WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Владимир Орлов

Президент ПИР-Центра1

Терроризм как современная угроза глобальной безопасности:

выводы для России и Индии и

области для сотрудничества

Доклад на V Дискуссионном форуме

«Россия и Индия: партнерство в глобальном формате» 2

Москва

12 сентября 2011 г.

Международное сообщество вступило в XXI век в сопровождении новых, нетрадиционных угроз глобальной безопасности. Не успев освободиться от страхов, которые в XX веке были вызваны гонкой вооружений и угрозой мировой войны с масштабным применением в ней, наряду с обычными вооружениями, ядерного, химического и биологического оружия, мы лицом к лицу столкнулись с новыми, в чем-то даже более опасными угрозами международной стабильности. Одно из первых мест в списке этих угроз сегодня занял международный терроризм.

1. Международный терроризм сегодня Конечно, говорить о терроризме как о «новой» угрозе можно лишь с большой долей условности. По сути, из «нетрадиционных» вызовов глобальной безопасности он уже устойчиво укоренился в качестве традиционной. В 21-й век человечество вошло, уже имея тяжелый багаж террористических атак в большинстве регионов мира.

Сегодня определенно можно говорить о нарастающем распространении международного терроризма на обширном геополитическом пространстве, укреплении его материальной базы, увеличении количества террористических организаций, росте их численности, улучшении уровня подготовки террористов.

Деструктивная деятельность этого своего рода «террористического интернационала» затрагивает не только национальную безопасность России, но и создает серьезную угрозу международной безопасности в целом.

Об этом свидетельствуют многие факты, но особенно красноречивы результаты взрывов в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 года; захват заложников в московском Театральном центре на Дубровке в 2002-м г.; объединенные в одну цепь взрывы 11 марта 2004 года в пригородных поездах в центре Мадрида;

захват школы в Беслане 1 сентября 2004 года; взрыв в городе Мумбаи в ноябре 2008 г., взрывы в московском метро в марте 2010 г. К глубокому сожалению, данный список пополнился совсем недавно, когда 7 сентября 2011 г. в Дели в результате очередного теракта перед зданием Верховного суда погибли десять человек, а 47 человек были ранены.

По данным Национального антитеррористического центра США, только в г. по всему миру было совершено свыше 11,500 террористических атак в странах, в которых пострадали приблизительно 50,000 человек, включая около 13,200 случаев гибели людей. Больше того, число атак выросло в 2010 г. по сравнению с 2009 г. почти на 5 процентов. А наибольшее число атак – 8,960 – произошло в регионах Ближнего Востока и Южной Азии3.

При этом война, объявленная международному терроризму практически всем международным сообществом, ощутимых результатов пока не приносит. На двух основных фронтах этой войны – в Ираке и в Афганистане – число террористических атак в 2010 г. по сравнению с 2009 г. лишь выросло, в общей сложности унеся жизни свыше 6,500 человек4.

Об этом же, в частности, говорилось и на недавних (июль 2011 г.) переговорах секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева с советником премьер-министра Индии по национальной безопасности Шив Шанкаром Меноном. Так, комментируя устранение Усамы бен Ладена, Патрушев тогда отметил, что "Мы вместе с индийским коллегой пока не фиксировали больших успехов в борьбе с угрозой международного терроризма, несмотря на проведение операции по уничтожению «террориста номер один». Это связано с тем, что «те вопросы, которые необходимо было решить в Афганистане, еще не решены». «Стабильности в Афганистане нет», а на границе Афганистана с Пакистаном «еще ведется подготовка террористов». «Уничтожение Усамы бен Ладена на территории Пакистана это подтвердило»5.

В то же время, согласно результатам ежегодного исследования Terrorism Risk Index (TRI), опубликованного американской компанией Maplecroft в начале августа 2011 г. и посвященного степени террористической угрозы в разных странах мира, Россия попала в список 20 стран, где угроза терактов является чрезвычайно высокой. Так, в списке из 197 стран она заняла 14-е место, оказавшись опаснее, в частности, Судана (15), Ирана (16), Индии (18), Нигерии (19) и Израиля (20). При составлении доклада учитывались данные о терактах, произошедших за 12 месяцев до 1 апреля 2011 года6.

В качестве дополнительного подтверждения приведенной выше информации можно привести данные, озвученные в июле 2011 года главой ФСБ Александром Бортниковым: за первые полгода в России было совершено "преступлений террористической направленности", из них 110 в Дагестане. За такой же период в 2010 году в России было совершено около 400 терактов. А с начала 2011 года удалось предотвратить 31 теракт7.

Но, к сожалению, предотвращать теракты получается далеко не всегда. Так, российские спецслужбы действовали недостаточно эффективно в январе 2011 г., когда произошел крупный теракт в аэропорту Домодедово. Это заставило руководство страны снова заявить, что «терроризм остаётся главной угрозой безопасности России»8.

В частности, как зафиксировано в Стратегии национальной безопасности России до 2020 г., «деятельность международных террористических и экстремистских организаций по переброске на российскую территорию своих эмиссаров, средств террора и организации диверсий, а также активизация трансграничных преступных групп по незаконному перемещению через государственную границу Российской Федерации наркотических средств, психотропных веществ, товаров и грузов, водных биологических ресурсов, других материальных и культурных ценностей, организации каналов незаконной миграции» представляет угрозу безопасности России в пограничной сфере. Военная доктрина России, утвержденная в феврале 2010 г., относит «распространение международного терроризма» к числу «основных внешних военных опасностей». В то время как «участие в борьбе с международным терроризмом» относится к числу «задач Российской Федерации по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов»10.



Что же до Концепции внешней политики, утвержденной в 2008 г. президентом Д.Медведевым, то она дает, пожалуй, наиболее полное представление, по сравнению с двумя предыдущими документами, о современных подходах России к проблеме международного терроризма. В частности, в ней записано, что Россия «рассматривает как важнейшую национальную и внешнеполитическую задачу борьбу с международным терроризмом, исходя из необходимости системного и комплексного использования политико-правовых, информационно-пропагандистских, социально-экономических и специальных мер с упором на превентивную составляющую такого противодействия;

выступает за разработку дальнейших мер по сплочению глобальной антитеррористической коалиции под эгидой ООН с участием региональных организаций, без двойных стандартов и на основе универсальных антитеррористических конвенций и решений Совета Безопасности ООН… В соответствии с международным правом и своим законодательством Россия будет применять все необходимые меры по отражению и предотвращению террористических нападений на нее и ее граждан, по их защите от террористических актов, по недопущению на своей территории деятельности, имеющей целью организацию подобных актов против граждан и интересов других стран, по непредоставлению убежища и трибуны террористам и подстрекателям к террору». 2. Российский вклад в международно-правовое обеспечение борьбы с терроризмом Россия занимает традиционно активную позицию в области противодействия терроризму и является инициатором ряда предложений и международных документов, касающихся взаимодействия государств в данной сфере. Так, российские дипломаты принимали участие в выработке таких документов как Глобальная контртеррористическая стратегия ООН, принятая в 2006 году.

Кроме того, Россия вошла в число первоначальных участников Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма12.

Россия продвигает и ряд новых инициатив по борьбе с международным терроризмом, в первую очередь, касающихся усиления координирующей роли ООН и призыва к унификации антитеррористического законодательства стран мира. По-прежнему сохраняют актуальность вопросы устранения пробелов международно-правовой базы антитеррора и борьбы с другими связанными с терроризмом новыми вызовами и угрозами.

В этой связи Россия призывает обеспечить четкую работу такого правового принципа, как «либо выдай, либо суди», закрыть различные правовые лазейки и «тихие гавани» для террористов, в том числе прикрывающихся статусом беженца, исключить другие возможности уходить от ответственности. Россия предлагает разработать универсальную конвенцию по вопросам выдачи и взаимной правовой помощи, в которой был бы и антитеррористический компонент13.

Россия предпринимает энергичные меры по реализации своей международной инициативы укрепления антитеррористического партнерства государств и бизнеса, направленной на налаживание скоординированного и эффективного сотрудничества в борьбе с терроризмом между государственными и частными структурами, которые рассматриваются в России естественными союзниками в деле отражения террористических угроз.

Инициатива была выдвинута под эгидой председательства России в «Группе восьми» в 2006 году и поддержана партнерами по «восьмерке».

Соответствующие позиции закреплены в главных антитеррористических документах саммитов «Группы восьми» в Санкт-Петербурге и Хайлигендамме.

«Восьмеркой» было принято решение выработать главный политический документ инициативы – международную Стратегию партнерства государств и бизнеса в противодействии терроризму, которая была затем представлена мировому бизнес-сообществу и в итоге принята в ноябре 2006 года на московском Глобальном форуме, собравшем более 500 представителей государственных структур и частных компаний.

Стратегией предусматривается создание государственно-частных международных рабочих групп по конкретным проектам сотрудничества государств и бизнеса. На настоящем этапе развития инициативы ее главным содержанием является выработка и продвижение заинтересованными государственными и негосударственными структурами конкретных проектов противодействия терроризму, в основном через препятствование его финансированию. Стратегия заложила добротные политические и организационные основы для диалога и сотрудничества правительств и делового мира в отражении террористических угроз.

По совместному российско-американскому предложению в 2007 г. инициатива государственно-частного антитеррористического партнерства была выведена на общеевропейскую площадку ОБСЕ, а к числу участников партнерства были добавлены институты гражданского общества. В результате были приняты соответствующие основополагающие решения на уровне министров иностранных дел стран-членов ОБСЕ, проведены масштабные конференции по тематике партнерства (в мае 2007 года и сентябре 2008 года в Вене).

Еще одной инициативой Москвы в данной области было предложение разработать универсальную международную конвенцию по борьбе с киберпреступностью как одним из элементов глобальной террористической сети и средством обеспечения ее функционирования14.

Россия продвигает новые инициативы по борьбе с терроризмом и в рамках региональных организаций, таких как ШОС и ОДКБ.

В рамках ШОС были приняты следующие документы, определяющие сотрудничество государств в указанной области: Шанхайская Конвенция по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года, Концепция сотрудничества государств - членов Шанхайской организации сотрудничества в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от июля 2005 года, Конвенция ШОС против терроризма от 16 июня 2009 года. Все эти документы призваны способствовать расширению институционального сотрудничества государств-участников ШОС через определение основных направлений совершенствования их национальных законодательств в области предотвращения и противодействия терроризму. Кроме того, в 2001 году была создана региональная антитеррористическая структура ШОС (РАТС ШОС).

В рамках ОДКБ также проводится активная антитеррористическая политика.

При СМИД ОДКБ с 2006 г. действует Рабочая группа по Афганистану. При Комитете секретарей советов безопасности ОДКБ функционируют рабочие группы по вопросам борьбы с терроризмом и противодействия незаконной миграции, информационной политики и безопасности. С 2004 года проводятся военные учения, в том числе с отработкой антитеррористических задач.

Отрабатывается взаимодействие в предотвращении и ликвидации последствий террористических актов на стратегически важных объектах, таких как АЭС, объекты ТЭК, транспорта. Кроме того, принят План коллективных действий государств-членов ОДКБ по реализации Глобальной контртеррористической стратегии ООН на 2008-2012 годы15.

В прошедшее десятилетие и до настоящего момента основным препятствием на пути международных усилий по борьбе с терроризмом является отсутствие единства в подходах к определению источников террористической угрозы и согласия по поводу мер противодействия им. Инициативы России по совершенствованию и расширению международно-правового режима в области борьбы с терроризмом способствуют формированию такого единства и укреплению координирующей роли ООН как универсальной международной платформы сотрудничества по важнейшим вопросам современного мироустройства.

3. Деятельность России по противодействию кибертерроризму и перспективы сотрудничества с Индией в данной области Высокотехнологичный терроризм, прежде всего кибертерроризм, станет, по оценкам ПИР-Центра, чуть ли не самым чувствительным бичом для ряда государств в ближайшие годы.

На данный момент проблематика противодействия кибертерроризму еще не нашла полного отражения в доктринальных документах РФ. Кибертерроризм не упоминается напрямую ни в Концепции внешней политики Российской Федерации от 28 июня 2000 г., ни в Военной доктрине РФ от 5 февраля года. В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до года от 12 мая 2009 г. «совершенствование форм противоправной деятельности в кибернетической и биологической областях, в сфере высоких технологий»

лишь отмечается в качестве перспективной угрозы, не сопровождаясь какойлибо конкретикой в части мер противодействия.

На национальном уровне противодействие кибертерроризму в России регулируется отдельными правовыми актами, не составляющими целостной политико-правовой концепции. 12 мая 2004 г. был подписан Указ Президента России «О мерах по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации в сфере международного информационного обмена» № 611. Указ запрещает госорганам использовать интернет без средств защиты и регламентирует ответственность спецслужб за обеспечение безопасного использования Всемирной Сети. По словам пресс-службы Президента РФ, Указ направлен прежде всего на обеспечение защиты сетевых ресурсов госорганов РФ от внешних угроз несанкционированного воздействия. Россия также не является участником наиболее известного и комплексного международно-правового акта, регулирующего вопросы противодействия кибертерроризму на наднациональном уровне - Конвенции Совета Европы «О киберпреступности», подписанной 23 ноября 2001 г. в Будапеште. Несмотря на то, что Конвенция носит открытый характер, РФ, в отличие от 43 государствчленов Совета Европы и 15 других стран, в конечном счете отказалась присоединиться к ней. Распоряжение Президента РФ от 15 ноября 2005 г. «О подписании Конвенции о киберпреступности» санкционировало присоединение РФ к Конвенции, однако на условиях пересмотра положений статьи Конвенции №32, пункта b.17 Пункт, вызывающий у российской стороны принципиальное несогласие, предполагает санкционированный доступ уполномоченных органов одного государства-участника к компьютерным данным, хранящимся на территории другого государства, без предварительного получения согласия последнего.

22 марта 2008 г. вступило в силу распоряжение президента РФ, в соответствии с которым распоряжение «О подписании Конвенции о киберпреступности» от ноября 2005 года признано утратившим силу. С тех пор Россия не проявляла интереса к конвенции Совета Европы, сосредоточившись на продвижении собственных инициатив в области противодействия кибертерроризму. Как заявил в ноябре 2010 г. сотрудник Росфинмониторинга Павел Ливадный, «РФ продвигает подход, предусматривающий разработку глобальной конвенции по борьбе с преступлениями в информационной сфере». Значительное внимание в последние три-четыре года РФ уделяет продвижению проблематики кибертерроризма (и киберпреступности в целом) через каналы ООН. Инициатива и предложение РФ лежали в основе решения Комиссии ООН по противодействию преступности и уголовному правосудию об учреждении открытой межправительственной группы экспертов для всеобъемлющего изучения проблем киберпреступности, принятому в мае 2010 г. Одной из приоритетных целей деятельности группы является выработка и формирование предложений по совершенствованию международно-правового измерения борьбы с киберпреступностью и кибертерроризмом.19 На 65-й сессии Генеральной ассамблеи в июле 2010 г. был представлен доклад Генеральному секретарю ООН по вопросам информационной безопасности. Документ подготовила группа правительственных экспертов из 15 стран (включая Индию), которую возглавлял замдиректора ДНВ МИД России Андрей Крутских. Единогласно принятый Генассамблеей ООН доклад, который заостряет внимание на необходимости выработки общих подходов в отражении киберугроз и борьбе с киберпреступностью (а также кибертерроризмом), стал прорывом после малорезультативной работы группы с момента ее основания в 2005 г.

Россия также активно вовлечена в развитие тематики противодействия кибертерроризму по линии ШОС и ОДКБ. В ходе неформального саммита ОДКБ в Астане генеральный секретарь Организации Николай Бордюжа заявил о том, что к декабрю 2011 г. ОДКБ планирует разработать системный подход по противодействию угрозе кибертерроризма, назвав работу по информационному противодействию одним из приоритетов Организации.20 В рамках ШОС тема противодействия кибертерроризму утверждается в качестве одного из ключевых приоритетов, во многом с подачи РФ. 2 июня 2011 г. вступило в силу межправительственное соглашение государств-членов ШОС о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности, которое было подписано 16 июня 2009 г. в Екатеринбурге. Соглашение углубляет и развивает положения антитеррористической концепции, которая была утверждена 5 июля 2005 г. и в которой борьба с кибертерроризмом рассматривается в качестве одного из основных направлений сотрудничества государств-членов ШОС. В рамках формата БРИКС проблематика кибертерроризма не входит в первоочередную повестку, однако Россия в определенной мере пытается использовать эту площадку для продвижения собственных инициатив в сфере борьбы с киберпреступностью и кибертерроризмом. В 2009-2011 гг. РФ лоббировала по линии БРИКС (прежде всего ЮАР и КНР) инициативу создания альтернативного международно-правового документа, регулирующего вопросы противодействия киберпреступности и кибертерроризму. Однако на 2011 г.

данная инициатива так и не получила развития, в основном из-за отсутствия поддержки в рядах самой БРИКС22. Тем не менее, в настоящее время тема кибертерроризма все активнее педалируется в рамках БРИКС, пусть и на декларативном уровне. В итоговой декларации саммита БРИКС от 14 апреля 2011 г. в пункте о противодействии терроризму говорится о приверженности сторон «сотрудничеству в укреплении международной информационной безопасности» и необходимости «уделить особое внимание борьбе с киберпреступностью». Одной из новых точек соприкосновения РФ и Индии в области противодействия кибертерроризму является деятельность Международного исследовательского консорциума информационной безопасности (МИКИБ). Консорциум создан в апреле 2010 г. в Гармиш-Партенкирхене, ФРГ при участии ряда университетов, общественных организаций и частных компаний из России, Индии, Германии, Китая, США и ряда других стран. В декабре 2010 г. в консорциум была принята Организация оборонных исследований Министерства обороны Индии24. Задачи консорциума включают проведение исследований и конференций по теме киберпреступности и доведение их итогов до широкой общественности и лиц, принимающих решения.

Проекты и перспективы сотрудничества РФ и Индии обсуждались еще в начале 2000-х гг. В 2004 г. было объявлено о планах по налаживанию взаимодействия между индийской Командой экстренного компьютерного реагирования (Cyber Emergency Response Team) и российскими структурами в области совместной борьбы с киберпреступностью во всех ее аспектах, включая и кибертерроризм.

Тематика совместного предотвращения киберугроз также упоминалась во время официального визита в Индию Владимира Путина 25-26 января 2007 г., однако до настоящего времени никакие конкретные проекты не были воплощены в жизнь. В результате, РФ пока отстает от других государств (Южная Корея, США) в развитии сотрудничества с Индией в сфере борьбы с кибертерроризмом и обеспечения кибербезопасности в целом.

4. Опасность ОМУ-терроризма Терроризм ищет новые, все более жестокие и масштабные способы устрашения.

Террористы и прежде не раз уже делали попытки “нащупать” пути к оружию массового уничтожения (ОМУ) – ядерному, химическому, биологическому, а также радиологическому, пытались овладеть им или их изготовить, проникнуть на ядерные объекты, применить сильнодействующие токсические средства, совершить диверсии против действующих и строящихся атомных установок и АЭС.

Для нас в России важно поместить эту угрозу в реальный контекст, протестировать имеющиеся сведения, убедиться, когда речь идет о фактах, а когда – о спекуляциях и передержках. Чуть ли не всю первую половину 1990-х годов мировое общественное мнение будоражили слухи о хищениях и нелегальных коммерческих сделках с расщепляющимися материалами, их тайной переправке за рубеж, якобы с террористическими целями… но сегодня мы знаем, что, за самыми редкими исключениями, все это было ничем не обоснованные и умышлено раздувавшиеся слухи, проще говоря – дезинформационная кампания, направленная прежде всего против России, а также ее соседей и союзников по СНГ и ОДКБ.

С другой стороны, основная проблема ОМУ-терроризма – прежде всего, ядерного терроризма – заключается в том, что, даже при минимальной вероятности доступа современных международных террористических организаций к компонентам ОМУ, последствия этого доступа могут стать катастрофическими: применительно к биологическому и химическому оружию – в региональном масштабе; а применительно к ядерному – при наихудшем сценарии и в глобальном.

Именно Россия на себе испытала, что такое опасность ОМУ-терроризма. В период двух «чеченских войн» на Северном Кавказе, с 1994 по 2000 гг., имели место неоднократные попытки террористов получить несанкционированный доступ к компонентам ОМУ, включая работу над собственным биологическим оружием в Панкисском ущелье, которое находилось под контролем Грузии, а также подготовка ими захвата ядерно опасных объектов. По оценкам ПИРЦентра, имело место не менее двух десятков таких инцидентов и попыток. В результате, сколько бы ни говорили эксперты о том, что сегодня риск ОМУтерроризма не становится выше, 83,4% россиян, согласно всероссийскому опросу, проведенному ПИР-Центром, опасаются, что ОМУ может оказаться в руках международных террористов и быть применено против российских граждан25.

Для противодействия ядерному терроризму, по мнению России, «особое значение имеет совершенствование учета и контроля за ядерными материалами, обеспечение физической безопасности атомных установок, укрепление потенциала реагирования на террористические атаки с применением ядерных материалов»26. Россия подтверждает, что все ядерные материалы на ее территории обеспечиваются надежной защитой, поэтому уязвимых ядерных материалов или установок на ее территории нет27.

Осознавая серьезность угроз, исходящих от ОМУ-терроризма и ядерного терроризма, Россия участвует в ряде международных конвенций и инициатив.

15 июля 2006 г. было обнародовано совместное российско-американское заявление по Глобальной инициативе по борьбе с ядерным терроризмом (ГИБАЯТ). Россия и США договорились содействовать развитию сотрудничества по противодействию ядерному терроризму28. В 2011 г. встреча государств-участников и официальных наблюдателей ГИБАЯТ в г. Тэджон ознаменовала пятилетие Инициативы. В настоящее время ее участниками являются 82 государства (в том числе Индия), а также 4 официальных наблюдателя (МАГАТЭ, ЕС, Интерпол, Управление ООН по наркотикам и преступности). В число приоритетных направлений их работы входят обнаружение ядерных материалов, ядерная криминалистика и ситуационное реагирование и преодоление последствий29. Российская сторона особо отмечает, что «решить глобальные проблемы (связанные с угрозой ядерного терроризма), можно только скоординированными действиями, от эффективности которых во многом зависит стабильность и безопасность на планете»30.

Сегодня, по нашим оценкам, самая высокая угроза ядерного и иного ОМУтерроризма исходит из регионов Южной, Центральной Азии и Ближнего Востока, вплотную прилегающих к границам России и ее союзников по ОДКБ.

Прежде всего речь идет о Пакистане.

Мы не уверены, что ядерное оружие, оружейные ядерные материалы в Пакистане находятся под гарантированно надежным контролем. Исторически, Именно Пакистан имеет наихудший послужной список в ядерном распространении, из-за сети, организованной А.К. Ханом при молчаливом согласии пакистанских спецслужб и руководства. Географически, Пакистан находится посередине очага международного террористического движения, как раз там, где интерес к наиболее масштабным, беспрецедентным террористическим актам особенно высок. Политически, Пакистан балансирует на грани распада: это еще не failed state, но уже в значительной степени failing state. Мы обсуждаем нашу обеспокоенность с американскими коллегами, в том числе с представителями администрации Б.Обамы и членами Конгресса США.

По нашей оценке, ядерная угроза миру сегодня исходит прежде всего из Пакистана. Другие угрозы и проблемы (КНДР, Израиль, Иран) должны ставиться уже в следующую очередь. Но ведь это замечаем не только мы. Это замечают и руководители наиболее амбициозных террористических организаций.

На международной арене Россия выступила одним из инициаторов принятия резолюции 1540 Совета Безопасности ООН. В 2005 г. Россия инициировала принятие Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма, ратифицировав ее в октябре 2006 г. В 2006 г. в России был создан Национальный антитеррористический комитет, в число задач которого входит координация действий, направленных на предотвращение ОМУ терроризма и ядерного терроризма. Россия участвовала в разработке и приняла Конвенцию о физической защите ядерного материала. Также Россия принимала активное участие в подготовке Поправки к данной конвенции, и 30 июля 2008 г.

ратифицировала ее. Начиная с 2010 г. Россия приняла решение о выделении добровольного взноса в Фонд физической ядерной безопасности МАГАТЭ, что будет способствовать дальнейшему укреплению режима физической ядерной безопасности.

Еще одним примером участие России в работе по противодействию финансированию терроризма, стал совместный проект России, США и Канады по созданию в России Центра противодействия ядерному терроризму31, цели и задачи которого были закреплены в совместном меморандуме в январе 2011 г.

Центр будет принадлежать Министерству обороны России, базироваться в Абрамово (Московская обл.). Задачей Центра будет обеспечение безопасности ядерных объектов на территории России. В частности, на территории объекта будут проводиться учения, связанные с отработкой отражение террористической атаки во время охраны и перевозки ядерных и радиоактивных материалов. Подразделения МО РФ смогут отрабатывать различные сценарии нападения террористов на ядерные объекты и транспорт с ядерными материалами32.

В августе 2011 г. на военной базе Кэмп-Гернси в штате Вайоминг прошли совместные российско-американские учения по ядерной безопасности, под кодовым названием «Пурпурный всадник». Учения были направлены на отработку мер безопасной транспортировки ядерных боезарядов, а также отражения террористической атаки при перевозке ядерных боеголовок33.

В качестве следующих шагов в области борьбы с ОМУ-терроризмом, по мнению России, следует активнее использовать новые нераспространенческие механизмы – прежде всего резолюцию Совета Безопасности ООН 1540 по нераспространению ОМУ и глобальную Инициативу по борьбе с актами ядерного терроризма34.

5. Противодействие финансированию терроризма Бесспорно, что количество и тяжесть актов международного терроризма зависят от финансирования, к которому террористы могут получить доступ. В условиях, когда происходит реальное сращивание терроризма с организованной преступностью, когда для достижения своих целей террористы ставят на поток такие виды преступной деятельности, как продажа наркотиков, торговля оружием, работорговля, отмывание денег и т.д., борьба с финансированием терроризма приобретает особую важность. Так, по оценкам экспертов Международного валютного фонда, объем ежегодно отмываемых денег составляет 2-5% мирового ВВП. В докризисном 2007 г. по всему миру было отмыто $1,45-3,62 трлн.35 Значительная часть этих средств используется для финансирования терроризма.

В настоящее время нет организации или группы, которая занималась бы исключительно борьбой с финансированием терроризма. Как правило, совмещается несколько задач. Так, в задачи ФАТФ, Группы Эгмонт, Форума финансовой стабильности входит борьба не только с финансированием терроризма, но и с отмыванием денег. Другие организации, такие как МВФ, Всемирный Банк, Вольфсбергская Группа, Организация азиатскотихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) принимают лишь опосредованное участие в борьбе в финансированием терроризма, хотя основными для них являются банковская деятельность и экономическое сотрудничество. К третьей группе организаций, связанных с борьбой с финансированием терроризма, относятся Интерпол, комиссии ООН по борьбе с преступностью и другие организации с общеуголовной направленностью.

В число основных источников международного права в сфере противодействия финансированию терроризма входят:

• Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1988) • Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности (2000) • Конвенция ООН о борьбе с финансированием терроризма (1999) • Конвенция ООН против коррупции (2003) • Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (1990) • Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма (2005) • Резолюции СБ ООН (ключевая из них – резолюция №1373, посвященная борьбе с финансированием терроризма) • 40+9 Рекомендаций ФАТФ На международном уровне Россия является членом Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) (Индия входит в число членов ФАТФ). Также Россия является членом, председателем и одним из главных спонсоров Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ) (Индия входит в число членов ЕАГ). Используя структуру ЕАГ, Россия оказывает ее членам содействие и техническую помощь в улучшении законодательной и нормативно-правовой базы, а также в улучшении оперативных возможностей по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. Так, в 2005 г. в Москве по распоряжению Правительства России был создании Международный учебно-методический центр финансового мониторинга, основной функцией которого стало оказание технического содействия государствам-членам ЕАГ.

Россия также участвует в борьбе с незаконным оборотом средств через свое членство в Группе восьми и Совете Европы. В Совете Европы Россия является членом региональной группы по типу ФАТФ – Комитета экспертов Совета Европы по оценке мер с отмыванием денег «МАНИВЭЛ».

В 1995 г. в Брюсселе была создана неофициальная организация подразделений финансовой разведки мира, получившее название группы «Эгмонт». Целью группы стало укрепление сотрудничества и обмена информацией, которая могла бы быть полезной для выявления и пресечения финансовых потоков, направленных на финансирование терроризма. На сегодняшний день группа «Эгмонт» насчитывает 120 членов, в число которых входит Россия (Индия также входит в число участников)36.

На внутригосударственном уровне в России установлен порядок, согласно которому банки должны сообщать о подозрительных денежных операциях в Федеральную службу по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) – финансовой разведке, которая подчиняется непосредственно премьер-министру.

23 июля 2010 г. в России были приняты поправки к закону «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»37. Эти поправки основаны на рекомендациях ФАТФ и нацелены на расширение юрисдикции действующего законодательства. Дочерние компании, представительства, а также филиалы российских компаний, находящихся за пределами России, отныне должны соответствовать правилам федерального закона о противодействии отмывания денег и финансированию терроризма38.

Однако на эти бюрократические и международно-правовые усилия, в целом эффективные и верные, международный террористический «интернационал»

отвечает дерзко и весьма творчески. Да, террористам в целом становится труднее осуществлять безналичные переводы для финансирования своей деятельности, и контроль за наличным оборотом в мире за последние 10 лет стал заметно серьезнее. Однако, несмотря на все усилия ФАТФ, террористам, часто во «взаимовыгодном партнерстве» с организованными преступными сообществами, удается находить и использовать «черные дыры» на финансовой карте мира. Возрастающий интерес будут проявлять террористы и к получению доступа к финансовой информации граждан наиболее богатых стран мира, с целью манипуляций, прежде всего в киберпространстве: эта тенденция в новом свете ставит вопрос о защищенности данных, передаваемых зарубежными, прежде всего американскими, кредитными организациями, в частности, через колл-центры в Индии.

6. Региональные вызовы: области и возможности сотрудничества Учитывая серьезный характер террористической угрозы, сегодня одним из важных направлений сотрудничества России и Индии является борьба с международным терроризмом. Для России и Индии международный терроризм никогда не был абстрактным теоретическим понятием. Задолго до трагических событий 11 сентября 2001 г. наши страны стремились привлечь внимание к этой проблеме, указывали на интернациональный характер террористической угрозы.

Еще в 1994 г. Россия и Индия приняли Московскую декларацию о защите интересов многонациональных государств, которая стала методологической базой взаимодействия двух стран в том числе и в сфере предотвращения трансграничного терроризма39. Москва и Дели постоянны в своих оценках трансграничного терроризма: будь то борьба с бандформированиями в Чечне или в районе индийского штата Джамму и Кашмир, терроризм и наркотики, исходящие из Афганистана и грозящие потенциальной дестабилизацией государствам Центральной Азии и южным рубежам России, в частности на Северном Кавказе.

Основные принципы российско-индийского взаимодействия в антитеррористической сфере отражены в Московской декларации о международном терроризме от 6 ноября 2001 г. Россия и Индия исходят из того, что центральная роль в борьбе с террористической угрозой должна принадлежать Организации Объединенных Наций. Россия и Индия выступают за принятие на основе принципов и норм международного права, в первую очередь Устава ООН, решительных мер против террористов и тех государств, которые их поддерживают, укрывают, финансируют, подстрекают, ведут подготовку или каким-либо образом содействуют террористам. В то же время отмечается опасность и контрпродуктивность упрощенческого подхода к проблеме терроризма, попыток отождествлять его с отдельными этническими группами или религиозными конфессиями40.

Особая роль в этом контексте принадлежит созданной в 2003 году Совместной российско-индийской рабочей группе по противодействию международному терроризму41. В ходе ее заседаний достигнуты договоренности по таким актуальным для наших стран вопросам, как пресечение трансграничного терроризма, финансирования террористической деятельности, кибертерроризма, незаконного оборота наркотиков и защита критической инфраструктуры, которые последовательно реализуются. Последнее заседание группы состоялось в ноябре 2010 года в Москве. С октября 2005 г. проводятся совместные российско-индийские контртеррористические военные учения.

7 декабря 2009 г. Россия и Индия приняли совместную декларацию, определив в ней, какой, по их мнению, должна быть международная безопасность и что ей угрожает. Документ признает, что одной из главных угроз остается терроризм.

Президент России тогда заявил о необходимости «всячески укреплять международную базу антитеррористического сотрудничества», сказав, что «работа над всеобъемлющей антитеррористической конвенцией является одним из важнейших приоритетов нашей кооперации с Индией. Россия и Индия должны оказывать друг другу и вполне конкретную помощь. В данном случае имеется в виду использование различных антитеррористических технологий, помощь по линии разведывательного сообщества. Россия и Индия должны самым внимательным образом отслеживать то, что происходит на наших границах»42.

Россия и Индия способствуют ликвидации опасного очага нестабильности в Афганистане. Между странами ведется постоянный доверительный диалог по афганской проблематике. Важная роль в нем принадлежит созданной в 2000 г.

российско-индийской Рабочей группе по Афганистану. Взгляды на постконфликтное обустройство этой страны в основном совпадают. Серьезную тревогу вызывает информация о росте производства наркотиков на территории Афганистана. Хорошо известно, что доходы от нелегального оборота наркотиков составляют один из основных источников подпитки внутреннего конфликта в этой стране, а также международных террористических организаций43.

На уже упоминавшихся переговорах секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева с советником премьер-министра Индии по национальной безопасности Шив Шанкаром Меноном, состоявшихся в июле 2010 г., одной из центральных тем была как раз борьба с наркотрафиком в Афганистане.

«Наркотрафик представляет серьезную угрозу для стран близлежащего региона и прежде всего для России и Индии, поэтому необходимо более активно бороться с этой проблемой». При этом «бесполезно бороться с наркотрафиком силовыми методами». «Успеха не будет, пока в Афганистане не будет социально- экономического прогресса». Индия и Россия разделяют такой подход и оказывают Афганистану соответствующую поддержку. Другой формат для совместного участия России и Индии в решении проблемы Афганистана может представлять собой так называемый формат «четвёрки»

Афганистан–Пакистан–Россия–Таджикистан, созданный в 2009 году по инициативе Президента Таджикистана Эмомали Рахмона. На саммите «четвёрки» в августе 2010 г. было решено запустить механизм четырёхсторонних межведомственных консультаций по трём секторам: в том числе с участием антинаркотических ведомств стран-участниц. Россия рассматривает этот формат прежде всего как элемент сотрудничества в рамках ШОС – с возможным подключением к нему и других важных региональных сил, одной из которых, несомненно, является Индия45.

Важным вопросом, затрагивающим интересы безопасности России и Индии, остаётся проблема терроризма в Центральной Азии. Среди наиболее активно действующих террористических групп можно назвать две - «Исламское движение Туркестана» и «Партию Исламского Освобождения», оперирующие в Казахстане, Киргизии, России, Таджикистане, Узбекистане, Пакистане, Индии и ряде других стран.

Зона распространения влияния этих организаций - почти вся Центральная Азия.

Сильна связь данных группировок с Афганистаном. Партия Исламского освобождения и Исламское движение Туркестана именно такие экстремистские организации, деятельность которых, наряду с "Аль-Каидой" и движением "Талибан", наносит угрозу национальной безопасности всех государств - членов ШОС, и не случайно на данный момент они запрещена в 4 государствах-членах ШОС (Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан)46. Что касается Узбекистана, то специального решения о запрете организации в Узбекистане нет, но с 1999 года все выявленные члены партии привлекаются к уголовной ответственности (их обвиняют, как правило, в посягательстве на конституционный строй и участии в запрещенной организации)47.

По нашим оценкам, в ближайшие годы Центральная Азия будет еще более, чем ранее, уязвима для проникновения международных террористов под исламскими знаменами. Юг Кыргызстана, прежде всего его Баткенская область, уже по сути оказались вне зоны контроля нынешнего кыргызского руководства.

Террористы уютно чувствуют себя там, грамотно используя вопиющую бедность населения как питательную почву для своих планов. Кыргызстан, за демократическим фасадом, рассыпается по племенному признаку, превращаясь в государство на грани распада. Устойчивость куда более населенного и потенциально куда более «взрывного» Узбекистана гарантируется не столько объективными условиями, сколько жестко авторитарным стилем президента Каримова и во многом «завязана» на продолжительность его личного правления.

Мы приветствуем тот факт, что Индия стремится к сотрудничеству с Россией в деле разработки эффективных стратегий борьбы с терроризмом на основе координации деятельности спецслужб и работы систем сбора информации 48, прежде всего применительно к Пакистану, но считаем важным расширить ареал нашего сотрудничества в этой области другими государствами, как и Пакистан, рискующими сползти к полураспаду.

Россия с пониманием относится к обеспокоенности Индии в связи с проникновением групп боевиков через линию контроля в штат Джамму и Кашмир. Россия разделяет мнение о необходимости выполнения Пакистаном взятых на себя обязательств по ликвидации террористической инфраструктуры на подконтрольной ему территории.

Об этом же говорил во время интервью российским журналистам в 2009 г.

премьер-министр Индии Манмохан Сингх: «Мы убеждены также, что, будучи великой державой, Россия может воздействовать на правительство Пакистана.

И, как мы надеемся, российское влияние будет использовано, чтобы убедить Пакистан, что стратегия применения терроризма как инструмента государственной политики контрпродуктивна и противоречит курсу на добрососедство. Со своей стороны, если будет положен конец использованию пакистанской территории террористами, мы видим огромные возможности для взаимодействия между нашими двумя странами в духе сотрудничества, в том числе для расширения торговли, взаимного перетока инвестиций и технологий»49.

Россия и Индия всегда выступали за широкое международное сотрудничество в борьбе с террористической угрозой. Они в числе первых активно поддержали создание международной антитеррористической коалиции. Именно глубокое убеждение в том, что борьба с терроризмом должна вестись в правовом поле, заставляет Россию и Индию испытывать серьезное беспокойство по поводу развития ситуации вокруг Ирака. Россия и Индия исходят из того, что иракский кризис необходимо урегулировать политико-дипломатическими средствами, на базе соответствующих решений Совета Безопасности ООН50.

Сегодня связи между террористами, действующими в Чечне, Афганистане, Кашмире, на Филиппинах и в других районах мира, стали общепризнанным фактом. Известно, что они проходили обучение в одних и тех же лагерях, используют сходную тактику и методы совершения преступлений. Достаточно вспомнить взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске, у законодательного собрания штата Джамму и Кашмир в Сринагаре, нападения на Парламент Индии и индуистский храм в индийском штате Гуджарат, захват чеченскими террористами заложников в Москве51.

Российско-индийское взаимодействие на антитеррористическом треке развивается и на международных площадках. Индия выступила в поддержку российского проекта Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма, вступившей в силу в июле 2007 года. В свою очередь Россия всячески способствует продвижению инициированной Индией Всеобъемлющей конвенции по международному терроризму52.

Меньше двух недель назад, 3 сентября, Россия в очередной раз почтила память жертв террористических актов. В этот день Россия отдает дань памяти тысячам соотечественников, погибшим от рук террористов в Беслане, в театральном центре на Дубровке, в Буденновске, Первомайском, при взрыве жилых домов и на станциях метро в Москве, Буйнакске и Волгодонске, в сотнях других террористических актов. Хотелось бы, чтобы в следующем году нам не пришлось вспоминать новых жертв. Способствовать этому могла бы эффективная борьба с терроризмом, ведущаяся на многосторонней основе в рамках существующего и постоянно совершенствующегося международноправового поля. Кроме того, необходимо повсеместно учитывать, что вместе с развитием средств борьбы с терроризмом, всё более изощренными становятся сами средства осуществления террора, поэтому кооперация заинтересованных стран в сфере развития технологий борьбы с терроризмом также представляется весьма важной.

Подробнее о деятельности ПИР-Центра и его проектах можно узнать на сайте www.pircenter.org или по электронной почте Orlov@pircenter.org В подготовке материалов для доклада приняли участие научные сотрудники ПИР-Центра О.Демидов, А.Колбин, А.Сахаров и И.Трушкин, которым автор выражает признательность http://www.mipt.org/DesktopModules/MIPT_eDocuments/handlers/GetDocBinary.ashx?d=9915 (дата обращения:

07.09.2011) Ibid.

Индия и Россия пока не видят больших успехов в борьбе с терроризмом после уничтожения Усамы бен Ладена. 7 июля 2011 г. // http://novolitika.ru/news/ Newly formed South Sudan joins Somalia, Pakistan, Iraq and Afghanistan at top of Maplecroft terrorism ranking – attacks up 15% globally, August 3, 2011 // http://maplecroft.com/about/news/terrorism_index_2011.html (дата обращения 07.09.2011) В рейтинге угрозы терактов Россия оказалась опаснее Судана, Ирана и Израиля, 4 августа 2011 г. // http://pravo.ru/interpravo/news/view/58632/ (дата обращения 07.09.2011) Терроризм остаётся главной угрозой безопасности России. Дмитрий Медведев выступил на расширенном заседании коллегии ФСБ. 25 января 2011 г. // http://kremlin.ru/news/10145 (дата обращения 07.09.2011) http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html (дата обращения: 07.09.2011) Военная доктрина Российской Федерации. Утверждена Указом Президента, 5 февраля 2010 г. // http://news.kremlin.ru/ref_notes/461 (дата обращения: 07.09.2011) Концепция внешней политики. Утверждена Указом Президента, 15 июля 2008 года // http://kremlin.ru/acts/ (дата обращения: 07.09.2011 г.) Сайт МИД РФ. О первой встрече первоначальных участников Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма. (01-11-2006). http://www.mid.ru/bdomp/nsdvbr.nsf/9fee8f48902e30b7c32575d90042c90b/432569d800226387c32572190043fa42!OpenDocument Чуркин В.И. Глобальные ответы на мутации терроризма, Время новостей, (4-10–2010) Россия призывает разработать конвенцию по борьбе с киберпреступностью. РиаНовости. (21-06-2010).

http://ria.ru/defense_safety/20100621/248831900.html Сайт МИД РФ. Организация Договора о Коллективной Безопасности. (справочный материал) (27-04-2011) http://www.mid.ru/bdomp/ns-rsng.nsf/3a813e35eb116963432569ee0048fdbe/6dc0cfab8620256c43256df600325656!

OpenDocument МИД РФ. Справка к Указу «О мерах по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации в сфере международного информационного обмена». 21 мая 2004 г. http://www.mid.ru/bdomp/nsosndoc.nsf/d06bd3f5303124fe432569fa003a70ff/432569fa003a249cc3256e9b002f0c6f!OpenDocument http://conventions.coe.int/Treaty/en/Treaties/html/185.htm Россия отказалась ратифицировать конвенцию СЕ о киберпреступности. 9 ноября 2010 г., газета «Взгляд».

http://www.vz.ru/news/2010/11/9/445958.html The New York Times. Step Taken to End Impasse Over Cybersecurity Talks. John Markoff, July 16, 2010.

http://www.nytimes.com/2010/07/17/world/17cyber.html ОДКБ готовится к активной борьбе с кибертерроризмом. Информационное агентство «Росбалт», 15/08/2011.

http://www.rosbalt.ru/main/2011/08/15/879601.html Официальный портал ШОС. Концепция сотрудничества государств – членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. http://www.ecrats.com/ru/normative_documents/ Источник: ПИР-Центр, дискуссия в ходе научной среды «Социальные сетевые сервисы в контексте международной и национальной безопасности», 26 июля 2011 г.

Декларация, принятая по итогам саммита БРИКС (г.Санья, о.Хайнань, Китай, 14 апреля 2011 года), 14 апреля 2011 года. Президент России. http://news.kremlin.ru/ref_notes/ Кибертерроризм приравняли к оружию массового поражения. Официальный портал ШОС. 12.11.2010, Станислав Максимов. http://infoshos.ru/ru/?idn= См.: ДНЯО-2010: как упрочить режим. Белая книга. ПИР-Центр, 2010, с.7.

Инициатива по борьбе с ядерным терроризмом за 5 лет существования превратилась в полноценное партнерство 82 стран, заявили Россия и США//ИТАР-ТАСС. 1 июля Меморандум Российской Федерации о физической ядерной безопасности. 13 апреля Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма (справочная информация). МИД РФ.

http://www.mid.ru/bdomp/ns-dvbr.nsf/9fee8f48902e30b7c32575d90042c90b/747be95f12a8517fc32577c000447412!

OpenDocument (дата последнего посещения 6 сентября 2011) Совместное заявление сопредседателей Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма по итогам пленарного заседания 2011 г. http://www.mid.ru/bdomp/nsdvbr.nsf/9fee8f48902e30b7c32575d90042c90b/c32577ca00173dc0c32578c00054ed2f!OpenDocument (дата последнего посещения 6 сентября 2011) Приветствие президента России участникам пленарного заседания Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма. 29.07.2010 http://www.kremlin.ru/news/8187 (дата последнего посещения 6 сентября 2011) Abramovo Counterterrorism Training Center Ядерные объекты пройдут перезагрузку. США и Канада создают в России Центр противодействия ядерным угрозам//Коммерсант. 19 января Россия и США проведут совмесные учения, сценарий – террористы похищают ядерную боеголовку//Газета.Ru.

26 июля Выступление президента России на саммите государств – членов СБ ООН по ядерному разоружению и нераспространению. 24.09.2009 http://www.kremlin.ru/transcripts/5566 (дата последнего посещения 6 сентября 2011) Евразийская группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма.

http://www.eurasiangroup.org/ru/additionally/guestbook.php Дата последнего посещения 7 сентября The Egmont Group of Financial Intelligence Units (FIUs). List of Members. http://www.egmontgroup.org/about/list-ofmembers Дата последнего посещения 7 сентября Федеральный закон Российской Федерации от 23 июля 2010 г. N 176-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" Country Reports on Terrorism 2010. Chapter 2. Country Reports: East Asia and Pacific Overview// U.S. Department of State. 2010. P. Нартов Н.А., Нартов В.Н. Геополитика, М: 2007 / Глава 13. Индия в мировой геополитической системе // http://gpb22.narod.ru/nartov/glava13.html (дата обращения: 07.09.2011) И.С.Иванов. Россия и Индия: вместе в борьбе с международным терроризмом.

Стратегическое партнерство в действии // http://www.mid.ru/bdomp/dip_vest.nsf/99b2ddc4f717c733c32567370042ee43/84ecf7e195221fbcc3256cd40042dd3a!

OpenDocument (дата обращения: 07.09.2011) С.В.Лавров. Россия и Индия. Десять лет стратегического партнерства. / Журнал Международная Жизнь декабря 2010 г. // http://interaffairs.ru/print.php?item=524 (дата обращения 07.09.2011) Россия и Индия дадут отпор терроризму, 7 декабря 2009 г. // http://www.ntv.ru/novosti/181617/ (дата обращения: 07.09.2011) http://www.mid.ru/bdomp/dip_vest.nsf/99b2ddc4f717c733c32567370042ee43/84ecf7e195221fbcc3256cd40042dd3a!

OpenDocument (дата обращения: 07.09.2011) Индия и Россия пока не видят больших успехов в борьбе с терроризмом после уничтожения Усамы бен Ладена. июля 2011 г. // http://novolitika.ru/news/43692 (дата обращения: 07.09.2011) Д.Медведев. Интервью газете «Таймc оф Индиа», 19 декабря 2010 г. // http://www.kremlin.ru/news/9849 (дата обращения 07.09.2011) Террористические организации. РАТС ШОС // http://www.ecrats.com/ru/terrorist_organizations/1686 (дата обращения: 9.09.2011) В Башкирии задержаны шестеро членов «Хизб ут-Тахрир» // http://www.fergananews.com/news.php?

id=16590 (дата обращения: 9.09.2011) Апараджита Бисвас, профессор, Мумбайский университет, Индия. Новая внешняя политика Индии:

БРИКС и Индия, БРИКС на африканском континенте / Журнал Международная Жизнь, 31 мая 2011 // http://interaffairs.ru/print.php?item=7683 (дата обращения: 07.09.2011) Индия - Россия: Состояние и перспективы сотрудничества, 4 декабря 2009 г. // http://www.nanonewsnet.ru/blog/nikst/indiya-rossiya-sostoyanie-perspektivy-sotrudnichestva (дата обращения 07.09.2011) http://www.mid.ru/bdomp/dip_vest.nsf/99b2ddc4f717c733c32567370042ee43/84ecf7e195221fbcc3256cd40042dd3a!

OpenDocument (дата обращения: 07.09.2011) Ibid.

Д.Медведев. Интервью газете «Таймc оф Индиа», 19 декабря 2010 г. // http://www.kremlin.ru/news/9849 (дата обращения 07.09.2011)



Похожие работы:

«План выставочно-ярмарочных мероприятий на территории Краснодарского края на 2011г. Выставочный центр КраснодарЭКСПО 18-20 февраля 2011 г. Кубанская усадьба 11-я специализированная выставка-ярмарка индустрии ландшафтного дизайна и загородного строительства, цветоводства, посадочного материала и семян, средств ухода за приусадебными и фермерскими хозяйствами Место проведения: г.Краснодар, выставочный центр КраснодарЭКСПО 2-5 марта 2011 г. Южный архитектурно-строительный форум 21-й международный...»

«Авторский материал: Радикальная экономия. http://www.bestreferat.ru/referat-95124.html Банк рефератов содержит более 90 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому. Поиск Меню Главная Рефераты Форум Найти Благодарности Jokes in English Всего работ: Женский журнал Разделы Рекомендуем Авиация...»








 
2014 www.av.disus.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты, Диссертации, Монографии, Программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.