше 200 человек и свыше 300 было ранено, и в отеле “Мариотт” в Джакарте в 2003 г., также с большим числом жертв.

У истоков создания организации стояли лидеры индонезийских радикальных исламистов Абдолла Сунгкар и Абу Бакар Башир, которые, спасаясь от преследования властей, в 1984 г. бежали в Малайзию. Там в целях сплочения и расширения движения своих сторонников в Индонезии они решили создать на территории страны нелегальные вооруженные формирования, разделяющие их идеологию. Отправка боевиков этих формирований в Афганистан и другие «горячие точки» для прохождения обучения, а также направление их в различные лагеря террористов для специальной подготовки позволили заложить основу «Джамаа аль Исламии». Всего за период с 1985 по 1991 гг. в Афганистане побывало пять групп боевиков из ЮВА, общая численность которых составила около 300 человек. Там все они – индонезийцы, малайцы, филиппинцы, тайцы – обучались совместно12.

«Джамаа аль Исламия» стремиться вербовать рекрутов из образованных людей. Поэтому среди них есть закончившие престижные учебные заведения, свободно владеющие английским, арабским и другими языками. Это способствует успешности их обучения, а также дальнейшему использованию в качестве инструкторов. При этом программа религиозной подготовки нацеливается на изучение «чистого» ислама, берущего исток от Пророка и его непосредственных учеников, а военная – включает обучение саперному делу, топографии, применению всех видов стрелкового оружия по разнообразным целям в различных условиях, а также стрельбе из орудий и гранатометов, специфике ведения военных действий в городских условиях и горной местности, организации засад и т.п.

Выполнение подобных подготовительных мероприятий началось, по крайней мере, за семь лет до формального превращения «Джамаа аль Исламия»

в ту организацию, какой она является сегодня. В ней ветераны Афганистана и других горячих точек составляют элиту. Они занимают высшие руководящие посты и задействуются в наиболее ответственных операциях. На вершине руководства организацией находится эмир. Он назначает четыре подконтрольных ему совета: Управляющий совет, Совет по делам религии, Высший богословский совет и Дисциплинарный совет.

Структурно деятельность «Джамаа аль Исламия» распределена по четырем округам, каждый из которых реализует свое функциональное предназначение. Первый округ, включающий Сингапур и Малайзию, осуществляет добывание средств, обеспечивающих функционирование всей организации. Второй – охватывает собственно Индонезию и рассматривается как главная сила, ведущая джихад. Третий – функционирует на Филиппинах, в основном на островах Минданао, Сабах и Сулавеси, являющихся тыловой базой организации, где, в частности, осуществляется подготовка боевиков. Четвертый округ, действует в Австралии и на Папуа, где преимущественно занимается финансовыми операциями, с целью привлечения дополнительных средств для организации.

Международная аналитическая группа, занимающаяся изучением деятельности «Джамаа аль Исламия», считает, что она является международной и, прежде всего, военизированной организацией с иерархической структурой подчинения от бригады до взвода, действующая в условиях жесткой конспирации.

Группа «Абу Саяф» относится к военно-политическим террористическим организациям радикального направления ислама. Она была образована в 1991 г. в результате откола от «Фронта национального освобождения Моро». Ее лидером стал Абдурайик Абубакар Яньялани. Цель организации – создание независимого исламского государства, объединяющего Западный Минданао, Архипелаг Сулу и некоторые острова на юге Филиппин, населенных в основном мусульманами.

Главная база группировки «Абу Саяф» находится на острове Минданао, а зона ее действий – в основном – Южные Филиппины, реже – столица государства Манила. Численность группировки, по некоторым оценкам, 1-1,5 тыс. человек. Постоянное боевое ядро включает несколько сотен боевиков. Основной состав – молодежь возрастной группы 17-20 лет; бывшие трудовые эмигранты, перешедшие на позиции радикальной идеологии после возвращения из арабских стран Залива; ветераны боевых действий в Афганистане периода 1980-х годов;

перебежчики из частей сухопутных войск и морской пехоты вооруженных сил Филиппин; бывшие боевики «Фронта национального освобождения Моро».

Группа Абу Сайяф поддерживает связи с радикальными исламскими фундаменталистами ближневосточных государств и получает финансовую поддержку от мусульманских организаций Ближнего Востока и Южной Азии. Основные способы ее деятельности – партизанские операции против правительственных сил (налеты, засады на патрули, минирование путей перемещения войск, включая нападения на отдельные суда), теракты с применением самодельных взрывных устройств в общественных местах и на транспорте, в сочетании с киднеппингом (захватом местных и иностранных граждан с целью выкупа), а также индивидуальные и групповые убийства представителей христианской общины (в первую очередь, священнослужителей).

Организация «Абу Сайяф» включает две основные региональные группировки: «группу Басилан», которая характеризуется высокой степенью религиозного фанатизма и «группу Сулу», отличающуюся устойчивыми связями с криминальной средой. Для решения конкретных задач или удовлетворения тех или иных амбиций лидеров группировки время от времени формируются отдельные специальные группы боевиков.

Организационная структура группировки включает следующие компоненты: главный штаб, состоящий из оперативного, разведывательного и финансового отделов, а также отдела кадров, поддержки и тылового обеспечения. Ударные подразделения сведены в территориальные силы, действующие в секторах Банасилан Тибуран, Пилас и Замбоганга. В каждом из них назначаются командиры, их заместители по оперативным вопросам, разведке, связи, тыловому обеспечению. Активные силы предусматривают наличие ударных и диверсионно-подрывных подразделений; подростковых отрядов и групп вербовки. Вооружение – стрелковое оружие, в основном китайского и пакистанского производства, минометы, взрывчатые вещества, средства связи и морские плавсредства. Операционные зоны – южные острова Филиппинского архипелага. В Маниле существует автономное командование. Отдельные ячейки организации созданы на сопредельных территориях Индонезии и Малайзии (штат Сабах).

Одной из важнейших задач этих ячеек является контрабанда вооружения и боеприпасов.

Радикальные исламские организации Центральной Азии намерены реализовать идею создания на ее территории крупного исламского государства, ядром которого станет Ферганская долина, а периферией остальные территории Киргизии, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. Этот план обосновывается также тем, что именно города Ферганской долины – Наманган, Андижан, Худжанд и Ош – исторически являлись духовными центрами мусульманства Центральной Азии. В них располагались ведущие учебные заведения, воспитывавшие и готовившие кадры исламского религиозного руководства. Долина издавна славилась как крупный и независимый от официальных властей теологический центр. По замыслу идеологов радикального исламизма это государство должно стать важной частью Всемирного исламского халифата.

Религиозные школы Оша, Намангана, Худжанда и Андижана постоянно расширяют и углубляют контакты с зарубежными мусульманскими организациями. В результате этого произошла трансформация их идеологических установок и организационных начал. В настоящее время они фактически превратились в самостоятельные религиозные центры радикального толка, программы которых включают пропаганду определенных социальных и политических взглядов. Все значительней становится помощь и поддержка этих школ со стороны международных исламских фондов и правительств отдельных мусульманских государств. Причем не только финансовая, но и материальная, а также идеологическая. Это создает дополнительные возможности школам по реализации протестных настроений населения и направлении их в определенное русло.

Следует отметить, что значительное число активных членов террористических, сепаратистских и экстремистских организаций в Центральной Азии прошли обучение в этих школах.

В список экстремистских организаций региона входит не один десяток движений и групп, идеология деятельности которых и используемые методы примерно схожи, и отличаются лишь активностью и масштабами. Наиболее значительные из них следующие.

Партия исламского освобождения ("Хизб ут-Тахрир аль-Ислами") Создана в 1952 г. в Палестине с целью свержения светских правительств в мусульманских странах и установления в них исламской формы правления с последующим объединением в единое государство. Отделения этой партии функционируют не только в ряде государств Ближнего Востока, Центральной, Южной и Юго-Восточной Азии, но и в Европе, причем в большинстве из них – вполне легально. Основными формами деятельности партии являются: ведение идеологической пропаганды; активная вербовка сторонников; целенаправленная работа по внесению раскола в общество.

Следует отметить, что правительства некоторых государств Центральной Азии недооценивают масштабы влияния этой организации. Ее руководители, не признавая существующие современные государства, разбили весь мир на «вилаяты» (области, провинции). В каждом «вилаяте» отделения партии структурированы по принципу ячеек (отдельно мужских и женских) – небольших групп, нередко с жесткой партийной дисциплиной, занимающихся пропагандой идей партии. Наибольшее влияние тахрировцы уделяют исламской интеллигенции и молодежи13. Распространение листовок и литературы для этой организации – пройденный этап. Сейчас деятельность активистов партии сосредоточена на стремлении воздействовать на ход избирательных кампаний, путем поддержки тех или иных кандидатов и агитации в их пользу. При этом многие кандидаты не сторонятся контактов с ее отделениями или сотрудничающими с ними организациями, стремясь увеличить свои шансы в победе над конкурентами. Более того, некоторые кандидаты в депутаты, прежде всего выдвигаемые оппозицией, сами обращаются к партии за поддержкой, в том числе и материальной.

В то же время Партия исламского освобождения использует не только легитимные способы деятельности. В ее агитационных материалах содержатся призывы к изменению конституционного строя тех стран, где она ведет свою деятельность, что является прямым нарушением их законов. Можно отметить также и тот факт, что аресты членов организации в различных странах мира выявили многочисленные случаи хранения ими не только экстремистской литературы, но и оружия. И наконец, по данным спецслужб, в том числе и российских, эта партия поддерживает тесные связи с международными исламистскими организациями, которые мировым сообществом отнесены к террористическим. Более того, некоторые ее члены проходят подготовку в лагерях исламских боевиков.

Исламское движение Узбекистана (Исламская партия Туркестана) Организация основана в 1996 г. с целью свержения режима И. Каримова и создания на территории Узбекистана и других центральноазиатских государств Всемирного исламского халифат с шариатской формой правления. Деятельность организации направляется и спонсируется зарубежными исламскими клерикальными центрами, стремящимися создать в Узбекистане и других государствах региона сеть религиозно-экстремистских организаций. Их деятельность используется для дестабилизации внутриполитической ситуации в соответствующих странах путем осуществления террористических актов, диверсий, провокаций на границах, захвата заложников, и т.п.

Политическим лидером ИДУ сейчас является Тахир Юлдашев, лидером вооружённых формирований – Джума Намангани. Организация располагает от 2000 до 5500 боевиков, которые дислоцируются, в основном, в Таджикистане и Афганистане14. Исламское движение Узбекистана является одной из самых активных в регионе. На ее счету попытки вооруженного прорыва на территорию Узбекистана через Киргизию нескольких сотен боевиков в 1999 и 2000 гг., а также активное участие в андижанских событиях 2005 г.

Исламский джихад (Джамаат моджахедов) Создан в марте 2002 г. на территории Афганистана после раскола в Исламском движении Узбекистана. В эту организацию вошли наиболее радикальные боевики ИДУ, получившие активную поддержку функционеров такой известной международной террористической организации, как «Аль-Каида».

Целью организации является свержение существующих светских правительств в мусульманских странах и создание государств с шариатской формой правления, а также осуществление диверсий на военных объектах стран – участниц антитеррористической коалиции, действующей в Афганистане.

Большинство членов организации прошли подготовку в лагерях различных международных террористических организаций, принимали участие в боевых действиях на Северном Кавказе в составе незаконных вооруженных формирований. Организация взяла на себя ответственность, в частности, за взрывы в Ташкенте и Бухаре в марте 2004 г. В октябре 2005 г. ее руководство выразило намерение создать отдельную группу, в задачи которой входила бы организация терактов на территории всего бывшего СССР15.

Экстремистские движения в Южной Азии, так или иначе, связаны с движением «Талибан». Так, практически вся террористическая деятельность в Пакистане носит ярко выраженный религиозно-экстремистский характер. При этом терроризм здесь особенно четко организован и скоординирован, а потому стал важным фактором, влияющим на основные политические процессы в стране. С 2001 г. по настоящее время в Пакистане в многочисленных терактах погибло свыше 1 тыс. человек, ранено – более 4 тыс. человек16, причем в 2007 г.

произошел рост таких акций. заметно увеличилось количество терактов. По данным Института Ближнего Востока в этом году в результате террористической деятельности погибло 3599 человек17, восемь из которых были кандидаты в Национальное собрание страны и законодательные собрания провинций. Убита даже лидер крупнейшей оппозиционной Пакистанской народной партии Б.

Бхутто. Неоднократно предпринимались попытки покушения на президента П.

Мушаррафа. Руководство Пакистана увязывает нынешнее усиление деятельности экстремистов с просчетами, которые допустили США и их союзники при проведении антитеррористической операции в Афганистане. Так, во время визита президента Афганистана Х. Карзая в Исламабад в декабре 2007 г. президент П. Мушарраф заявил: «Народы наших стран страдают от атак экстремистов и террористов,.. в то время как активность боевиков в Афганистане уменьшается, она возрастает на пакистанской стороне».

События в Афганистане и Пакистане тесно связаны между собой и происходят, практически, в полном соответствии с законом сообщающихся сосудов. Всего лишь год-два назад талибы контролировали только ситуацию в пакистанском Южном Вазиристане и, частично, в трех-четырех южных афганских провинциях, прежде всего – Гельманд, Кандагар, Забуль. В настоящее время лидеры движения не только пытаются взять политическую инициативу в регионе в свои руки, но и планируют территориальную экспансию – как в Афганистане, так и в Пакистане. Афганистан, начавшись как стратегический успех США и НАТО, все больше превращается в стратегическую ловушку для Запада.

Натовские войска контролируют только города и прилегающие к ним территории. Им навязана изматывающая партизанская война на всей территории Афганистана, инициатива в которой принадлежит полевым командирам.

При этом движение «Талибан» стремится во что бы то ни стало распространить свое влияние и на Пакистан. Широко практикуя террористические акты в столице и крупных городах этой страны, физическое устранение высших должностных лиц государства, создание отрядов боевиков из числа своих сторонников и активную агитационную работу в армии, талибы создают в Пакистане атмосферу безвластия, способствующую религиозным экстремистам в их борьбе за власть. После их победы на выборах планируется разгон и уничтожение прозападной оппозиции, достижение договоренностей с военными на условиях исламистов и утверждение в государстве законов шариата.

В этой связи следует отметить тот факт, что 14 декабря 2007 г. радикальные группировки пакистанских талибов объединились в организацию «Техрик Талибан-и-Пакистан» (ТТП). Во главе нее встал авторитетный местный командир из вазиристанского пуштунского племени Масуди – Байтулла Масуд.

По словам представителя нового лидера в поддержку его кандидатуры высказались все 40 радикальных исламских лидеров, принимавших участие в организационном совещании в Южном Вазиристане.

Таким образом, пакистанские талибы обрели собственную политическую структуру и самостоятельного лидера. Официальными целями ТТП провозглашены объединение усилий в операциях против американских и натовских войск в Афганистане, установление законов шариата на подконтрольных пакистанским талибам территориях и переход к ведению «наступательного джихада»

против регулярной армии Пакистана18.

Создание ТТП знаменует новый этап трансформации движения «Талибан», в котором произошло обособление «пакистанского крыла». Это позволяет говорить о том, что пакистанские талибы уже не считают поддержку афганских соратников своей единственной задачей. Данное событие демонстрирует следующее: национальные (в данном случае внутрипакистанские) политические задачи, в том числе и задачи борьбы за власть, становятся для пакистанских талибов более актуальными, чем выполнение союзнического долга. В этом смысле, можно говорить о начале процесса «национализации Талибана». Первыми его начали пакистанские радикалы, однако, он неизбежно рано или поздно затронет и афганское крыло движения.

Казалось бы, это разделение талибов по национальному признаку неизбежно должно привести к ослаблению движения в целом. Однако не следует забывать, что ТПП не отказалось от поддержки афганских талибов в их борьбе с антитеррористической коалицией и, скорее всего, будет достаточно широко с ними взаимодействовать. С другой стороны, в регионе возникла новая политическая сила, хорошо подготовленная, активно использующая террористические методы борьбы и направленная на захват власти в Пакистане. Такая перспектива создает предпосылки к резкому обострению обстановки и не только в Южной Азии.

К группе стран, в которых дают о себе знать леворадикальные движения, относятся Бангладеш, Непал, Филиппины, Кампучия и Мьянма. В основе появления и сохранения там подобных настроений лежит крайнее обнищание основной массы населения, стремящегося к переменам, что служит почвой для вербовки экстремистами различного толка своих сторонников. Не обходят вниманием такие страны и международные террористы, взявшие курс на дестабилизацию обстановки в возможно большем числе государств мира. При этом развитие ситуации в перечисленных странах имеет много схожих моментов, а потому отметим в качестве примера выступления в Бангладеш, которые отличаются широким размахом, а также в Непале и на Филиппинах, где активно действуют организации маоистского толка.

Особо следует остановиться на значительно активизировавшихся в последние годы экстремистских организациях в Бангладеш. В печати Индии, к примеру, регулярно появляются сообщения о небольших по численности, но воинственных мусульманских группировках, действующих в первую очередь в северных и западных районах Бангладеш и получающих помощь извне. По мнению ряда экспертов, это государство быстро превращается в оплот воинствующих мусульманских экстремистов, на что указывает рост насилия в стране.

Всплеск активности экстремистов был зарегистрирован в 1999 г., когда террористы начали использовать самодельные бомбы и ручные гранаты в общественных местах, в том числе в кинотеатрах. Правительство регулярно создает специальные комиссии для расследования инцидентов такого рода. Однако их выводы редко оглашаются, а в правоохранительных органах утверждают, что ответственность за них «несут зарубежные силы, использующие местные криминальные элементы с целью создания обстановки хаоса в Бангладеш»19. Пока не было зафиксировано ни одного случая, когда силовые структуры, установили бы личности организаторов или исполнителей терактов. Это дает основание оппозиции утверждать, что в настоящее время Бангладеш при попустительстве властей стала заложницей воинствующего религиозного экстремизма и радикализма, цель которых заключается в подрыве конституционных основ государства.

Кроме того, в средствах массовой информации Бангладеш появились сведения, согласно которым фундаменталистская группировка «Джаграта муслим джаната Бангладеш» пытается инициировать исламскую революцию в нескольких округах, граничащих с Индией. В другой крупной организации «Харкат-уль джихад аль-ислами» радикального толка, которую эксперты считают тесно связанной с международной террористической сетью «Аль-Каида», по оценкам индийской газеты «Таймс оф Индиа», начитывается около 16 тысяч активистов. Эта организация, длительное время находившаяся под влиянием талибов и ваххабитов, добивается установления мусульманского режима в Бангладеш.

Еще одной влиятельной в Бангладеш подпольной группировкой мусульманских ультра является «Джамиат-уль-муджахеддин». Цель организации, созданной в начале 1990-х годов, состоит в создании в стране насильственным путем режима, сходного с тем, который был в свое время установлен талибами в Афганистане. Всего, по оценке экспертов, в Бангладеш насчитывается не менее 50 радикальных мусульманских группировок, в рядах которых насчитывается около 100 тыс. человек. Из них 13 тыс. отличаются особой активностью20.

«Коммунистическую партию Непала – маоистскую» поддерживает практически половина населения страны. Страна балансирует на грани гражданской войны. Маоистам противостоит альянс из семи партий. Хотя между непальскими коммунистами и альянсом заключено соглашение, напоминающее перемирие, на будущее государственное устройствуво участники соглашения смотрят совершенно по-разному. Альянс не готов отказаться от монархического строя, а последователи Мао хотят превратить Непал в республику с однопартийной политической системой21.

Внутренний непальский конфликт приобретает в настоящее время трансграничный характер, так как непальские маоисты в трудные моменты уходят в Индию и получают убежище у своих индийских единомышленников. Индийские маоисты, хотя и выступают под другими лозунгами, также придерживаются партизанских методов борьбы. Если в Непале начнется гражданская война, это будет иметь тяжелые последствия в первую очередь для Индии, так как на его территории создадут свои ячейки террористы из разных стран, и именно сюда устремится поток беженцев из зоны боевых действий.

На Филиппинах наиболее крупными леворадикальными группировками являются «Новая народная армия» и «Бригада Алекс Бонкайао».

«Новая народная армия» – вооружённое крыло «Коммунистической Партии Филиппин идей Мао», создана в марте 1969 г. группой Хосе Мария Сисона. Организация провозгласила «вооружённую революцию по захвату власти». Хотя ее основные силы находятся в сельской местности, она имеет и городские подразделения. Боевиками «Новой народной армии» осуществляются нападения на полицию, политических деятелей, торговцев наркотиками и вообще на тех, деятельность которых «вызывает народное недовольство». Кроме того, боевики организации стремятся убивать американских советников, помогающих правительству в борьбе с терроризмом и повстанческим движением. В прежние годы «Новая народная армия» получала помощь со стороны Китая.

«Бригада Алекс Бонкайао – Пролетарская революционная армия» – городская партизанская группировка на Филиппинах, которая является самостоятельным формированием, взаимодействующим с «Новой народной армии».

Общая численность составляет до 500 чел. Вооружение – в основном легкое стрелковое оружие и самодельные взрывчатые устройства. Террористические акты совершаются, как правило, в пределах мегаполиса Манилы. Совершает политические убийства, а также теракты против населения, в основном, с применением самодельных взрывных устройств.

Таким образом, обстановка в Восточной Евразии в плане распространения и активности экстремистских движений, использующих время от времени террористические методы борьбы за достижение своих целей, остается весьма сложной. Правда, принятие в последние годы различных мер, как на государственном, так и на международном уровне, позволили несколько повысить эффективность противодействия угрозам подобного плана. Однако главная работа на этом направлении еще впереди.

1.5. Морское пиратство как разновидность современного терроризма Наряду с перечисленными выше вызовами безопасности в Восточной Евразии серьезным негативным фактором, влияющим на стабильность в регионе, является проблема пиратства. Сегодня она предстала перед современным обществом в новом качестве – как составляющая терроризма. Согласно ст. Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., пиратство – противозаконный акт насилия (принуждения) в отношении судов или летательных аппаратов в открытом море или районах за пределами зон юрисдикции каких-либо государств.

Нападения на морские суда наносят значительный экономический ущерб государствам, которые используют морские пути для транспортировки коммерческих грузов. Ежегодный ущерб от пиратства мировой экономике составляет около 15 миллиардов евро22. Как сообщает Международный центр по борьбе с пиратством, сегодня этим промыслом занимаются более 100 крупных группировок. За последние годы нападениям подверглись суда более 62 стран мира, причем нападения совершались в прибрежных морях 56 стран23. В Восточной Евразии наибольшая активность деятельности пиратов наблюдается в Юго-Восточной Азии, где примерно 50% пиратских нападений приходится на акватории, прилегающие к Индонезии, из которых 20% – на Малаккский пролив.

Современные пираты нередко преследуют не только экономические цели, но и обслуживают политические интересы терроризма, хотя экономические мотивы пиратства являются основными. Кроме погони за наживой, в некоторых районах мира пиратство является неотъемлемой частью местного образа жизни и культуры, обычным, хотя и незаконным способом зарабатывания денег. Иногда там это является чуть ли не единственным способом выживания. Способствуют распространению пиратства политическая нестабильность в различных регионах и, как следствие, неспособность правительств прибрежных государств эффективно контролировать морскую обстановку.

Если говорить о Юго-Восточной Азии, то кроме этих причин большую свободу действий пиратам в регионе дало сокращение здесь более чем в 2 раза присутствия ВМС США и Великобритании и практически полный уход ВМФ РФ из этой зоны. Военно-морские силы же государств АСЕАН не смогли пока в достаточной степени компенсировать такое снижение военно-морской активности в ЮВА, которая, несомненно, сдерживала здесь деятельность пиратских группировок.

Методы и способы действий пиратов отличаются в зависимости от района их действий, степени организованности, оснащения и вооружения, а также традиций, свойственных данному региону. Сегодня, как и раньше, атакам пиратов, в основном, подвергаются суда на переходе морем, как в территориальных, так и в международных водах. Однако в последнее время отмечается рост количества нападений в портах и в местах якорных стоянок, число которых в некоторых районах составляет уже около 50% всех случаев.

И все же особо опасным явлением стал активный интерес международного терроризма к пиратству, как источнику доходов и средств обеспечения деятельности террористических организаций, путем использования пиратов для поставок оружия и заимствования кадров для проведения террористических акций. Так, среди арестованных в Юго-Восточной Азии пиратов обнаружено немало мятежников из индонезийской провинции Ачех, о которой говорилось выше. Они направлялись в пиратские группы с целью получения денег для закупок и доставки оружия для своей организации «Движение за свободный Ачех»24.

Среди наиболее крупных организаций, действующих в Восточной Евразии, которые связаны с пиратами и используют их методы, следует упомянуть шри-ланкийское движение «Тигры освобождения Тамил Илама», которое имеет военную структуру и располагает достаточными силами для ведения войны на море. Ее военно-морские силы образуют мощную группировку, включающую около 3тыс. бойцов. Они сами производят мины и иные морские взрывные устройства, экспериментируют с торпедами. Это свидетельствует о том, что они располагают необходимым оборудованием, неплохой научно-технической базой и специалистами. Известно, что им удалось даже самостоятельно построить подводную мини-лодку, которая, к счастью, попала в руки индийских спецслужб.

По сообщению информагентства «World Net Daily», 15 судов для организации терактов приобрела и «Аль-Каида». Как полагают эксперты, корабли, купленные «Аль-Каидой», могут перевозить груз химических веществ и особые изделия, так называемые «грязные бомбы» – смесь обыкновенных взрывчатых веществ с радиоактивными материалами, поражающий эффект которых увеличивается за счет рассеивания радиоактивной пыли, появляющейся в результате взрыва такой смеси. Конечно же, они могут перевозить и ядерное оружие. Среди приемов применения подобных средств может быть и тактика «камикадзе», когда судно с подобной начинкой входит в порт и там подрывается. В этой связи все труднее стало различать традиционное пиратство и морской терроризм в различных зонах, на наиболее важных водных путях и даже в портах.



Pages:     || 2 | 3 | 4 |


Похожие работы:

«В.Ю. Кудрявцев, Б.И. Герасимов ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА (НА ПРИМЕРЕ ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ) Научное издание КУДРЯВЦЕВ Вадим Юрьевич, ГЕРАСИМОВ Борис Иванович ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА (НА ПРИМЕРЕ ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ) Монография Редактор З.Г. Ч ер нов а Компьютерное макетирование З.Г. Черново й Подписано в печать 07.07.2005. Формат 60 84 / 16. Бумага офсетная. Печать офсетная. Гарнитура Тimes New Roman. Объем: 5,22 усл. печ. л.; 5,2...»

«Образовательный консорциум Среднерусский университет Институт управления, бизнеса и технологий Калужский государственный педагогический университет им. К.Э.Циолковского КФ Академии бюджета и казначейства Министерства финансов РФ Среднерусский научный центр Северо-западного (СанктПетербургского) отделения Международной академии наук высшей школы (МАН ВШ) Аракелян С.А., Крутиков В.К., Кузьмина Ю.В., Федорова О.В. ГОСУДАРСТВЕННОКООПЕРАТИВНОЕ ПАРТНЕРСТВО: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Калуга – 2009 1...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАЛИНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ А.А. Девяткин ЯВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ УСТАНОВКИ В ПСИХОЛОГИИ ХХ ВЕКА Калининград 1999 УДК 301.151 ББК 885 Д259 Рецензенты: Я.Л. Коломинский - д-р психол. наук, проф., акад., зав. кафедрой общей и детской психологии Белорусского государственного педагогического университета им. М. Танка, заслуженный деятель науки; И.А. Фурманов - д-р психол. наук, зам. директора Национального института образования Республики...»

«Продукция с пантогематогеном: www.argo-shop.com.ua/catalog_total.php?id_cot=11 Научная библиотека Компании АРГО Продукция с пантогематогеном: www.argo-shop.com.ua/catalog_total.php?id_cot=11 Продукция с пантогематогеном: www.argo-shop.com.ua/catalog_total.php?id_cot=11 Н.И. Суслов Ю.Г. Гурьянов ПРОДУКЦИЯ НА ОСНОВЕ ПАНТОГЕМАТОГЕНА механизмы действия и особенности применения издание 2-е Новосибирск 2008 Продукция с пантогематогеном: www.argo-shop.com.ua/catalog_total.php?id_cot= УДК ББК P C...»

«МАНСУРОВ Г.Н., ПЕТРИЙ О.А. ЭЛЕКТРОХИМИЯ ТОНКИХ МЕТАЛЛИЧЕСКИХ ПЛЕНОК МОСКВА, 2011 УДК 541.13 Печатается по решению кафедры основ экологии и редакционноиздательского совета Московского государственного областного университета Рецензент: доктор химических наук, профессор кафедры электрохимии Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова Стенина Е.В. Мансуров Г.Н., Петрий О.А. Электрохимия тонких металлических пленок. Монография. -М.: МГОУ, 2011. -351 с. В монографии представлены...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский государственный экономический университет В. М. Сологубов Финансовая колонизация мира Екатеринбург 2011 УДК 339.7 ББК 65.268 С60 Рецензенты: кафедра менеджмента Уральского федерального университета им. первого Президента России Б. Н. Ельцина; А. Н. Головина – доктор экономических наук, профессор, директор Ураль ского филиала Российской экономической академии им. Г. В. Плеханова Сологубов, В. М. С60 Финансовая колонизация мира  / В....»

«Панченко О.А., Минцер О.П. ПРИМЕНЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В CОВРЕМЕННОЙ РЕАБИЛИТОЛОГИИ Киев КВИЦ 2013 УДК 616-08-059+004.9 ББК 54.1/57.3 П 16 Рецензенты: Владимиров А.А. — доктор медицинских наук, профессор, зав. кафедрой медицинской реабилитации, физиотерапии и спортивной медицины Национальной медицинской академии последипломного образования имени П.Л. Шупика. Трофимчук О.М. — член-корреспондент НАН Украины, доктор технических наук, профессор, заместитель директора Института...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина ТЕОРИЯ И МЕТОДИКА ИЗУЧЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ РАБОТНИКОВ ПРОИЗВОДСТВА В СИСТЕМЕ ПРОФИЛАКТИКИ ТЕХНОГЕННЫХ КАТАСТРОФ Монография Рязань 2008 ББК 88.4я73 Т33 Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта № 07-06-53404 а/Ц Рецензент Н.А. Фомина, д-р психол. наук, проф. Ю.В....»

«Дальневосточный Институт Управления СОЦИАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ МОЛОДЫХ СЕМЕЙ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ РЕГИОНА МОНОГРАФИЯ Хабаровск - 2013 2 ББК 60.542.15 УДК 316.346.32–053.6 С 692 Рецензенты: Тюрина Ю.А., доктор социологических наук, доцент, директор института экономики ФГБОУ ВПО Дальневосточный государственный университет путей сообщения Фарафонова Л.Н., кандидат педагогических наук, доцент ФГБОУ ВПО Дальневосточный государственный гуманитарный университет Авторский коллектив Байков Н.М., д.с.н.,...»

«Федеральное агентство по образованию РФ Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского Федеральное агентство по культуре и кинематографии РФ Сибирский филиал Российского института культурологии Н.Ф. ХИЛЬКО ПЕДАГОГИКА АУДИОВИЗУАЛЬНОГО ТВОРЧЕСТВА В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЕ Омск – 2008 УДК ББК РЕЦЕНЗЕНТЫ: кандидат исторических наук, профессор Б.А. Коников, кандидат педагогических наук, профессор, зав. кафедрой Таганрогского государственного педагогического института В.А. Гура, доктор...»

«Российская академия наук Дальневосточное отделение Институт водных и экологических проблем Биолого-почвенный институт Филиал ОАО РусГидро - Бурейская ГЭС ГИДРОЭКОЛОГИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ ЗОНЫ ВЛИЯНИЯ ЗЕЙСКОГО ГИДРОУЗЛА Хабаровск 2010 2 Russian Academy of Sciences Far East Branch Institute of Water and Ecological Problems Institute of Biology and Soil Sciences JSC Rushydro HPP Branch HYDRO-ECOLOGICAL MONITORING IN ZEYA HYDRO-ELECTRIC POWER STATION ZONE INFLUENCES Khabarovsk УДК 574.5 (282.257.557)...»

«Д. В. Зеркалов СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Монография Электронное издание комбинированного использования на CD-ROM Киев „Основа” 2012 ББК 60 З-57 Зеркалов Д.В. Социальная безопасность [Электронный ресурс] : Монография / Д. В. Зеркалов. – Электрон. данные. – К. : Основа, 2012. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см. – Систем. требования: Pentium; 512 Mb RAM; Windows 98/2000/XP; Acrobat Reader 7.0. – Название с тит. экрана. ISBN 978-966-699-651-3 © Зеркалов Д. В., 2012 1 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ...»

«В.Т. Захарова Ив. Бунина: Проза Ив. Бунина: аспекты поэтики Монография Нижний Новгород 2013 Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина В.Т. Захарова Проза Ив. Бунина: аспекты поэтики монография Нижний Новгород 2013 УДК 8829 (07) ББК 83.3 (2 Рос=Рус) 6 3 382 Рецензенты: Е.А. Михеичева, доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой русской литературы ХХ-ХХI в. истории зарубежной...»

«А.А. ХАЛАТОВ, И.В. ШЕВЧУК, А.А. АВРАМЕНКО, С.Г. КОБЗАРЬ, Т.А. ЖЕЛЕЗНАЯ ТЕРМОГАЗОДИНАМИКА СЛОЖНЫХ ПОТОКОВ ОКОЛО КРИВОЛИНЕЙНЫХ ПОВЕРХНОСТЕЙ Национальная академия наук Украины Институт технической теплофизики Киев - 1999 1 УДК 532.5 + УДК 536.24 Халатов А.А., Шевчук И.В., Авраменко А.А., Кобзарь С.Г., Железная Т.А. Термогазодинамика сложных потоков около криволинейных поверхностей: Ин-т техн. теплофизики НАН Украины, 1999. - 300 с.; ил. 129. В монографии рассмотрены теплообмен и гидродинамика...»

«Ю. А. Москвичёв, В. Ш. Фельдблюм ХИМИЯ В НАШЕЙ ЖИЗНИ (продукты органического синтеза и их применение) Ярославль 2007 УДК 547 ББК 35.61 М 82 Москвичев Ю. А., Фельдблюм В. Ш. М 82 Химия в нашей жизни (продукты органического синтеза и их применение): Монография. – Ярославль: Изд-во ЯГТУ, 2007. – 411 с. ISBN 5-230-20697-7 В книге рассмотрены важнейшие продукты органического синтеза и их практическое применение. Описаны пластмассы, синтетические каучуки и резины, искусственные и синтетические...»

«Curatio Sine Distantia! А.В. Владзимирский КЛИНИЧЕСКОЕ ТЕЛЕКОНСУЛЬТИРОВАНИЕ Руководство для врачей ДОНЕЦК – 2005 ББК 53.49+76.32 УДК 61671-001.5+61:621.397.13+61:621.398+61:681.3 ISBN 966-7968-45-6 Рецензенты: M.Nerlich, профессор, MD, PhD, президент Международного общества телемедицины и электронного здравоохранения (ISfTeH) Международный Центр телемедицины Регенсбурга, Университетская клиника, Регенсбург, Германия Ю.Е.Лях, д.мед.н., профессор, зав.каф. медицинской информатики, биофизики с...»

«КАРЕЛЬСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ М.В. Сухарев ЭВОЛЮЦИОННОЕ УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО ЭКОНОМИЧЕСКИМИ СИСТЕМАМИ Петрозаводск 2008 УДК 65.05 ББК 332.012.2 C91 Ответственный редактор канд. эконом. наук М.В. Сухарев Рецензенты: А.С. Сухоруков, канд. психол. наук А.С. Соколов, канд. филос. наук А.М. Цыпук, д.тех. наук Издание осуществлено при поддержке Российского научного гуманитарного фонда (РГНФ) Проект № 06 02 04059а Исследование региональной инновационной системы и...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОЮЗ ОПТОВЫХ ПРОДОВОЛЬСВТЕННЫХ РЫНКОВ РОССИИ Методические рекомендации по организации взаимодействия участников рынка сельскохозяйственной продукции с субъектами розничной и оптовой торговли Москва – 2009 УДК 631.115.8; 631.155.2:658.7; 339.166.82. Рецензенты: заместитель директора ВНИИЭСХ, д.э.н., профессор, член-корр РАСХН А.И. Алтухов зав. кафедрой товароведения и товарной экспертизы РЭА им. Г.В. Плеханова,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ КОЗЬМЫ МИНИНА В.Т. Захарова ИМПРЕССИОНИЗМ В РУССКОЙ ПРОЗЕ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА Монография Нижний Новгород 2012 Печатается по решению редакционно-издательского совета Нижегородского государственного педагогического университета имени Козьмы Минина УДК ББК 83.3 (2Рос=Рус) 6 - 3-...»

«УДК 617-089 ББК 54.5 В65 Войно-Ясенецкий В. Ф. (Архиепископ Лука) Очерки гнойной хирургии. — М. — СПб.: ЗАО Издательство БИНОМ, Невский Диалект, 2000 - 704 с, ил. Пятое издание фундаментального труда В. Ф. Войно-Ясенецкого Очерки гнойной хирургии, впервые увидевшего свет в 1934 г. и бывшего настольной книгой для многих поколений хирургов, и сегодня претендует на роль учебника для начинающих врачей, справочного пособия для профессионалов, источника идей и материала для дискуссий среди...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.